Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Тэд Уильямс. Хвосттрубой или Приключения молодого кота -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  -
рыла его, когда он сворачивался под ее успокоительной тяжестью. Шаги М у р ч е л а остановились, а потом вся скорлупка сдвинулась и заскребла по отмели. Изумленный Фритти вцепился когтями в деревянное дно. Скрежет прекратился, и на смену ему пришло ощущение плавного движения. Хвосттрубой услышал, как Верзила тяжело перевалился через край, а после до него донеслись чередования скрипа и плеска. Через некоторое время Фритти набрался мужества, чтобы высунуть розовый нос из-под прикрытия складок одежды. Перед ним была громоздкая спина М у р ч е л а; Верзила двигал туда-сюда ветками дерева. Скорлупка вся была окружена водой. "Ведь сказала Матушка Ребум: то, что движется в воде, - подумал он. - Значит, если мне повезет и я не потону в этой странной скорлупке, я, пожалуй, должен буду ее благодарить". Он свернулся в укрытии - хвост на носу - и снова заснул. Сколько прошло времени, он не знал. Скорлупка с глухим стуком остановилась. Фритти слышал, как вокруг копошится М у р ч е л, но приют его не был обнаружен. М у р ч е л наконец вылез и, топая, ушел. Хвосттрубой какое-то время полежал тихо, потом встал - потянуться и оглядеться. Перед ним вырос остров. Скорлупка причалила к деревянной дорожке, которая небольшой своей частью протягивалась над водой, а потом кончалась грунтовой тропкой, вившейся вверх по травянистому склону. Вверху этой тропки Фритти разглядел владения М у р ч е л а, а над ними, высясь, как белое, лишенное веток Пра-Древо, вырисовывался М у р ч е л о в холм. Солнце все еще стояло в небе, и белый холм был темным. Фритти поднялся по неровной дорожке. Трава пружинила под лапами. Шагалось легко. От долетавшего с Большой Воды ветра, который ласкал нос и усы, ему казалось, что он достиг вершины мира. От громады М у р ч е л о в а гнезда отделилась тень и увесистыми неспешными шагами спустилась по холму ему навстречу. Это был большой пес с широкой грудью и тяжелыми лапами. Ощущая странную беспечность и самоуверенность, Хвосттрубой продолжал спокойно подниматься по травянистому склону. Озадаченный в я к а склонил набок голову и уставился на него. После мгновенного испытующего осмотра он заговорил. - Эй, ты там! - пролаял мастиф. - Кто таков будешь? Чего тут делаешь? Голос у него был басовитый и медлительный, как дальний гром. - Я Хвосттрубой, мастер В я к а. П р и я т н о й вам п л я с к и. А к кому я имею удовольствие обращаться? Пес покосился на него сверху: - Гав-Расправ я. Ответь для начала, коли спрашивают. Чего тут отираешься? - Ах, просто осматриваюсь, - сказал Фритти, миролюбиво помахивая хвостом. - Я попросту прилетел с той стороны воды и подумал: дай-ка огляжусь. Хорошенькое местечко, не правда ли? - Хоррошенькое, - прорычал Гав-Расправ. - Только не для тебя. Отваливай, ты. - Пес еще раз сердито зыркнул исподлобья, потом снова настороженно наклонил голову на сторону. - Ты сказал - "прилетел"? - медленно выдавил он. - Да разве ж коты летают? Пока разговаривали, Хвосттрубой постепенно придвигался ближе. Теперь, всего прыжках в пяти от в я к и, Фритти уселся и принялся беззаботно умываться. - О да, некоторые летают, - сказал он. - Собственно говоря, все мое племя летучих котов подумывает сделать этот уголок своим новым гнездовьем. Нужно нам, знаете ли, местечко, где яйца откладывать. Хвосттрубой поднялся и стал обходить пса, описывая широкий круг. - Да, только подумайте, - сказал он, озираясь, - сотни летучих котов... больших, маленьких... прелестная идейка, не так ли? Он почти миновал опасность, когда Гав-Расправ издал басистое рокочущее рычание: - Коты не летают. Не смей врать! Мастиф с лаем прыгнул вперед, и Фритти повернулся и помчался вверх по холму. И сразу понял, что там не было ни деревьев, чтобы вскарабкаться, ни забора, чтобы спрятаться, - на вершине холма открытая лужайка. "Что ж, - вдруг подумал он, - а с чего бы это мне беспокоиться насчет бегства? Раньше я встречал лицом к лицу куда худшие опасности, и выжил". Он повернулся мордой к огромному мастифу, мчавшемуся на него снизу. - Подойди, нюхатель навоза! - взвыл Хвосттрубой. - Подойди и переведайся с детищем Огнелапа! Заливаясь лаем, Гав-Расправ подбежал, не подозревая, что окажется носом к носу с юным, азартным, царапучим котом. Его утробный лай превратился в изумленный визг, когда острые когти прошлись по его брылям. Словно небольшой рыжий вихрь, Фритти внезапно весь оказался на Рычателе - с когтями, зубами, хриплыми воплями. Потрясенный Гав-Расправ попятился, мотая большущей головой. В ту же секунду, отведя назад уши и волоча хвост, отпрянул и Хвосттрубой. Пока устрашенный Рычатель робко убегал, зализывая изувеченный нос, Фритти добрался до владений М у р ч е л а. Прыгнув и уцепившись когтями, он оказался на невысокой каменной стене, а оттуда перебрался на тростниковую крышу. Стоя на краю, испустил победный клич: - Вперед не суйся так запросто к Племени, неуклюжая зверюга! На земле, под ним, ворчал Гав-Расправ. - Вот сойди только, и костей от тебя не останется, кот! - с отвращением сказал он. - Ха! - фыркнул Хвосттрубой. - Я приведу сюда армию моего Племени, размещу ее тут, и мы выщиплем тебе хвост и нахлещем тебя по отвислым брылям, чтоб ты помер со стыда! Ха! Гав-Расправ повернулся и с тяжеловесным Достоинством потащился прочь. Фритти мягко прошелся взад-вперед по тростнику; сердце его постепенно замедлялось до обычного своего ритма. Он чувствовал себя чудесно. Поискал некоторое время - перегнувшись через край и морща нос - и обнаружил под стрехой открытое окно. Осторожно огляделся - нет ли Рычателя, но Гав-Расправ был на много прыжков ниже по склону: залечивал раны. Фритти прыгнул вниз, на каменную стену, потом снова вверх, на подоконник. На миг остановился, чтобы прикинуть расстояние до пола комнаты, поколебался на подоконнике - и спрыгнул. Посреди комнаты, свернувшись в густой меховой шар, лежала Мягколапка. ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ Некий отшельник - не знаю кто - сказал однажды, что никакие узы не привязывают его к этой жизни и то единственное, что жаль ему покидать, - это небо. Йошида Кенко Казалось, она не узнает его. Он стоял перед нею с выгнутой спиной и дрожащими ногами и не мог говорить. Мягколапка вяло приподняла голову и уставилась на него: - Да? Что вам нужно? - Мягколапка! - задохнулся он. - Это я! Хвосттрубой! Глаза ф е л ы удивленно раскрылись. Долгий миг оба безмолвствовали. Мягколапка недоумевающе тряхнула головой: - Хвосттрубой? Мой дружочек Хвосттрубой? Это правда ты? В мгновение ока она была на лапах, потом оба они оказались вместе, обнюхивались, терлись носами и мордами. Фритти ощущал жар ее дыхания. Вскоре комната наполнилась дремотным мурлыканьем. Позже они лежали носом к носу, покуда Фритти рассказывал Мягколапке о своих путешествиях и приключениях. Сначала она изумлялась и превозносила его, но когда рассказ затянулся, стала подгонять, задавая вопросы. Окончив рассказ, он отодвинулся, чтобы взглянуть на Мягколапку. - Ты должна рассказать мне, как сюда попала! - крикнул он. - Я спускался в глубины, чтобы отыскать тебя, - а ты здесь, целая и невредимая! Что произошло? Мягколапка вздернула подбородок: - Правда же, с твоей стороны было очень мужественно так вот за мной пойти. И все эти ужасные существа... Я совершенно потрясена. Боюсь, моя собственная история отнюдь не столь волнующая. - Расскажи мне ее, пожалуйста! - Ну это, право, очень просто. Однажды - теперь кажется, что уже очень давно - М у р ч е л посадил меня в ящик. Знаешь, вроде ящика для спанья, но с закрытым верхом. Ну, по правде-то, он не сажал меня в ящик - на самом деле там был кусочек рыбы. Я, конечно, обожаю рыбу, иначе ни за что не вошла бы в него. Я просидела в ящике веки-вечные, но могла смотреть сквозь дырочки. Мы ехали и ехали, потом подъехали к Большой Воде. Залезли в такую штуку вроде скорлупки и поплыли через воду. - Я плавал в скорлупке! - взволнованно вмешался Фритти. - Вот как я сюда попал! - Конечно, - рассеянно сказала Мягколапка. - Ну вот так я и прибыла в эти места. По-моему, здесь очень, очень мило! - Но как же насчет Рычателя? Разве у тебя никогда не бывает стычек с ним? Кажется, уж из-за него-то это место опасно для жизни? - Из-за Гава-Расправа? - рассмеялась она. - Ох, на самом деле он всего только большой котенок. К тому же я редко выхожу. Здесь так мило и тепло... и М у р ч е л дает мне такую чудную еду... такую вкусную, дивную... - Она отползла. Фритти смутился. Очевидно, Мягколапка никогда не знавала никакой опасности. - Ты часто обо мне думаешь? - спросил он, но ответа не было. Она крепко спала. Когда Верзила вошел в комнату и застал их лежащими рядом, Хвосттрубой сел ощетинившись. М у р ч е л медленно подошел, издавая низкие звуки. Фритти не удрал, и М у р ч е л наклонился и легонько его погладил. Хвосттрубой отскочил, но Верзила его не преследовал - только присел, протянув лапу. Фритти нерешительно двинулся к ней. Придвинувшись чуть поближе, обнюхал. М у р ч е л о в а лапа - вот так так! - привлекательно пахла рыбой, и Фритти прикрыл глаза, сморщив от удовольствия нос. М у р ч е л поставил что-то на пол возле него. Он мигом понял что. Это была миска с ужином. Хватило одного только запаха ее содержимого, чтобы Хвосттрубоева осторожность испарилась. Пока Фритти ел, Верзила почесывал его за ухом. Фритти не возражал. Мягколапка казалась другой. Лапы и хвост оставались неизменно изящны и грациозны, но она стала куда полнее - пухленькая и мягкая под лоснящимся мехом. Она стала и не столь энергичной, как бывала, - предпочитала спанье на солнышке беганью и прыганью; Фритти только с превеликим трудом удавалось вовлекать ее в игры. - Ты всегда был очень прыгуч, Хвосттрубой, - сказала она однажды. Он обиделся. Ей было приятно его видеть, она радовалась, что у нее есть собеседник, но Фритти ощущал неудовлетворенность. Мягколапка, казалось, попросту не понимала всего, через что он прошел, чтобы найти ее. Она не обращала больше ни малейшего внимания на его рассказы о чудесах Перводомья или о величии воителей. Правда, пища была хороша. Верзила отлично кормил их и всегда был добр к Хвосттрубою, почесывая и поглаживая его и разрешая бродить сколько вздумается. Фритти не то чтобы поладил с псом Гавом-Расправом, но между ними установился непрочный мир. Фритти старался не уходить чересчур далеко от убежища. Так проходили дни в месте, которое Огнелап назвал Вилла-он-Мар. Каждое новое солнце было чуть-чуть теплее предыдущего. Стаи перелетных к р ы л я н о к ненадолго останавливались на острове, пролетая к северу, и Фритти отлично охотился, хотя и редко бывал достаточно голоден для серьезной охоты. Время текло ровно, словно тихий ручей. Хвосттрубой и сам безостановочно толстел. Однажды вечером, в разгаре весны, когда Око Мурклы было уже накануне своего следующего раскрытия, несколько Верзил приплыли в большой скорлупе через М у р р я н у - навестить М у р ч е л а. В гнезде было полно Верзил, повсюду слышалось эхо их гудящих голосов. Некоторые из них попытались поиграть с Фритти. Большие цепкие лапы подняли и стиснули его, и когда он оказался возле Верзильих лиц, то скорчился от их неприятного дыхания. Вырвался - гудящие голоса стали ревущими. Фритти вспрыгнул на окно, но снаружи не в лучшем настроении расхаживал, неся караул, Гав-Расправ. Пробежав меж ног орущих, хватающих Верзил, Хвосттрубой отступил в комнату, где, свернувшись, спала Мягколапка. - Мягколапка! - закричал он, расталкивая ее. - Проснись! Нам нужно отсюда уходить. Зевнув и потянувшись, ф е л а с любопытством поглядела на него: - Что это ты такое говоришь, Хвосттрубой? Уходить? Почему? - Это место не для нас. Верзилы хватают и носят нас... кормят нас и гладят... но убежать некуда! - Ничего ты не смыслишь, - холодно сказала она. - С нами очень хорошо обращаются. - Обращаются с нами как с котятами. Это не жизнь для охотника. С тем же успехом я мог бы никогда не покидать логова моей матери, Травяного Гнездышка. - Ты прав, - сказала Мягколапка. - Ты прав, потому что ведешь себя как беспокойный младенец. Что ты имеешь в виду - "уходить"? С какой это стати я должна куда-то идти? - Мы можем спрятаться в скорлупке, как я сделал раньше. Можем незаметно ускользнуть и вернуться в лес, в болото, куда угодно, - с отчаянием сказал Фритти. - Можем бежать, куда хотим. Можем завести семью. - Ого, семью, вот как? - спросила она. - Это ты прямо сейчас и выдумал. Хватит с меня твоих лапаний и обнюхиваний, вот Плясунья Небесная свидетель. Я уже тебе говорила, что меня ничуть не интересуют такого рода вещи. Мне просто тошно глядеть, до чего смешно ты себя ведешь. Тоже мне, в лес! Листья и колючки в шерсти, да и часто целыми днями есть нечего. С и л я н а?и Мишка, и... Харар знает что еще! Нет, благодарствую. Когда она увидела обиженное, напуганное выражение на морде Фритти, ее собственное выражение смягчилось. - Послушай, милый Хвосттрубой, - сказала она. - Ты мой друг, и, по-моему, какой-то особенный. Думаю, ты просто расстроен. Верзилы порой могут быть шумными и устрашающими. Просто держись от них подальше, и завтра все будет тихо и спокойно, как прежде. - Она потерлась носом о его морду. - А теперь иди-ка спать. Потом увидишь, что все это было очень глупо. Она положила голову на лапы и закрыла глаза. Фритти сидел и смотрел. "Почему она не понимает? - удивлялся он. - Тут что-то не то, ну прямо чувствую". Но что же это было? Почему он чувствовал себя в ловушке, как когда-то под землей? Мягколапка мяукнула и выпустила когти во сне. "Я бы должен быть счастлив, - подумал он. - Ведь найти Мягколапку было моим сердечным желанием! Лорд Огнелап сказал: я обрету свое сердечное желание на Вилла-он-Мар..." Хвосттрубой медленно подошел к открытому окну и вскочил на подоконник. Сильный свет с холма над владениями бросал яркий луч на темные воды М у р р я н ы. Воздух был теплый, полный запахов цветения. Когда скорлупка ударилась о берег, Фритти вылез из укрытия. Выпрыгнул из скорлупки на каменистую отмель мимо ошеломленных Верзил. Стайка М у р ч е л о в изумленно зашумела. Махнув рыжим хвостом, он взлетел по склону на залитые светом Ока луга. Он стоял на травянистом холме и размышлял обо всем, что должен будет сделать. Шустрик ждал его в Перводомье. Он должен снова повидаться с ним. И конечно, с друзьями у Стены Сборищ. Что за истории у него в запасе! Сколько еще мест надо повидать! И конечно, Мимолетку... Фрези Мимолетку, темную и стройную, как тень. Прозвучала трель ночной птицы. Мир был так огромен, а ночное небо так полно мерцающего света! Это пришло к нему как пламя, как звезда, горевшая у него в сердце и на лбу; он понял. Засмеялся и подскочил, потом снова засмеялся. Он прыгал и кружился на вершине холма, и голос его звенел от восторга. Окончив танец, он скатился со склона и, распевая, с развевающимся хвостом, помчался в поля. Око Мурклы спокойно следило, как его яркая фигура исчезает в высокой траве. ХВОСТТРУБОЙ или ПРИКЛЮЧЕНИЯ МОЛОДОГО КОТА Примечания автора За очень немногими исключениями все незнакомые слова в этой книге принадлежат к Языку Предков Племени. Племя, как и все его теплокровные братья и сестры (да и еще кое-кто), владеет двумя языками. Повседневный язык (переводчики для краткости иногда называют его Котоязом) Племя разделяет с большинством других млекопитающих; это - Единый Язык, сложившийся в основном из движений, запахов и состояний, при нескольких легко разгадываемых звуках и криках, придающих ему выразительность. В этой книге Единый Язык представлен в грубом переводе на английский (и в не менее грубом - на русский. - Прим. переводчиков.) В особых случаях или специфических описаниях, где Единого Языка недостаточно, употребляется Язык Предков. В этот разряд входит почти все ритуальное и, конечно же, легендарное. В Языке Предков преобладают глаголы, хотя смысл может усиливаться и посредством строчных выделений, и курсива. Чтобы не заставлять читателя непрестанно заглядывать в словарь, многие слова Языка Предков переведены прямо внутри текста; на всякий случай, однако, в конце имеется и глоссарий. СЛОВАРЬ ИМЕН И НАЗВАНИЙ НА ЯЗЫКЕ ПРЕДКОВ АНЕМОН(А) - странный кот из легенды Мышедава. Миф. сущ. АТЛАСКА - королева Кошачества, внучка Мурклы. Миф. сущ. БАСТ-ИМРЕТ - один из Костестражей Закота. БОЛЬШАЯ ВОДА - море. БОЛЬШАЯ ЧЕРНАЯ ПТИЦА - воронье божество. Миф. сущ. БЫСТРОЛАЗ - один из младших сыновей Харара и Фелы Плясуньи Небесной. Миф. сущ. БЫСТРОЛАП - юный приятель Фритти по Стене Сборищ. ВЕЛИКИЙ, ВЕЛИЧАЙШИЙ - имена Живоглота, принятые в Закоте. ВЕЛИКИЙ ДУБ - дуб в Перводомье. ВЕНРИС - пес-демон, побежденный Мурклой в древности. Миф. сущ. ВЕРЗИЛЫ - люди вообще. ВЕРТОПРАХ - молодой охотник клана Стены Сборищ. ВЕРХНИЙ МИР - мир под солнцем, все, что вне владений Живоглота. ВЕРХОПРЫГ - молодой охотник, делегат от клана Стены Сборищ к королеве Кошачества. ВИЛЛА-ОН-МАР - владение М у р ч е л о в, хозяев Мягколапки. ВИРО ВЬЮГА - один из Первородных, погибший от ран. Миф. сущ. ВИСЛОБРЮХ - один из Клыкостражей. ВОИТЕЛИ - воины Перводомья, потомки миф. котов, охранявших Первородных. ВОЛНОХВОСТ - один из Старейшин клана Стены Сборищ. ВОЛЧИЙ ДРУГ - один из младших сыновей Харара и Фелы Плясуньи Небесной. Миф. сущ. ВОНЗЯК - один из Когтестражей. ВОСПАРИЛЛ, ПУШЛИ - принц-консорт Перводомья. ВСЕВЛАСТИТЕЛЬ - одно из имен Живоглота, принятое в Закоте. ВСПОРХ - птичий принц, цапля, персонаж из сказки Драноуха. ГАВ-РАСПРАВ - собака на Вилла-он-Мар. ГЛУБОЧАЙШИЙ ПОКОЙ (ЧАС) - время после полуночи. ГНЕЗДО СОЛНЦА - небо. ГНИЛОЗУБ - один из Когтестражей. ГНУСНЯК - один из Клыкостражей. ГРОЗА ТАРАКАНОВ - старый сумасшедший кот. ГРЯЗЕПЫТ - гость из Заопушечного Племени. ДАЛЬНИЕ ПОЛЯ - иносказательное название смерти. ДИКДИКДИКИЯ - город собак из сказки Грозы Тараканов. Миф. ДЛИННЫЕ ТЕНИ (ЧАС) - закат. ДНЕВНОЙ ОХОТНИК - кот-сотоварищ Сквозьзабора. ДРАНОУХ - сказочник, один из заключенных Закота. ДЫМЧАР - принц Племени. Миф. сущ. ЕДИНЫЙ ЯЗЫК - общий язык всех теплокровных существ. ЖЕСТКОУС - м я у з и н г е р (миннезингер), сказитель клана Стены Сборищ. ЖИВОГЛОТ, ГРЫЗЛИ - один из старших Первородных, владетельный лорд Закота. Миф. и реальн. сущ. ЖУКОБОЙ - юный приятель Фритти по Стене Сборищ. ЗАВЫВАЙТ-ЗАПЕВАЙТ - ученик м я у з и н г е р а в Перводомье. ЗАКОТ - подземное царство Холма, владения Живоглота. ЗАОПУШЕЧНОЕ ПЛЕМЯ - часть Кошачества, живущая по другую сторону Стародавней Дубравы. ЗАРЕВАЯ ПОЛОСКА - королева Племени. Миф. сущ. ЗЕМНОЙ ТАНЕЦ - иносказательное название миропорядка. ИМЕНОВАНИЕ - обряд, на котором Старейшины дают котятам имена. Для этой цели назначается специальный Обнюх. ИНДЕССА ТРАВЯНОЕ ГНЕЗДЫШКО - мать Фритти. КАМЫШАР - брат Чутколапа, тан воителей. КВАКУСЫ - лягушечье племя. КВАКУУМ - прародитель лягушек. КИС-КАПРИЗ - герой баллады Толстопуза. КЛАН СТЕНЫ СБОРИЩ - сообщество кошек, живущее бл

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования