Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Зарубежная фантастика
      Гарри Гаррисон. Кольца анаконды -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -
Гарри Гаррисон. Кольца анаконды --------------------------------------------------------------- [= Звезды и полосы навсегда] Изд. ЭКСМО-Пресс, 1998 OCъ: Schreibikus --------------------------------------------------------------- Войну легко начать, но чертовски трудно закончить, -- считал герцог Веллингтон, повоевавший на своем веку как никто другой. А гражданскую войну тем более. До сих пор Гражданская война в США была известна российскому читателю в большей степени по мелодраме М. Митчелла "Унесенные ветром". Естественно, что у блестящего фантаста Гарри Гаррисона, решившего на этот раз поэкспериментировать не с будущим, а с прошлым, получилась принципиально иная историческая картина, ведь, опираясь на реальные факты, он позволил себе невинную шалость -- на самую малость подправил биографию одного-единственного человека, -- и река истории потекла по другому руслу. Роман впервые публкуется на русском языке. А ВЕДЬ МОГЛО БЫТЬ И ТАК... В самом центре Лондона блистает классическим великолепием мраморная статуя -- сидящий человек в тоге. Это принц Альберт, супруг королевы Викто-рии. Он был добрым человеком, и королева страстно любила его, ибо он подарил ей настоящее счастье. Но свершил ли этот саксонский князек, так и не сумев-ший избавиться от германского акцента, хоть что-ни-будь значительное, разумеется, кроме того, что был отцом будущего короля ? Несомненно. Он предотвратил войну с Соединен-ными Штатами. В 1861 году Американская гражданская война была в самом разгаре; шел первый год смертоубийст-венной сечи. К ужасу Севера Британия и Франция собирались признать Юг самостоятельным государ-ством. Именно тогда британский паровой пакетбот "Трент" повез в Англию двух новоиспеченных по-сланников Конфедерации -- Уильяма М. Мейсона и Джона Слайделла, уполномоченных представлять президента Джефферсона Дэвиса. 8 ноября 1861 года "Трент" был остановлен в море военным кораблем Соединенных Штатов "Сан-Хасинто". Когда его командиру капитану Уилксу стало известно, что оба мятежника находятся на борту "Трента", он тотчас же приказал взять их под стражу и снять с британского корабля. Англия всколыхнулась, вне себя от гнева. Еще свежа была в памяти что учрежденными Соединенными Штатами Америки. Флот северян перекрыл все под-ступы к портам Конфедерации, хлопок с Юга почти не поступал, и над ткацкими фабриками Мидленда нависла угроза банкротства. Премьер-министр лорд Пальмерстон счел захват британского судна и арест пассажиров намеренным оскорблением британскому суверенитету. Министр иностранных дел лорд Джон Рассел выразил общественное мнение, подготовив проект ноты президенту Линкольну, предписываю-щей освободить пленников незамедлительно -- или пенять на себя. В Канаду были отправлены британ-ские полки и тысячи винтовок и к границе Соединен-ных Штатов подтянуты войска. Вот тут-то на сцену и выступает миролюбивый принц Альберт, уже смертельно больной брюшным тифом, подхваченным из-за дурного водоснабжения и скверного состояния канализации в Виндзорском замке. Переписав послание заново, он смягчил выра-жения, чем дал Линкольну возможность пойти на по-пятную, не роняя достоинства. Королева Виктория одобрила поправки, и депеша отправилась в Вашинг-тон. 26 декабря президент Линкольн приказал отпус-тить обоих посланцев Конфедерации. Как ни печально, принц Альберт так и не узнал, что сумел предотвратить противостояние, которое могло бы повлечь за собой настоящую трагедию. Он скончался четырнадцатого числа того же месяца. Но давайте на минутку представим, что случи-лось бы, не измени он роковое послание. Что, если бы крепкие выражения вынудили Лин-кольна отвергнуть ультиматум? Если бы британское вторжение в Соединенные Штаты все-таки состоялось? Если бы началась война? 8 НОЯБРЯ 1861 ГОДА Корабль морского флота США "Сан-Хасинто" тихонько покачивался на ласковых волнах Южной Атлантики, между голубыми водами моря и голубы-ми небесами. Огонь в топке был притушен, из вы-сокой трубы поднималась лишь тоненькая струйка дыма. В этом месте, близ маяка Парадор-дель-Гранде, Багамский пролив сужается до каких-то пятнадцати миль, превращаясь в эдакое бутылочное горлышко, пропускающее через себя все корабли, крейсирую-щие между островами. Капитан Чарльз Д. Уилкс стоял на мостике американского военного корабля, сцепив руки за спиной и устремив мрачный взгляд на запад. -- Вижу дым! -- выкрикнул вахтенный мат-рос. -- Восток-юго-восток! Капитан даже не шелохнулся, когда лейтенант Фэрфакс повторил доклад впередсмотрящего. Ожи-даемый корабль должен прийти с запада, и довольно скоро, если расчеты капитана верны. По донесениям агентов северян на Кубе, разыскиваемые находятся на борту этого корабля. Пока что погоня по всему Карибскому морю была безрезультатной; преследуе-мые на шаг опережали "Сан-Хасинто" с тех самых пор, как он покинул Флориду. Это последний шанс перехватить их. Если же капитан ошибся, и "Трент" пошел не по этому пути между островами, то он уже преспокойно плывет в Англию, а вместе с ним и эта парочка. Решение расположить судно здесь, в Старом Багамском проливе, основывалось на сплошных домыс-лах. Если эти двое действительно находятся на борту "Трента" да если пакетбот отчалил из Гаваны по графику, да если он взял курс на остров Сент-Томас -- что ж, тогда он будет здесь к полудню. Капитан потянулся было за часами, но одернул себя, не желая выказывать свое нетерпение перед экипажем. Вместо этого он с прищуром взглянул на солнце -- наверняка уже близится к меридиану. И только креп-че сцепил руки за спиной, еще угрюмее сдвинул брови. Прошло минут пять -- с равным успехом они могли бы оказаться часами, -- прежде чем вперед-смотрящий крикнул снова: -- Вижу корабль! Чуть влево по носу! -- Поднять пары! -- приказал капитан, стукнув кулаком по планширу. -- Это "Трент", я знаю, что это "Трент"! Свистать всех наверх! Лейтенант Фэрфакс повторил команды. В ма-шинном отделении дверца котла с лязгом распахну-лась, и кочегары принялись бросать уголь в топку лопата за лопатой. Палуба загрохотала от топота бе-гущих ног. Заметив на губах капитана улыбку, Фэр-факс чуточку расслабился. Служба под началом Уилкса не сахар при любых обстоятельствах. Чело-век крутого, вспыльчивого нрава из-за того, что его часто обходили по службе, капитан дожил до шести-десяти двух лет и был бы обречен до скончания дней просиживать штаны в роли председателя совета мая-ка, не выручи его война. Получив распоряжение сле-довать на Фернандо-По, чтобы отвести этот старый деревянный пароход на Филадельфийскую военно-морскую верфь, он нарушил приказ, как только до-брался до Флориды и услышал, что об®явлен ро-зыск. Ему бы даже в голову не пришло вести судно на верфь, пока двое предателей на свободе. И он во-все не нуждался в приказах, чтобы задержать их, как не нуждался в приказах вышестоящих в давно ми-нувшие дни, когда исследовал и картографировал ле-дяную антарктическую пустыню. Не очень-то дове-ряя чиновникам, он всегда предпочитал действовать в одиночку. Винт заработал, перед носом судна вздыбился бурун, палуба завибрировала. Фэрфакс направил подзорную трубу на приближающийся корабль, мед-ля с ответом, пока не проникся абсолютной уверен-ностью. -- Это " Трент", сэр, я прекрасно знаю его обво-ды. Как вы и сказали, одиннадцать сорок, почти пол-день, -- в голосе его прозвучало благоговение. Уилкс кивнул: -- Наши английские родственнички доки по час-ти пунктуальности, лейтенант. А больше ни на что не годны. Он был четырнадцатилетним юнгой, когда брита-нец "Шеннон" расстрелял, почти потопив, "Чеса-пик" -- самый первый корабль, на котором ходил Уилкс. Смертельно раненный мушкетной пулей ка-питан Лоуренс умер у него на руках. Последние сло-ва умирающего навсегда врезались в память Уилкса: "Не сдавайте корабль". И все же, несмотря на при-каз капитана, флаг был спущен, корабль сдан, а Уилкс и оставшиеся в живых члены экипажа угоди-ли в вонючую британскую тюрьму. С тех пор он и возненавидел британцев. -- Поднять флаг, -- скомандовал капитан. -- Как только они будут в пределах видимости, просема-форьте, чтобы остановили двигатель и приготови-лись принять нас на борт. Рулевой плавно развернул судно и повел его па-раллельно курсу пакетбота Судно не сбавляет ход, сэр, -- доложил Фэр-факс. -- Добрый выстрел поперек дороги заставит его капитана предпринять надлежащие действия. Через считанные мгновения прогрохотал пушеч-ный выстрел; на "Тренте" его заметили, но предпо-чли проигнорировать. помедлив на пороге, пока Слайделл лихорадочно швырял документы на кровать. -- Придумай что-нибудь, потяни время... Ты же политик, так что игра словами, проволочки и об-струкция должны получаться у тебя сами собой. И запри за мной дверь. Я хорошо знаком с почтмейс-тером и в курсе, что он флотский офицер в отставке. Настоящий морской волк. Мы много беседовали за виски с сигарами, и я выслушал немало морских баек. Он недолюбливает янки так же сильно, как и мы. Не сомневаюсь, он поможет нам. И последовал за Юстином, нагруженным доку-ментами. Позади тотчас же клацнул в замке повер-нувшийся ключ. Юстин споткнулся, и связка писем упала на трап. -- Спокойнее, -- сказал ему Мейсон. -- Нет, ос-тавьте, я подниму. Ступайте вперед. Бледный, сам не свой от страха Макферленд до-жидался их у дверей почтовой каюты. -- Тут заперто! -- Да постучитесь же, идиот! -- Сунув принесен-ные бумаги помощнику, Мейсон заколотил в дверь кулаком и отступил назад, когда та отворилась. -- Что, мистер Мейсон... В чем дело? -- осведо-мился открывший дверь старик с абсолютно седыми бакенбардами и лицом, загорелым и обветренным за годы службы на флоте. -- Янки, сэр. Стреляли в корабль и остановили его. -- Но... зачем? -- Ими высказано желание сделать нас своими пленниками, захватить нас против воли, заковать в кандалы и швырнуть в какой-нибудь грязный каземат. А то и похуже. Но вы можете нам помочь. Лицо почтмейстера окаменело от гневной реши-мости. -- Конечно. Чем могу служить? Если вы спряче-тесь... -- Это было бы проявлением трусости. К тому же нас все равно найдут. -- Схватив стопку конвертов, Мейсон протянул ее перед собой. -- Нашу участь переменить нельзя. Но тут наши верительные грамо-ты, наши документы, наши секреты. Будет просто ка-тастрофой, если они попадут в руки янки. Не сбере-жете ли их для нас? -- Конечно. Вносите. -- Старик подвел их к мас-сивному сейфу в дальнем конце каюты, вынул из кармана ключ и отпер дверцу. -- Положите их сюда, к правительственной почте и валюте. Как только бумаги оказались в сейфе, он захлоп-нул дверцу, запер ее и убрал ключ. -- Джентльмены, хоть я ныне и в отставке, я ни-когда не уклонялся от своего долга в качестве офи-цера флота. Ныне я бульдог, стоящий у вас на стра-же, -- он похлопал себя по карману. -- Я буду держать ключ при себе и не выну его, пока судно не будет стоять в безопасной английской гавани. Они войдут в эту каюту только через мой труп. Ваши бу-маги сберегаются так же надежно, как и королевская почта. -- Благодарю вас, сэр. Вы настоящий офицер и джентльмен. -- Я всего лишь выполняю свой долг... -- Тут на палубе послышались какие-то сдавленные вопли и топот тяжелых сапог. -- Я должен запереть дверь. - Поторопитесь же, -- отозвался Мейсон. -- А мы должны поспеть вернуться в каюту до прихода синепузых. -- Я вынужден выразить протест против подоб-ных действий, самый решительный протест, -- заявил капитан Джеймс Муар. -- Вы стреляли по британскому кораблю, под угрозой расстрела остановили его в море, пиратскими... -- Это не пиратство, капитан, -- оборвал его Фэр-факс. -- Моя страна воюет, и я лишь преданно служу ей, сэр. Вы уведомили меня о том, что на борту этого судна находятся двое предателей -- Мейсон и Слай-делл. Вы видите, что я безоружен. Я лишь хочу убе-диться в их присутствии лично. -- А затем? Американец не отозвался, прекрасно понимая, что каждым словом лишь распаляет гнев английского капитана. Ситуация чересчур деликатна, чересчур чревата международными осложнениями, чтобы по-зволить себе право на ошибки. Пусть капитан сам до-гадается. -- Юнга! -- рявкнул капитан, неучтиво повернув-шись к лейтенанту спиной. -- Сопроводи эту особу вниз. Покажи каюту его соотечественников. Фэрфакс сдержал собственный гнев на столь не-учтивое поведение и последовал за юнгой на нижнюю палубу просторного, комфортабельного пакетбота. В обшитом деревянными панелями, сверкающем брон-зовыми украшениями коридоре юнга указал на бли-жайшую дверь. -- Здесь, сэр. Американский джентльмен по фа-милии Слайделл, он и его семья. -- Семья? -- Жена, сэр, и сын. И три дочери. Фэрфакс колебался лишь мгновение. Присутст-вие семьи Слайделла ровным счетом ничего не меня-ет; обратного пути нет. Лейтенант громко постучал. -- Джон Слайделл, вы здесь? За дверью послышался шепот и шорох. Фэрфакс подергал за ручку. Заперто. -- Еще раз спрашиваю, сэр. Я лейтенант военно-морских сил Соединенных Штатов Фэрфакс. Прошу вас немедленно открыть дверь. Единственным ответом послужило молчание. Лейтенант заколотил в дверь так, что она затряслась. Но не открылась, и ответа по-прежнему не последо-вало. -- Ответственность лежит на вас, Слайделл. Я офицер, выполняющий свой долг. Мне даны при-казания, которым я должен следовать, и я им после-дую. Так и не дождавшись ответа, Фэрфакс развернул-ся и сердито затопал прочь. Юнга торопливо юркнул вперед. На верхней палубе уже собралась группа пассажиров, не сводивших глаз с лейтенанта, подо-шедшего к планширу, чтобы прокричать приказ людям в шлюпке. -- Сержант, я хочу, чтобы ваши подчиненные поднялись на борт! Все до единого. -- Протестую! -- вскрикнул капитан Муар. -- Протест принят к сведению, -- бросил Фэр-факс, поворачиваясь к нему спиной, чтобы отплатить капитану его же монетой. По палубе затопали тяжелые ботинки облаченных в синюю форму морских пехотинцев, вскарабкав-шихся на борт судна. -- На пле... чо! -- рявкнул сержант, и мушкеты с лязгом заняли свое положение. -- Сержант, велите примкнуть штыки, -- распо-рядился Фэрфакс, желая с самого начала продемон-стрировать силу, дабы избежать нежелательных инци-дентов. Сержант выкрикнул команду, и на солнце блеснула сталь. При виде штыков британские матро-сы попятились; умолк даже капитан. Чувства теперь выражали только пассажиры-южане, вышедшие на верхнюю палубу. -- Пираты! -- кричал один, потрясая кулаком. -- Кровожадные ублюдки янки! Остальные подхватили его слова, двинувшись вперед. -- Стоять на месте! -- приказал лейтенант Фэр-факс. -- Сержант, велите подразделению приготовить-ся открыть огонь, если эти люди подойдут ближе. Эта угроза остудила пыл южан. С недовольным ворчанием они медленно попятились от шеренги, ощетинившейся штыками. Фэрфакс кивнул. -- Вот так и стойте. Сержант, я возьму с собой капрала и еще двоих. Прогрохотав по трапу, ботинки пехотинцев зато-пали в коридоре. Фэрфакс указал им нужную дверь. -- Капрал, пускайте в ход приклад мушкета, но пока не ломайте дверь. Я хочу, чтобы они чертовски отчетливо поняли, что мы здесь. Приклад грохнул по тонким доскам двери -- раз, другой, третий. Жестом остановив капрала, Фэрфакс громко произнес: -- Со мной вооруженные морские пехотинцы, и если эта дверь сию же минуту не откроется, они вы-полнят свой долг. Как я понимаю, там находятся женщины, и потому не хочу прибегать к крайностям. Но если вы сейчас же не отопрете, мне придется во-рваться в каюту силой. Выбор за вами. Напряженную тишину нарушало только тяжелое дыхание солдат. Фэрфакс почувствовал, что больше не в силах ждать, и уже открыл было рот, когда дверь задребезжала, приоткрылась на долю дюйма, и все. -- Приготовить оружие, -- приказал Фэрфакс. -- Пускайте его в ход только в случае оказания сопро-тивления. Следуйте за мной. -- Распахнув дверь, он переступил порог и тут же оцепенел, услышав пронзи-тельный визг. -- Стойте, где стоите! -- выкрикнула раз®ярен-ная дама, прижимая к своей пышной груди трех де-вочек. Сбоку к ней льнул мальчишка, дрожащий от страха. Я не причиню вам вреда, -- промолвил Фэрфакс. Визг стих до горестных всхлипов. -- Вы мис-сис Слайделл? -- Получив в ответ короткий, серди-тый кивок, лейтенант оглядел роскошную каюту, за-метил в глубине еще одну дверь и указал на нее. -- Я хочу переговорить с вашим мужем. Он там? Джон Слайделл стоял, прижавшись ухом к двери. Тут с противоположной стороны послышался не-громкий стук в дверь, выходящую в коридор. На цы-почках перебежав к ней, Слайделл хрипло шепнул: -- Да? -- Это мы, Джон, отпирай скорее. Первым в дверь протиснулся Мейсон, за ним то-ропливо последовали Юстин и Макферленд. -- Что происходит? -- поинтересовался Мейсон. -- Они уже в каюте, с моей семьей -- офицер фло-та и вооруженные морские пехотинцы. Мы задержи-вали их, сколько могли. Бумаги?.. -- В надежных руках. Ваш отвлекающий маневр был решающим фактором нашей маленькой победы в этом морском бою. Почтмейстер, как я вам уже гово-рил, принял бумаги под личную опеку. Запер их в сейф, сказав, что ключа никто не получит, пока он не увидит английские берега. Сказал даже, что его не поколеблет и угроза смерти. Наши бумаги в таких же надежных руках, как и королевская почта. -- Хорошо. Теперь давайте выйдем. Моя семья и так уже натерпелась оскорблений. Как только дверь смежной каюты открылась, всхлипывания прекратились. Один солдат шагнул вперед, выставив штык, но лейтенант жестом велел ему сдать назад. ---- Не надо насилия -- пока предатели подчиня-ются приказам. Фэрфакс холодно смотрел на входящих. Мужчи-на, переступивший порог первым, тотчас же обратил-ся к сгрудившимся женщинам: -- Все ли у вас хорошо? -- Да, более-менее -- Вы Джон Слайделл? -- осведомился Фэрфакс. Тот сдержанно кивнул. -- Мистер Слайделл, как я понимаю, вы посланы особым уполномоченным мя-тежников во Францию... -- Ваши речи оскорбительны, молодой человек. На самом деле я член правительства Конфедерации. Не обращая внимания на протесты, лейтенант по-вернулся ко второму политику. -- А вы, полагаю, Уильям Мюррей Мейсон, по-сланный с такой же миссией в Соединенное Королев-ство. Вы оба отправитесь со мной, а также ваши по-мощники... -- Вы не имеете права! -- взревел Мейсон . -- Имею полное право. И вам, как бывшему члену американского правительства, прекрасно об этом известно. Вы восстали против своего знамени и своей страны. Все вы предатели, и все арестованы. Отправитесь со мной. Но сделать это оказалось не так-то просто. Слай-делл вел бесконечные, страстные разговоры по-фран-цузски с женой, французской креолкой из Луизианы, в которые то и дело встревали заливающиеся слезами дочери. Их бледный, трепещущий сын в полуобморо-ке привалился к стене.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования