Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Сергей Лукьяненко. Императоры Иллюзий -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  -
. Нельзя при- менять его вблизи планет - но кому нужна эта планета? - Что ты хочешь сделать? - быстро спросил Томми. - Не знаю. Дач держал ладонь на пластине управления огнем. Та уже потеп- лела, сменила цвет с красного на желтый, опознав капитана корабля. Легкое нажатие - и автоматика проделает остальное. Генераторы иск- ривят пространство, и где-то внутри истребителя гравитация превы- сит предел допустимого. Пространство схлопнется, всосав в себя ко- раблик Алкари. Секунды... с полминуты, пока метрика мира выправит- ся, и искусственный коллапсар рассосется. Он даже не успеет дос- тигнуть планеты и втянуть достаточно материи, чтобы стать полно- ценной черной дырой. Единственной жертвой будут четверо чужих. - От них сообщение, - сказал Томми. - Читай. - "Ты странен, Дач." Кей смотрел на истребитель, который все медлил. - Они запускают гиперпривод. Задержать их? - спросил Томми. - Не надо. Всполох - истребитель ушел в прыжок. - Ну вас к дьяволу... или Богу, - прошептал Кей, убирая ла- донь с пульта. - Проваливайте. 8. Кей никогда не давал своим кораблям имен. Его первая яхта, переоборудованная из бомбардировщика времен Смутной Войны, просто не заслуживала ничего большего, чем серийный номер. Полеты на ней, вероятно, были куда опаснее обычной работы Дача - но ему везло. Гиперкатер, который он позже смог себе позволить, имел достаточно мощный компьютер, чтобы в нем возникло то, что Кей предпочитал на- зывать псевдоинтеллектом. Имя себе он должен был дать самостоя- тельно... однако гибель на орбите Грааля помешала псевдоинтеллекту понять, кто он такой. Новый корабль оставался безымянным и лишенным какого бы то ни было подобия разума - Дач слишком хорошо понял, что металл порою слабее плоти, но боль потери от этого не уменьшается. Из всех видов тяжелого космического оружия коллапсарный гене- ратор был наиболее беспощадным и безотказным. Он действовал на не- большом расстоянии - но ему не служили помехой защитные поля и размеры вражеского корабля. Категорически запрещенный для частных лиц, генератор был причиной того, что Кей сумел купить корабль за те жалкие деньги, которые остались у него после Грааля. Такие ко- рабли строились для одной-единственной акции, после чего беспощад- но уничтожались. Но на этот раз кто-то решил подзаработать... и перепродать паленый корабль. Лишь три планеты человеческой Империи рисковали смотреть сквозь пальцы на законы. Лишь три планеты разрешали посадку подоб- ным кораблям - Джиенах, Рух и Тааран, миры анархии. Грей не обра- щал на них внимания - пока. Позже, когда эти планеты обретут хоть какое-то значение, флот сметет их оборону, профильтрует жителей, и установит более приемлимое правительство. Миры анархии исчезнут - и возродятся на новых рубежах Империи. В каждом порядочном доме должно быть мусорное ведро, чтобы отбросы не валялись где попало. Нормальные люди редко забираются в мусорные ведра. Кей вывел корабль из прыжка в получасе полета от Джиенаха. - Я отвечу? - кивая на помигивающий огнями вызова пульт спро- сил Томми. - Валяй. - Шестьдесят семь - тринадцать, - наклоняясь над пультом про- изнес Томми. - Владелец - Кей Альтос. - Орбитальный страж Христы Крим. Ваш допуск? - неведомый опе- ратор небезуспешно копировал тон дешевого автомата. На Джиенахе не было правительства, не было и единых планетар- ных войск. Шесть орбитальных баз принадлежали различных хозяинам. Каждая из них имела свои пароли, за которые приходилось платить ежемесячно. Кое-кто, стараясь сэкономить, покупал допуск лишь на двух-трех станциях, и проскакивал на планету в их зоне контроля. Кей, однако, никогда не любил русскую рулетку. Томми нажал кнопку, над которой была наклеена полоска бумаги с надписью "Допуск - Крим". Кодированный пакет пароля ушел в пространство. - Допуск принят, - голос оператора приобрел какие-то оттенки эмоций. - Эй, Дач, послезавтра смена пароля. Мне подкопить для те- бя плазмы? - Подогрей на ней свою бутылочку с молоком, - Томми подмигнул Кею. Тот кивнул. Короткий смех, и связь прервалась. Христа Крим всегда подби- рала для своей станции операторов с пещерным чувством юмора. - Шестьдесят семь - тринадцать, - еще одна база приняла эста- фету. - Патруль Звездной Стражи. Ждем пароль. Нажатие кнопки. Пауза. - Принято. Пацан, Кей далеко? Томми и Дач переглянулись. - Далеко. - Ладно, привет ему от Синтии. Она бы сама передала, но у нее рот занят. Томми, похоже, эту шутку услышал впервые. Он на секунду за- мялся. Дач подключился к каналу: - Это ты, Поль? - Ага, - с явным удивлением в голосе. - Только заступил на свой месяц? - Да... Дьявол, ты здорово помнишь голоса! - И адреса тоже. Я загляну к твоей жене, передам привет. Ко- нец связи. - Издевался? - полюбопытствовал Томми. - Не знаю. Лица я очень плохо запоминаю. Прежде чем корабль опустился на посадочное поле, их успели проверить еще две базы. - Почему всегда дежурят такие придурки? - выбираясь из кресла спросил Томми. Дач, ставя корабль на консервацию, помедлил с ответом: - Вахты длятся месяц или два. Хозяева экономят на мелочах, вроде челноков. - И что? - Месяц за пультами, а жилые отсеки не больше, чем в нашей лоханке. Читать они не любят, Ти-Ви надоедает в первую неделю, иг- ры запрещены. Кроме как постебаться с пилотами, или поджарить неу- дачника - никаких развлечений. - А почему запрещены игры? - с явной обидой спросил Томми. - Потому что в них всегда можно победить. - Ну и что? - Как-нибудь об®ясню. Пойдем. На первый взгляд Джиенах не отличался от любой малоразвитой колонии. Улицы, растущие вширь, а не ввысь, дома из бетона и кам- ня, дороги, залитые мягким от солнца асфальтом. Вот только над домами слишком часто мерцали климатизирующие поля, укрывающие решетки личных гиперантенн. По узким дорогам про- носились "Сабборо" и "Тувайсы" последних моделей. В витринах, вместо дешевой штампованной одежды и пластиковых кастрюль для мик- роволновок, плавящихся на первой же неделе, сверкали полихромные туалеты от Диора и кухонные автоматы "вечной" гарантии. Деньги, деньги, неуловимый запах миллиардов, плыл над убогим пейзажем. Никто не строил здесь роскошных особняков - планета жила лишь нынешним днем. Обогатиться, развлечься... и уйти, прежде чем имперский флот получит приказ навести порядок. О да, планета пла- тила налоги казне, и исправно поддерживала Грея - чтобы оттянуть этот срок. Но мусор уже заполнял ведро - вскоре его решат вынести. Фор- мально в Империи не существовала рабство - а здесь было слишком много людей с пожизненными контрактами. В местной полиции удиви- тельным образом выживали лишь уроженцы, а не присылаемые Службой профессионалы. Ну а реклама "курортов" Джиенаха красовалась на стенах всех турагенств Империи. "Традиционная школа детского мас- сажа", "Танцоры-булрати в ритуалах приходы весны", "Секции медита- ции и самопознания". Джиенах предлагал любой секс, любые наркотики и любую нейрон- ную стимуляцию. То, от чего отказывалась Семья, было для этой пла- неты нормой. Даже порнофильмы и эротические журналы здесь снимали вживую - а не предлагали покупателям разрешенные министерством культуры компьютерные инсценировки. Многих это привлекало - хотя машины производили для людей куда более красиво поставленные и "снятые" зрелища. Организованные туристы были на Джиенахе в полной безопасности. Их патронаж осуществляли самые влиятельные кланы. Для одиночек проблем было больше. Дач не стал брать такси - день только клонился к вечеру, жара спадала, а до темноты было еще далеко. От космопорта до города они добрались в вагончике монорельса, а от станции пошли пешком - по узкой ленте тротуара. Не слишком хорошо одетая, но явно небезопас- ная пара - на поясе Кея открыто висел "Шершень", а на груди побес- кивал жетон телохранителя личной категории. Томми внушал прохожим опасения скорее спокойным взглядом, чем столь же откровенно де- монстрируемым "Шмелем". Компания гопников, идущая навстречу, слегка притихла и уско- рила шаг. Девушка с повязкой пожизненного контракта на руке, опус- тила глаза. Клан ее хозяина был не настолько силен, чтобы защищать всех своих рабов - тем более, уже не слишком молодых и красивых. - Плесень, - тихо сказал Дач, проходя мимо очередной рекламы. Голографическое панно приглашало в клуб "всевозрастного садомазо- хизма". Подобные были по всей Империи, но туда мазохисты приходили по своей воле. Здесь ими почему-то оказывались пожизненные конт- рактники, нередко - несовершеннолетние. - Ага, - почти равнодушно согласился Томми. Его шестнадцать лет и без того были недолгим сроком, но он помнил лишь пять пос- ледних лет. Четыре из них прошли с Кеем на Джиенахе. Дач глянул на юношу, но не сказал ни слова. Он знал, на что идет, беря с собой мальчишку на анархическую планету. Либо его психика закалится, станет непробиваемой для любой дряни, либо Том- ми превратится в циничного подлеца. До сих пор Кей не мог понять, что же произошло, и не возник ли третий вариант - холодное безразличие. - Я забегу, возьму пива, - Томми кивнул на открытые двери ма- газинчика. Кей бросил взгляд на вывеску - магазин охранялся кланом Крим. Вполне надежное заведение. В такое он рискнул бы отпустить Томми даже в самом начале, когда ему было двенадцать. - Мне пару темного, - останавливаясь сказал Кей. Ему не хоте- лось рафинированной прохлады, после которой духота навалится с но- вой силой. Томми побежал к двери - стройный темноволосый юноша, с еще мягким по-детски лицом, в синих джинсах и футболке с надписью "Большая игра - Смерть!", помогающей казаться своим среди джие- нахской молодежи. Во взгляде, которым проводил его Кей, не было любви - только привычная заботливость. В конце-концов, надо ведь отвечать за тех, кого приручил - хотя, видит Бог - тот самый Бог - своего маленького убийцу он при- ручать не собирался. Дач стоял на тротуаре, глядя в темнеющее небо. Будет дождь - короткий, но все равно приятно. Краем сознания он фиксировал каж- дого прохожего, оказавшегося слишком близко, неподвижные отблески окон и вращение детектора оружия на перекрестке. Профессионал его профиля и класса не расслабляется никогда. 9. Сон был кошмаром - но Кей забыл о нем, когда скрипнула дверь и пришлось проснуться. Прежде чем вошедший Томми включил свет, прицельный луч уже коснулся его груди нежным оранжевым пятнышком. Секунду они смотрели друг на друг - Дач с кровати, Томми с порога. Потом Кей спрятал бластер под подушку. Не "Шершень", на котором не уснул бы и толстокожий булрати, а обычный "Шмель", из- любленную модель профессионалов. - Решил стать лунатиком, или увидел во сне псилонца? - заки- пая спросил Дач. - Я два раза по одному человеку не промахива- юсь... - Ты кричал. - Что? - Кричал. Это тебе что-то приснилось, - Томми пожал плечами, выходя. - Подожди, - Кей сел. Адреналин еще буйствовал в крови, но теперь он вспоминал. - Что именно я кричал? Томми заколебался. Потом, словно передразнивая голос Кея, прознес: - Не смотри на меня... Не смотри! Кей вспомнил. - Я пойду. Дач посмотрел на часы. Четыре по стандартному циклу. На Джие- нахе короткие дни и ночи... за плотными шторами уже вовсю рассве- ло. - Сядь, Томми. Юноша присел на кровать. Спальня была маленькой - как все в этой дешевой квартире. Дач рылся в тумбочке. Достал бутылку бренди и отхлебул. Спросил: - Будешь? - Я же еще маленький, - с очаровательной улыбкой ответил Том- ми. - Не паясничай. - Нет. Не хочу. Кей поставил бутылку на пол, но пробку закрывать не стал. - Ты еще собираешься спать? - А что? - Я хочу тебе кое-что рассказать. После этого ты не уснешь. - Говори. - Томми зевнул. - После твоего вопля я бодр и кре- пок. Дач сделал еще глоток. Он казался скорее возбужденным, чем подавленным. - На самом деле я этого не кричал. - Неужели? - Тогда не кричал. На Хааране. - Где тебя прозвали "Корь"? - Вот именно. Понял, почему? - Я глянул в медицинском справочнике, - в голосе Томми появи- лось любопытство. - Ничего особенного... но тридцать шесть лет на- зад была пандемия. Погибали в основном дети. Их глаза встретились, и Дач кивнул. - Молодец. У нас тогда была неделя... от силы две. И неглас- ный приказ - не оставлять живых. Колония должна была погибнуть вся, чтобы ни один мир Империи больше не посмел переметнуться к чужим. Вся, понимаешь? Неделя сроку, и никакого тяжелого вооруже- ния. Он потянулся к бутылке, но остановил руку. - Десяток бомбардировщиков справился бы за день. А так... двадцать тысяч добровольцев на планету с полумиллионным населени- ем. Правда, у нас были тяжелые танки... они и проутюжили всю их армию. Такую же скороспелую, как наша. Все взрослые мужчины Хаара- на... с дряным оружием в руках. Осталось четыреста тысяч. Женщины и дети. Томми передернул голыми плечами. - Эта сука... прославленный подручный самого Лемака... пол- ковник Штаф... - голос Дача неожиданно дрогнул. - Он согнал граж- данских в концлагеря... импровизированные. Стадион, полный женщин с малышами, пустырь, обнесенный колючкой под током и полный де- тей... Они шли как овцы. Ожидали сортировки и ссылки. Он собрал их вместе, Томми! Понимаешь? Было бы легче по домам... поодиночке. Но часть бы ушла, сообразила. Заселен был лишь один материк, голимая степь, не спрячешься... но часть бы ушла. - Выпей, - тихо сказал юноша. - Мы тянули три дня. Ждали военных кораблей... террор-группы с их газами и вирусами, просто бомбардировщики. Потом Штаф собрал офицеров... у меня было временное лейтенантское звание. И сказал, что придется работать самим. - Выпей, Дач. Кей глотнул. - Многие отказались. Очень многие. Наотрез. Их посадили в транспорты, и отправили обратно. Все долетели. Потом им дали орде- на... этот сраный "Клинок огня" второй степени. Все честно. Оста- лась половина, даже меньше. Те, кто понимал - надо. Девять тысяч. Мы прикинули - по сорок четыре на каждого. И по четыре десятых. Он засмеялся - нелепым, чуть пьяным смехом. - Подростков твоего возраста были готовы убивать все. Женщин, как ни странно, тоже. Труднее оказалось с детьми. Я первый сказал, что смогу. И добавил, что корь в прошлом году убила в десять раз больше детей, чем мы, при всем желании, сумеем. Вот и заслужил... прозвище. Имен в газетах не было, цензура бдила. Но слова лейте- нанта, "который стал корью", гуляли по страницам долго. Как алка- рис узнал имя, почему запомнил - не знаю. - Это было нужно, Кей? Убивать всех? - Со стратегической точки зрения - уже нет. Инфраструктуру планеты мы развалили, трудоспособных мужчин перемололи броней. Эти ошалевшие женщины и ревущие детишки алкарисам подмогой бы не ста- ли. А вот с политической... не знаю. Ты хочешь слушать дальше? Томми едва уловимо заколебался: - Да... пожалуй. - В моей группе было девять солдат. Нам досталась гимназия, где держали полтысячи учеников. От шести до шестнадцати. Они трое суток провели в спортзале, спали вповалку, ели какую-то дрянь... постоянная очередь в единственный туалет, от которого несло на весь зал. В первый день, как сказали охранники, они еще пели пес- ни, школьные гимны... потом перестали. Мы зашли, и я сказал, что всех отпускают по домам. Чтобы выходили поодиночке, расписывались в журнале, и запомнили гнев Императора на всю жизнь. Они сразу ожили и загалдели. Я стоял во дворе, с лазерником "Старый Боб"... с тех пор ненавижу эту модель. Вечер, полутьма. Дети выходили, я стрелял со спины. Ни шума, ни крови... лишь волосы на затылке ды- мились. Двое наших оттаскивали трупы за угол, на пустырь. Через полминуты - следующий. Так - трое...Потом я попросил смену... и ребята, эти вчерашние фермеры, которые верили в Долг, но шли как на собственную казнь, вдруг легко согласились. Минут пять я блевал в учительской, потом умылся и пошел таскать тела. Знаешь, что я увидел? Эти два недоумка, которые первого пацана несли как спящего сына, сейчас выкладывали на бетоне телами слово "ГРЕЙ". Я надавал им по морде, решил, что с перепугу нажрались наркотика. Вроде бы помогло. Потом пошел в зал, где было еще шесть рядовых. Мне стало совсем не по себе. Нет, они не били детей, не запугивали, не наси- ловали девчонок постарше. Просто над ними, мучениками-добровольца- ми, вдруг стал витать веселый энтузиазм. "Мальчик, пропусти девоч- ку вперед! Будь вежлив!", "Малыш, ты сам домой доберешься? Правда? Ну, иди..." Все были как обколотые, все. Рыжий толстяк, который рыдал по дороге, и говорил, что у него самого двое детей, и зря он согласился, студентик, что с утра не вылезал из сортира - нервный понос его прохватил. Все - пьяные. От крови, смерти, власти. А то, что власть над детьми, их сводило с ума еще больше. Тогда я понял - чем беззащитней жертва, тем слаще это чувство. На их примере по- нял. Я-то начал убивать, еще когда сам был ходячей соплей... - Кей, не надо, - Томми вдруг коснулся его плеча. - Перес- тань, не рассказывай. Тебе плохо от этого. Дач смотрел на его руку долго и с удивлением. Потом покачал головой. - Я закончу. Я снова пошел на выход... взял винтовку, стал ждать. Вышел мальчик лет восьми - и обернулся. Словно почувствовал что-то. Посмотрел на меня и сказал: "Не надо!" - Так ты ему крикнул "не смотри"? - Хотел крикнуть... Парень, студентик, который вел мальчика по коридору, схватил его за плечи и закричал: "Стреляй щенка!" - И ты... - Выстрелил, - сухо сказал Кей. - Все-таки ты дерьмо. - Что-то подобное мне сказали в штабе. Правда по другому по- воду - когда я доложил, что после выполнения задания вся группа погибла в засаде. На проверки не было времени. Мне не поверили, но ничего выяснять не стали. - И что, засада была? - Из одного человека. А теперь иди, и дай мне спокойно разоб- раться с бутылкой. Пожав плечами Томми вышел. 10. - Честно говоря, мне все равно, кого придется убить, - сказал Кей. Томми, не прекращая намазывать джемом тост, искоса посмотрел на него: - А мне - нет. - Понимаю. Но добраться до Ван Кертиса куда сложнее, чем до Императора. Так что можешь расслабиться. Юноша хмыкнул, пожимая плечами. Спросил: - А что, другого выхода нет? - Видимо, нет. Алкарис посчитал планы твоего отца вполне ре- альными. Он действительно способен вывести часть людей в иные все- ленные. Грею после этого конец... но и всей Империи - тоже. А еще алкарис считает, что Грея можно уничтожить. - Верю, - Томми налил себе кофе. Посмотрел в широкое, на всю стену маленькой столовой, окно. На улице было пасмурно и тихо - Джиенах просыпался поздно. - Если бы ты был Кертисом-старшим, то отказался бы от затеи с Линией Грез после смерти Грея? - Я бы вообще ее не начинал. Свалил бы сразу, - Томми улыб- нулся, на мгновение превращаясь в молодого человека с обложки жур- нала мод. - Нафиг надо. Дач помолчал. Томми, казалось, даже не помнил о их ночном разговоре. И сейчас его ничто не удивляло. - Знаешь, ты иногда напоминаешь мне силикоидов. Спокойствием. - Тогда уж клаконцев. - Это ты зря. Они очень эмоциональны... просто

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования