Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Шоу Ирвин. Рассказы -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  - 126  - 127  - 128  - 129  - 130  - 131  - 132  - 133  - 134  - 135  -
136  - 137  - 138  - 139  - 140  - 141  - 142  - 143  - 144  - 145  - 146  - 147  -
осле ленча он занимался Талейраном. Низко склонившись над столом, медленно, но верно продвигался вперед, пока не почувствовал, что за спиной кто=то стоит. Развернулся. Седоволосый мужчина в твидовом костюме, не мигая смотрел на него. - Слушаю, - резко бросил Хью. - Вы кого=то ищете? На лице мужчины отразилось изумление, он густо покраснел и вышел, громко хлопнув дверью. Хью недоуменно пожал плечами и вернулся к Талейрану. После работы он спускался вниз в переполненном лифте, в вестибюле толпа клерков и секретарей штурмовала двери, спеша по своим делам. У выхода стояла очень симпатичная девушка. Еще издали она улыбнулась Хью и помахала ему рукой. На мгновение он остановился, польщенный вниманием такой красавицы, и едва не улыбнулся в ответ. Но он торопился на свидание с Джин и полагал себя староватым для таких амуров. Поэтому с каменным лицом проследовал мимо. Вроде бы услышал печальный вскрик, в котором ему послышалось слово "Папуля", но он знал, что такого быть не может и даже не обернулся. Вышел на Лексингтон=авеню, наслаждаясь тихим зимним вечером, и повернул на север. Миновал два бара и лишь приближаясь к третьему сбавил шаг. Повернул назад, вглядываясь в витрины баров. Все на один манер, хромированная стойка, неоновые огни. Еще один бар находился на противоположный стороне улицы. Точно такой же. Он, однако, вошел, но Джин там не было. У стойки заказал виски, спросил бармена: "В последние полчаса сюда не заходила одинокая дама?" Бармен в задумчивости посмотрел в потолок. - Как она выглядит? - спросил он. - Она... - Хью замолчал. Пригубил виски. - Неважно, - положил на стойку долларовую бумажку и вышел. К станции подземки он шагал в превосходном настроении, совсем как в тот день, когда в одиннадцать лет выиграл забег на сто ярдов. Случилось это 9 июня 1915 года на ежегодных легкоатлетических соревнованиях в школе Бригхэма Янга в Солт=Лейк=Сити. Настроение это, естественно, улетучилось, как только Нарцисс поставила на стол супницу. Глаза у нее припухли, очевидно, она плакала во второй половине дня, чем немало его удивила: ранее в одиночестве Нарцисс никогда не плакала. За обедом, зная, что Нарцисс пристально наблюдает за ним, Хью вновь почувствовал, будто между пальцами бегают мыши. После обеда Нарцисс не выдержала. - Ты меня не проведешь. У тебя другая женщина. Никогда не думала, что такое может случиться со мной. Отходя ко сну, Хью чувствовал себя пассажиром полупустого сухогруза, попавшего в зимний шторм неподалеку от мыса Гаттераса. * * * Проснулся он рано, навстречу ясному зимнему дню. Понежился в теплой постели. Из соседней кровати доносился какой=то шум и он повернул голову. Увидел спящую женщину. Среднего возраста, с бигуди на голове. Она чуть похрапывала, и Хью мог поклясться, что никогда раньше ее не видел. Он тихонько встал, оделся и вышел в солнечный день. Как автомат, направился к станции подземки. Понаблюдал за людским потоком, вливающимся в поезда, понимая, что и ему надо ехать вместе с остальными. Где=то южнее находился город, там, на узкой улице стояло высокое здание, в котором ждали его прибытия. Но он отдавал себе отчет в том, что найти это здание не сможет, как бы ни старался. Здания нынче, внезапно подумал он, очень похожи на другие здания. Выйдя из станции подземки Хью быстрым шагом направился к реке. Вода блестела под солнцем, у берегов ее схватил ледок. Мальчишка лет двенадцати, в теплом пальто из шотландки и шерстяной шапочке, сидел на скамье, не отрывая глаз от реки. Школьные учебники, перевязанные кожаным ремнем, лежали у его ног на замерзшей земле. Хью присел рядом. - Хорошее утро, - отметил он. - Хорошее, - согласился мальчишка. - И чем ты тут занимаешься? - полюбопытствовал Хью. - Считаю корабли, - ответил мальчишка. - Вчера насчитал тридцать два корабля. Не считая паромов. Паромы я не считаю. Хью кивнул. Сунул руки в карманы и уставился на реку. До пяти часов вечера он и мальчишка насчитали сорок три корабля, не считая паромов. Лучшего дня в своей жизни Хью припомнить не мог. Перевел с английского Виктор Вебер Переводчик Вебер Виктор Анатольевич 129642, г. Москва Заповедная ул. дом 24 кв.56. Тел 473 40 91 IRWIN SHOW THE SUNNY BANKS OF THE RIVER LETHE 1 Перевод В.Д.Меркурьевой Ирвин Шоу. Бог был здесь, но уже ушел © Copyright Irwin Show "God was here but he left early" © Copyright Перевел с английского Виктор Вебер (v_weber@go.ru) Date: 2 Jan 2002 "Напирай на жалость, дорогуша, - вспомнила она, нажимая на кнопку звонка. Именно эти слова произнес Берт, когда отзванивался ей из Лондона. - Они клюют на жалость. Намекни на самоубийство. Но с этим нельзя пережимать. Если хочешь, упомяни меня. Все знают, мои проблемы, даже в Женеве, так что к тебе отнесутся с большим сочувствием. Я уверен, что все будет хорошо. Три мои приятельницы прошли через это, а теперь живут и не тужат". Берта, конечно, отличало многословие, но, с другой стороны, он достаточно хорошо знал нравы и обычаи пятнадцати стран. И везде мог помочь попавшим в беду. Им очень интересовалась полиция нескольких крупных городов. Берт знал очень много фамилий и адресов, и им хотелось, чтобы он поделился кое=какой информацией. Думая о Берте, о его стремлении помочь, она заулыбалась, стоя в темном коридоре перед запертой дверью. Послышались шаги. Дверь открылась. Она вошла. Сколько вам лет, миссис Маклайн? Тридцать шесть, - ответила Розмари. Вы, разумеется, американка. Да. Где вы живете? - В Нью-Йорке, - она решила не говорить ему, что владеет французским. Пусть думает, что она совершенно беспомощна. Несчастная женщина, затерявшаяся в чужой стране. Вы замужем? Развелась пять лет тому назад. Дети? Дочь. Восемь лет. Ваше нынешнее состояние... какой у вас срок? Шесть недель. Вы уверены? - по=английски он говорил совершенно правильно, без малейшего акцента: учился в Пенсильвании. Невысокий, моложавый, в строгом костюме, аккуратно подстриженные каштановые волосы, уютный кабинет, выдержанный в коричневых тонах. И лицо, напоминающее керамическую маску. Дверь он открыл сам: обходился без секретаря. Стены украшали дипломы на нескольких языках. Уличный шум в кабинет не проникал. День выдался солнечный. Печали она не испытывала. Абсолютно. Ваше самочувствие? Физически... - она замялась. Лгать смысла не было. - Физически... полагаю, все у меня в порядке. - Мужчина? Я бы предпочла не говорить о нем. К сожалению, я вынужден настаивать на более подробном ответе. Фантазии. Мы собирались пожениться, но он погиб в автокатастрофе. Под лавиной. Я вовремя узнала, что у него плохая наследственность: среди ближайших родственников сплошь психи. Он - католик, итальянец, женат, в Италии, как вам известно, разводы запрещены, и, потом, я хочу жить в Нью= Йорке. Он - индус. Обещал жениться на мне и исчез. Он - шестнадцатилетний мальчишка и еще ходит в школу. Абсурд. Сплошной абсурд. Психиатр сидел в своем коричневом кабинете, терпеливо ожидая, когда ему начнут лгать. Он женат, - правда. - Счастлив в браке, - скорее всего, правда. - У него двое маленьких детей. Он гораздо моложе меня, - абсолютная правда. Он знает? Нет, - абсурд тоже имеет свои пределы. Нелепый уик=энд в горах с мужчиной, которого встретила впервые в жизни, который не очень=то и понравился, которого больше не хотелось видеть. Женщиной она была разборчивой, такого никогда раньше не позволяла и знала наверняка, что повторения не будет. Но нельзя же вцепляться мертвой хваткой в мужчину, который на десять лет моложе, и вырывать его из семьи, не может она рыдать, словно школьница, и между всхлипываниями твердить, что ее соблазнили. И все потому, что снежная буря на двое суток отрезала их отель от остального мира. Вульгарно, знаете ли. И сохранился ли у нее его адрес? В последнее утро он записал его на листке, это она помнила, сказал, если она окажется в Париже... Но ей ужасно хотелось спать, ее радовало, что он наконец=то уйдет, короче, она не могла утверждать, что положила этот листок в сумочку. С его рабочим адресом. Семья - это святое. Французы. - Нет, он не знает. Вы полагаете, говорить ему не надо? Какой смысл? Вместо одного человека волноваться будут двое, - хотя она не могла представить себе его волнующимся. Он разве что пожмет плечами. Американка приезжает в Европу, не зная, как... - Видите ли, это произошло случайно. На лыжном курорте. Вы же знаете, что такое лыжный курорт? Я не катаюсь на горных лыжах, - гордо произнес он. Серьезный человек. Фривольность не в его вкусе. Он не из тех, кто тратит приличные деньги, чтобы переломать себе ноги. Волна отвращения нахлынула на нее. И к самому психиатру, и его отвратительному коричневому костюму. Я напилась, - ложь. - Он помог мне подняться в номер, - ложь. - Я не знаю, как это произошло, - коричневый костюм передернуло. - Он повел себя недостойно, не показал себя джентльменом, - неужели все это говорит она. - Я просила его уйти, но он лишь смеялся. Он же француз, - может, на этом ей удастся сыграть. Всем известна взаимная неприязнь швейцарцев и французов. Кальвин против мадам де Помпадур. Женева, растоптанная войсками Наполеона. В мире будет на одним француза меньше. Или наполовину француза. - По его отношению я поняла, что у него напрочь отсутствует чувство ответственности, - теперь она словно озвучивала показания в полицейском участке. Надеясь, что коричневый костюм этого не заметил. Заученность в кабинете психиатра противопоказана. Очень важно имитация стихийности, каждое слово должно вырываться из души. Но, с другой стороны, она, скорее всего, говорила правду. С чего Жан=Жаку чувствовать ответственность. У него могло сложиться ощущение, что на недели она спит с тремя разными мужчинами. Она же привела его в свой номер, едва они познакомились. Не прошло и двадцати четырех часов. Pourquoi moi, Madame? Pourquoi pas quelqu'un d'autre*? Она могла представить себе холодный, вежливый голос, бесстрастное, загорелое, красивое, лицо. Жан-Жак! Если уж американской женщине довелось завести француза=любовника, его имя не должно быть таким французским. Да еще через дефис. Так банально. Теперь воспоминания о том уик=энде не вызывали положительных эмоций. Да еще ее имя. Розмари. Женщины, которых зовут Розмари, абортов не делают. Они выходят замуж под белой фатой, внимательно выслушивают советы, которые даем свекровь и по вечерам, в зеленых пригородах, дожидаются возвращения мужа с работы. Какие у вас средства к существованию, мадам? - спросил психиатр. Он сидел, сложив руки перед собой, похожий на статую. Входя в его кабинет, Розмари ответила, что он внимательно оглядел ее одежду. Оделась она слишком хорошо, чтобы вызывать жалость. Женева - элегантный город. Костюмы от Диора, Баленсиаги, Шанель, сверкающие вывески банков, реклама часов. - Ваш бывший муж выплачивает вам алименты? Он платит за нашу дочь. Я зарабатываю на жизнь сама. А, так вы работаете, - наконец=то в его голосе проклюнулись эмоции: он удивился. Да. И чем вы занимаетесь? Я - покупатель. Да? - конечно же, она покупатель. Все что=то покупали. Она понимала, что без пояснений не обойтись. - Я закупаю товары для универсального магазина. Иностранные товары. Итальянский шелк, французский антиквариат, старинное стекло, английское серебро. Понятно. Вы много путешествуете, - еще один камешек в ее огород. Если вы много путешествуете, негоже вам беременеть на лыжном курорте. Одно с другим не связывалось.. Бледнокожие руки, застывшие на столе, выказывали недоверие к ее рассказу. Я провожу в Европе три или четыре месяца в ----------------------------------------------- * Почему я, мадам? Почему не кто=нибудь еще? (фр.) году. Donc, Madame, vous parlez francais*? Mal, - ответила она. - Tres mal**, - tres она попыталась произнести с американским акциентом, который так смешил французов. Вы свободны в выборе партнера? - он нападал на нее, она это чувствовала. Более=менее, - слишком свободна. Если б не эта свобода, она бы не сидела в кабинете женевского психиатра. Аккурат перед отъездом в Европу, она подвела черту под трехлетним романом. Собственно, именно из=за этого разрыва она так долго задержалась в Европе, взял отпуск в январе, а не в августе. Хотела, чтобы успокоилась поднятая ею волна. Когда мужчина сказал, что он готов развестись и они могут пожениться, она осознала, что ей с ним скучно. Определенно, Розмари - совершенно неподходящее ей имя. Ее родителям следовало бы это знать. Я лишь хотел сказать, что мы живем в либеральную эпоху, - пояснил доктор. - Эпоху терпимости. В определенном смысле, да, - ей хотелось встать и уйти. - Вы не будете возражать, если я закурю? Пожалуйста, простите меня. Мне давно следовало предложить вам сигарету. Сам я не курю, вот и забываю, он не катается на горных лыжах, он курит. Наверное, не делает многого другого. Психиатр наклонился вперед, взял зажигалку из ее руки, поднес огонек к кончику сигареты. Ее руки дрожали. Ноздри психиатра чуть дернулись. Сигаретный дым им явно не нравился. - Когда вы путешествуете, мадам, кто присматривает за вашей дочерью? Ваш бывший муж? - Няня. У меня полная опеку, - американизм. Скорее всего, вызывающий антипатию у европейца. - Он живет в Денвере. Я стараюсь отсутствовать как можно меньше времени. - Няня, - кивнул мужчина. - То есть материальное положение позволяет вам завести -------------------------------------------- * Значит, вы говорите по=французски (фр.) ** Плохо. Совсем плохо (фр.) второго ребенка? Она запаниковала. Между коленями словно пробежал ледяной ветерок, скрутило живот. Этот мужчина - ее враг. Зря она положилась на Берта. С чего она решила, что он может помочь? Что он в этом понимает? - К сожалению, если станет известно, что я жду ребенка, меня выгонят с работы. В моем возрасте это нелепо и... опасно. Америка - не такая уж свободная страна, доктор. А мой муж постарается забрать у меня дочь, и суд, скорее всего, возьмет его сторону. Признает, что я не выполняю возложенных на меня обязанностей. Мой муж очень зол на меня. Мы не разговариваем. Мы... - она замолчала. Психиатр разглядывал свои руки. Она представила, как объясняет все это дочери: "Френсис, дорогая, завтра аист принесет тебе подарок..."- Я не могу даже подумать об этом. Лучше умереть, - о, Боже. Она не ожидала от себя, что сможет произнести эту фразу. Но он все равно не пойдет ей навстречу, нет у него желания подписать нужную бумагу, и он ее не подпишет. - Даже теперь я часто впадаю в депрессию. Испытываю безотчетный страх, если кто=то входит в комнату, где я сплю. Я запираю окна и двери, боюсь переходить улицу, плачу на людях. Я... - напирай на жалость, говорил Берт. Оказывается, не так это и трудно. - Я не знаю, что я сделаю, просто не знаю, это так ужасно... - ей хотелось плакать, но не перед этим лицом-маской. - Я полагаю, это временно, мадам. Мне представляется, что скоро это пройдет. Мне представляется, что этот ребенок не представляет серьезной угрозы ни для вашей жизни, ни для вашего психического здоровья. И, как вам, безусловно, известно, по швейцарским законам мне разрешено рекомендовать прерывание беременности только... Она встала, затушила сигарету в пепельнице. - Благодарю вас. Мой адрес у вас есть. Вы знаете, куда послать счет. Он поднялся, проводил ее до дверей, открыл дверь. - Adieu, Madame, - и откланялся. * * * Выйдя из дома, она быстрым шагом направилась к озеру. Вдоль узкой улицы выстроились чистенькие, аккуратненькие антикварные магазинчики, словно перескочившие из восемнадцатого в двадцатое столетие. Такие живописные, что даже не верилось в их реальность. Она остановилась перед витриной одного, с восхищением оглядела письменный стол с обтянутым кожей верхом, прекрасный комод красного дерева. Швейцарские законы. Но ведь случилось это в Швейцарии! Они не имели права так обойтись с ней, это несправедливо. Мысль эта, несмотря на ужасное настроение, вызвала у нее смех. Покупатель, вышедший из магазина, с любопытством посмотрел на нее. Розмари спустилась к озер. Взглянула на фонтанчик, на флаг для лебедей, торчащий из воды, на экскурсионные кораблики, под ярким солнцем неспешно плывущие к Уши, Веве, Мортре. Она почувствовала, что голодна. В эти дни у нее был отменный аппетит. Она посмотрела на часы. Самое время для ленча. Зашла в лучший, как она слышала, ресторан города, заказала truite au bleu*. Если приезжаешь в чужую страну, надо обязатально пробовать национальные блюда. К рыбе подали бутылку белого вина, с виноградников, растущих у озера. Путешествуйте по Европе, призывала реклама в журналах. Отдыхайте в Швейцарии. Вторая половина дня представлялась ей бесконечной, уходящей за горизонт дорогой. Она могла подняться на борт одного из корабликов, а потом прыгнуть в отравленное, синее озеро. А потом, когда ее выловят, пойти к мужчине в коричневом костюме и вновь вернуться к вопросу о ее психическом здоровье. - Варвары, - говорил Жан=Жак. - Варварская страна. Франция, впрочем, еще более варварская, - они сидели на выходящей к озеру террасе Королевского павильона в Булонском лесу. Деревья только зазеленели, солнце, однако, сильно припекало, цвели --------------------------------------------------- * Обжаренная форель (фр.) тюльпаны, по коричневой воде скользили первые в сезоне лодки, молодой американец фотографировал свою девушку, чтобы, вернувшись домой, документально подтвердить свое пребывание в Булонском лесу. Девушка, в оранжевом платье, одним из трех цветов, вызванных модными в этом сезоне, смеялась, демонстрируя американские зубы. Розмари провела в Париже три дня, прежде чем позвонила Жан=Жаку. Она нашла этот листочек бумаги. С адресом работы. Разобрала иностранный почерк. По грамматике в школе у него точно была пятерка. Умненький пальчик, склонившийся над партой. Листочек напомнил ей о чисто прибранном номере отеля в горах. Деревянные стены, сосновый аромат. Вливающийся в открытое окно, безошибочный запах секса, пропитавший простыни. Она вновь чуть не выбросила листок. Теперь радовалась, что не поддалась первому порыву. Жан=Жак повел себя, как человек. Не француз. В телефонном разговоре старался не говорить лишнего, но Розмари почувствовала, что он рад ее звонку. Предложил встретиться за ленчем. В Париже его имя не казалось очень уж... предопределенным. В Париже не смущал ее и дефис. Она провела три дня, не встретившись, не поговорив ни с нем из знакомых. Телефонную трубку сняла лишь один раз, чтобы позвонить Берту в Лондон. Он ей посочувствовал, но помочь ничем не смог. Собирался лететь в Афины. В эти дни все летели в Афины. Пообещал, что даст телеграмму, если общение с греками подвигн

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  - 126  - 127  - 128  - 129  - 130  - 131  - 132  - 133  - 134  - 135  -
136  - 137  - 138  - 139  - 140  - 141  - 142  - 143  - 144  - 145  - 146  - 147  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования