Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Зенькович Н.А.. Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -
редусмотрено до мелочей. Но и чекисты не дремали! Задержание семейной пары Таврина-Шиловой после приземления в Смоленской области пятого сентября 1944 года подавалось в печати как случайность или в лучшем случае как результат служебной добросовестности старшего лейтенанта милиции Ветрова (имя и отчество этого человека, к сожалению, в документах не сохранилось). Ветров всю ночь простоял на дороге у поселка Карманово, не сомкнув глаз. Его подняли по тревоге и сообщили, что над линией фронта обстрелян немецкий самолет, который, по всей видимости, углубился на советскую территорию. Не исключено, что где-нибудь поблизости выброшен десант. Ветрову надлежало внимательно наблюдать за всеми проезжающими и с помощью группы, спрятавшейся поблизости от дороги, принять меры для задержания подозрительных. Ночью шел дождь, и старенькая офицерская шинелька Ветрова сильно намокла. Но он не покидал своего поста, какой бы привлекательной не представлялась мысль пойти в поселок согреться. Ветров был еще тот служака. Его долготерпение было вознаграждено. Рано утром на раскисшей дороге показался мотоцикл с коляской. Наметанным глазом Ветров определил - едут двое. Когда мотоцикл приблизился. Ветров увидел, что за рулем сидит молодой мужчина в кожаном пальто с майорскими погонами, а в коляске - миловидная женщина в шинели с погонами младшего лейтенанта. Ветров дал знак остановиться. Пятнистый мотоцикл притормозил у одинокой фигуры милиционера. - Проверка документов, товарищ майор, - козырнул Ветров. - Прошу предъявить служебные удостоверения... Водитель мотоцикла беспрекословно выполнил требование. Ветров внимательно изучил удостоверение. "Таврин Петр Иванович, заместитель начальника отдела контрразведки "СМЕРШ" 39-й армии 1-го Прибалтийского фронта", - прочитал милиционер. Все в порядке с документами и у спутницы мотоциклиста. Ветров хотел уже их отпустить, но на всякий случай спросил: - Откуда едете, товарищ майор? Таврин назвал населенный пункт в районе Ржева, где по первоначальному плану должен был приземлиться самолет. Но на подлете к заданной точке они попали в зону обстрела системы ПВО и вынуждены были развернуться в сторону Смоленска. Название местности - где-то в районе деревень Завражье и Яковлеве, где сел самолет, Таврин, естественно, не знал. Ночь, темнота... Ветров подозрительно рассматривал майора. В голове промелькнуло - это же почти двести километров отсюда. Не менее пяти часов пути. Всю ночь лил дождь, а на мотоциклисте и его спутнице абсолютно чистая и сухая одежда. И вдруг подозрительность с лица Ветрова как рукой сняло. - Все в порядке, товарищ майор, - почти весело сказал он. - Можете ехать, только надо сделать отметку, что вы выехали из нашей зоны. - Какую отметку? - возмутился майор. - Это еще что такое? Делать вам тут в тылу нечего!.. - Ничего не могу поделать, товарищ майор, - сочувственно произнес Ветров. - Приказ не мною придуман. Придется заехать в Карманово. Уж извините - такой порядок. Да и на следующем посту вас все равно задержат, ежели без отметки. Последний довод прозвучал убедительно, и майор, ворча сквозь зубы, вынужден был выполнить требование милиционера. Тем более, что к ним приближалась опергруппа, сидевшая в засаде. По дороге в Карманово майор возмущался здешними порядками: его вызвали с фронта в Москву, в Главное управление контрразведки "СМЕРШ", дорога каждая минута, а тут какая-то районная милиция с ее дурацкими отметками. Ветров помалкивал, изображая неловкость. Точно не известно, куда привезли супругов Тавриных. По одной версии - в райотдел НКВД, по другой - в комендатуру войсковой части. Единственное, в чем нет разночтений, это в том, что пока Таврины оформляли отметки в своих документах, старший лейтенант Ветров на свой страх и риск решил обыскать мотоцикл. В коляске милиционер обнаружил три чемодана. Превозмогая страх - все-таки майор "СМЕРШа", Герой Советского Союза! - Ветров непослушными руками открыл чемоданы. Кроме личных вещей, принадлежащих майору, там лежали семь пистолетов, портативная рация, "панцеркнакке" и кожаное пальто к нему, магнитная мина с приспособлением для дистанционного взрыва, более сотни разных штампов, чистые бланки документов. Ясно, что майора и его спутницу после этих находок не отпустили и продержали некоторое время под стражей, пока не связались с Москвой и не установили - в 39-й армии Таврин не значится да и вообще человека с такой фамилией нет во всей системе "СМЕРШ". Вскоре за ними приехали контрразведчики из Москвы и забрали с собой. Таврин сделал признание, что заброшен на советскую территорию для выполнения специального задания, связанного с совершением террористического акта против Сталина. И только совсем недавно стало известно, что задержание Таврина старшим лейтенантом милиции Ветровым не простая случайность. Еще во время подготовки Таврина к операции чекисты получили из Риги сообщение о странном заказе, который сделал неизвестный посетитель в одной из пошивочных мастерских, входивших в систему немецких спецслужб. Клиент попросил сшить ему кожаное пальто по русской моде, но с расширенным правым рукавом (для "панцеркнакке", конечно же!) и широкими удлиненными карманами. Ни адреса, ни своего имени заказчик не оставил, сказав, что сам придет за пальто. Портной, работавший на советскую разведку, удивился необычайности кроя и анонимности заказчика и поделился своими подозрениями с кем надо. Во время примерки за заказчиком незаметно проследили. Из мастерской он направился прямехонько в отель "Эксельсиор", известный посвященным тем, что он входил в систему учреждений германских спецслужб. Обладателя необычного кожаного пальто взяли на заметку - видный мужчина, выше среднего роста, широкоплечий, с благородными привлекательными чертами, с большим лоснящимся лбом, розовощекий. Для доставки диверсантов на советскую территорию оборудовали специальный четырехмоторный транспортный самолет "Арадо-332", который благодаря двадцатиколесному шасси и особым каучуковым гусеницам мог приземлиться не только на неприспособленной площадке, но и в случае необходимости даже на пахотном поле. Для передвижения по советской территории супругам подготовили закамуфлированный мотоцикл "М-72" советского производства. Посадку самолета должна была обеспечивать заранее заброшенная аэродромная команда. По плану ее выбросили первой. Однако ей не повезло - переловили сотрудники "СМЕРШ". На допросах аэродромщики особо не упирались и выложили все, что им было известно. Они признались, что прибыли с целью встретить другой самолет. Кто на нем должен прилететь, понятия не имеют. Контрразведчики поняли, что может пожаловать важная птица, и предложили радисту группы передавать в разведцентр ту информацию, которую ему дадут. Началась радиоигра. Радист сообщал: все зер гут, подготовка к приему самолета идет по плану. Не заметив подвоха, разведцентр дал добро на вылет супругов. Пятого сентября 1944 года "Арадо-332" взлетел с военного аэродрома под Ригой и взял курс к месту посадки на советской территории. Однако на подходе к нему был обстрелян зенитной артиллерией и получил серьезные повреждения. Стало ясно, что сесть в указанном квадрате не удастся, и экипаж принял решение совершить посадку в другом, более безопасном месте. Приземлились возле села Карманово Смоленской области. При посадке в полнейшей темноте и на незнакомой местности самолет получил дополнительные повреждения. Пока пилоты наскоро устраняли неисправности, пассажиры выкатили мотоцикл, уселись, завели мотор, попрощались с членами экипажа и двинулись по направлению к Москве. Советская контрразведка между тем обеспокоилась, не встретив самолет в назначенное время и в условленном месте. Заподозрив, что диверсанты выброшены в другом районе, перекрыли дороги, ведущие на Москву, установили дополнительные посты. Когда служба наблюдения системы ПВО сообщила об обстрелянном в районе Можайска и развернувшемся в сторону Смоленска немецком самолете, туда срочно были направлены оперативные группы. Одна из групп прибыла в район большого села Карманово. Чекисты, переодетые в милицейскую форму, расспрашивали местных жителей, не садился ли поблизости самолет, не встречались ли им незнакомые люди. Архивные документы донесли до нас фамилию женщины, видевшей мотоцикл с незнакомыми мужчиной и женщиной. Учительница Алмазова сказала, что мотоцикл двигался в сторону Карманово. Другие жители сообщили о том, что между деревнями Завражье и Яковлеве ночью, похоже, приземлялся самолет. Во всяком случае, оттуда что-то взлетело поутру и исчезло в западном направлении. Так что человек по фамилии Ветров, облаченный в милицейскую форму с погонами старшего лейтенанта, появился на раскисшей от дождя сельской дороге, ведущей в Карманово, вовсе не волей случая. На следствии Таврин выложил без утайки все, что ему было известно. Знал он немало. Особенно ценными оказались его сведения относительно готовившихся перебросок через линию фронта нескольких групп диверсантов. Потом их всех переловили, не дав возможности выполнить задания по взрыву мостов через Волгу, Каму и другие реки, а также совершить диверсии на оборонных объектах Урала. По поведению Таврина было видно, что он не прочь искупить вину. Арестованный террорист прямо, без обиняков, заявил, что согласен сотрудничать с советской контрразведкой. Такое же пожелание высказала и жена Таврина. Началась радиоигра. В сентябре сорок четвертого в Берлин ушло первое донесение Тавриных: прибыли благополучно, начали работу. Первого марта сорок пятого года Лидия Бобрик передала очередную радиограмму: "Познакомился с женщиной-врачом. Имеет знакомства в кремлевской больнице. Обрабатываю". Последнее сообщение Таврины передали девятого апреля сорок пятого года. Ответа не последовало - наверное, берлинским хозяевам было не до московских агентов, поскольку бои шли уже на ближайших подступах к городу. По некоторым сведениям, Таврины содержались в тюрьме еще семь лет после окончания войны. Время от времени их отвозили на конспиративную квартиру, откуда они передавали радиограммы в Берлин, напоминая о себе. Но ответа не было. В Москве тоже никто не выходил на связь с ними. Осудили и расстреляли Тавриных только в 1952 году. Так долго их держали живыми потому, что они были нужны советской контрразведке, помогая опознавать заброшенных на советскую территорию немецких агентов. К 1952 году, наверное, их всех переловили, и в Тавриных нужды больше не было. РЫСКАЮЩИЕ ВОЛКИ Существует множество версий последних дней Сталина. Они подробно изложены в моей книге "Вожди и сподвижники. Оговоры. Слежка. Травля", изданной "ОЛМАПРЕСС" в 1997 году. Во всех приведенных там версиях сквозит мысль, выраженная в речи албанского лидера Энвера Ходжи 24 мая 1964 года: "Советские лидеры - заговорщики, которые имеют наглость открыто рассказывать, как это делает Микоян, что они тайно подготовили заговор, чтобы убить Сталина". Лидеры - это четверка в составе Берии, Маленкова, Хрущева и Булганина. В последнее время в этом вопросе появилось и коечто новое. В 1996 году в США вышла книга "Снежный волк". Ее автор ирландский писатель Глэн Мид исследовал ряд странных обстоятельств кончины Сталина и пришел к выводу, что к смерти советского диктатора приложили руку... агенты ЦРУ. Прежде всего Глэну Миду показалось подозрительным, что тогдашний американский президент Дуайт Эйзенхауэр, известный аккуратностью в ведении личных дневников, по непонятным причинам не делал записей в течение целых трех недель как раз в тот период. Хотя для Эйзенхауэра все происходящее вокруг Сталина было крайне важным. В название книги лег тот факт, что Сталин в последние недели жизни проявлял непонятный интерес к волкам. Любопытно, что за пару недель до внезапной кончины, на встрече с индийским послом Меноном, последним видевшим его в живых иностранцем, Сталин сказал две фразы, наполненные каким-то загадочным смыслом: "Волк рыскает в поисках моей крови. Надо уничтожить волков". Посол, несомненно, был озадачен. О том, что Сталин во время беседы рассеянно рисовал в блокноте красным карандашом изображения волков, есть сведения и в книге американского журналиста Гаррисона Солсбери, который большую часть своей жизни провел в Москве. Ему рассказывал об этом все тот же посол Индии Менон. По словам Менона, Сталин сказал: русские крестьяне знали, что делать с волками, - они их уничтожали. Менону показалось странным это замечание. И еще. Дочь Сталина, Светлана Аллилуева, вспоминала, что в последние дни жизни Сталин постоянно рисовал волков с длинными острыми клыками и приказывал держать печи на даче раскаленными добела. Ведь охотники разжигают костры, чтобы отогнать голодные волчьи стаи. Примечательно, что в политических карикатурах тех лет агентов ЦРУ изображали именно волками. Во время работы над "Снежным волком" Глэн Мид рассказывал о своей версии бывшим сотрудникам КГБ. Реакция была неоднозначной - от категорического отрицания до задумчивого "все может быть". Действительно, настоящие тайны долго остаются нераскрытыми. Разве нам известно, кто убил президента Кеннеди? В официальную версию мало кто верит. Внезапная смерть Сталина тоже загадка. К сожалению, разгадки высказываются лишь публицистами да писателями. Официальные расследования по этому поводу не проводились. Приложение N 12: ИЗ ЗАКРЫТЫХ ИСТОЧНИКОВ Из беседы автора этой книги с бывшим заместителем начальника 9-го управления КГБ СССР генерал-майором М. С. Докучаевым - Террористу Богдану было поручено убить Сталина на одной из партийных конференций. Он сумел в мае 1934 года проникнуть в зал заседания, но не смог приблизиться к месту, где находился Сталин. К тому же в последний момент Богдан заколебался. На следующий день он был убит у себя на квартире. Его устранил Бакаев - один из бывших помощников Зиновьева по Ленинграду. Этот отъявленный убийца предполагался Зиновьевым и Каменевым, после совершения государственного переворота, на должность председателя ОГПУ с тем, чтобы замести все следы преступлений оппозиции. Об этом Бакаев поведал на следствии и судебном процессе. Однажды бакаевские боевики стреляли по катеру, полагая, что на нем совершал прогулку Сталин вдоль побережья Черного моря... - Были ли еще какие-либо попытки покушения на Сталина? - Были. И не только на него, но и на других членов советского руководства. - Выходит, это не легенды? - Какие уж тут легенды. В 1942 году террорист несколько дней осуществлял наблюдение на Красной площади за работой сотрудников службы безопасности при проезде из Кремля и по улице Куйбышева автомашин с руководителями партии и правительства. Он примелькался службе охраны, и его стали принимать за своего сотрудника. Шестого ноября он появился на Красной площади на автомашине с оружием и представился сотрудникам безопасности как назначенный на этот участок для усиления охраны в предпраздничные дни. - И что было дальше? - Когда из Кремля вышла машина, в ней сидел Микоян, этот террорист вскочил вовнутрь Лобного места и открыл оттуда огонь по автомашине. Он стрелял метко и расчетливо, но его пули отскакивали от брони автомобиля. Водитель, почувствовав удары по стеклам, быстро свернул к Васильевскому спуску и ушел от обстрела. - Никогда не слышал об этой истории... - Наверное, как и этих имен - майор госбезопасности Степин, капитан Цыба, сержант Ватин? Эти люди вступили в поединок с террористом. В перестрелке тяжелое ранение в ногу получил майор Степин. Впоследствии он стал генерал-майором, скончался в 1989 году. Капитан Цыба успел метнуть гранату вовнутрь Лобного места и тяжело ранил бандита. Цыба с подоспевшим Вагиным схватили его. Майор Степин был награжден орденом Красного Знамени, а капитан Цыба и сержант Вагин - орденами Красной Звезды. - Наверное, в охране Сталина были самые отборные сотрудники? - Безусловно. Охрана Сталина была обеспечена также новейшими видами вооружения и современными транспортными средствами. С началом войны служба его охраны была значительно усилена и, главным образом, на трассах проезда и при проведении крупных общественно-политических мероприятий. - Кроме имени Власика и названных вами сейчас трех чекистов, публика совсем не информирована о тех, кто осуществлял охрану Сталина... Не говоря уж о других руководителях советского государства... Сия тайна велика есть? - Сегодня уже не тайна. В годы Великой Отечественной войны Сталина охраняли генерал-лейтенанты Н. С. Власики В. В. Румянцев, генерал-майор С. Ф. Кузьмичев, полковники А. М. Раков, И. В. Хрусталев, М. И. Старостин, К. И. Буров, подполковники М. Г. Старостин, К-Горундаев, И. М. Орлов, Н. Г. Кропотов, Туков, Н. И. Бородачеви другие. В личную охрану Иосифа Виссарионовича входили офицеры Кириллин, Старцев, Ларин, Гусаров, Петров, Косарев, Фомин, Кошеваров, Маринин, Кручинин, Воронцов, Нефедов, Секошин и другие. Всего личная охрана Сталина насчитывала 26 человек. Они работали через сутки, т, е, по 12 человек ежедневно, плюс один-двое на подмену. - А кто были у Сталина водителями его машин, поварами? Совершенно неизвестно... - Записывайте. Водителями автомобилей Сталина были Н. И. Соловьев, бывший шофер генерала Брусилова, который три дня однажды обслуживал на фронте царя Николая II. Кроме Соловьева, Сталина возили Карпов, Кпивченков, Цветков, Гагач и Селяников. Повара? Еду готовили Судзиловский, Бугаков, Моренов, Колобов. Они готовили закуски, по два первых и вторых блюда. Сталин любил перепелок, голубей, а также другие грузинские блюда. - Интересно, а кто охранял других руководителей государства? - В различные годы других видных советских руководителей охраняли чекисты, чьи имена, действительно, широкому кругу людей неизвестны. В. М. Молотова, например, охранял генерал-майор Погудин, офицеры Александров, Карасев, Лагин. М. И. Калинина - полковники Земской и Жилин, К. Е. Ворошилова - генерал-майоры Хмельницкий и Сахаров, полковник Богачев. Л. М. Кагановича - генерал-майор Суслов, офицеры Ильюшин, Астафьев, Артамонов, Л. П. Берию - полковники Саркисов и Надарая. Н. С. Хрущева - полковники Столяров и Литовченко. Н. А. Булганина - полковник Безрук, Г. М. Маленкова - полковники Захаров и Зиновьев, М. А. Суслова - полковник Назаров, А. Н. Косыгина - полковники Смирнов, Потапов, Карасев. - А как было с видными военачальниками? Их тоже охраняли? - Конечно. На всех фронтах и во всех горячих точках войны офицеры госбезопасности охраняли маршалов Советского Союза С. М. Буденного, Г. К. Жукова, С. К. Тимошенко, А. М. Василевского, И. С. Конева, К. К. Рокоссовского и других представителей Ставки и командующих фронтами. Их охрану осуществляли подразделения безопасности, которыми руководили офицеры Александров, Бедов, Марков, Белов, Шванев, Копылов. Многие из чекистов этой славной когорты геройски погибли. Я бы назвал фамилии Зайцева, Реброва, Крутихина, Саенко. Немало людей получили ранения, выполняя почетную и трудную обязанность

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования