Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Сергей Лукьяненко. Императоры Иллюзий -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  -
века, предупреждающе багровела. В дверь стучали - Кей поленился вставать. Он заснул прямо в кресле, старательно разувшись и расстегнув ворот рубашки. Ему приснился Грааль. Каменистая пустыня и ослепительный блик солнца - которого никогда не бывает во сне. Он шел рядом с Артуром. Он снова был проводником, телохрани- телем и не было нужды о чем-то думать. Убивать и хранить - только то, что он умел. Он помнил, что это сон, он помнил прошедшие годы. Но Артур по прежнему был мальчишкой. Маленький король все еще шел к Богу. - Я убил Грея, - сказал Кей, и поправился: - ...убью. Мы сло- мали его. Не надо никуда идти. Нам не нужен Бог. Артур не ответил, лишь покачал головой. Глупый пацан... Кей хотел сказать что-то еще, но впереди, на рыжих камнях, темнело шо- коладное пятно, и пришлось доставать пистолет, и ускорять шаг... Это был всего лишь алкарис, но даже хрупкая плоть птицеподобного способна убивать... - Ты зря прервал путь, Дач, - сказал Ищущий Истину. - Тебе нужен Бог. Империи людей нужен Бог. - Бога нельзя убить, - ответил Дач. - Нам не нужен Бог. Артур взял Кея за руку. Сказал, спокойно и твердо: - Убей алкариса. Дач поднял пистолет. - Ты поймешь сегодня. Ты уже понял, - сказал алкарис. - Ты воюешь с марионеткой. Дойди до цели, Корь. Выстрел - бессмысленный, как в Кертиса Ван Кертиса. Ищущий Истину взмахнул крыльями - взмывая в жаркое небо. - Убей их всех! - закричал Артур. Дач повернулся - и увидел Рашель, и ее сестру, которую он никогда не видел воочию, и Ванду Каховски, с маленькой лопаткой в руке... - Я уже убил их, Артур, - сказал Кей. ...Он выполз из кресла, дошел до ванной, его стошнило прямо на пол, но это уже было не важно. Дач пустил ледяную воду, сделал глоток - его вырвало снова. - Идиоты, - прошептал он, вставая с колен. Было уже утро. Дач сбежал по лестнице - в гостинную, где пе- ред развернутым экраном телевизора сидела Ванда. В ее руках снова- ли спицы. - Вовремя протрезвел, - сухо сказала она. - Начинается шест- вие, идет прямая трансляция. Из корзинки с вязаньем она извлекла банку пива, бросила ее Кею. - И оттащи Артура от компьютера. Я не в силах. Дач поставил банку на стол. Глянул мельком на экран - прези- дентский дворец, откуда начиналось шествие, толпы народа на ули- цах, кружение флаеров в небе, серебристые точки истребителей среди редких облачков. - Что с тобой, Дач? - Где Рашель? - У дворца. Им прислали пропуск в гостевую ложу. Что случи- лось, Дач? - Почему мы решили, что Грей создал наш мир? Каховски нахмурилась: - Алкарис... - Ни разу не назвал имени. - Но Император... - Сходящий с ума от скуки. С двумя забавами - сексом и интри- гами столетней давности. И это - властелин Вселенной? Ванда уже не сидела. Она оказалась рядом с Кеем, вцепившись ему в плечи: - Сволочь... - Нет, просто дурак. Мы зря его сломали. - Мы не сломали его! Конечная фаза психоломки строилась на твоих словах - что он создатель нашего мира. Это сбой, Дач! Это катастрофа! Томми, остановившись на лестнице, удивленно смотрел на них: - Что случилось? - Сейчас увидишь... - Ванда повернулась к экрану. Гример нервничал. Дермотонер в его руках вздрагивал. - Это не нужно, - повторил Грей. - Но правила... - Их устанавливаю я. Я! Понимаешь? Гример отступил на шаг. Прослужив Императору полсотни лет он ухитрился еще ни разу не нарваться на его гнев. Беспомощно огля- нулся на девочку - новую фаворитку Императора. - Давай я тебя разрисую! - соплячка спорхнула с дивана, бес- церемонно плюхнулась на колени Императора. - Грей, давай я тебя раскрашу! - Зачем? - мягко спросил Грей. - Это искусство. - А я научусь! Какая разница, как ты будешь выглядеть? Грей кивнул гримеру. Тот послушно протянул тонер, быстро пе- реключая его на телесный цвет и минимальную мощность. - Когда я была маленькой, - важно сказала девочка, - я устра- ивала балы для кукол. Словно я Императрица - а они подданные. - Ты ей будешь. Если хочешь. Гример начал тихонечко отступать к двери. Ему хотелось испа- риться. Телепортироваться куда-нибудь... лучше - сразу на Терру. - Я иногда наряжалась красиво, - задумчиво водя тонером над обрюзгшим лицом Императора произнесла девочка. - А иногда размале- вывала себя по всякому, или даже раздевалась догола, и играла в оргии. Это же только куклы, с ними все можно. Я их сама покупала. - Мне надо приветствовать людей, а не играть, - не шевелясь сказал Грей. Гример взялся за ручку двери - поймал взгляд Импера- тора и застыл. - Они все твои куклы, - тонер коснулся лба Грея. Неровная темная полоска протянулась над его бровями. - Ты с ними играешь. - Ты не права, Лара... - Император поморщился. Девочка словно не слышала его слов. Она взяла Грея за руку, на время забыв о тонере: - Ты их придумал, а они с тобой играют. И я с тобой играю. Давай нарисуем... Грей мягко снял девочку с колен. Встал, плотнее запахнув ха- лат. Спросил: - Что с тобой? Малышка... Девочка по-прежнему цеплялась за него. - Это же так здорово! - она попыталась прижаться к Грею, тот осторожно отстранил ее. - Грей, придумай еще что-нибудь... - Кто на мониторах? - резко спросил Император. Гример, полу- закрыв глаза, привалился к стене. Он ухитрился-таки вляпаться в какой-то скандал. Дверь открылась, быстро вошел худощавый мужчина, в штатском, но с ощутимой военной выправкой. - Лейтенант... - Грей поморщился, так и не вспомнив имени продолжил: - Лейтенант, психологическую группу. Что-то случилось с Ларой. - Не мешайте нам говорить! - девочка повернулась к вошедшему. Ее лицо исказилось, став плаксиво-гневным, некрасивым, детским. - Вы не смеете мешать Грею! Не смеете! Вы все куклы! - Она неадекватна... - с легким ужасом произнес Грей. - Лей- тенант, вы слышали приказ? Психологов и специалиста по психотроп- ным средствам! - Это не отравление, Император, - лейтенант вздохнул, набирая воздуха: - Девочка, похоже, под программой. Грей присел на корточки, нежно глядя на девочку. - Ларочка... Она вновь заулыбалась, глядя только в лицо Императора. - Кто посмел... - с тихой яростью прошептал Грей. - Когда... кому она перешла дорогу... все серые, и ее решили перекрасить... Лейтенант отчаянно, словно прыгая со скалы, рванул Императора за плечо. Сейчас он зарабатывал дворянство - или лишение аТана и расстрел. - Мой Император, она под программой, нацеленной на вас. Это агент психоломки, она лишает вас воли к жизни! Сводит с ума! Грей перевел взгляд на лейтенанта. С ноткой интереса спросил: - Что? - Она сводит вас с ума, Император! Со вчерашнего дня при дво- ре говорят только о том, что вы не в себе! - Грей, давай поиграем, я буду послушная! - громко, словно пытаясь заглушить лейтенанта, воскликнула девочка. Император медленно поднялся. - Психологов. Лучших. Специалистов по раскодированию. - Я вызвал всех с самого утра, - сказал лейтенант. - Они ждут в комнатах охраны. Дач глотал пиво, не отрывая взгляда от экрана. Император сно- ва задерживался. Камеры переключались от арки дверей на длинный открытый лимузин, скользили по толпе - лицам, ставшим одинаковыми, подчиненным одному желанию - увидеть Грея. - Твоя шлюпка способна взлететь? - спросила Ванда. Кей пожал плечами. - Он выходит! - воскликнул Томми. Его голос дрогнул. Император медленно шел к лимузину. Толпа зашевелилась, сдер- живаемая частой цепочкой охраны. Возле машины Грей остановился, поднял руку. Камера дала наплыв. Император тяжело смотрел - прямо в лицо Дача. - Да, я обращаюсь только к тебе, - его голос был холоден и спокоен. - Я еще не знаю, кто ты, но это дело пяти минут. Не знаю, зачем... - Он уже знает, по крайней мере, мое имя, - сказала Ванда. - Беги. Прячься. Сходи с ума - вместо меня, - Император улы- бался, глядя в камеру, в миллионы непонимающих лиц. - Беги. Охота началась. Ты не уйдешь... сука... Каховски безмятежно продолжала вязать. - Мне очень жаль, - сказал Дач. Император уже садился в маши- ну, толпа бурлила, в сторонке, у имперского пресс-офицера бились в экстазе журналисты, ощутившие гарь небывалой сенсации. - Да уж, - заметила Каховски. Томми переводил взгляд с нее на Дача. У него вдруг задрожали губы. Кей легонько тряхнул его за плечо, сказал: - Рашель должна понять... - Ее уже взяли, можешь мне поверить, - Ванда отложила недовя- занный шарф. - Ничего, у девочки есть полгода в запасе. По нашим законам несовершеннолетних нельзя пытать... так же как применять наркотики и детекторы. Дач поднялся. - Я выберу оружие, - деревянным голосом сказал он. - Тебе не нужно оружие. Твоя шлюпка может подняться? - Под удар истребителей? - Ты нужен Грею живым. А над компенсатором ионизированный по- ток, взлет заметят не сразу. Им еще придется повозиться со мной. - Полковник... - Бегите. Она встала перед ним - маленькая, нелепая в маскировочном комбинезоне, вновь спокойная. - Дач, мы идиоты. Это не мир Грея... но кто-то ведь его соз- дал. Он есть - мы лишь не знаем, кто. Найди его, Дач. - Полковник... - У нас минуты, Кей. Пошли. Возьмете флаер. Томми, соберись! Я не ждала от тебя соплей! - Полковник, я убил вас... - прошептал Кей. - Да. Но это уже не важно. 8. Ванда не сразу вернулась в дом. Вначале она постояла на ал- лее, где яблони с каждым десятилетием удавались все лучше и лучше. Даже буря не смогла здесь сбить все плоды. Она прошлась, останав- ливаясь у мест, приметных лишь ей. Инфаркт. Старость. Рак. Старость. Старость. Рак. Суицид. "Тайфун", взорвавшийся в руках. Снова старость... Двадцать могил, двадцать плевков в костлявое лицо смерти. Не- измеримо далеко от Терры - которая для Каховски всегда оставалось Землей, от древнего-предревнего города Кракова, где она родилась. - Сегодня я вернусь домой, - сказала Ванда. Ей захотелось, чтобы Дач сейчас был рядом - он бы понял. Но и Дач и Томми сейчас бежали к компенсатору, к своей древней шлюпке, которую могли не заметить орбитальные патрули. Прихрамывая - старая травма колена, которую приходилось по- долгу залечивать после каждого аТана, Ванда Каховски вернулась к дому. Было тихо - пока еще тихо. Она постояла в гостинной - мягкие кресла, опущенные шторы, полумрак... Позвала: - Агат! Агат! Черный кот неторопливо спрыгнул с подоконника, подошел к ней. Каховски нагнулась, провела ладонью по мягкой шерстке: - Агат, пора. Понимаешь? Черный кот издал протяжное мяуканье, которое заставило бы насторожиться Дача или иного лингивиста-супера. - Нет. Все очень серьезно. И времени нет. Беги к Марии. Не- медленно. Снова жалобный крик - уже почти не звериный. - Агат! Кот отступил на шаг. - Да, это твой дом. Но скоро его не станет. Иди к Марии. Там Снежок и Рыжка. Иди. Когда, вспрыгнув на подоконик, Агат еще раз посмотрел на Ван- ду - жалобно и недоуменно, она закричала: - Да иди же, тупой! Иди! Занавеска колыхнулась. Ванда, прихрамывая чуть сильнее обыч- ного, прошла в столовую. Включила плиту - рацион номер десять, штурмовой-прим. Залпом выпила боевой коктейль - как всегда невыно- симо противный и чуть пьянящий. Поколебалась, отпила полчашки го- рячего шоколада, и, оставив все остальное на сервировочном лотке, поднялась в свою спальню. Здесь шторы были раздернуты, и она почти сразу заметила се- ребристую точку, зависшую в небе. Секунду Ванда стояла, любуясь истребителем Империи. Потом прошла вдоль стены, ласково касаясь то "Шанса", то "Ультиматума", то "Кондора-СТ". Много оружия, очень много. Хватило бы на всех, кто сейчас готовится штурмовать малень- кий домик в бесконечном саду. Каховски выбрала скорострельный фазер, любимое оружие килле- ров-одиночек, самоделку с ограниченной логикой. Ей слишком не хо- телось ошибиться, чтобы пренебрегать псевдоинтеллектом оружия. Несколько минут она потратила на ввод ограничений, поглядывая на застывшую в небе "Синюю Птицу". Потом, положив фазер на колени, села у окна. Три минуты тишины перед вечностью - не слишком много? Конверт, принесенный вчера нарочным, по прежнему лежал на журнальном столике. Каховски повертела "аТановский" бланк - мерца- ющая золотом эмблема, ровные рукописные строчки - жест особого уважения. "Госпожа Фискалоччи! На протяжении почти двухсот лет вы явля- лись нашим неизменным и уважаемым клиентом. Если ваше решение о непродлении "аТана" вызвано временными материальными трудностями, то я, как полномочный представитель компании, имею честь предло- жить вам беспроцентный и бессрочный кредит на сумму, равную стои- мостью льготного (категория: Г-К-6) аТана. Единственным условием является использование кредита на возобновление вами бессмертия. Для получения кредита и продления аТана вы можете воспользо- ваться упрощенной процедурой, отвечающей пунктам 3.2 и 3.3 стан- дартного договора. Если же решение прервать контракт вызвано лич- ными мотивами, смею предложить Вам консультацию танатолога и курс психологической реабилитации, которые согласно пунктам 6.4 и 7.1 предоставляются вам абсолютно..." Каховски встала, окинула взглядом оружие на стенах, и нето- ропливо поднялась на чердак. Пыль, хлам, полутьма. Зато здесь име- лось очень много маленьких окон - сквозь которые было прекрасно видно бегущих к дому десантников. Ванда подняла фазер, отлавливая среди людей громоздкую, хоть и стремительную фигуру булрати. Нажа- ла на спуск. Стекло брызнуло наружу, мелкими огненными каплями, а булрати разорвало напополам. - Первый, - сказала Ванда, семеня к соседнему окошку. Но в нее еще не стреляли. Откуда-то с неба загремел тысячекратно уси- ленный голос: - Именем Империи! Прекратите огонь и выходите... - Второй, - выцеливая иссиня-черную чешую меклонца сказала Ванда. Меклонец, свернувшись в эмбриональный шар, замер среди де- ревьев. Чердак озарило голубой вспышкой. Каховски почувствовала, как подломились ноги, а пол стремительно ринулся навстречу. Стационар- ный станнер... давно пора. Все-таки кое-что она успела. Немного... Подстегнутые боевым коктейлем нервы все еще служили ей. Ванда подтянула ствол фазера к голове, выдохнула, и надавила на спуск. Ничего. Только замерцал огонек ограничительных цепей. Ах да, она ведь тоже - человек... хотя бы с точки зрения оружия. Непослушными пальцами Ванда принялась отключать блок псевдоинтеллекта. Ей удалось справиться в тот самый момент, когда лестница зат- рясалась от тяжести закованных в броню людей, а черепичную крышу пробила суставчатая лапа меклонца. Секунду Ванда задумчиво смотре- ла на нее, потом с сожалением перевела взгляд на фазер. - Найди его, Кей, - прошептала она. - Кто бы он ни был... На этот раз фазер согласился стрелять. 9. Снег бил в лицо, шлюпка покрылась толстой ледяной коркой. Не- бо, затянутое круговоротом туч, едва пропускало тусклый солнечный свет. В фиолетовом мерцании климатизирующего поля Дач рукояткой пистолета скалывал лед, освобождая люк. - Мы не взлетим, - сказал Томми. - Мы никогда не взлетим. Кей рывком открыл люк. Проскользнул в пилотское кресло. Томми продолжал стоять по колено в снегу, зябко обняв себя за плечи. - Быстрее, - сказал Кей, активируя пульт. Снежинки падали на оживающие экраны, таяли. Томми неуклюже сел рядом, стал возиться с замком люка. В корме шлюпки неохотно загудел двигатель. К фиолетовому све- ту добавилось оранжевое плазменное пламя. - Герметизация? - спросил Кей. - Норма. - Пристегнись. - У тебя снова плохое настроение? - Не только у меня. Шлюпка качнулась, с хрустом выдираясь из ледяной корки. На пульте замерцал красный огонек. - Правую опору потеряли, - вяло заметил Томми. Двигатель набрал мощность, и шлюпка пошла вверх. Они вонзи- лись в свинцовый водоворот туч. Высота три километра... если Ванда была права, их еще не видят. - Включи приемник, - велел Кей. Томми послушно протянул руку к панели. Рев толпы. Голос Грея: - ...не в первый раз пособники чужих и ненавистники жизни пы- таются обезглавить Империю... - Дальше, - сказал Дач. Тучи расступались, открывая фиолето- вый купол. - ...наш корресподент, неподражаемый Олег Синицын, со своим прямым включением... Взвизг помех. - Только что пресс-офицер сделал заявление для граждан Импе- рии. Да, ребятки, такого мы давно не слыхали. Теперь странное по- ведение Императора на приеме в президентском театре становится об®яснимым... - Дальше. Мы знаем все, что он скажет. Снова хруст электричества. Переливчатые трели кодированного канала связи - полицейского, или военного. Помехи... - Из-за дальних гор, из-за древних гор, Да серебрянной плетью река рассекала степи скулу... Белый дрог костер, вперив взгляд в костер, Над обрывом стою... Боги, боги, как берег крут. - Оставь, - неожиданно сказал Кей. - Это Микеле-Микеле, ос- тавь... Не хочу слушать призывы к сдаче. Они ворвались в небо. Фиолетовый купол компенсатора перели- вался внизу. - Истребители на радаре, - сказал Томми. - Видишь? - Главное, что они нас еще не видят. Мертвой свастикой в небе орел повис, Под крылом кричат ледяные ветра, Я не вижу, но знаю, он смотрит вниз На холодный цветок моего костра. Мир припал на брюхо, как волк в кустах, Мир почувствовал то, что я знаю с весны: Что приблизилось время огня в небесах, Что приблизился час восхождения Черной Луны. Небо темнело, проступали искры звезд. Одна из точек на радаре начала движение. Их заметили. - Вот теперь мы поймем, нужны ли Императору живыми, - произ- нес Кей. - Соберись, я подключаю гравитационник. - Мы все равно не успеем к кораблю! - Корабль уже идет навстречу, я послал вызов. Но нам не обя- зательно опережать истребитель. - Еще корабль... идет к планете... - глядя на экраны заметил Томми. - Главное, что не к нам, - Дач похлопал Томми по плечу. - Спокойней. Все не так безнадежно, как тебе кажется. Поверь. - Я когда-то был молод - также как ты, Я ходил путем солнца - так же как ты, Я был светом и сутью - так же как ты, Я был частью потока - так же как ты. Но с тех пор как она подарила мне взор, Леденящие вихри вошли в мои сны, И все чаще мне снились обрыв и костер. И мой танец в сиянии Черной Луны. Им уже не нужен был радар, чтобы увидеть "Синюю птицу". Двад- цатиметровая призма космоистребителя приблизилась на расстояние взгляда. Он летел совсем рядом, в полусотне метров - одна из луч- ших боевых машин Империи, и Томми ощутил пронзительное чувство не- защищенности. Теперь он понял, что чувствовали алкарисы, когда они выдернули их из гиперпространства. Томми посмотрел на Кея - но тот казался абсолютно спокойным. - Они сейчас ударят... Дач покачал головой: - Нашу рухлядь нельзя просто повредить. Она рассыпется от са- мого слабого удара. А у пилота, явно, приказ брать нас живыми. Он дождется, пока мы пристыкуемся к кораблю - и разрушит ему агрегат- ные отсеки. Потом подойдет бот с групой захвата.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования