Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Шоу Ирвин. Рассказы -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  - 126  - 127  - 128  - 129  - 130  - 131  - 132  - 133  - 134  - 135  -
136  - 137  - 138  - 139  - 140  - 141  - 142  - 143  - 144  - 145  - 146  - 147  -
страхом он покончил раз и навсегда. Теперь ему оставалось только качать мышцы и тренировать быстроту реакции. * * * На всех программах появились комики, смеялись, демонстрируя белизну зубов, и Питер отправился на кухню, достал из холодильника гроздь винограда и два мандарина. Свет он не включал, и вдруг выяснилось, что ближе к полуночи и в отсутствие родителей темная кухня может выглядеть очень даже таинственно, а в полосе света, падающей из открытого холодильника, молочные бутылки отбрасывают на линолеум зловещие тени. До последнего времени он темноту не жаловал и, входя в комнату, прежде всего тянулся к выключателю, но бесстрашному человеку не пристало замечать разницы между светом и тьмой. Мандарины он съел в темноте кухни, привыкая к ночной жизни. Вместе с косточками, назло матери. С виноградом вернулся в гостиную. Комики все торчали на экране, смеялись и смеялись. Он покрутил диск, но везде его встречали забавные шляпы, смех и шутки о подоходном налоге. Если бы мать не заставила его пообещать, что он ляжет спать в десять часов, Питер бы выключил телевизор и давно улегся в кровать. Он решил не терять времени даром, лег на пол и начал отжиматься, следя за прямотой коленей. На четвертом отжимании, медленно опускаясь на пол, услышал крик. Замер, прислушался. Крик повторился. Кричала женщина, кричала очень громко. Он посмотрел на телевизор. Мужчина говорил о налоге на этажность, из=под усов то и дело появлялись зубы, кричал определенно не он. Следующий крик обернулся стоном, и тут же застучали во входную дверь. Питер вскочил, выключил телевизор, чтобы убедиться, что эти звуки не доносятся из динамика. Стук повторился, сопровождаемый женскими стонами: "Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста..." Последние сомнения отпали. Питер оглядел гостиную. Горели три лампы, яркий свет отражался от виноградин и стекла картины с яхтами у Кейп Код, которую нарисовала тетя Марта, побывав там в прошлом году. Телевизор стоял в углу, глядя на него темным глазом. Подушки кресла, на котором он сидел, вдавились, и Питер знал, что мама взобьет их перед тем, как лечь спать. Короче, такая мирная комната совершенно не вязалась с полуночными женскими криками, отчаянным стуком в дверь и стонами: "Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста..." А женщина у двери вновь перешла на крик: "Убивают, убивают, он меня убивает!" - и Питер впервые пожалел, что родители ушли именно в этот вечер. - Откройте дверь! - кричала женщина. - Пожалуйста, пожалуйста, откройте дверь! - и тон ее не оставлял сомнений в том, что слово "пожалуйста" произносилось не из вежливости. Питер нервно огляделся. Гостиная, пусть и ярко освещенная, вдруг стала чужой, вещи отбрасывали какие=то странные тени. Женщина опять закричала, уже без слов. Или человек боится, холодно подумал Питер, или он не ведает страха. И медленно двинулся к входной двери. В прихожей стояло высокое зеркало. Он глянул на свое отражение. Руки по=прежнему очень уж тонкие. Женщина продолжала барабанить в дверь. Питер повернулся к ней. Большая дверь, из стали, но она заметно дрожала, словно по ней били отбойным молотком. И тут он услышал второй голос. Мужской. Только звучал он так, словно принадлежал не мужчине, а какому=то пещерному зверю. И в его хрипоте чувствовалась решимость совершить любую дикость. Питер навидался сцен угроз и насилия, но никогда не слышал ничего подобного. Он медленно крался к двери, тело покрылось липким потом, как прошлой зимой, когда он болел гриппом, он помнил, какими тонюсенькими выглядели его руки в зеркале, сожалел, что выбрал бесстрашие. - О, Господи! - вопила женщина. - О, Господи. Не делай этого! Вновь удары в дверь и низкий, звериный рев пещерного чудовища, который он никогда не слышал, сидя перед телевизором. Питер распахнул дверь. В маленьком коридорчике миссис Чалмерс стояла на коленях перед дверью, лицом к нему. Мистер Чалмерс привалился к стене, у открытой двери в их квартиру. Незнакомый Питеру звук срывался с губ мистера Чалмерса, в руке он держал пистолет, нацеленный на миссис Чалмерс. В маленький коридорчик, обклеенный обоями с видами ранней Америки и освещенный лампой дневного света, выходили только две двери, и перед дверью квартиры Чалмерсов на полу лежал коврик с надписью "Добро пожаловать". Обоим Чалмерсам было за тридцать, и мать Питера частенько говорила о том, что у них очень спокойные соседи. Она так же говорила, что миссис Чалмерс носит очень уж дорогие наряды. Питер находил миссис Чалмерс толстушкой. Натуральную блондинку, ее отличала нежная, розовая кожа, а выходя из квартиры она всегда выглядела так, словно весь день провела в салоне красоты. Встречаясь с Питером в лифте, она обязательно восклицала: "О, ты становишься большим мальчиком", - и в ее голосе, казалось, звенели серебряные колокольчики. Фразу эту Питер слышал от нее уже раз пятьдесят. И она всегда благоухала дорогими духами. Мистер Чалмерс практически всегда носил пенсне, лысел и часто задерживался на работе допоздна. Встречаясь с Питером в лифте, он говорил: "Становится теплее" или "Холодает". Никакого мнения о нем Питер не составил, разве что выглядел мистер Чалмерс как директор школы. Но теперь миссис Чалмерс стояла на коленях в маленьком коридорчике, в порванном платье, плакала, на щеках чернели разводы туши и она ничем не напоминала женщину, которая только что вышла из салона красоты. А мистер Чалмерс был без пиджака, без пенсне, остатки волос растрепались, а в руке он держал большой, тяжелый пистолет и целился из него в миссис Чалмерс. - Впусти меня! - вскричала миссис Чалмерс, не поднимаясь с колен. - Ты должен меня впустить. Он собрался меня убить. Пожалуйста! - Миссис Чалмерс... - начал Питер. Воздух вдруг стал таким же густым, как вода, так что язык ворочался с огромным трудом и он едва смог произнести букву "с" на конце фамилии. Он выставил руки перед собой, словно думал, что ему сейчас что=то кинут. - Уйди в дом, - бросил мистер Чалмерс. Питер посмотрел на него. Мистер Чалмерс стоял в пяти футах, без пенсне, и щурился. Питер стрельнул взглядом в одну сторону, во всяком случае, потом думал, что стрельнул. Но мистер Чалмерс не отреагировал. Остался, где стоял, с пистолетом, нацеленным, как теперь казалось Питеру, и на миссис Чалмерс, и на него. Пять футов - большое расстояние, очень, очень большое. - Спокойной ночи, - пролепетал Питер и закрыл дверь. С другой стороны донесся единственный всхлип, и все. Питер вернулся в гостиную, отнес не съеденный виноград в холодильник. На этот раз он сразу включил свет на кухне и не стал его выключать. В гостиной взял черешок от первой грозди и бросил в камин, иначе мать заметила бы отсутствие косточек и утром заставила бы его выпить четыре ложки взвеси магнезии. Потом, оставив свет и в гостиной, хотя и знал, что скажет по этому поводу мать, когда вернется домой, пошел в свою комнату и быстро забрался в кровать. Подождал выстрелов. Какие=то звуки до него донеслись, но он жил в большом городе, где много самых разных звуков, даже ночью, поэтому сказать наверняка, выстрелы то были или нет, он не мог. Питер еще не спал, когда родители вернулись домой. До него донесся голос матери, и по тону он понял, что она выражает недовольство по поводу ламп, горящих в гостиной и на кухне, но притворился спящим, когда она заглянула в его комнату. Он не хотел говорить матери о Чалмерсах, потому что она начала бы задавать вопросы и поинтересовалась бы, а почему он смотрел телевизор чуть ли не до полуночи. И потом он долго прислушивался в ожидании выстрелов, его бросало то в жар, но в холод. Какие=то резкие звуки донеслись до него сквозь тишину ночи, но однозначно сказать, что это выстрелы, он опять не смог, и какое=то время спустя заснул. * * * Утром Питер поднялся рано, быстро оделся и тихонько, чтобы не разбудить родителей, вышел из квартиры. В коридорчике не обнаружил ничего необычного: те же обои, лампа дневного света, коврик с надписью "Добро пожаловать" перед квартирой Чалмерсов. Ни тела, ни крови. Иногда, когда миссис Чалмерс долго ждала лифта, аромат ее духов ощущался и после того, как она спускалась вниз. Но на этот раз на площадке перед лифтом пахло обычной пылью многоквартирного дома. В ожидании лифта, Питер нервно поглядывал на дверь Чалмерсов, но она не открылась и из=за нее не доносилось ни звука. Сэм, лифтер, не любил Питера, лишь что=то буркнул, когда мальчик вошел в лифт, и Питер решил не задавать никаких вопросов. Вышел на холодную, воскресную, залитую солнечным светом улицу, ожидая увидеть у подъезда труповозку или, по меньшей мере, пару=тройку патрульных машин. Но встретил только сонную женщину, прогуливающую боксера и мужчину, который возвращался от киоска на углу и газетами под мышкой. Питер перешел на другую сторону улицу, посмотрел на окна квартиры Чалмерсов на шестом этаже. Занавески затянуты, окна закрыты. Из=за угла появился полисмен, мрачный здоровяк в синей форме, неспешно направился к нему. Питер уже испугался, что его сейчас арестуют, но полисмен проследовал мимо, к авеню, и скрылся из виду, в очередной раз подтверждая истину, усвоенную Питером из фильмов: они никогда ничего не знают. Он прогулялся по улице, взад=вперед, сначала по одной стороне, потом по другой, не зная, чего он, собственно ждет. Увидел руку, просунувшуюся сквозь занавески в его квартире и захлопнувшую окно, и понял, что ему следует скоренько подниматься наверх и найти убедительную причину, оправдывающую его столь раннюю прогулку. Но он не мог заставить себя взглянуть родителям в глаза, зато не сомневался в том, что с поиском причины справится. В крайнем случае, скажет, что бы в музее, хотя и сомневался, что мать на это клюнет. Но домой, тем не менее. Не пошел. Он патрулировал улицу почти два часа и уже таки собрался войти в подъезд, когда открылась дверь и из нее вышли мистер и миссис Чалмерс. Он - в пенсне и серой шляпе, она - в шубе и красной шляпке с перьями. Мистер Чалмерс подержал жене дверь, а мисссис Чалмерс выглядела так, словно только что вышла из салона красоты. Питер не успевал отвернуться или убежать, поэтому застыл в пяти футах от подъезда. - Доброе утро, - поздоровался с ним мистер Чалмерс, взял супругу под руку и они зашагали мимо него. - Доброе утро, Питер, - нежным голоском поздоровалась с ним миссис Чалмерс и улыбнулась. - Прекрасный денек, не так ли? - Доброе утро, - поздоровался Питер, удивляясь, что эти слова сорвались с его губ и прозвучали как "доброе утро". Чалмерсы двинулись к Мэдисон=авеню, добропорядочная семейная пара, направляющаяся в церковь или на завтрак в большой отель. Питер наблюдал за ними, сгорая от стыда. Ему было стыдно за миссис Чалмерс, за то, как она выглядела этой ночью, стоя на коленях, за то что так вопила от страха. Ему было стыдно за мистера Чалмерса, за те нечеловеческие звуки, которые он издавал, за то, что угрожал застрелить миссис Чалмерс, но не застрелил. И ему было стыдно за себя. За бесстрашие, с которым он открывал дверь и за то, что оно исчезло без следа десять секунд спустя, от вида мистера Чалмерса с пистолетом в руке. Ему было стыдно за то, что он не пустил миссис Чалмерс в квартиру, стыдно за то, что он не лежал сейчас с пулей в сердце. Но больше всего он стыдился из=за того, что они пожелали друг другу доброго утра, после чего Чалмерсы чинно, рука об руку, в ярких лучах зимнего солнца, прошествовали к Мэдисон=авеню. * * * В квартиру Питер вернулся около одиннадцати, но его родители уже вновь улеглись спать. В одиннадцать передавали хороший сериал, о борьбе контрразведчиков в Азии и он включил телевизор, не забыв достать из холодильника апельсин. Действие развивалось стремительно, в какой=то момент азиат угрожал взорвать гранату в комнате, набитой американцами, и Питер догадался, что за этим последует. Герой, напрочь лишенный страха и только что прилетевшей из Калифорнии, стрельнул глазами направо, тогда как на самом деле... но Питер протянул руку и выключил телевизор. Картинка схлопнулась, и Питер несколько секунд смотрел на темный экран. После этой ночи, когда он столкнулся с настоящим, непредсказуемым, непристойным, вооруженным миром взрослых и не смог его разоружить, Питер с пугающей ясностью осознал, что по телевизору показывают сказки, сказочки для детей. Перевел с английского Виктор Вебер Переводчик Вебер Виктор Анатольевич 129642, г. Москва Заповедная ул. дом 24 кв.56. Тел. 473 40 91 IRWIN SHOW PETER TWO Ирвин Шоу. Век здравомыслия © Copyright Irwin Show "Age of reason" © Copyright Перевел с английского Виктор Вебер (v_weber@go.ru) Date: 2 Jan 2002 Кошмар приснился ему только однажды - в декабре. Наутро он несколько секунд думал о нем, а потом забыл. Исчез из памяти до одного апрельского вечера, а потом вдруг вспомнился за десять минут до того, как заканчивалась посадка на его самолет. Всякий раз, поднимаясь на борт самолета, он испытывал легкую тревогу. Понимал, что рискует, пусть риск этот и небольшой, поскольку каждый полет мог закончиться его смертью. Он вручал свою жизнь во власть воздушных потоков, грозовых облаков, клапанов и крыльев, перед которой были бессильны мастерство пилота и услужливость стюардесс. Наверное, этот страх и заставил его вспомнить кошмар в тот самый момент, когда он прощался на галерее с женой и сестрой, глядя на поблескивающий сигнальными огнями самолет, застывший на летном поле. В кошмаре умирала его сестра, Элизабет. Он шел за гробом до кладбища и, не проронив не слезинки, наблюдал, как гроб опускают в могилу, а потом возвращался домой. И происходило все это 14 мая. Точность и определенность даты придавала кошмару не свойственную сну реальность. Проснувшись, он безуспешно пытался понять, почему именно 14 мая, почему подсознание выбрало именно этот день, отстоящий от настоящего на добрые пять месяцев. В мае никто из его ближайших родственников не рождался, не отмечались никакие годовщины, да и с ним лично в этот месяц никогда ничего не происходило. Он сонно рассмеялся, легонько погладил Элис по голому плечу, встал и ушел на работу, окунулся в логичную и понятную атмосферу кульманов и чертежей, не рассказав о кошмаре ни тогда, ни потом, ни жене, ни кому=то еще. И вот, посмеявшись над тем, как сонно и небрежно попрощалась с ним его пятилетняя дочь, когда он уходил из квартиры, поцеловавшись на прощание с Элизабет в шуме работающих самолетных двигателей, он вдруг вспомнил кошмар. Элизабет стояла перед ним, разрумянившаяся, здоровенькая, веселая, словно только что выиграла партию в теннис или заплыв в бассейне, и надо было очень сильно напрячься, чтобы представить ее лежащей в гробу. - По возвращении привези мне Кэри Гранта, - Элизабет потерлась о его щеку. - Разумеется, - ответил Рой. - Оставляю вас, чтобы вы могли нежно попрощаться, - добавила Элизабет. - Элис, не забудь про главное. Накажи ему быть паинькой. - Я его уже проинструктировала, - ответила Элис. - Никаких женщин. До обеда не больше трех "мартини". Дважды в неделю докладывать мне по телефону. Сесть в самолет и вернуться домой, как только работу будет закончена. - Две недели, - напомнил Рой. - Клянусь, что вернусь через две недели. - И не очень=то развлекайся, - Элис улыбалась, но в глазах стояли слезы. Так случалось всегда, когда он уезжал от нее, даже на один день в Вашингтон. - Не буду. Обещаю работать, не поднимая головы. - И правильно, - Элис рассмеялась. - Для того ты и едешь. - Не везешь с собой телефонов подружек? - полюбопытствовала Элизабет. - Нет, - в жизни Роя был период, до женитьбы на Элис, когда он активно ухлестывал за женщинами, а его приятели, возвращавшиеся из Европы с войны рассказывали всякие истории, по большей части выдуманные, о диких нравах Лондона и Парижа, поэтому жена и сестра считали Роя более ветреным и непостоянным, чем он был на самом деле. - Господи, какое это счастье, хотя бы на несколько дней выйти из=под контроля женского совета директоров. Он и Элис направились к выходу из галереи. - Береги себя, дорогой, - прошептала Элис. - Не волнуйся, - он поцеловал жену. - Как я это ненавижу, - Элис прижалась к нему. - Мы все время расстаемся. Это последний раз. Отныне, куда бы ты не собрался, я поеду с тобой. - Хорошо, - Рой улыбнулся. - Даже на стадион "Янки". - Буду только рад, - еще несколько мгновений он обнимал ее, такую милую и родную, потом повернулся и направился к самолету. У трапа повернулся, помахал рукой. Элис и Элизабет ответили тем же, и он отметил, как же они похожи, стройные, светловолосые, даже руки у них двигались в унисон. Он поднялся по трапу, через минуту=другую люк захлопнулся и самолет медленно покатился к началу взлетной полосы. * * * Через десять дней, позвонив из Лос=Анджелеса в Нью=Йорк, Рой сказал Элис, что ей придется прилететь на Западное побережье. - Мансон говорит, что этот проект растягивается на шесть месяцев. Он обещает найти мне место для жилья, так что жду тебя с распростертыми объятьями. - Спасибо, - ответила Элис. - Скажи Мансону, что мне хочется дать ему в зубы. - Ничего не поделаешь, бэби. Бизнес превыше всего. Ты знаешь. - Почему он не сказал тебе об этом до отлета? Тогда ты помог бы мне подготовить квартиру к отъезду и мы могли бы поехать вместе. - Он сам об этом не знал, - терпеливо объяснил Рой. - В наши дни ситуация меняется очень быстро. - Я все равно хочу дать ему в зубы. - Имеешь право, - Рой улыбнулся. Приедешь и скажешь ему об этом сама. Когда тебя ждать? Завтра? - Уж это ты должен знать, Рой. Я - не батальон. Ты не можешь сказать: "Гражданка Элис Гайнор, вам велено быть в трех тысячах миль отсюда завтра в четыре часа пополудни", - и ожидать, что так оно и будет. - Хорошо, ты не батальон. Так когда? Элис хихикнула. - В голосе слышится нетерпение. - Мне и не терпится. - Это хорошо. - Так когда? - Значит, так... - Элис задумалась. - Мне надо забрать Салли из школы, отправить кое=какие вещи на хранение, сдать квартиру, забронировать билеты... - Когда? - Через две недели. Если будут билеты на самолет. Ты сможешь подождать? - Нет. - Я тоже, - они оба рассмеялись. - Ты там не очень=то развлекаешься? Рой узнал тон и внутренне вздохнул. - Отнюдь. Прихожу поздно, запираюсь в номере и читаю. Уже прочитал шесть книг и наполовину осилил мемуары генерала Маршалла. - В один вечер ты не читал, - в голосе Элис слышалась обманчивая веселость. - Понятно. Давай послушаем, что я делал в этот вечер. - Моника во вторник прилетела из Калифорнии и сразу позвонила мне. Сказала, что видела тебя с красоткой в модном ресторане. - Если бы существовала высшая справедливость, Монику бы сбросили на Бикини вместо водородной бомбы. - Моника говорит, у нее длинные черные волосы. - Она абсолютно права. У этой девушки длинные черные волосы. - Не кричи. Я прекрасно тебя слышу. - Но Моника забыла упомянуть, что девушка эта - жена Чарли Льюиса...

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  - 126  - 127  - 128  - 129  - 130  - 131  - 132  - 133  - 134  - 135  -
136  - 137  - 138  - 139  - 140  - 141  - 142  - 143  - 144  - 145  - 146  - 147  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования