Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Сергей Лукьяненко. Императоры Иллюзий -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  -
зался неуместным в казарменной обстановке. - Здесь я пошла наперекор своим воспоминаниям, - Ванда явно чувствовала чужое настроение. - Что поделаешь, люблю тонкую посу- ду... Рашель, в баре, в гостинной, вина. Принеси "Ночь желаний"... фривольное название, но какой букет... - Полковник всегда так тебя гоняет? - спросил Дач вслед Ра- шель. Остановившись, та заулыбалась - так радостно, что Кею захо- телось отвести глаза. - Нет, это сегодня... - Да иди же ты, господи! Не пялься на старого негодяя! - тон- ко крикнула старуха. Рашель выпорхнула из столовой. - Зачем ты раскрыл меня при ней? - спросила Ванда, мгновенно меняя тон. Томми, маявшийся в уголке стола, вздрогнул. В голосе Фискалоччи-Каховски была смерть. - Нам понадобятся люди, полковник, - спокойно ответил Кей. - Рашель способная девочка, она подойдет. Пусть знает все. - Что - "все"? Зачем понадобятся? Ты решаешь что-то за меня, Альтос?.. тьфу... Дач! - Я просто не сомневаюсь в вашем решении, - примиряюще сказал Кей. - А Рашель очень умная девочка, насколько я вижу - физически развитая... - Ты дерьмо! Эта девочка уже четыре года влюблена в тебя! И не говори, что не видишь этого... дерьмо! Хочешь впутать ее в свои дерьмовые игры? У тебя хоть что-то человеческое есть? - Дерьмо, - поднимая глаза ответил Кей. Секунду Каховски молчала. Потом разразилась тонким, захлебы- вающимся хохотом. - Дач... вот скотина... я еле шевелюсь, а ты меня смешишь... на кусочки ведь рассыплюсь... - Госпожа полковник, я не собираюсь ни во что втягивать де- вочку, - тихо сказал Кей. - Но хочу, чтобы она все услышала - хотя бы в качестве третейского судьи. - Рашель? - Ванда снова засмеялась, уже тише. - Если ты ска- жешь, что собираешься убить Императора во время Преклонения, она согласится перезаряжать пистолеты... Томми, успевший расслабиться и вновь заскучать, фыркнул, пы- таясь спрятать улыбку. Каховски посмотрела на него - и лицо ее стало жестким. - Думаю, пистолеты перезарядят другие, - пожал плечами Кей. - Неужели вы не найдете для меня "мяса", полковник? 4. Император Грей был не в духе. Событие заурядное, но плохо воспринимаемое двором. Рано утром он велел отправить к родителям свою малолетнюю подружку, и несколько придворных, уже с месяц ожидавшие этого, привели дочерей "посмотреть дворец Императора". Но их надежды не оправдались - Грей провел весь день, не выходя из спальни, то просматривая правительственные информ-каналы, то требуя самых странных деликатесов. Ни один из них он так и не попробовал, отдав должное лишь минеральной воде. Уже под вечер Грею доложили, что патриарх Единой Воли просит его аудиенции. Церковь никогда ни была значительной силой в Империи. Может быть потому, что давнее слияние религий оттолкнуло от нее гораздо больше людей, чем привлекло; может быть потому, что подражая так- тике Императора Церковь допускала существование планетарных куль- тов - действующих в ее рамках... а может быть просто из-за полити- ки невмешательства в мирские дела, принятой много лет назад. Но формально Патриарх был фигурой равной Императору. И Грей не собирался нарушать эту формальность. Сегодня ему не хотелось официальных церемоний. Император при- нял Патриарха в личных апартаментах - что могло быть либо жестом благосклонности, либо полным пренебрежением. О таких мелочах Грей всегда предоставлял судить другим. Патриарх вошел в маленький сумрачный зал, когда Грей, скло- нившись над столиком, собственноручно разливал по чашкам кофе. Кроме трех свечей в тяжелом подсвечнике ничто не разгоняло мрак. - Приветствую, Владыка, - Грей слегка кивнул, окидывая Патри- арха взглядом. - Вы не разделите со мной скромный ужин? Задрапированная в темные ткани фигура слегка склонила голову. Лишенный признаков пола и возраста, измененный несложной хирурги- ческой операцией голос был тих как журчания ручья: - Благодарю, Император. Фиолетовые стены, купол черного стекла над головой, мебель из темного дерева... Грей не знал, нравится ли Патриарху подобная обстановка. Но хотел бы знать - почти так же сильно, как истинную личность Патриарха. Они сидели друг напротив друга - Грей, под вечер сменивший халат на пижаму, и Патриарх, укутанный в экранированные ткани. Крошечный амулет на груди Патриарха - наверняка прячущий внутри себя антисканер, мерцал, отражая пламя свечей. - Кофейная церемония, рожденная в древности на материке Аме- рика, это одна из немногих моих радостей, - заметил Грей. Чашечка кофе нырнула под плотную ткань, скрывавшую лицо. - Возможно. Но в древности не существовало кофейных церемо- ний. Вероятно, вы плохо информированы, Император. Грей улыбнулся. Ссориться с Патриархом было смешно. Он власт- вовал в той сфере, которая абсолютно не интересовала Грея. - Вам виднее, Владыка. Я знаю, что у Церкви прекрасные архи- вы... и информаторы. - Это порой бывает полезным. Немногие постигают Единую Волю до предела, доступного человеку... но зато они верны ей до конца. - Я рад за Церковь. Еще кофе? - Благодарю. У нас есть прекрасные источники даже при Кертисе Ван Кертисе. - О... - В последнее время они обеспокоены, Император. И ваше реше- ние расследовать деятельность Кертиса радует Церковь. - Я вижу, что источники есть не только при Кертисе. Сахар? - Благодарю. Церковь не причастна к делам мирским. Но когда затрагиваются основы веры... мы не в праве быть безучастными. - И чем же Ван Кертис затронул интересы Единой Воли? - Линией Грез. - Что? - Линия Грез - так Кертис Ван Кертис называет свой новый про- ект. Нам известно немногое, но ряд источников были обеспокоены влиянием этого проекта на основы веры. - Сливки? - Благодарю. Я надеюсь, что Император будет столь же щедр с информацией, которую может доставить клинч-коммандор Шегал, как и с прекрасным кофе. Грей принужденно засмеялся. - У вас великолепные источники, Владыка... Чуть больше инфор- мации не помешало бы... клинч-коммандору Шегалу. - Достаточно. Лишняя ложка сливок испортит кофе, Император. - Вы неподражаемы, Владыка. Кроме планов Кертиса у Церкви нет никаких проблем? Финансирование, пропаганда? - Истина выше денег. - Только когда опирается на них. - Мы будем признательны Императору за помощь... если в ней возникнет потребность. Несколько минут они пили кофе молча. - Я хотел бы знать ваше мирское имя, Владыка, - сказал Грей. - К сожалению, я забыл его. Благодарю вас за кофе. Надеюсь, что Император посетит храм Единой Воли. Грей поколебался. - Возможно. - Я угощу вас прекрасным чаем. Чайная церемония действительно уходит корнями в далекое прошлое. - Прошлое давно минуло, и никто не знает, каким оно было. - Прошлое стало настоящим, Император. Достаточно оглянуться вокруг, чтобы увидеть его. Патриарх поднялся. - Я навещу Храм... после Преклонения Ниц и возвращения Шега- ла, - сказал Грей. - Империя ценит Церковь Единой Воли... ее забо- ту о единстве человечества. Темная фигура склонила голову в поклоне. 5. - Почему я должна верить, тебе, Дач? - голос Каховски был ед- ва слышен. Она и сама почти исчезла в своем огромном кресле, перед нетронутыми тарелками - лишь бокал вина опустел. - Ты мог сов- рать... - Зачем? - Не знаю. Ты убийца, Кей. Твоя психика живет по своим зако- нам... - Вы тоже убийца, Ванда. Вы были Немезидой Империи. Ни крей- сера и истребители решили Смутную Войну - нет. Беспощадность, жес- токость, неотвратимость мести - вот что сломало чужих. Никто не умел ненавидеть так, как мы. - Кончилось время ненависти... - Оно длится с сотворения мира! Вы сами сделали себя символом человеческой ярости. Вы знали на что идете - на кровавые сны, ко- торые не кончатся никогда, на жизнь вне закона... Вы хотите повто- рения Смутной Войны? - Дач, я не верю твоему рассказу! - А я верю, - тихо сказала Рашель. Она сидела рядом с Каховс- ки - тоненькая, напряженная, не отводящая от Кея глаз. Ванда отмахнулась: - Дач, ты предлагаешь мне участие в заговоре против Императо- ра! Мне, полковнику СИБ! - Вы служили не Грею, и не Империи. Вы служили человеческой расе - как умели, и как считали нужным. Потому и должны меня по- нять... я такой же урод. - Да? - Я тот лейтенант с Хаарана, который был "Корью". Каховски замолчала, хватая ртом воздух. - Вы можете проверить это. Алкарисы узнали... значит информа- ция где-то существует. Вы можете убедиться, что Томми - клон Кер- тиса. Это подтверждает мои слова. - Или то, что Ван Кертис хочет чужими руками расчистить трон! - Запросите информацию о Граале. О Злой Земле. Слетайте туда, в конце-концов! Сейчас Кей почти ненавидел эту старую женщину - перед которой преклонялся. Она не хотела поверить... не хотела вернуться в свои сны. - Рашель, открой окно... - тихо попросила Ванда. Девушка беззвучно встала из-за стола. - Поверьте мне, полковник... - прошептал Кей. - Пожалуйста. - Томми... - старуха медленно повернула голову. - Мне нужен будет соскоб твоей слизистой... пункция из мышцы... пара капель крови... Она заколебалась, но закончила: - Семенная жидкость. Извини, мальчик. Я знаю методы фальсифи- кации генотипа, и не хочу рисковать. Юноша едва заметно покраснел. Но голос его казался ровным: - Я понимаю, госпожа Каховски. - Генный код Ван Кертиса должен быть в военных архивах... не проблема... - сама себе пробормотала старуха. - Ладно... Кей, ты вел запись беседы с алкарисом? - Конечно. - Мне нужен оригинал. - Я вел запись на диск и на оптокристалл. Вы их получите. - Умный... Кей, твои записи прокрутят очень хорошие специа- листы. Очень. Любая подделка будет раскрыта. Если хочешь, можешь уйти прямо сейчас. - Я не лгал. Дождь стучал за открытым окном - монотонный, затихающий. Ра- шель осталась стоять, не подходя к столу: молчаливая, словно бы повзрослевшая. - Девочка, мне и впрямь интересно твое мнение... - хрипло произнесла Ванда. - Кей не врет. - Конечно... Рашель, тебе не стоит больше здесь появляться. Чтобы мы не решили. Понимаешь? Секунду Каховски ждала ответа, потом резко спросила у Кея: - Что она делает? - Улыбается, - отводя глаза ответил Дач. - Дряная девчонка... Какой черт тебя дернул прийти сегодня? - Я почувствовала, наверное, - серьезно ответила Рашель. - Я с утра что-то чувствовала. Кей, вы меня проводите домой? Это неда- леко. - Давай уж на "ты", партнер, - Дач встал. - Позволите, пол- ковник? - Идите... - тихо сказала старуха. - Дьявол... опять все сна- чала... снова кровь, кровь... Она смотрела им вслед, и веки ее бессильно дрожали. 6. - Возьмете зонтик? - спросила Рашель. - Я люблю дождь. Отражающее поле сияло над головой девушки как смутный, проре- зающийся нимб. В вечерней полутьме его свет казался таинственным и манящим. Кей взял Рашель за руку, почувствовав, как вздрогнули пальцы. Несколько минут они шли молча. Раскисшая земля хлюпала под ногами. - Кей, а вы... ты не врал Генриетте? - Ванде. Ее зовут Ванда Каховски... "Ванда-кровь". Не врал. - А почему она сменила имя? - Поройся в архивах, поймешь. Она, наверное, много про меня рассказывала? - Ну... кое-что... Рашель подскользнулась, Кей легко поддержал ее. - Понятно. И про категорию "С", тоже? - За пять минут до вашего прихода. Дач засмеялся: - И впрямь буду долго жить. - Ну... мы часто про вас говорим... Остановившись Кей взял девушку за плечи. Посмотрел в глаза - ласково и печально: - Я, похоже, свалял дурака, улыбаясь тебе четыре года назад. Рашель быстро покачала головой. Диадема на ее голове тонко пела, расширяя поле зонтика, пытаясь прикрыть от дождя обоих. - Девочка, разлюби меня, хорошо? - Почему? - резко спросила Рашель. - Я очень хорошо к тебе отношусь. Но не так, как тебе нужно. - Это... - Рашель заколебалась, - ...из-за Томми? Вы с ним любовники? - О Боже! Ты только ему не ляпни. Мы шатались вместе четыре года, и это было общим мнением. У Томми и так комплекс на этой почве... Нет, конечно. Я стандартно ориентирован, а парню, по-мое- му, вообще на секс наплевать. Он любит дурацкие игрушки, виртуаль- ную реальность. - Тогда почему? - Раш, я предпочитаю любить человечество в целом. - Это удобнее... - Умница, - нежно сказал Кей. - Гораздо удобнее. Особенно, когда сотню раз получишь пинка от тех, кого любишь. Собственно го- воря, тогда это становится единственным выходом. - Я... - Никогда бы меня не предала. Конечно. Ты сегодняшняя - нет. Но будет завтра. Я прожил достаточно, чтобы понять - завтра насту- пает всегда. Порою хочется не дожить до него... иногда это удает- ся. Но завтра - все равно наступает. - Ну почему вы такой глупый! Я говорю, что я... что очень хо- рошо к вам отношусь. А вы мне про свои обиды!.. Рашель отвернулась. - Извини, - Дач потер лоб. - Ты права. И зови меня на "ты". - Ладно... - Раш, мне просто показалось, что ты немного в меня влюблена. И я решил сразу же тебя от этого предостеречь. - Спасибо! - Мир? Девушка молчала. - Когда я влюблюсь в тебя, ты немедленно узнаешь об этом, - серьезно продолжил Кей. - Когда я тебя разлюблю, ты тоже почувствуешь, - Рашель пос- мотрела на Дача. - А поцеловать меня рискнешь? Если Кея и удивил ее неожиданный натиск, то это никак не от- разилось на его лице. Он наклонился к девочке - силовое поле скользнуло по волосам, и отключилось. Ее губы были неожиданно опытными, умелыми, и это вдруг коль- нуло Дача - странной, бессмысленной обидой. Словно неожиданная влюбленность Рашель была правильной. Словно в мире существовала верность - и он, живший случайными романами, был вправе на нее претендовать. - Пойдем? - Рашель отстранилась. - Пойдем, - он снова взял ее за руку. Молодой мужчина, гуляю- щий по вечернему саду с девочкой-подростком. Если мораль Таури не слишком изменилась за последние двадцать лет, то он ничего предо- судительного не совершает. Впрочем, по большому счету ему было на это плевать. Дач замечал обратную дорогу - каким-то краешком сознания. Он слишком устал, чтобы поддерживать нормальную беседу... хорошо хоть, что и Рашель молчала. Когда деревья кончились, и они вышли на огромную, поросшую высокой травой поляну, скорее даже маленькое поле, в центре которого стоял дом, девушка остановилась. - Пришли. Кей, хочешь чай? Он покачал головой. - Вон мое окно, на втором этаже. Я тебе помашу рукой. Подож- дешь? - Подожду. - Хочешь взять флаер? - Зачем? Ножками прогуляюсь. Рашель отпустила его руку, шагнула к дому: - Я прийду утром. - Если Ванда решит, что я ее обманывал, то ты найдешь две свежие могилки. Девушка засмеялась. - Зря, - серьезно сказал Кей. - Твоя старушка-соседка и не на такое способна. - Пока, Кей. - Пока, Раш. 7. Было уже совсем темно, когда Кей вернулся к дому Каховски. Он все-таки ухитрился заблудиться... надо было взять флаер, пусть и для двухкилометровой дистанции. Свет не горел ни в одном окне, лишь на крыше, венчая тонкую спираль антенны, трепетал белый огонек. Дач остановился на крыль- це. - Поднимайся, поднимайся, - окликнул его сверху старческий голос. - На третий этаж, и по коридору. Дач молча последовал совету. Коридор кончился раскрытой на балкон двухстворчатой дверью. В кресле (сколько их здесь, этих мягких символов увядания), сидела Ванда Каховски. В длинном белом платье, с тлеющей сигареткой в руках. Кей почувствовал сладкий за- пах наркотика. - Почему девочки так легко влюбляются во взрослых мужчин... - сказала Ванда. - А? - Наверное... - Это риторический вопрос, Кей. Любой дурак со времен Фрейда способен ответить. Ты читал Фрейда? - Да. - Ты слишком разносторонен для убийцы. Дач, ты супер? - Я с Шедара. - Понятно. Ты прекрасно получился... я всегда считала, что Грей не прав с генетическим мораторием. Дач, все, что я могу про- верить, будет проверено завтра к полудню. - Я рад, госпожа полковник. Каховски раскурила еще одну сигарету, протянула ему. Кей мол- ча затянулся. - Было так тихо... так мирно... - Ванда говорила, не смотря на Дача. - Год за годом... в бесконечном саду. Я стала кое-что за- бывать, Кей! А ты требуешь вспомнить... - У нас иная судьба. - Иная... Зачем нужны шипы, Кей? Дач молчал несколько секунд, полузакрыв глаза. Сказал - очень тихо, и даже голос его изменился: - Шипы ни зачем не нужны, цветы выпускают их просто от злос- ти. - Не верю я тебе... - в тон ему отозвалась Ванда. - Они ста- раются придать себе храбрости. Они думают: если у них шипы, их все боятся... Минуту они молча курили. Потом Каховски хрипло рассмеялась: - Молодец, Кей. Значит, ты поймешь. - Я и так понял. - Это все равно что сбросить старую оболочку. Тут нет ничего печального. Дач вытащил из кобуры под мышкой "Шмель". Щелкнул предохрани- телем. - В любом случае понадобится... - словно уговаривая себя ска- зала Ванда. - Что тебя убивать, что Императора... не в этом же те- ле... аТан я сняла только в семьдесят, вот в чем беда, Кей. Была руинами, стану развалиной... - До завтра, госпожа полковник, - сказал Кей. - До завтра. Дач нажал на спуск. Вспышка - вырвавшая из темноты спокойное, ждущее лицо старой женщины. - Доброго аТана, - отбрасывая сигарету сказал Кей. Приподнял легкое тело, проверяя, не загорелось ли кресло. Нет, все было в порядке. Постель ему была приготовлена в той же комнате, что и четыре года назад. Дач уснул быстро, и в эту ночь ему ничего не снилось. Утром на балконе уже не оказалось трупа, а на площадке возле дома стоял прокатный флаер. Кей, вышедший в одних шортах из дома, с полчаса разминался под легким унылым дождем. Потом он услышал шаги. Ванда Каховски по-прежнему оставалась старухой. Лицо помоло- дело, впрочем, такой же эффект принесла бы и обычная косметика. Но в ее движениях больше не чувствовалась дряхлости. Лишь аккуратная, расчетливая точность и собранность. Даже легкая хромота, которой еще вчера не было, казалась нарочитой. Дачу неожиданно вспомнилось детство. Цирк, и старая пси-мути- рованная пантера, с которой осторожничал даже мршанец-дрессиров- щик. - Неприятное занятие - хоронить себя, - вместо приветствия сказала Ванда. Она была в глухом комбинезоне защитного цвета, с короткой штыковой лопаткой на поясе. - Печальное занятие. У меня есть одна аллейка... на ней всегда хорошие яблоки. Органика... Дач счел полезным промолчать. - Моя матрица снята в семьдесят, - Каховски прислонилась к дереву, то ли в показной, то ли в настоящей усталости. - И не ны- нешние семьдесят, а те... двухвековой давности. Дерьмовая пища, дерганые нервы, облучения, травмы, частые роды. Вот и скриплю, по десять-двадцать лет. - Вы в прекрасной форме. - Не думаю. Да, спасибо за выстрел. Очень аккуратно и быстро. Может быть и смешно, но я до сих пор полагаю, что самоубийство - грех... - Каховски оторвалась от дерева, подошла к Кею. - Я уже кое-что проверила, к

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования