Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Зенькович Н.А.. Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -
щение: "В Анаклии, на берегу Черного моря вас будет ждать человек с очень важной информацией об отце". Нина Теймуразовна придумала себе болезнь, получила больничный лист и вылетела в Грузию на встречу с неизвестным подателем весточки. Однако на встречу никто не пришел. Не исключено, что аноним хотел видеть именно Серго Лаврентьевича. По официальной версии Берия был расстрелян 23 декабря 1953 года. Однако и здесь немало темного. Есть документ, датированный этим днем. Подписан он тремя должностными лицами - генерал-полковником Батицким, Генеральным прокурором СССР Руденко и генералом армии Москаленко. Документ имеет название "Акт. 1953 года, декабря 23 дня" и говорится в нем следующее: "Сего числа в 19 часов 50 минут на основании предписания председателя специального судебного присутствия Верховного суда СССР от 23 декабря 1953 года за N 003 мною, комендантом специального судебного присутствия генерал-полковником Батицким П. Ф., в присутствии Генерального прокурора СССР, действительного государственного советника юстиции Руденко Р. А, и генерала армии Москаленко К. С, приведен в исполнение приговор специального судебного присутствия по отношению к осужденному к высшей мере наказания - расстрелу Берия Лаврентию Павловичу". Акт скреплен подписями этих трех лиц. Документ не вызывает сомнений в достоверности, если, конечно, не сравнивать с другими, аналогичными документами. Сейчас такая возможность появилась. В тот же день, двадцать третьего декабря, был приведен в исполнение еще один приговор специального судебного присутствия. Вот текст нового акта: "23 декабря 1953 года замминистра внутренних дел СССР тов. Лунев, зам. Главного военного прокурора т. Китаев в присутствии генерал-полковника тов. Гетмана, генерал-лейтенанта Бакеева и генерал-майора Сопильника привели в исполнение приговор специального судебного присутствия Верховного суда СССР от 23 декабря 1953 года над осужденными: Кобуловым Богданом Захарьевичем, 1904 г, р. Меркуловым Всеволодом Николаевичем, 1895 г, р. Деканозовым Владимиром Георгиевичем, 1898 г, р. Мешиком Павлом Яковлевичем, 1910 г, р. Володзимирским Львом Емельяновичем, 1902 г, р. Гоглидзе Сергеем Арсентьевичем, 1901 г, р. к высшей мере наказания - расстрелу. 23 декабря 1953 года в 21 час 20 минут вышеупомянутые осужденные расстреляны. Смерть констатировал врач (подпись)". Теперь, наверное, ясно, в чем отличие первого документа от второго. В первом нет констатации факта смерти Берии врачом. В отношении фигур второстепенных - пожалуйста, есть, а в отношении главного действующего лица констатация смерти врачом отсутствует. Забыли второпях? В книге военного журналиста С. Грибанова здоровенный генерал, ставший после этого маршалом, так рассказывает о последних минутах Берии: "Повели мы Берию по лестнице в подземелье. Он обос... Вонища. Тут я его и пристрелил, как собаку". Генерал, ставший потом маршалом, - это, конечно, Батицкий. Почему его свидетельства - разные? Это только часть нестыкующихся свидетельств - и грустных, и гнусных. Какие из них достоверны, судить истории. Возможно, когда-нибудь и откроется истина, как открылась она спустя восемьдесят лет о расстреле царской семьи. Многие эксперты считают, что скелетов Анастасии и наследника Алексея среди останков царской семьи не оказалось. По словам Серго Берии, маршал Жуков в аресте его отца участия не принимал. Это, мол, все конъюнктурные штучки. Георгий Константинович вроде бы сказал ему: "Если бы твой отец был жив, я бы был вместе с ним..." Член суда Шверник признался Серго Берии: "Живым твоего отца не видел. Понимай как знаешь, больше ничего не скажу". А другой член суда, бывший секретарь ЦК Михайлов, сказал более откровенно: "В зале суда сидел совершенно другой человек". Но дальше продолжать разговор на эту тему отказался. НЕ ПЕРВАЯ ПОПЫТКА Новейшими исследованиями установлен потрясающий факт: попытки свалить Берию предпринимались и раньше. Известно, по крайней мере, пять таких случаев, не считая, разумеется, июньского в пятьдесят третьем году. Три из них связаны с физическим устранением, два - с помощью компромата. Первый относится к 1921 году. Правда, документальных подтверждений в архивах обнаружить не удалось, версия исходит из семейной среды репрессированных чекистов Кедрова и Березина. Впервые ее обнародовал Ф. Я. Березин - сын бывшего секретаря московской ЧКЯ. Д. Березина. Отец рассказал ему, что в декабре двадцать первого года его вызвал к себе Дзержинский и вручил ордер на арест работника азербайджанской ЧК Берии, который обвинялся в разжигании национальной вражды. Такая мера пресечения была вынесена Дзержинским на основании докладной записки ответственного работника ВЧК М. С. Кедрова, ездившего в Баку для проверки местной ЧК. Для задержания и ареста Берии был назначен наряд из четырех чекистов. Никто из них, включая и старшего, не знал, кого предстояло арестовывать. Однако за несколько часов до прихода ночного поезда из Баку Дзержинский вновь вызвал Березина и объявил, что арест Берии отменяется. Березин сдал ордер, который Дзержинский тут же резко порвал. - Что случилось? - спросил Березин. - Позвонил Сталин, - ответил Дзержинский, - и, сославшись на поручительство Микояна, попросил строгих мер к Берии не применять. Докладная Кедрова осталась у Дзержинского, он не передал ее для регистрации в канцелярию ЧК. Что с ней стало дальше - неизвестно. Берия в ту ночь в Москву не прибыл и за неявку в ВЧК не получил упреков. Следовательно, на это имелась санкция высоких начальников. Самое любопытное в этой ситуации то, что Сталин лично тогда Берию не знал, они познакомились позже - в 1923 году. Стало быть, от ареста Берию спас Микоян. Сам из Закавказья, Анастас Иванович, наверное, понял Берию, который пожаловался на то, что московская комиссия пошла на поводу у его недругов. Удачно складывавшаяся карьера недавнего скромного инспектора жилищного отдела аппарата Бакинского Совета - ас этой должности Берия пришел в азербайджанскую ЧК - могла, безусловно, разозлить кое-кого из его новых коллег. Нашептать что-нибудь из зависти на ушко московской комиссии, плохо разбиравшейся в национальных особенностях республики, - разве не соблазнительно? Однако тонко рассчитанный ход не сработал, Берию свалить не удалось, несмотря на уже выписанный ордер на арест. В середине тридцатых годов, когда он стал первым секретарем ЦК компартии Грузии, была предпринята попытка устранить его уже не с помощью хитроумной интриги, а организовав террористический акт. В то лето в Грузии отдыхал второй секретарь ЦК компартии Белоруссии Александр Хацкевич. Гостеприимный хозяин в один из выходных решил провезти белоруса по Военно-Грузинской дороге. Сгустились сумерки. Машина Берии, в которой находился он, его жена и сын, а также Хацкевич, с включенными фарами летела по проезжей части. Перед одним из крутых поворотов шофер снизил скорость, и в тот же момент из темноты прогремели выстрелы. Огонь велся спереди и сзади - на поражение. Гость получил смертельное ранение и умер на руках у Нины Теймуразовны. Сам же Берия, против которого было затеяно это покушение, не пострадал. Его спасло то, что Хацкевич тоже носил пенсне. Наверное, это и сбило с толку нападавших. Узнав о случившемся, Сталин прислал Берии американский бронированный "Паккард" - точно такой, на котором ездил сам. А вскоре вышло постановление Политбюро, по которому первые секретари ЦК компартий союзных республик обязывались пересесть на такие же машины. Вообще-то в том покушении было немало странного. Через год в Белоруссии мертвого Хацкевича объявили врагом народа. Арестовали его жену. Нина Теймуразовна спасла их ребенка, устроив его в семью своих знакомых. Очередная попытка убийства Берии была предпринята летом 1935 года. Семьи Берии и председателя Совнаркома Абхазии Нестора Лакобы отдыхали на высокогорном озере Рица. Дороги к озеру тогда еще не было, и отдыхавшие руководители решили посмотреть, где ее можно проложить. Выехали большой компанией - человек пятнадцать, не меньше. Жены, дети Берии и Лакобы, несколько человек из обслуживавшего персонала. Места вокруг были настолько изумительно красивы, что решили вспомнить молодость и заночевать в палатках. Развели костер. Когда пошли укладываться спать, Лакоба предложил Берии перейти в свою палатку. Лаврентий Павлович отказывался, Нина Теймуразовна тоже. Однако Лакоба настоял на своем. Недоумевающие супруги перенесли уснувших детей в палатку Лакобы. А под утро палатку, где должен был ночевать Берия с семьей, прошили пулеметные очереди. Наверное, кто-то предупредил Лакобу о готовившемся покушении, и он спас Берию. Следующий случай имел место в 1937 году, и снова в Абхазии. Берия на присланном Сталиным американском бронированном "Паккарде" ехал в Сухуми. Вместе с ним в машине были помощник и телохранитель. Известно имя последнего - Борис Соколов. Не доезжая немного до города, Берия приказал шоферу остановиться - хотелось слегка размяться. Дорога была утомительной. Он вышел из машины и начал прохаживаться. Помощник и телохранитель находились рядом. И вдруг из придорожных кустов выросли три фигуры. Блеснул револьверный выстрел - мимо. Телохранитель Соколов метнулся к шефу и закрыл его своим телом. Грянул еще один выстрел, и правая рука Соколова повисла плетью. Из нее выпал револьвер. В это время на дороге показалась милицейская машина из Сухуми, ехавшая для встречи и сопровождения пожаловавшего высокого гостя из Тифлиса. Завидев ее, злоумышленники растворились в кустах. Берии снова повезло - он остался цел. Охранника Бориса Соколова срочно отвезли в больницу. Кто организовывал эти теракты? Сын Берии считаеттогдашнее руководство наркомата внутренних дел СССР через своих ставленников в Грузии. И Ягода, и Ежов отлично понимали, какую опасность в личном плане представляет для них Берия с его опытом работы в разведке. Прогнозировать его перевод в Москву можно было без труда. А конкурентов всегда стремились убирать заблаговременно. Эта точка зрения, безусловно, имеет право на жизнь. Но нельзя исключать и другую - нити первых заговоров против Берии вели к местным политическим кругам. Сепаратистские настроения в Закавказье тогда были довольно сильными. Тот же Нестор Лакоба, например, категорически возражал даже против строительства в Абхазии железной дороги, рассматривая ее как проникновение России. И это Лакоба - председатель Совнаркома Абхазии! Что уж тут говорить о тех, кто стоял не на интернационалистских позициях. Берия, как и его предшественник на посту руководителя Заккрайкома Орджоникидзе, был прорусски ориентированным грузином. И это обстоятельство бесило тех его земляков, которые выступали за сохранение независимости Грузии, против ее советизации. На секретном Пленуме ЦК в начале июля пятьдесят третьего года, когда вчерашние соратники формулировали обвинения Берии, вспомнили слухи о том, что он во время оккупации Баку в 1919 году английскими войсками работал в органах разведки созданного англичанами мусаватистского правительства. Следовательно, все эти десятилетия был английским шпионом. История не новая. Она всплыла, как только в ноябре тридцать восьмого года Берию перевели на работу в Москву первым заместителем Ежова, тогдашнего наркома внутренних дел. И прозвучала не где-нибудь в кулуарах, а на Пленуме ЦК. Озвучил ее министр здравоохранения РСФСР Григорий Каминский, который в начале двадцатых годов возглавлял Бакинский горком партии. Трудно сказать, по чьей наводке выступил тогда министр. Не исключено, что по собственной инициативе. Мало ли какие отношения могли возникнуть между ними на служебной почве. Нет сомнений лишь в одном - какая-то группа лиц упорно хотела свалить Берию. Однако заявление Каминского последствий не имело. Дело в том, что этот вопрос был уже тщательно изучен. Слухи о шпионском прошлом Берии запускались всякий раз, как только его передвигали на новую служебную ступеньку. Сталину это надоело, и он распорядился провести детальную проверку. О том, что она проводилась, свидетельствуют обнаруженные уже в постсоветское время документы из архива Политбюро ЦК КПСС. В частности, сохранилась объяснительная записка И. П. Павлуновского, который с апреля 1919 по январь 1920 года был заместителем начальника Особого отдела ВЧК, а в 1926 - 1932 годах - председателем Закавказского краевого ГПУ. Объяснение Павлуновского датировано 25 июня 1937 года и адресовано лично Сталину. Павлуновский сообщает, что при назначении на пост руководителя Закавказским ГПУ его пригласил председатель О ГПУ Дзержинский и подробно ознакомил с обстановкой в Закавказье. "Тут же т. Дзержинский сообщил мне, что один из моих помощников по Закавказью т. Берия при мусаватистах работал в мусаватистской контрразведке. Пусть это обстоятельство меня ни в какой мере не смущает и не настораживает против т. Берия, так как т. Берия работал в контрразведке с ведома ответственных т, т, закавказцев и что об этом знает он, Дзержинский и т. Серго Орджоникидзе". По словам Павлуновского, когда он приехал в Тифлис и встретился с Орджоникидзе, тот сообщил ему, что действительно Берия работал в мусаватистской контрразведке по поручению партии и что об этом хорошо известно Кирову, Микояну и Назаретяну. Далее Павлуновский написал: "Года два тому назад т. Серго как-то в разговоре сказал мне: а знаешь, что правые уклонисты и прочая шушера пытается использовать в борьбе с т. Берия тот факт, что он работал в мусаватистской контрразведке, но из этого у них ничего не выйдет. Я спросил у Серго, а известно ли об этом т. Сталину. Т. Серго Орджоникидзе ответил, что об этом т. Сталину известно и что об этом он т. Сталину говорил". Свалили Берию не земляки-грузины, от которых он больше всего ждал опасности, а кремлевские соратники. НЕИЗВЕСТНЫЕ ПОДРОБНОСТИ За десять дней до ареста в Кремле Берия отбыл в Берлин. В соответствии с решением Президиума ЦК и Совета Министров СССР его направили в ГДР - там резко осложнилась обстановка. Всегда осторожный и подозрительный, Берия на этот раз подвоха не учуял. Мотивы командировки опасений не вызывали. Действительно, его присутствие там было необходимо. В Восточном Берлине не прекращались демонстрации под антисоветскими и антикоммунистическими лозунгами. Митингующие жгли портреты Сталина, Вильгельма Пика и Отто Гротеволя, требовали объединения Германии и ее столицы. Берлинской стены тогда еще не было, и поток беженцев в ФРГ постоянно нарастал. Советским и восточногерманским пограничникам приходилось туго. Недовольство, бродившее среди восточных немцев, подогревалось извне. Пять крупнейших западногерманских радиостанций призывали население ГДР к гражданскому неповиновению. Берия находился в Берлине с 15 по 25 июня, координируя действия советских, а также восточногерманских политиков и военных. Сегодня можно лишь гадать, был ли тайный умысел у "руководящего ядра" Президиума ЦК, когда оно инициишвало поездку Берии за пределы страны. Никаких свидетельств на сей счет обнаружить не удалось. Впрочем, не исключается, что замысел избавиться от Берии окончательно созрел именно во время его отсутствия в Москве. "Руководящее ядро" осмелело, сговорилось, обсудило детали предстоящей операции. Если бы Лаврентий Павлович оставался в Москве, кто знает, хватило ли бы у заговорщиков духу на столь решительные действия. По другой, весьма распространенной версии, Берия намеревался арестовать весь Президиум ЦК в Большом театре. Эту акцию он планировал на двадцать седьмое июня, на премьере оперы Юрия Шапорина "Декабристы". Утверждают, что ближайшие приближенные Берии - Саркисов, Деканозов, Кобулов и другие - якобы лично развозили приглашения советскому руководству. Что, наверное, вряд ли правдоподобно, ибо изменение порядка приглашения вызвало бы по крайней мере недоумение, если не больше. По установившейся традиции члены Президиума ЦК сообща принимали решение о посещении того или иного мероприятия. В этой связи малоубедительным представляется ссылка на Булганина, Маленкова и Хрущева, которые якобы впоследствии вспоминали, будто бы Берия лично просил их "обязательно быть на премьере, отложив все дела". Тот, кто знает порядки в высших кремлевских сферах, только улыбнется по поводу наивных представлений, спроецированных снизу на самую верхотуру власти. Там все иначе, чем у обыкновенной публики. Хотя слухи эти могли запускаться с определенной целью. Надо было убедить легковерных граждан, что злодей Берия сам готовил заговор против Президиума ЦК, и его "ядру" не оставалось ничего, кроме упреждающего удара. Двадцать шестого июня Берия вернулся в Москву. На военном аэродроме Лаврентия Павловича встречал Микоян. Возбужденный Берия рассказывал Анастасу Ивановичу об обстановке в ГДР. Недовольство погашено. Беспорядки прекращены. Микоян молча слушал, согласно кивал головой. Ни один мускул не дрогнул на лице хитрого кремлевского лиса. Лимузин пролетел через всю Москву, подкатил к кремлевским воротам. В старинном желтом дворце с белыми колоннами уже собрались члены Президиума. По дороге Микоян объяснил, что они с нетерпением ждут рассказа о берлинских делах. Ничего не подозревавший Лаврентий Павлович бодро прошествовал в знакомый зал заседаний... Почему соратники решили избавиться именно от него? Со времен Хрущева публике вбивали в головы: Берия хотел захватить власть, готовил переворот. Его недавно скончавшаяся вдова Нина Теймуразовна на эти обвинения однажды горько произнесла: - Лаврентий был умным человеком и понимал, что второму грузину после Сталина главой государства уже не стать... Логично. Так в чем же дело? Ответа два. Первый - Берия был организатором убийства Сталина. Второй - он стал соучастником его коллективного убийства. В обоих случаях от Берии поспешили как можно быстрее избавиться. По мере того, как отдаляется время смерти Сталина, все больше доминирует версия о его насильственном уходе из жизни. Хрущев в своих мемуарах предательскую миссию перекладывает на Берию. Он, мол, по-прежнему контролировал окружение Сталина, знал всех чекистов, которые стремились снискать его расположение, и ему легко было использовать их в своих целях. Действительно, цепочка событий, предшествовавших смерти Сталина, не в пользу Берии. До второго марта пятьдесят третьего года, когда Сталина хватил удар, были смещены со своих должностей его личные врачи и начальник Четвертого управления при Министерстве здравоохранения СССР, которое лечило кремлевскую верхушку. За две недели до трагического исхода был арестован нааальник личной охраны Сталина генерал Власик, которого Берия и Маленков обвинили в присвоении крупных сумм казенных денег. Несколько раньше отстранили от должности Поскребышева - за утечку государственных тайн. В феврале пятьдесят третьего скоропостижно скончался заместитель коменданта Кремля генерал-майор Косынкин. Цепочка странных событий продолжилась и после смерти Сталина. Не усп

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования