Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Шоу Ирвин. Рассказы -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  - 126  - 127  - 128  - 129  - 130  - 131  - 132  - 133  - 134  - 135  -
136  - 137  - 138  - 139  - 140  - 141  - 142  - 143  - 144  - 145  - 146  - 147  -
енной, - сказал Виллард. - Это все новая служанка, - сказала Линда, - она помешалась на экономии, сколько ни говорю ей об этом - все без толку. Виллард остановил машину, Мартин прихватил свой чемодан с заднего сиденья, и они вышли. - Обрати внимание на эту изысканную архитектуру, - сказала Линда, когда они поднимались по ступенькам среди колонн, - призрак Древней Греции. - И все-таки ты сначала войди внутрь, - заметил Виллард, отворяя дверь и зажигая свет, - увидишь - игра стоит свеч. А что до участка, так для ребят это просто клад. - И еще одно очень важное преимущество, - добавила Линда, сбрасывая пальто на спинку кресла в прихожей, оклеенной бумажными обоями, - телевизор здесь ни одной станции толком не принимает. Они прошли в гостиную, Линда зажгла светильники, а Виллард налил всем виски, чтобы Мартину не скучно было продолжать восхищаться их домом. Гостиная была большая, просторная и славная, с разными картинками, в беспорядке развешанными по стенам, с ворохами книжек, журналов и разных полубесполезных мелочей, каждая из которых была чуть-чуть, а не на месте. Мартин оглядел комнату и улыбнулся: во всем чувствовался немножко безалаберный и веселый нрав сестры - в яркой окраске стен, в суматохе ваз, цветов и антикварных безделушек, в самом духе уютного беспорядка, который и сейчас царил в комнате, хотя был час ночи и весь вечер в комнате не было ни души. Линда сбросила туфли и, поджав ноги, пристроилась в уголке огромной тахты; двумя руками она держала стакан с виски и глядела на обоих мужчин; ее уже клонило ко сну, но она никак не хотела, чтобы этот вечер кончался. - Слушай, Мартин, серьезно: ты что, в самом деле не сможешь пожить у нас хотя бы недельку? - В понедельник я должен быть в Бостоне, - сказал Мартин, - оттуда в среду самолетом - в Париж. - Мальчишки будут выть от досады, - сказала Линда. - Впрочем, у тебя еще будет время передумать: в субботу и воскресенье мы приглашены на три вечеринки, и я надеюсь, что ты там кого-нибудь себе найдешь. - Какое счастье, что мне надо загодя быть в Бостоне, - рассмеялся Мартин. - Приду в себя до отлета. Линда поболтала виски в стакане. - Джон, - сказала она, - зачем откладывать, давай прочтем ему эту нотацию сразу. - Знаешь, поздно уже, Линда. - Виллард был слегка сконфужен. - Что это еще за нотация? - подозрительно спросил Мартин, заранее ощетиниваясь, как и положено младшему брату. - Ну, одним словом, когда от тебя пришла телеграмма, Линда и я, мы подсчитали... Слушай, после того, как ты кончил колледж, ты уходишь уже с третьего места - так ведь? - С четвертого, - сказал Мартин. - Сначала ты работал в Нью-Йорке. Потом в Чикаго, в Калифорнии. Теперь Европа. - Виллард говорил, исполняя свой долг родственника, друга, долг добропорядочного гражданина, проработавшего пятнадцать лет в той самой конторе, в которую он поступил. Закончив юридический колледж. - Ты уже не мальчик, хватит летать с места на место, это... - Ты слишком круто забираешь, - сказала Линда; она с беспокойством следила, как гаснет улыбка на лице Мартина, как он постукивает пальцами по стакану с виски, - прямо ректор Массачусетского технологического в актовый день или генерал Паттон перед войсками, - не надо так. - Она повернулась к Мартину. - Видишь ли, разговор у нас был вот о чем: представь себе, что в один прекрасный день ты вдруг обнаружишь, что тебе уже тридцать, а жизнь проходит мимо... - А может быть, это ты сама обнаружила, что тебе уже тридцать и жизнь проходит мимо? - ухмыльнулся Виллард. - Утекает, сочится, как песок между пальцев, - сказала Линда и состроила такую забавную гримасу, что лицо Мартина снова расцвело. - Но это на самом деле очень важно, - Линда снова стала серьезной. - Человек с приятной внешностью может всю жизнь прокрутиться, ничего не делая. Особенно во Франции. - Я недостаточно хорошо знаю французский, чтобы прокрутиться, ничего не делая, - сказал Мартин весело. Он встал, ткнул сестру пальцем в макушку и направился к низенькому столику возле самого окна, который служил здесь баром, - добавить в виски льда. - Понимаешь, Мартин, - снова заговорила Линда, - мы решили просто тебя предупредить - тактично, ненавязчиво. Мы не хотели... - Слушайте, - сказал Мартин, не отводя глаз от окна, - вы гостей не ждете? - Гостей? - изумился Виллард. - В такой час? - Там какой-то человек, он смотрит сюда, - Мартин вытянул шею, чтобы разглядеть угол дома. - А к балкону приставлена лестница... Так, теперь он слез... - Лестница! - Линда вскочила с тахты. - Там дети! - и она бросилась из комнаты наверх. Мужчины рванулись за ней. В холле возле дверей детской горела лампочка, свет ее проникал в комнату, и Мартин разглядел две кроватки и мирно посапывающих мальчишек. Из полуоткрытой двери соседней комнаты слышался мерный храп служанки. Дав Линде и Вилларду время убедиться, что с детьми все в порядке, Мартин направился к окнам. Окна были открыты, но дорогу на балкон преграждали жалюзи, опущенные до самого пола и закрытые на крючок. Мартин откинул крючок и вышел на балкон. Балкон опирался на Колонны главного входа и тянулся вдоль всего фасада. Ночь была сырая и темная, туман еще сгустился, свет из окон первого этажа отражался в лужах и мешал смотреть. Мартин подошел к перилам и, перевесившись, стал всматриваться в темноту. Откуда-то сбоку из-за стены донесся шорох, Мартин глянул туда. На черном фоне древесных стволов быстро удалялось расплывчатое белое пятно. Мартин повернулся и ринулся через комнату мальчиков, на ходу шепнув Вилларду: "Он внизу. С той стороны". Мартин мчался вниз, прыгая через три ступеньки, за ним мчался Виллард. Мартин распахнул входную дверь, прогромыхал по гальке, устилавшей подъездную аллею, и, минуя лестницу у балкона, бросился за угол. Виллард успел на ходу прихватить в нижнем холле фонарик, но фонарик был слабый, и луч его бессмысленно тыкался то в мокрый склон, поросший густой травой, то в чащу кустов и деревьев, где скрылся незваный гость. Уже без особой надежды на успех Мартин и Виллард некоторое время продирались сквозь эти заросли, царапаясь о кусты, вспахивая кучи мокрых, набухших, как губка, прошлогодних листьев и резко поводя лучом то в одну, то в другую сторону. Они двигались молча, злоба кипела в них, и попадись им сейчас тот человек, ему бы от них не уйти, разве что он был бы вооружен и готов на все. Но они никого не нашли и ничего больше не услышали. Прошло еще минут пять, и Виллард сдался. - Это все без толку, - сказал он. - Пошли назад. В молчании они повернули к дому. Подойдя к лужайке, они увидели Линду: жалюзи в детской были подняты, и свет, падающий на балкон, выхватывал ее из темноты. Перегнувшись через перила, Линда все отталкивала лестницу, пока, наконец, лестница, покачнувшись, не свалилась на землю. - Нашли? - окликнула она Мартина и Вилларда. - Нет, - сказал Виллард. - В доме все на месте, - сказала Линда. - Он даже не попал внутрь. А лестница эта - наша. Садовник днем лазил и, наверное, забыл ее здесь. - Иди домой, замерзнешь на балконе, - сказал Виллард. Мартин и Виллард в последний раз окинули взглядом темную лужайку и неясные очертания стеной стоящего за ней леса. Они подождали, пока Линда уйдет с балкона и закроет жалюзи. Потом вошли в дом. Мартин остался внизу, а Виллард поднялся наверх, еще раз взглянуть на детей. Гостиная уже не казалась Мартину такой веселой и уютной, как раньше. Когда Виллард с Линдой спустились вниз, Мартин стоял у окна, через которое он заметил лестницу и человека на лужайке. - Надо же быть таким идиотом! "Вы гостей не ждете?" - он горестно помотал головой. - Это ночью-то! - Ну что с тебя взять, ты же только что из Калифорнии, - сказала Линда. Они засмеялись, и сразу стало легче на душе. Виллард долил всем виски. - Мне бы притвориться, что я его не заметил, - сказал Мартин. - Отойти от окна как ни в чем не бывало, выйти через боковую дверь... - Такие сообразительные люди бывают только в кино, - сказал Виллард. - А в нормальной жизни они спрашивают: "А не ждете ли вы гостей?" - Но знаете, что интересно, - сказал Мартин, припоминая, - мне кажется, если бы я еще раз столкнулся с этим типом, я бы его узнал. Ведь, в сущности, он был от меня в пяти шагах и свет из окна падал прямо на него. - Похож он был на преступника? - опросила Линда. - Кто в час ночи не похож на преступника? - Я позвоню в полицию, расскажу им, что тут у нас произошло, - и Виллард направился в холл, к телефону. - Погоди, Джонни, - Линда протянула руку и остановила его. - Лучше утром. А то ты позвонишь, они примчатся и всю ночь не дадут нам спать. - Но нельзя же сидеть сложа руки, - возмутился Виллард, - и смотреть, как какие-то люди безнаказанно взбираются по лестницам и ломятся в твой дом. - Я не вижу проку в этом звонке, - сказала Линда. - Сегодня они его все равно не поймают. - Что верно, то верно, - заметил Мартин. - Зато они непременно полезут наверх осматривать детскую, разбудят мальчиков, напугают их... - Линда говорила сбивчиво и нервно. До этой минуты она держалась молодцом, но теперь наступила реакция, она была вся как на иголках и ни сидеть, ни разговаривать спокойно уже не могла. - Зачем все это нужно? - продолжала она. - Ты не должен быть таким упрямым! - Кто упрямый? - изумился Виллард. - Я сказал только, что хорошо бы вызвать полицию. Я что, на этом настаивал? Мартин, скажи хоть ты! - Ну, как сказать... - начал Мартин рассудительно, желая задобрить сестру. - По-моему... Но Линда не дала ему договорить. - В конце концов он же ничего не сделал! Заглянул в окно, только и всего. И не спать целую ночь из-за того, что кому-то взбрело в голову заглянуть к вам в окно, - по-моему, это глупо. Я вообще готова поклясться, что это был не грабитель... - То есть как? - возмутился Виллард. - А что ему здесь грабить? Драгоценностей у меня нет, а моей единственной шубе уже семь лет от роду, и ни один вор, если он в здравом уме... - Тогда что же он все-таки делал на этой проклятой лестнице? - спросил Виллард. - Может быть, он просто-напросто охотник подглядывать в чужие окна, - предположила Линда. - Просто-напросто! - Виллард залпом проглотил свое виски. - Если ты ходишь целый день в чем мать родила, не задергивая при этом штор... - Ну не будь таким ханжой, - сказала Линда. - Кто меня здесь видит, кроме бурундуков? - Здесь! Если бы только здесь! А то где бы мы ни жили. Ох, эти современные женщины! - Он с горестным видом повернулся к Мартину. - Вот женишься - сам увидишь: половину времени ты будешь бегать и задергивать шторы, если ты, конечно, не хочешь, чтобы вся Америка любовалась тем, как твоя жена одевается и раздевается. - Не ханжи, Джон, - Линда повысила голос. - Ну кому в этой глуши может прийти в голову... - Мне, - сказал Виллард, - и этому типу с лестницей тоже, видимо, пришло в голову. - Кто знает, что у него было на уме? Ладно, я сдаюсь. С сегодняшнего дня начинаю задергивать все шторы до единой. Но все равно это ужасно. Так жить в своем собственном доме. Как в тюрьме. - Изредка накидывать на себя халат - это, ей-богу, не значит жить как в тюрьме, - заметил Виллард. - Джон, - произнесла Линда колючим голосом, - у тебя ужасная привычка: ты становишься ханжой в самые решительные моменты жизни. - Дети, дети, - вмешался Мартин, - у меня сегодня выходной. - Извини, - сразу оборвал спор Виллард, а Линда принужденно засмеялась. - Вам бы собаку купить, - сказал Мартин. - Он терпеть не может собак. Он предпочитает жить в склепе, - и Линда принялась гасить лампы в гостиной. С тем все и разошлись по своим спальням, оставив для общего спокойствия свет в нижнем холле, хотя можно было поручиться, что бродяга, кто бы он ни был и с какой бы целью ни приходил, сегодня ночью не вернется. Утром Виллард позвонил в полицию, и они обещали приехать. Линде пришлось изобрести подходящий предлог, чтобы увести мальчишек из дому, во всяком случае, до самого обеда: увидят полицейских, начнут задавать вопросы, а в результате перестанут чувствовать себя в безопасности в своем собственном доме - ей этого ужасно не хотелось. Но вытащить детей из дому оказалось нелегкой задачей, они ни за что не желали расставаться с дядей и никак не могли понять, почему Мартин не может провести утро вместе с ними, а он не мог им признаться, что ему нужно дождаться полицейских и попытаться описать внешность бродяги, который крался к их окну, когда они спали. Однако к тому времени, когда приехала полицейская машина, детей в доме уже не было. Двое полицейских не спеша обошли участок, профессиональным глазом окинули лестницу, балкон и заросли и все записали в свои книжечки. Когда они спросили Мартина о внешности этого человека, он сам был несколько смущен туманностью своего описания; у него возникло неприятное ощущение, что его рассказ полицейских разочаровал. - Я ни на минуту не сомневаюсь, что если бы я увидел его еще раз, я бы непременно его опознал, - говорил Мартин, - но в его внешности не было ничего такого, за что можно уцепиться, то есть, ну, вы понимаете, ни большого шрама, ни повязки на глазу, ни сломанного носа, ничего такого... - Ну, а возраст? - спросил старший из полицейских. - Что-нибудь средних лет, сержант, - сказал Мартин, - где-то между тридцатью и сорока пятью, пожалуй, так. Виллард улыбнулся, Мартину показалось, что и сержант Мэдден с трудом сдерживает улыбку. - Вы понимаете, что я хочу сказать, - заторопился Мартин, - от и до. - Цвет лица? Что вы можете сказать об этом? - спросил Мэдден. - Понимаете, при таком освещении, да еще в тумане... - Мартин умолк, перебирая в памяти вчерашние впечатления. - Он был очень бледен. - Он был лысый? - спросил Мэдден, сделав в своей книжечке какую-то пометку. - Или у него была большая шевелюра? И снова Мартин засомневался: - На нем, пожалуй, была какая-то шляпа. - Какая шляпа? Мартин пожал плечами. - Шляпа как шляпа. - Может быть, кепка? - подсказал Мэдден. - Нет, нет, не кепка. Шляпа. - А какой он был из себя? - методически дознавался Мэдден, записывая каждое слово. - Высокий, приземистый или какой? Мартин в замешательстве покачал головой. - Вы знаете, боюсь, что от меня вам будет мало проку. Он стоял под самым окном, вон там, и свет падал на него сверху, и... и я даже не берусь вам сказать... Но так, по впечатлению, он был скорее плотного телосложения. - У вас есть какие-нибудь предположения, кто бы это мог быть, а, сержант? - спросил Виллард. Полицейские понимающе переглянулись. - Видите ли, мистер Виллард, - сказал Мэдден, - в любом городе всегда найдется два-три любителя шляться по ночам. Проверим, у нас тут возле банка строят новый торговый центр, а рабочих привезли из Нью-Хэйвена. Разные, очень разные там попадаются люди. - Он явно не доверял этим чужакам из Нью-Хэйвена. Мэдден закрыл свою книжечку и спрятал ее в карман. - Если что-нибудь выяснится, мы дадим вам знать. - Если бы я увидел его снова, я узнал бы его непременно, - повторил Мартин, пытаясь реабилитировать себя в глазах полицейских. - Если у нас возникнут какие-нибудь подозрения, мы тогда вызовем вас взглянуть на задержанных, - сказал Мэдден. - Завтра вечером меня уже не будет. Я улетаю во Францию. Полицейские снова переглянулись; их суровые взгляды не оставляли ни малейших сомнений в том, что они думают о некоторых американских гражданах, которые, являясь свидетелями преступления, позволяют себе улетать во Францию. - Что ж, поглядим, что тут можно сделать, - сказал Мэдден мрачно, без всякого оптимизма. Мартин и Виллард долго смотрели вслед полицейской машине, пока она не скрылась из виду. - Знаешь, забавно, - сказал Виллард, - до чего запросто полицейский может заставить тебя почувствовать, что ты кругом виноват. Они вернулись в дом, и Виллард пошел звонить Линде, что все в порядке, полицейские уехали и можно везти мальчишек домой. В тот же день они были приглашены к одним друзьям на коктейль, а потом к другим друзьям на обед, и Линда поначалу сказала, что она никуда не пойдет, что ей даже подумать страшно, как это она оставит детей одних в доме после того, что произошло. Виллард в ответ поинтересовался, не собирается ли она сидеть дома все вечера напролет, пока детям не стукнет двадцать. И добавил, что кто бы ни был этот человек, но напугали его как следует и он теперь постарается держаться от их дома на самом почтительном расстоянии. Тут Линда решила, что он прав, но сначала она должна все рассказать служанке. Было бы бессовестно вот так уйти и оставить служанку в полном неведении. Но, предупредила она мужа, весьма возможно, что после этого служанка соберет свои вещички и уйдет. А служанка у них была не из спокойных, ей было уже немало лет, и работала она в их доме меньше двух месяцев. С тем Линда и отправилась на кухню, а Виллард стал прохаживаться по гостиной, нервно вздрагивая на каждом шагу. - Больше всего не выношу искать новых служанок, - пояснил он Мартину. - С тех пор, как мы сюда въехали, эта уже шестая. Но Линда появилась из кухни сияющая и объявила, что служанка, оказывается, вовсе не такая психопатка, как казалось, и что новость она восприняла довольно спокойно. - Она слишком стара, чтобы на нее кто-нибудь покусился, - пояснила Линда, - и она успела привязаться к детям, так что она остается. Виллард унес лестницу в гараж, гараж запер, проследил за тем, чтобы и в детской, и в комнате Линды, и в его собственной комнате, и даже в соседней с ними ванной все жалюзи были заперты изнутри, потому что все эти комнаты выходили на тот самый балкон, к которому не далее как вчера была приставлена та самая лестница. Коктейль был как две капли воды похож на тысячу других коктейлей, проходивших в этот субботний вечер повсюду, в радиусе ста миль от Нью-Йорка; Виллард и Линда рассказали о своем бродяге, а Мартину пришлось описывать, как он выглядел, при этом снова, как и в разговоре с полицейскими, он усомнился в своей умственной полноценности - очень уж туманным и приблизительным выглядело его описание. - Шляпа у него была надвинута на глаза, а лицо было какое-то пустое, без выражения, и бледное, я об этом сказал сержанту, и напряженное... - Еще не успев договорить, Мартин поймал себя на том, что к облику человека за окном, возникшему из ночного тумана, добавилась новая черта, что напряженность, которую он ощутил в этом человеке, новая подробность, извлеченная из недр памяти, что черты этого лица, которое он пытается вспомнить, он упрощает и огрубляет так, что они превращаются в обозначение, в символ, в некий расовый признак этого опасного видения, пристально взирающего из темноты промозглого леса на хрупкую незащищенность уютного кружка света. Рассказ гостя Виллардов навел всех на разговор о грабителях, бродягах и похитителях детей. - ...И тут вдруг он видит этого малого; тот стоит на стеклянной крыше и глядит на него во все глаза, а дело-то летом, и ход на крышу открыт, это все на 23-й Западной, и мой дружок лезет на крышу, гонится по крышам за тем малым, загоняет его

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  - 126  - 127  - 128  - 129  - 130  - 131  - 132  - 133  - 134  - 135  -
136  - 137  - 138  - 139  - 140  - 141  - 142  - 143  - 144  - 145  - 146  - 147  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования