Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Зенькович Н.А.. Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -
анец Роберт Шелдон Харт. Его труп нашли примерно через месяц. Он был захоронен в саду дома одного из нападавших. Мексиканская полиция считала, что молодой американец был пособником террористов - открыл ворота виллы и исчез вместе с нападавшими, которые затем от него избавились как от неудобного свидетеля. Некоторые телохранители поддержали эту версию. Но сам Троцкий в нее не поверил. Более того, он был прямо противоположного мнения и приказал прикрепить у входа на виллу мемориальную доску с надписью: "В память Роберта Шелдона Харта, 1915 - 1940, убитого Сталиным". Между тем полиция упорно искала следы террористов. Дело о покушении на Троцкого держал на контроле президент Мексики Карденас, который в свое время гостеприимно встретил семью кремлевского изгнанника, выдворенную из Осло по требованию советского правительства за использование Норвегии в качестве плацдарма для враждебной деятельности. Карденас прислал за Троцким свой личный президентский поезд, оказал всевозможные почести при встрече в мексиканском порту, объявил гостем правительства. Через короткое время начальник тайной полиции назвал Карденасу имя руководителя террористов - Давида Альфаро Сикейроса - известного мексиканского художника. Того самого - всемирно знаменитого творца, убежденного сторонника Сталина. ОБВИНЕНИЕ В "САМОПОКУШЕНИИ" В мексиканской прессе сразу же после этого нападения появились публикации, ставившие под сомнение сам факт вооруженного вторжения в дом-крепость Троцкого. Мол, странно, что из трех сотен пуль, выпущенных боевиками, цели не достигла ни одна. Высказывались предположения о "самопокушении", о том, что в ночь, когда случилось нападение, Троцкий с женой в спальне не находились. Обнаруживали противоречия в его рассказах. По одной версии, он будто бы забрался в угол спальни. По другой - опустился на пол. Опровергая эти публикации, Троцкий рассказывал о случившемся так. Он спал крепко, так как после напряженной работы принял снотворное. Проснувшись от грохота выстрелов с тяжелой головой, он подумал, что за оградой виллы проходят народные гулянья с запуском ракет. Но взрывы раздавались слишком близко - тут же, в комнате, возле него и над ним. Все ощутимее становился запах пороха. Стало ясно - это нападение. Но где же охрана? Связана, захвачена или уже перебита? Первой с постели вскочила жена. Она столкнула его на пол, в пространство между кроватью и стеной. Это спасло ему жизнь. Сама она еще несколько секунд простояла над мужем у стены, словно защищая его своим телом. Троцкий прошептал: "Опускайся на пол". Стреляли со всех сторон, но откуда именно, определить было трудно. В отдельные моменты ясно различались вспышки разрывов, что говорило о близости стрелявших, но их не было видно. Сыпались осколки оконных стекол. Несколько позже Троцкий почувствовал, что его правая нога легко контужена в двух местах. - Дедушка! - внезапно раздался детский голос из соседней комнаты. Там спал Сева, внук Троцкого. После первых выстрелов, пересекших по диагонали его постель, мальчик, никогда не обучавшийся мерам безопасности, совершенно интуитивно принял единственно правильное решение - бросился под кровать. Кто-то из нападавших, реагируя на мелькнувшую тень, выстрелил в кровать. Пуля пробила матрац, ранила Севу в палец ноги и прошла сквозь пол. Бросив тут же два зажигательных снаряда, нападавшие покинули детскую. С криком: "Дедушка!" внук выскочил вслед за ними во двор, оставляя кровавый след, и под выстрелами перебежал в помещение одного из охранников. Жена Троцкого бросилась на крик внука в его комнату. Но детская была уже пуста. В комнате горели пол, двери и небольшой шкаф. - Они захватили Севу! - отчаянно вскрикнул Троцкий. Это была жуткая минута. Выстрелы еще продолжались, но уже дальше от спальни, где-то во дворе или непосредственно за оградой. Видимо, боевики прикрывали отступление. Жена Троцкого бросилась тушить разгоревшийся пожар, набросив на огонь ковер. В течение недели она потом лечилась от ожогов. Появились два охранника, которые в минуту нападения были отрезаны от Троцкого пулеметным огнем. Они сказали, что нападавшие, видимо, уже скрылись, так как во дворе никого не видно. Исчез также охранник Роберт Шелдон, несший дежурство в ту драматическую ночь. Были угнаны и оба автомобиля. Почему молчала внешняя охрана? Ее связали нападавшие. В первый день нападения Троцкий с женой были уверены, что боевики стреляли только через окна и двери и что в спальню никто не входил. Однако изучение траекторий выстрелов свидетельствовало, что те восемь выстрелов, которые оставили следы в стене у изголовья кроватей, продырявили в четырех местах оба матраца и оставили следы в полу под кроватями, могли быть выпущены только внутри самой спальни. Об этом же свидетельствовали и найденные на полу гильзы, а также два следа с обожженной каймой в одеяле. Когда террорист вошел в спальню? В первый момент операции, когда Троцкие еще не успели проснуться? Или, наоборот, в последний момент, когда они лежали на полу? Лев Давидович склонялся ко второму допущению. Всадив через двери и окна несколько десятков пуль в направлении кровати и не слыша ни криков, ни стонов, нападавшие имели все основания думать, что они с успехом выполнили свою работу. Один из них мог в последний момент вскочить в комнату для проверки. Возможно, что одеяла и подушки сохранили еще форму человеческих тел. В четыре часа утра в комнате царил полумрак. Троцкий с женой оставались на полу неподвижными и безмолвными. Перед тем как покинуть спальню, террорист, пришедший для проверки, мог дать в контрольных целях несколько выстрелов по кроватям, считая, что дело закончено уже и без того. Словом, Троцкий настаивал, что все комнаты дома, кроме библиотеки, столовой и кабинета, были заняты ночью боевиками. Как же тогда уцелели объекты теракта? По мнению Льва Давидовича, благодаря счастливому случаю. Да, кровати были взяты под перекрестный огонь. Возможно, что нападавшие боялись в темноте перестрелять друг друга и инстинктивно стреляли либо выше, либо ниже, чем было нужно. Но это только психологическая догадка. Счастливый случай стал возможным также благодаря тому, что Троцкий с женой не потеряли голову, не метались по комнате, не кричали, не звали на помощь, а молча лежали на полу, притворяясь мертвыми. ТЕРРОРИСТ ДАВИД СИКЕИРОС Человек в форме пехотного майора мексиканской армии с дымившейся сигарой в зубах, с приклеенными бородой и усами, возглавивший нападение боевиков на дом-крепость Троцкого, был всемирно известным мексиканским художником Давидом Альфаро Сикейросом. Он являлся другом второго выдающегося мексиканского живописца XX века Диего Риверы, тоже мексиканца, в доме которого, как помнит читатель, нашел приют депортированный из Норвегии "летучий голландец" мировой революции Лев Давидович Троцкий. Мало кто знает, по какой причине Троцкий был вынужден покинуть дом приютившего его почти на два года художника. Официальная версия разрыва - мол, Ривера на президентских выборах поддержал не того кандидата. Но это для непосвященных. На самом деле Троцкий покинул дом Риверы из-за романа с его женой, художницей Фридой Кало, дочерью фотографа. Диего возмутился черной неблагодарностью постояльца, приехавшего в Мексику благодаря заботам и деньгам знаменитого художника. Историки предполагают, что, если бы Ривера узнал о флирте 58-летнего Троцкого с 29-летней Фридой в самом начале, тогда бы в 1940 году не понадобился Меркадер с еголедорубом, - вспыхивавший, словно порох, художник самолично расправился бы с соблазнителем своей жены. Но, как всегда бывает, обманутый муж узнает обо всем последним. В шестилетнем возрасте Фрида заболела полиомиелитом и охромела. Когда ей исполнилось восемнадцать, попала в железнодорожную катастрофу и почти год пролежала в клинике, обреченная, по прогнозам врачей, на полную неподвижность из-за повреждения позвоночника. Но - стала ходить и даже привлекла внимание лучшего живописца континента. На нее и положил глаз Троцкий, который, кстати, был неравнодушен к прекрасному полу. Среди его любовниц немало имен знаменитых - например, английская ваятельница Клер Шеридан, приезжавшая в Москву вылепить бюст героя Октября, поэтесса и комиссар Лариса Рейснер. Сикейрос впервые познакомился с Риверой в Париже, куда приехал работать атташе посольства по культуре. Диего в кругу друзей слыл большим выдумщиком. Когда они впервые оказались в одной компании, Диего Ривера с серьезным видом говорил французам, что на побережье Мексиканского залива водятся тарантулы огромных размеров. Разведя руки, он показал эти размеры. - 0-ла-ла! - изумленно восклицали пораженные французы. - Да, это совершенная правда, могу подтвердить, - поддержал земляка Сикейрос. - Скажу больше, мы даже используем этих тарантулов как тягловую силу. Вместо ослов... Сикейрос идеально годился для устранения намеченной в Кремле жертвы. Ветеран интернациональных бригад времен гражданской войны в Испании, он часто бывал в доме Троцкого, знал расположение комнат, был коммунистом и фанатичным сторонником Сталина. Сикейрос отличался твердостью идейных убеждений, всегда выходил 1 мая на демонстрации, даже когда это было небезопасно. Что касается Диего Риверы, то он часто менял свои политические взгляды, был то коммунистом, то троцкистом. Диего не был связан с какой-то одной идеологией. Сикейрос умело использовал момент, когда его приятель в очередной раз примкнул к коммунистам. Сумма гонорара, выделенного Кремлем Сикейросу, неизвестна. Наверное, она была совсем незначительной, потому что после провала операции ее исполнителю, который после задержания и выхода на свободу под залог срочно бежал из Мексики с помощью чилийского поэтакоммуниста Пабло Неруды, пришлось в буквальном смысле слова бедствовать. Сначала он с семьей бежал на Кубу. Затем были Колумбия, Эквадор, Чили. Средств к существованию практически не было - ведь незадачливый террорист скрывался от мексиканских властей, требовавших его выдачи. Его арестовали лишь в 1960 году - спустя двадцать лет после неудачной попытки застрелить Троцкого. Сикейрос с женой ехал в машине. Его автомобиль блокировали неизвестные джипы, пассажиры которых внезапно начали стрелять по шинам. Сикейросу удалось выпрыгнуть из машины и спрятаться в доме у старого приятеля. Однако полицейские нашли его там и поместили в особо охраняемую тюрьму. Из заключения Сикейроса освободили лишь в 1964 году, когда в Мексике сменился президент. Во время второй мировой войны один из двоюродных братьев его жены Анхелики, Альберто Ареналь, работал в мексиканском военном атташате в Москве. Там он познакомился с советской девушкой Галей Соколовой. Вскоре у них родилась дочь Наташа. После окончания войны атташе вернулся на родину. Правда, без Гали, хотя и обещал, что возьмет ее с собой. Причина была банальной - влюбчивый мексиканец давно уже имел законную жену и детей. И он забыл русскую подружку. Дочь Сикейроса Адриана в шестидесятые годы работала в посольстве Мексики в Москве и нашла Галину Соколову. Ее дочь Наташа к тому времени уже вышла замуж. А Галина по-прежнему мечтала о Мексике. Адриана организовала ей поездку в свою страну, и она вновь встретилась с Альберто Ареналем, своим пылким возлюбленным. Повидать отца приехала и их дочь Наташа. Итак, Сикейрос был исполнителем неудавшегося покушения на жизнь Троцкого, хотя знаменитый художник потом делал заявления о том, что целью нападения на виллу Троцкого было не убийство, а эффективный протест против его пребывания в Мексике. А кто организатор? Кадровый сотрудник НКВД Наум Эйтингон. Когда первая акция по уничтожению злейшего врага Сталина провалилась, Эйтингон вернулся в Москву. Его начальника Павла Анатольевича Судоплатова вызвал к себе Берия. Проанализировав причины неудачи, они поехали к Сталину, который после долгого разговора согласился разрешить Эйтингону использовать другой вариант. Судоплатов позднее рассказывал: - Было принято беспрецедентное решение - моему заместителю Эйтингону разрешили действовать абсолютно самостоятельно с правом выбора и вербовки агентуры без согласования и без санкции Центра. Ему под личную отчетность выделялась астрономическая по тем временам сумма - триста тысяч долларов. ПОД ПСЕВДОНИМОМ "ГЕНЕРАЛ КОТОВ" Это был плотный, рано облысевший человек с остро сверлящими глазами. Он участвовал в гражданской войне в Испании под псевдонимом "генерал Котов", будучи консультантом интербригад по вопросам партизанских операций. Там же сошелся с коммунисткой из Барселоны Эустасией Марией Каридад Меркадер дель Рио и завербовал в качестве агентов НКВД ее самое и ее сына Рамона Меркадера, который через пять лет ударом ледоруба лишит жизни Троцкого. Но тогда, в первые месяцы флирта с обаятельной креолкой, о роковых последствиях этого знакомства не подозревал никто. Наум Исаакович Эйтингон прославился в чекистских кругах в 1929 году блестящей операцией по ликвидации Якова Блюмкина - того самого Блюмкина, который убил в 1918 году германского посла Мирбаха в Москве. Блюмкин служил тогда в ЧК, состоял в партии левых эсеров и своим террористическим актом хотел сорвать Брест-Литовский мир. Дзержинский объявил вышедшего из-под контроля сотрудника вне закона, но вскоре реабилитировал его, и приговоренный к расстрелу чекист поднялся до ранга нелегального резидента ОГПУ в Турции. Блюмкин продолжал пребывать в этой должности, когда в Стамбул прибыл депортированный из Советского Союза Троцкий. В число сопровождавших его лиц ОГПУ внедрило своего агента, который летом 1929 года сообщил в Москву, что сосланного Троцкого навестил сочувствующий ему сотрудник ОГПУ, который согласился передать послание Троцкого Радеку, а также обсуждал способы установления нелегальной связи с троцкистским подпольем в Москве. Этим сотрудником был резидент Яков Блюмкин. В стамбульской резидентуре ОГПУ числилась привлекательная женщина-агент Лиза Горская. Одно время она работала в секретариате у Дзержинского. С Лубянки ей пришло указание отбросить буржуазные предрассудки, завести с Блюмкиным роман и выяснить степень его сотрудничества с Троцким. Очаровательная агентесса настолько преуспела в выполнении этого задания, что стала тенью Блюмкина. Правда, похоже, что незарегистрированной. Этой историей на месте руководил легальный резидент ОГПУ Наум Эйтингон. Ему и передавала любознательная Горская все выведанные секреты, в том числе и то, что Блюмкин отдал Троцкому значительную часть партийной кассы. Эйтингон провернул дело таким образом, что Блюмкин только в момент ареста догадался о ее роли: - Лиза, ты предала меня! Вскоре Лиза Горская стала женой Эйтингона. Вот такой это был человек, известный также как генерал-майор Леонид Александрович Наумов и Леонид Александрович Эйтингон. Родился Эйтингон в 1899 году в белорусском городе Могилеве. В ВЧК пришел в 1921 году по личной рекомендации Дзержинского, которому он когда-то помог во время бегства из ссылки. Председателя ВЧК не смутило, что юноша был членом партии эсеров. География разведывательной работы Эйтингона довольно обширная: Китай, Турция, Испания, Мексика. Самая крупная его операция - это, безусловно, ликвидация Троцкого. В конце октября 1951 года Эйтингон был арестован и содержался во Владимирской тюрьме до марта 1953 года. После смерти Сталина его освободили и реабилитировали. Вернули все ордена, и после короткого отдыха в санатории он вновь вернулся на Лубянку. Однако в июле 1953 года вновь арестовали как пособника Берии и поместили в ту же Владимирскую тюрьму сроком на 12 лет. С большим трудом удалось добиться, чтобы в эти 12 лет зачли срок пребывания в тюрьме с 1951 по 1953 год. Отсидел ровно десять лет - от звонка до звонка. Выпустили его на свободу в 1963 году. После выхода из тюрьмы узнал, что на квартиру к нему приходил Рамон Меркадер. - А где комера до Леонидос? На груди исполнителя теракта Меркадера Золотая звезда Героя Советского Союза, а комерадо Леонидос, организовавший теракт, почему-то в тюрьме! Все силы и энергия недавнего узника были направлены на то, чтобы добиться реабилитации. Увы, он скончался в 1981 году, так и не дождавшись торжества справедливости. Оправдали его лишь в 1990 году, о чем он так и не узнал. В нападении на виллу Троцкого участвовал еще один наш соотечественник, будущий член-корреспондент Академии наук СССР Иосиф Ромуальдович Григулевич. Его жизнь напоминала авантюрный роман. Крупнейший советский международный террорист родился в 1913 году в Вильнюсе в семье фармацевта-караима. В 1932 году попал в тюрьму за революционную деятельность, после эмигрировал в Аргентину, в 1936 году приехал в Испанию, где связал свою судьбу с советской разведкой, был послом Коста-Рики в Италии. Вернувшись в Москву, начал заниматься научной деятельностью. Издал несколько монографий, под псевдонимом Иосиф Лаврецкий напечатал ряд книг в серии "ЖЗЛ", в том числе о Че Геваре. Умер в 1988 году. Только сейчас стало известно, что за участие в операции, проведенной под руководством Эйтингона, Григулевич был награжден орденом Красной Звезды. МИСТИЧЕСКАЯ РЕЗОЛЮЦИЯ В 1931 году, находясь на острове Принкипо в Мраморном море, кремлевский изгнанник написал письмо в Политбюро, предлагая совместно, помочь Испанской компартии. Он еще надеялся, что его могут "позвать" в Москву. Сталин ответил очень жестко. Не карандашом, как обычно, а красными чернилами на письме Троцкого вождь написал: "Этого пахана и меньшевистского шарлатана следовало бы огреть по голове через ИККИ. Пусть знает свое место". Разумеется, это не более чем случайное совпадение - в тридцать первом году Сталин еще не давал прямого указания на физическое уничтожение противника. Хотя, несомненно, есть что-то мистическое в этой резолюции - ведь Меркадер в прямом смысле этого слова огрел Троцкого по голове тупой стороной альпинистского ледоруба. Агенты ОГПУ-НКВД следили за Троцким постоянно. Со времени высылки из СССР в 1929 году он провел за границей одиннадцать с половиной лет. С начала 1929-го до лета 1933-го года он находился в Турции, с лета 1933-го по лето 1935-го - во Франции, с лета 1935-го до конца 1936-го - в Норвегии. С января 1937-го года вплоть до покушения в августе 1940-го жил в Мексике. Сегодня благодаря рассекреченным архивам Лубянки известны имена агентов ОГПУ-НКВД, внедренных в ближайшее окружение Троцкого. Самыми первыми из них были братья Соболевичюсы, сыновья богатого литовского торговца. Позднее они фигурировали под именами Джека Собля и доктора Ричарда Соблена. В течение трех лет они были доверенными лицами Троцкого, имели доступ к шифрам, тайным чернилам и подставным адресам, которыми Троцкий пользовался для переписки со своими сторонниками в Советском Союзе. Лев Давидович доверил им значительную часть своей переписки, которая полностью оказалась в руках ОГПУ. В Мексике он тоже был под плотным наблюдением агентов НКВД, каждый из которых

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования