Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Фолкнер Уильям. Солдатская награда -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  -
Уильям Фолкнер Солдатская награда Роман. 1926. -------------------------------------------------------------------------- William Faulkner. Soldiers' Pay. Novel. 1926. Источник: Уильям Фолкнер. Солдатская награда. Роман. Перевод Р.Райт-Ковалевой. М:Терра, 2001, Собрание сочинений в девяти томах, том 1, стр. 25-308. OCR: В.Есаулов, yes22vg@yandex.ru, 25 апреля 2003 г. -------------------------------------------------------------------------- СОЛДАТСКАЯ НАГРАДА Роман Перевод Р.Райт-Ковалевой ГЛАВА ПЕРВАЯ 1 Ахиллес: Вы брились утром, курсант? Меркурий: Да, сэр. Ахиллес: Откуда бритва, курсант? Меркурий: Из вещевого довольствия, сэр. Ахиллес: Идите, курсант. Старинная пьеса (ок. 19...? г.) Лоу, Джулиан, номер..., бывший курсант летного училища, энской эскадрильи Воздушных сил, прозванный "Однокрылым" другими будущими асами своего звена, смотрел на мир желчным и разочарованным взглядом. Он страдал таким же разлитием желчи, как и многие вышестоящие военные чины, начиная от командира звена до генералов и небожителей с одной нашивкой (не говоря уж о неприметной серой скотинке с летного поля, которую французы так красиво называют "надеждой авиации"): войну закончили без него. Он сидел, снедаемый тоской и возмущением, даже не радуясь привилегированному месту в международном вагоне, и вертел на пальце свою фуражку с проклятой белой ленточкой. - Понюхал воздуху, братишка? - осведомился Пехтура, тоже возвращавшийся домой: от него на весь вагон несло скверным виски. - Иди ты к черту, - буркнул тот, и Пехтура сдернул свою мятую фуражку. - Ох, виноват, генерал! Или вас надо величать лейтенантом? Нет, извиняюсь, мадам, мне глаза выжгло на камбузе, зрение не то. Ну, давай на Берлин! А как же, вот именно на Берлин! Я тебе задам, Берлин, я тебе покажу номер! Номер никакая тыща, никакая сотня, ни фига, ни нуля - рядовой (вполне рядовой) Джо Гиллиген: на парад опоздал, на дежурство опоздал, на завтрак опоздал, конечно, если завтрак опоздал. Статуя свободы никогда меня не видала, а если увидит - сейчас же: налево крутом - марш! Курсант Лоу прищурил глаз с видом знатока. - Слушай, братец, а что ты пьешь? - Друг, не знаю! Этого самого, кто ее гонит, еще в прошлый четверг наградили медалью: он придумал, как кончить войну. Надо только призвать всех голландцев в нашу армию и поить их этим зельем сорок дней и сорок ночей, понял? Любой войне конец! - Еще бы. Никто не разберет, война это или танцулька. - Нет, это-то они разберут. Женщины-то начнут танцевать, понял? Слушай, была у меня чудная девочка, говорит: "Фу, черт, да ты не умеешь танцевать". А я говорю: "Я-то? Еще как умею!" Стали танцевать, а она спрашивает: "Ты в каком звании?" А я говорю: "Тебе зачем? Танцую я не хуже генерала, не хуже майора, даже, может, не хуже сержанта, потому как я только что выиграл четыреста монет в покер". А она говорит: "Ну?" И я говорю: "Я тебе говорю - держись меня, детка". А она говорит: "А где деньги?" Да разве я стану ей показывать? А тут подходит один такой, говорит: "Разрешите вас пригласить на этот танец?" И она говорит: "Пожалуйста, все равно этот тип не умеет танцевать!" А он, сержант, - громадина, я в жизни таких не видал. Знаешь, похож на того малого из Арканзаса, что сцепился с негром. А приятель его спрашивает: "Говорят, ты вчера негра убил?" - "Да, говорит, на двести пудов весом". Как про медведя. Поезд дернуло, Пехтура покорно качнулся, и курсант Лоу сказал: - Здорово тебя заносит. - Ничего! - успокоил его тот. - Зато вреда от нее никакого. Я ее давно пью. Конечное дело, пес мой пить это не станет, но ведь он, подлюга, взял привычку огинаться у штаба бригады. Единственный мой трофей. Вот ему-то уж никогда не влепят за то, что он вовремя не приветствует этих макак бесхвостых. Послушьте, генерал, окажите любезность пригубить стаканчик, чтоб эта чертова дорога не нагоняла сонную одурь. Я угощаю! Ничего, после двух глотков сразу привыкаешь. Меня от нее тоска по дому берет: здорово пахнет гаражом. Ты в гараже когда-нибудь работал? На полу меж двух скамеек сидел попутчик Пехтуры и пытался раскурить размокшую, распухшую сигару. "Похоже на разрушенную Францию", - подумал курсант Лоу, вспомнив тягучие рассказы капитана Блейта, английского летчика, временно приданного их части, чтобы укрепить силы демократии. - Бедный солдат! - плачущим голосом сказал его сосед. - Один в ничейной зоне, и ни одной спички. Сущий ад эта война, верно? Я тебя спрашиваю! - Он попробовал ногой опрокинуть своего спутника, потом стал медленно толкать его: - Подвинься, старая салака! Подвинься, болван стоеросовый. Увы, мой бедный Йорка, или как его там (это я в театре слышал, понятно? Красивые слова!), давай, давай! Видишь, к нам приехал генерал Першинг, хочет выпить с бедными солдатами. - Он обернулся к курсанту Лоу: - Погляди на него, до чего напился, до чего погряз во грехе. - Битва при Коньяке, - бормотал сидевший на полу. - Десять убитых. А может, пятнадцать. А может, сто. Бедные детки, плачут дома: где ты, Алиса? - Вот именно - Алиса. Куда ты к черту запропастилась? Где вторая бутылка? Ты что с ней сделал? Бережешь до дому, там в ней плавать будешь? Человек на полу уже плакал: - Обидел ты меня. Винишь, что я спрятал закладную на дом? Ну, бери, все забирай - душу, тело. Насильничай, ты сильнее! - Погоди, я тебя снасильничаю - отберу бутылку, винный уксус, винный уксус, - бормотал тот, шаря под сиденьем. Он выпрямился, с торжеством поднял бутылку. - "Чу! битвы гром и хохот лошадиный! Но им не снять мятежную главу!" Нет, нет! Вот бы мне посмотреть - как это лошади хохочут. Наверно, там одни кобылы. Ваше пресветлое высочество, - и он церемонно поднял бутылку, - соблаговолите благосклонно снизойти и почтить добрых, но недостойных странников в чужом краю! Курсант принял бутылку, глотнул, поперхнулся и сразу выплюнул все. Солдат обхватил его, похлопал по спине. -- Будет, будет, не такая уж это гадость. -- И, ласково обняв Лоу за плечи, он силой воткнул ему в губы горлышко бутылки. Лоу отталкивал бутылку, отбивался. -- Да ты попробуй. Я тебя держу. Ну, пей! - О ч-черт! - сказал Лоу, отворачивая голову. Заинтересовались и другие пассажиры. Пехтура успокаивал его: - Ну, ну, давай. Тебя никто не обидит. Тут одни друзья. Нам, солдатам, надо крепко держаться друг за дружку, мы же тут в чужой стране. Давай, пей сразу. Куда ж это годится, выплевывать добро себе под ноги? - О ч-черт, не могу я, понимаешь? - Можешь, ей-Богу! Слушай меня: ты думай про цветочки. Думай про свою бедную седую маму, как она рыдает у калитки, надрывает свое бедное седое сердце. Слушай, ты думай о том, что приедешь домой и сразу придется искать работу. Война - это ад, верно? Но если б еще годик повоевать - я стал бы капралом! - К черту, не могу! - Нет, ты обязан! - ласково сказал новый приятель, и вдруг сунул бутылку ему в рот и наклонил ее. Положение безвыходное - либо выпить, либо облить всего себя; пришлось выпить, удержать глоток. Желудок подскочил, застрял в глотке, потом стал медленно опускаться вниз. - Ну, вот, разве так уж страшно? Пойми, мне еще жальче, чем тебе, когда добро пропадает. А газолинчиком оно попахивает, верно? Желудок у курсанта Лоу болтался, как неприкаянный, словно воздушный шар на привязи. Курсант ловил воздух ртом, его внутренности скручивал холодный восторг. Приятель снова сунул бутылку ему в рот. - Пей сразу! Вклад надо беречь, понял? Жидкость заливала его брюки, от второго глотка по животу прошла судорога, дивный огонь пронзил тело. Подошел кондуктор пульмановского вагона и с беспомощным отвращением посмотрел на них. - Смиррно! - заорал Пехтура, вскакивая на ноги. - Берегись, офицер идет! Встать, рядовые, приветствуйте адмирала! - Он схватил кондуктора за руку, крепко стиснул. - Мальчики, этот человек командовал флотом. При попытке врага взять Кони-Айленд он был на посту. Нет, ошибка - в Чикагском архипелаге. Верно, полковник? - Ну, прекратите, не надо! Но Пехтура уже чмокнул его в руку. - А теперь ступайте отсюда, сержант! Вы свободны до обеда! - Послушайте, перестаньте хулиганить! Вы мне весь вагон загадите! - Бог с вами, капитан, да у вас вагон в такой целости и сохранности, что можно бы вашей дочке пожелать! - Солдат, сидевший на полу, попытался встать, и Пехтура выругал его: - Сиди смирно, слышишь? Слушайте, кажется, он думает, что сейчас ночь. Может, ваш камердинер уложит его спать? Он только мешает. Кондуктор, решив, что Лоу - самый трезвый, обратился к нему; - Слушай, солдат, может быть, хоть ты что-нибудь 2 Кто полетел спасать миры, И безутешен С той поры? Курсант! Кто на свиданье не попал, Пока командует капрал? Курсант! С набитыми животами и бутылкой виски, уютно приютившейся под мышкой у курсанта Лоу, сели они в другой поезд. - А куда мы едем? - спросил Лоу. - Этот поезд не идет в Сан-Франциско. - Слушай меня, - сказал Пехтура. - Меня зовут Джо Гиллиген. Гиллиген, Г-и-л-л-и-г-е-н, Гиллиген. Д-ж-о - Джо. Джо Гиллиген. Мои предки завоевали Миннеаполис, отняли его у ирландцев и приняли голландскую фамилию, понятно? А ты когда-нибудь слышал, чтоб человек по имени Гиллиген завел тебя не туда, куда надо? Хочешь ехать в Сан-Франциско - пожалуйста! Хочешь ехать в Сен-Пол или в Омаху - пожалуйста, я не мешаю. Более того: я тебе помогу туда попасть. Помогу попасть хоть во все три города, если хочешь. Но зачем тебе ехать к черту на рога, в Сан-Франциско? - Незачем! - согласился Лоу. - Мне вообще незачем ехать. Мне и тут, в поезде, хорошо, по правде говоря. Послушай, давай мы тут кончим войну. Но беда в том, что моя семья живет в Сан-Франциско. Вот и приходится ехать. - Правильно, - с готовностью согласился рядовой Гиллиген. - Надо же человеку когда-нибудь повидать свою родню. Особенно, если он с ними не живет. Разве я тебя осуждаю? Я тебя за это уважаю, братец. Но ведь домой можно съездить и в другое время. А я предлагаю: давай осмотрим эту прекрасную страну, ведь мы за нее кровь проливали. - Вот черт, нельзя мне. Моя мать с самого перемирия мне каждый день телеграфировала: летай пониже, будь осторожен, скорее приезжай домой, как только демобилизуют. Ей-богу, она, наверно, и президенту телеграфировала, просила: отпустите его поскорее. - Ясно. Обязательно просила. Что может сравниться с материнской любовью? Разве что добрый глоток виски. А где бутылка? Надеюсь, ты не обманул бедную девушку? - Вот она! - Лоу вынул бутылку, и Гиллиген нажал звонок. - Клод, - сказал он высокомерному проводнику негру. - Принеси нам два стакана и бутылочку саосапариллы или еще чего-нибудь. Сегодня мы едем в джентльменском вагоне и будем вести себя, как джентльмены. - А зачем тебе стаканы? - спросил Лоу. - Вчера мы и бутылкой обходились. - Помни, что мы въезжаем в чужие края. Нельзя нарушать обычаи дикарей. Подожди, скоро ты будешь опытным путешественником и все будешь помнить. Два стакана, Отелло. - В этом вагоне пить не полагается. Пройдите в вагон-ресторан. - Брось, Клод, будь человеком. - Нельзя пить в этом вагоне. Если желаете, пройдите в вагон-ресторан. - Рядовой Гиллиген обернулся к своему спутнику. - Видал? Как тебе это нравится? Вот как гнусно отнесся к солдатам! Говорю вам, генерал, хуже этого поезда я еще не встречал. - А, черт с ним, давай пить из бутылки. - Нет, нет! Теперь это вопрос чести. Помни, нам надо защищать честь мундира от всяких оскорблений. Подожди, я поищу кондуктора. Нет, брат, купили мы билеты или не купили? Нет офицеров, а жены их есть, Кому ж они окажут честь? Небо в тучах и земля медленно и мерно расплываются в сером тумане. Серая земля... По ней проходят случайные деревья, дома, а города, как пузыри призрачных звуков, нанизаны на телеграфную проволоку... Кто в караулке треплет языком, К черту войну посылает тайком? Курсант! И тут вернулся Гиллиген и сказал: - Чарльз, вольно! "Так я и знал, что он кого-то приведет, - подумал курсант Лоу и, поднимая глаза, заметил пояс и крылья, вскочил, увидал молодое лицо искаженное чудовищным шрамом через весь лоб. - О господи", - взмолился он, сдерживая дурноту. Лоу отдал честь. Офицер смотрел на него рассеянным напряженным взглядом. Гиллиген, поддерживая офицера под руку, усадил его на скамью. Тот растерянно взглянул на Гиллигена и пробормотал: - Спасибо. - Лейтенант, - сказал Гиллиген, - вы видите перед собой гордость нации. Генерал, велите подать воду со льдом. Лейтенант нездоров. Курсант Лоу нажал кнопку звонка и со вспыхнувшей вновь старой враждой, какую американские солдаты питают к офицерам всех национальностей, поглядел на знаки различия, бронзовые крылья и пуговицы, даже не удивляясь, почему этот больной британский лейтенант в таком состоянии путешествует по Америке. "Был бы я старше или счастливее, я бы мог оказаться на его месте", - ревниво подумал он. Снова пришел проводник. - Нельзя пить в этом вагоне, я ведь вас предупреждал, - сказал он. - Нельзя, сэр. В таких вагонах не пьют. - И тут проводник увидал третьего военного. Он торопливо наклонился к нему и подозрительно глянул на Гиллигена и Лоу: - Что вам от него нужно? - Просто подобрал его там, он, видно, иностранец, заблудился. Послушай, Эрнест... - Заблудился? Ничего он не заблудился. Он из Джорджии. Я за ним, присматриваю. Кэп, - обратился он к офицеру, - вам эти люди не мешают? Гиллиген и Лоу переглянулись. - Черт, а я решил, что он иностранец, - шепнул Гиллиген. Офицер поднял глаза на испуганного проводника. - Нет, - сказал он медленно, - не мешают. - Как вы хотите - остаться тут с ними или, может, проводить вас на ваше место? - Оставь его с нами, - сказал Гиллигеа - Ему выпить хочется. - Да нельзя ему пить. Он больной. - Лейтенант, - оказал Гиллиген, - хотите выпить? - Да, хочу выпить. Да. - Но ему нельзя виски, сэр. - Немножко можно. Я сам за ним присмотрю. А теперь дай-ка нам стаканы. Неужели тебе трудно? Проводник снова начал: - Но ему же нельзя... - Слушайте, лейтенант, - прервал его Гиллиген, - заставьте вашего приятеля выдать нам стаканы - пить не из чего! - Стаканы? - Ну да! Не желает принести стаканы. - Прикажете принести стаканы, нэп? - Да, принесите нам стаканы, пожалуйста! - Слушаю, кэп. - Проводник пошел и вернулся. - Присмотрите за ним, ладно? - сказал он Гиллигену. - Конечно, конечно! Проводник ушел. Гиллиген с завистью взглянул на своего гостя. - Да, видно, надо родиться в Джорджии, чтоб тебя обслуживали на этом проклятом поезде. Я ему деньги давал - и то не помогло. Знаешь, генерал, - обратился он к Лоу, - пусть лейтенант едет в нашем купе, ладно? Еще пригодится. - Ладно, - согласился Лоу. - Скажите, сэр, на каких самолетах вы летали? - Брось ты глупости, - прервал его Гиллиген. - Оставь его в покое. Он разорил Францию," теперь ему нужен отдых. Верно, лейтенант? Из-под изрубцованного, изуродованного лба офицер смотрел на него недоуменными, добрыми глазами, но тут появился проводник со стаканами и бутылкой джинджер-эля. Он принес подушку, осторожно подсунул ее под голову офицеру, вытащил еще две подушки для остальных и с беспощадной добротой заставил их сесть поудобнее. Он действовал ловко и настойчиво, как непреклонная судьба, охватывая всех своей заботой. Гиллигену с непривычки стало неловко. - Эй, легче на поворотах, Джордж, не лапай меня, я сам! Мне бы эту бутылочку полапать, понял? Не обращая внимания, проводник спросил: - Вам удобно, кэп? - Да. Удобно. Спасибо, - ответил офицер. Потом добавил: - Принеси и себе стакан. Выпей. Гиллиген открыл бутылку, наполнил стаканы. Приторно и остро запахло имбирем. - Вперед, солдаты! Офицер взял стакан левой рукой, и тут Лоу увидел, что правая у него скрюченная, сухая. - Ваше здоровье, - сказал офицер. - Опрокинем! - сказал курсант Лоу. Офицер смотрел на него, не притрагиваясь к стакану. Он смотрел на фуражку, лежащую на коленях у Лоу, и напряженное, ищущее выражение глаз сменилось четкой и ясной мыслью, так что Лоу показалось, будто его губы сложились для вопроса. - Так точно, сэр. Курсант! - ответил он признательно и тепло, снова ощутив молодую, чистую гордость за свое звание. Но напряжение оказалось непосильным для офицера, и его взгляд снова стал недоуменным и рассеянным. Гиллиген поднял стакан, прищурился. - Выпьем за мир, - сказал он. - Трудно будет только первые сто лет. Подошел проводник со своим стаканом. - Лишний нос в корыте, - пожаловался Гиллиген, наливая ему. Негр взбил и поправил подушку под головой у офицера. - Извините меня, кэп, может, вам принести что-нибудь от головной боли? - Нет, нет. Спасибо. Не надо. - Но вы больны, сэр. Не пейте лишнего. - Лишнего? Не буду. - Он не будет, - подтвердил Гиллиген. - Мы за ним последим. -- Разрешите опустить штору? Вам свет в глаза не мешает? -- Мне свет не мешает. Идите. Позову, если понадобится. Инстинктом, присущим его расе, негр понимал, что его заботливость уже становится навязчивой, но снова попытался помочь: -- Наверно, вы забыли телеграфировать домой, чтобы вас встретили? Вы бы позволили мне послать им телеграмму? Пока вы здесь -- я за вами присмотрю, а потом кто о вас позаботится? -- Ничего. Все в порядке. Пока я здесь -- вы за мной присмотрите. Потом сам оправлюсь. -- Хорошо. Но все-таки придется доложить вашему батюшке, как вы себя ведете. Надо бы поосторожнее, кэп. - Он обернулся к Гиллигену и Лоу: - Позовите меня, джентльмены, если ему станет дурно. - Уходите! Сам позову. Если станет плохо. Гиллиген с восхищением посмотрел вслед уходящему проводнику. - Как вам это удалось, лейтенант? Но офицер только перевел на них растерянный взгляд. Он допил виски, и пока Гиллиген наливал стаканы, курсант Лоу, привязавшийся, словно щенок, повторил: - Скажите, сэр, на каких машинах вы летали? Офицер посмотрел на Лоу приветливо, но ничего не ответил, и Гиллиген сказал: - Молчи. Оставь его в покое. Не видишь, что ли, - он сам не помнит? А ты бы помнил, с этаким шрамом? Хватит про войну. Верно, лейтенант? - Не знаю. Лучше выпить еще. - Ясно, лучше. Не горюй, генерал. Он тебя не хочет обидеть. Просто ему надо выкинуть все это из головы. У всех у нас свои страшные воспоминания о войне. Я, наприм

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования