Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Тэд Уильямс. Хвосттрубой или Приключения молодого кота -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  -
лапами корней ежевики и прыгнул к спасению. Он оказался слабее, чем думал. Когда выбрался на твердую землю, мускулы его трепетали, и на мгновение он прилег, задыхаясь. Рикчикчики взволнованно шумели в листве. Преодолевая боль, Фритти поднялся на ноги, и щебечущие голоса повели его вперед. На опушке рощи черных дубов Рикчикчики остановились. Хвосттрубой наконец увидел, что произошло. Одно из старых деревьев давным-давно свалилось, образовав огромную арку. Из-под нее слышался перепуганный крик белочки и доносился запах кого-то из Племени. Дубовое укрытие защищало кота так, что он мог без помех закончить свою забаву, недосягаемый для камешков и орешков мстительных Рикчикчиков. Ползком, медленно и осторожно, Фритти обогнул копну мертвых корней, свисавших с основания упавшего дерева. Он ведь собирался уговорить другого кота отказаться от законной добычи, - значит, должен был начать почтительно и осторожно. Поэтому он, чтобы не встревожить, позвал, проходя под арку: - П р и я т н о й?п л я с к и, брат-охотник, - и остановился, не дойдя до соплеменника. Миссис Чикли, панически выкатив глаза, лежала пригвожденная под лапой большого кота песчаного цвета. Охотник вопросительно поднял голову, когда Фритти приблизился. Это был Ленни Потягуш. - Ну и ну! Юный Хвосттрубой! - Потягуш не поднял лапу, не снял ее с охваченной ужасом белочки, лишь приветственно кивнул - вполне дружелюбно. - Какая встреча! Так и думал, что ты со временем появишься в этих местах, но ждать так скучно... - Он принялся было зевать, но приостановил зевок. - Так уж коли ты пришел, не разделишь ли со мной мою поимку? Она прелесть какая жирненькая, сам видишь. В придачу я сперва самую малость повозился с ней. Возбуждает аппетит. Для Фритти события шли чересчур быстро. - Вы ждали... меня? - спросил он. - Не понимаю. Потягуш насмешливо фыркнул, заметив недоумение Фритти: - Знал, что не поймешь. Ну да на все хватит времени после вкусненького кусочка Рикчикчики. Разве ты не голоден? - Потягуш поднял лапу, чтобы нанести белочке смертельный удар. - Стойте! - крикнул Фритти. Теперь очередь удивляться была за Потягушем. Он покосился на Фритти с острым интересом, как будто у того вырос второй хвост. - Что не так, малыш? - поинтересовался старый кот. - Это что, какая-то особая порода ядовитой белки? - Да... Нет... Ах, Потягуш, вы не могли бы ее отпустить? - чуть слышно спросил Хвосттрубой. - Отпустить? - Охотник неподдельно изумился. - Виро Небесный, зачем? - Я обещал другим белкам, что выручу ее. - Фритти чувствовал, что словно превращается в пыль под пытливым взором Потягуша - в пыль, которую сдует ближайший сильный ветер. Внимательно осмотрев Фритти, Потягуш разразился взрывом смеха и повалился на спину, размахивая лапами в воздухе. Белочка не двинулась - лежала тихо, часто дыша; глаза ее остекленели. Потягуш перевернулся на живот и большущей передней лапой нежно шлепнул Фритти. - Ох, Хвосттрубой, - прохрипел он. - Я знал, что был прав! Идти на поиски! Спасать беличьих девчонок! Уфф! Ну и песню же ты споешь! - Потягуш весело тряхнул головой и взглянул на съежившуюся Рикчикчику. Нос у Фритти пылал. Он не знал, хвалят его или осмеивают - или то и другое вместе. - Тогда ладно, - сказал Потягуш миссис Чикли. - Ты слышала, что сказал мастер Хвосттрубой. Он ходатайствовал о твоей жизни. Ступай же, пока я не передумал. Белочка лежала неподвижно. Хвосттрубой двинулся было вперед, боясь, что Потягуш ненароком сломал ей хребет, когда она вдруг стрелой пролетела между ними, взметая в воздух кусочки коры, и удрала из-под дубовой арки. - Желал бы я послушать на досуге твою историю о том, что вынудило тебя давать обещания белкам, но мне нужно еще кое-что сделать до появления Ока. Они вдвоем шли под гигантскими деревьями - Фритти убыстрял шаги, чтобы идти вровень с Потягушем. - Однако у нас с тобой будет разговор поважнее. Я был уверен - ты решишь распроститься со своими, но не рассчитал, что так скоро отправишься. Потому я тебя и разыскиваю с начала Коротких Теней. - Потягуш, боюсь, я совсем вас не понимаю. Ни капельки не понимаю и прошу у вас прощения. Разговор поважнее - с глупым юнцом вроде меня? И откуда вы узнали, что я пойду искать Мягколапку в одиночку? И откуда вы узнали, в какую сторону я пойду? - Фритти едва дышал, изо всех сил стараясь идти в ногу со старым котом. - Много вопросов, охотничек. На все сразу и не ответишь. Достаточно сказать: я стараюсь разобраться вовсе не во всем, что слышу под Стеной Сборищ. В свое время я пускался в дальние странствия и многое, многое разнюхал. Я очень даже допускаю, что в нынешние дни получаю куда больше удовольствия, просто впитывая в себя солнце. Конечно, я не ухожу охотиться столь далеко, как некогда. Но у меня есть и еще способы. А что до других твоих вопросов, - продолжал он, - то даже кастрат, которого кормят М у р ч е л ы, учуял бы любой твой замысел, любопытник. Мне было известно еще до Обнюха - до того, как ты узнал сам, - что ты кинешься вдогонку за крошкой... Ляпотяпкой. - Мягколапкой, - пропыхтел Фритти. - Ее имя - Мягколапка. - Конечно, Мягколапка. Знаю, - не то с раздражением, не то с оттенком нежности сказал Потягуш. - Вот мой способ, - добавил он просто. Потягуш вдруг остановился, и Хвосттрубой завертелся, становясь рядом с ним. Уставив на Фритти огромные зеленые глаза, охотник сказал: - Странные затеваются вещи, и не только в Стародавней Дубраве. Рикчикчики и Племя вступают в сделки, а это очень странно. Я не могу в точности понять, что происходит, но усы рассказывают мне настораживающие истории. И у тебя есть какая-то роль в этой игре, Хвосттрубой. - Как я мог бы... - принялся было возражать Фритти, но Потягуш движением лапы заставил его умолкнуть. - Боюсь, у меня нет больше времени. Понюхай-ка ветер. Фритти втянул в себя воздух. В самом деле, ветер принес странный запах холодной сырой земли, но он ничего в нем не смог понять. - Ты должен научиться доверять своим чувствам, Хвосттрубой, - сказал Потягуш. - У тебя есть кое-какие природные дарования, которые помогут тебе там, где недостаток опыта введет тебя в беду. Помни - пользуйся чувствами, которые даровала тебе Муркла. И будь терпелив. Потягуш снова понюхал воздух, но Хвосттрубой больше не чуял в нем ничего необычного. Старый кот потерся носом о бок Фритти. - Держись левым плечом к заходящему солнцу, когда будешь выходить из лесу, - сказал он. - Так ты выберешь верное направление. В путешествии не стесняйся ссылаться на меня. На некоторых полях меня хорошо помнят. А теперь мне пора. Потягуш рысью пробежал несколько шагов. Фритти, ошеломленный событиями, сидел, глядя ему вслед. Большой кот оглянулся: - Ты уже прошел Посвящение в Охотники, Хвосттрубой? - Мррр... - Смущенному Фритти понадобился миг, чтобы собраться с мыслями. - Мррр, нет. Церемония должна состояться на Сборище после следующего Ока. Потягуш помотал головой и прыжком вернулся к нему. - Нет ни времени, ни должной обстановки для Старой Охотничьей, - сказал он, - но я сделаю лучшее, что смогу. Фритти в изумлении следил, как Потягуш усаживался на мощные ляжки, закрывал глаза... Голосом намного более приятным, чем можно было ожидать, он запел: Праматерь, мы славим Охотничий дар свой, Охотничий дар свой. Храни же нас Оком; Мы чутко хвостами Приказ твой уловим. Изменчиво солнце, И вечно лишь Око. Праматерь, услышь нас, Мы молим, Мы молим! Зуб, Коготь и Кость - Наш залог за твой свет! Потягуш какой-то миг сидел плотно закрыв глаза, потом открыл их и снова вскочил на ноги. Казалось, в нем нет и следа того медленноречивого, малоподвижного кота, которого.знал Фритти, - ничего, кроме невозмутимого мерцания в глазах. Он предстал преисполненным целеустремленности и энергии; при его приближении Хвосттрубой невольно отпрянул. Однако Потягуш только вытянул лапу и коснулся ею лба Фритти. - Добро пожаловать, охотник, - сказал он, повернулся и кинулся прочь, лишь чуть-чуть задержавшись на краю ближайшей заросли, чтобы крикнуть: - Может, тебе и повезет, юный Хвосттрубой! - И с этими словами Ленни Потягуш скрылся в подлеске. Фритти Хвосттрубой в удивлении опустился на землю. Неужто все это случилось на самом деле? Еще и дня не прошло, как он ушел из дому, а уже казалось - навсегда. Все было так изумительно! Он вскинул заднюю лапу и принялся скрести за ухом, давая выход противоречивым чувствам. Рьяно выскребываясь с полузакрытыми глазами, ощутил, что все вокруг пришло в движение. Вскочил, встревоженный. Окрестные деревья были полны мелькающих беличьих хвостов. Крупная белка - не та, с которой он говорил раньше - спустилась по стволу вяза до уровня его глаз и, повиснув, уставилась на него. - Ты-ты, кош-хорош, - сказала она. - Теперь пройдем-пройдем. Толковать-толковать. Пора тебе толк-толк толком с лордом Щелком. ГЛАВА ПЯТАЯ И думать поздно на исходе дня, Когда в тяжелой туче солнце скрылось, Лишь на твоем меху оставив отсвет. Уоллес Стивенс Хвосттрубой карабкался все выше, к самым верхушкам деревьев. Позвавшая его белка оставалась на несколько веток впереди и вела его за собой. Позади них и вокруг прыгали, переговариваясь по-своему, остальные белки. Фритти казалось, что он карабкается уже много дней. Где-то на захватывающей дух высоте вся процессия остановилась передохнуть. Фритти устроился на не слишком толстой ветке дуба, пытаясь отдышаться. Как и все кошки, он хорошо умел лазать по деревьям, но был гораздо тяжелее своих спутников-белок. Чтобы не свалиться, ему приходилось крепче хвататься и больше, чем им, заботиться о равновесии, особенно здесь, наверху, где ветки становились все тоньше и тоньше: время от времени ветка под ним качалась, угрожая обломиться, и он поспешно перебирался на другую, покрепче. Они остановились на одной из последних развилок, там, где от ствола отходило несколько больших веток, и теперь были так высоко, что сквозь зелень Фритти уже не мог видеть землю. Сопровождавшие его Рикчикчики вместе с десятками других сидели на безопасном расстоянии и изумленно переговаривались. Еще бы! Кот на дереве самого лорда Щелка. Лапы у Фритти болели, но он был вынужден снова подняться и следовать за своими провожатыми. Взобравшись вверх по главному стволу еще на несколько футов, они свернули на широкую длинную ветку. Но чем дальше от ствола, тем тоньше становилась ветка, и Фритти уже опасался, что она не выдержит его тяжести. Сопровождавшая Фритти белка заставляла его двигаться все дальше, пока он не лег на живот и не вцепился всеми лапами в ветку. Дальше он ни за что не двинется! Он лежал, тихонько покачиваясь на ветерке, и в это время предводитель процессии дал короткий сигнал. Шумное стрекотание, сопровождавшее их на всем пути вверх, прекратилось. Вытянув шею, Фритти разглядел несколько белок с зажатыми в лапах скорлупками, которыми они застучали по стволу и ветвям дерева, слаженно выбивая отрывистую сигнальную дробь. Откуда-то с верхушек деревьев им отвечали такими же залпами. На ветке, росшей перпендикулярно той, за которую уцепился Фритти, и отделенной от него расстоянием в несколько прыжков, медленно и с достоинством, по меркам беличьего рода, двигалась процессия, правда, с точки зрения Племени, чересчур шумная и суетливая. Фритти показалось, что в голове процессии среди нескольких важных Рикчикчиков он узнал мастера Трескла и миссис Чикли. Возглавляла это странное шествие большая белка с седым мехом и поразительно пушистым хвостом. Глаза старой белки казались черными, как обсидиан. Она пристально рассматривала Фритти, меж тем как весь беличий кортеж остановился и замер вокруг. Бросив величественный взгляд на кота, седая белка повернулась к миссис Чикли: - Тот кош-кош, что спас? Миссис Чикли с показной скромностью бросила взгляд на Фритти, храбро цеплявшегося за свою ветку. - Тот кош-кош, лорд Щелк, - робея, подтвердила она. Хвосттрубой не мог не заметить, как белки старались защитить своего вождя от него, не заслуживающего доверия кота. Здесь, на конце тонкой-претонкой ветки, для прыжка просто не было точки опоры; но даже сумей он прыгнуть, расстояние, отделявшее его от лорда Щелка, было слишком велико. И пусть в этот момент Хвосттрубой не испытывал ни малейшего желания прыгать - все равно он восхищался умом и предусмотрительностью Рикчикчиков. - Ты, кош, - резко произнес лорд Щелк. - Да, сэр, - повернулся к нему Хвосттрубой. Что ему нужно, этому старику? - Кош-кош Рикчикчик не друг. Ты помогать миссис Чикли. Почему, кош? Не пойму, кош. Фритти и сам этого до конца не понимал. - Не могу точно сказать, лорд Щелк, - сказал он. - Мог спрятаться с вор под бревно, - неожиданно вмешался мастер Трескл. - Не стал, - многозначительно добавил он. Лорд Щелк опустил голову и задумчиво покусал прутик, потом снова посмотрел на Фритти: - Всегда охота, враг-враг с кош-кош. В ту луну четыре кош влезли на дерево. Украсть ч и к л и к и... украсть дети. Много. Чьи кош? - Не знаю, лорд Щелк. Я вошел в лес только сегодня. Вы сказали, четыре кота? Сразу четверо? - Четыре плох-плох кош, - подтвердил Щелк. - Сколько ног у Рикчикчик. Четыре. - Не знаю, милорд, но в моем Племени не принято охотиться такой оравой, - задумчиво произнес Хвосттрубой. Щелк задумался. - Хорош кош. Обещал делать - сделал. Клятва Святого Дуба. Первый раз Рикчикчик обязан кош. Знай: если тебе помочь-помочь, Рикчикчик не прочь. Вот. - Хвосттрубой удивленно кивнул. - Хорош кот в беде сказать: Мррикаррикарекщелк - мы помогать. Ну! Фритти попытался: - Мяуврикщелк. Лорд Щелк повторил, и Фритти попытался еще раз, с трудом произнося сложные беличьи звуки. Он повторял снова и снова, словно пробуя странные слова на вкус. Все Рикчикчики подались вперед, подбадривая, показывая, как нужно выговаривать. "Увидел бы это Потягуш, - подумал Фритти, - вот бы посмеялся". Наконец беличий лорд был удовлетворен тем, как Хвосттрубой произносит заветное слово. - Так в мой хорош-лес ты звать на помощь. И еще в лес брат, лорд Хлоп. Дальше... Щелк не знать. Старый лорд чуть подался вперед и посмотрел на Фритти блестящими глазами-бусинами. - Еще-еще. Ты охотиться Рикчикчик - мы не помогать. Обещать-обещать. Клятва Листа и Ветки. Так, хорош-кош? - хитро взглянул на него лорд Щелк. Фритти был пойман врасплох. - Я... я думаю, да. Да, я обещаю. Беличья свита радостно вздохнула, лорд Щелк засиял от удовольствия, показывая свои сточенные передние зубы. - Хорош, ох хорош! - обрадовался он. - Так-так, договор. - И вождь Рикчикчиков указал хвостом на одну из белок, что привели Фритти: - Мастер Клинк, уводить кош вниз. - Да, лорд Щелк, - отозвался мастер Клинк. Фритти, поняв, что аудиенция окончена, начал тихонько пятиться по тонкой ветке. Сзади весело болтали белки. Кажется, Трескл и Чикли пожелали ему доброго пути. Спускаясь следом за проворным Клинком, Хвосттрубой печально размышлял о договоре, который только что заключил с Рикчикчиками. "Остается только подружиться с королем птиц и королем полевых мышей, - мрачно подумал он, - и можно спокойно умирать с голоду". Быстро угасающий Час Длинных Теней превратил небо над лесом в пылающий костер. Свет заходящего солнца проникал сквозь переплетающиеся ветки и покрывал яркими пятнами усыпанную листьями землю под лапами Фритти. Наступала первая ночь его путешествия, и он все глубже и глубже забирался в таинственную чащу Стародавней Дубравы. Хвосттрубой был голоден. Со вчерашнего Прощального Танца он ничего не ел. Вдруг свет исчез, словно проглоченный Венрисом. На мгновение, пока глаза привыкали к темноте, Фритти почти ослеп. Он постоял, дожидаясь, пока его ночное зрение приспособится к внезапной темноте. Покачал головой, чувствуя, что его пробирает дрожь. Жить в вечной темноте! Харар! Как только это могут выносить подземные жители, обитатели нор? Он мысленно поблагодарил Праматерь, что создала его одним из Племени, награжденным всеми чувствами. Продолжая путь с присущей его роду неслышной грацией, Хвосттрубой наблюдал за пробуждением ночной жизни огромного леса. Его усы улавливали слабые сигналы, подаваемые маленькими существами, которые осторожно появлялись в вечернем лесу. Они двигались тихо и нерешительно. Большинство из них уже почувствовали присутствие Фритти. У маленького существа, стремглав выскакивающего из своего убежища в первый же час тьмы, обычно очень короткая жизнь, оно не успевает передать свою глупость потомкам. Не переставая думать о еде, Хвосттрубой следил за каждым своим шагом и бесшумно ступал по твердой земле. Он искал место, где воздушные потоки двигались бы в нужном направлении или не двигались совсем. Там он устроит ловушку. Фритти слишком долго ничего не ел и не хотел ждать случайной добычи. Кроме того, его мать, Травяное Гнездышко, все-таки учила его охотничьей науке. Не станет он в первую же ночь раскапывать гнездо Пискли в поисках ее новорожденных писклят! Нет, ему нужна добыча верная и честная! Над головой летали ночные птицы. В бесшумном движении наверху Хвосттрубой ощущал присутствие Рух-ухов, сов. Он решил, что они не охотятся: Рух-ухи предпочитали искать добычу над ровной местностью. Скорее всего они только что покинули свои гнезда в ближайшем лесу. "Ну и хорошо, - подумал Фритти, - близость совы напугает лесных жителей и помешает им быстро наесться". Наверху, куда его Племени было не добраться, в ветвях деревьев пели ночные птицы. Фритти тут же выбросил мысль о них из головы. Спустившись в сухой, усыпанный камнями овраг, Хвосттрубой вдруг уловил странный кошачий запах. Он весь напрягся, обернулся - запах исчез, потом через мгновение вернулся, и Фритти успел различить в нем что-то знакомое. Странно, но запах исчез снова. Фритти замер в недоумении, шерсть на загривке поднялась, нос возбужденно подрагивал. Не то чтобы запах ослаб от движения или резкого дуновения ветра - он просто исчез. Когда запах появился снова, Фритти узнал его. Неудивительно, что он показался таким знакомым, - это же его собственный запах. Он чуть наморщил нос, пробуя воздух, подтверждая свои подозрения. Потом вошел в ночной вихрь - медленно, едва заметно крутящийся поток воздуха. Камни в высохшем русле, нагретые за день солнцем, теперь отдавали тепло. Встречаясь с холодным ночным воздухом, оно удерживалось стенами оврага и описывало медленные круги... снова и снова возвращая к Фритти его собственный запах. Довольный, что решил эту загадку, он перепрыгнул через пересохшее ложе ручья и уже было двинулся прочь, когда ему в голову пришла важная мысль. Фритти повернулся и внимательно осмотрел обе стороны оврага. И обнаружил то, что искал, - полускрытый вход в норку Пискли. Он понимал, что солнечного тепла хватит ненадолго. И что такое сработает только раз. Тщательно выбрав подходящее место, он устроился на краю оврага, в трех-четырех прыжках от входа в норку. Проверил берег пересохшего ручья и нашел место, которое при его движениях не обрушится градом мелких камешков и земли и не выдаст

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования