Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Райт Ричард. Черный -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  -
ел. Я оставил дверь приоткрытой и наблюдал. Он подошел к кассе, положил перед девушкой монету и незаметно передал билеты. Да, парень не соврал. Девушка мне улыбнулась, и я снова исчез за дверью. Через несколько секунд те же билеты попали ко мне от других посетителей. Так продолжалось неделю, и, когда выручку разделили на четверых, я получил пятьдесят долларов. Свобода была уже близко. Рискнуть еще? Я намекнул дружку Тели, что, пожалуй, скоро выйду из игры - это был пробный шар, я хотел испытать его. Он ужасно рассердился, и я быстро согласился остаться, опасаясь, что меня выдадут, чтобы убрать с дороги и посадить на мое место кого-нибудь более покладистого. Что ж, они хитрят, я тоже буду хитрить. Прошла еще неделя. Однажды ночью я решил, что эта неделя - последняя. В памяти вдруг всплыл пистолет в доме соседа и банки с вареньем и компотами на складе колледжа. Если их украсть и продать, у меня хватит денег добраться до Мемфиса и жить там, пока я не найду работу и не начну копить на поездку на Север. Я вылез из постели; соседский дом был пуст. Я оглянулся - кругом тишина. Сердце неистово колотилось. Я открыл окно с помощью отвертки, влез в дом, взял пистолет, сунул его под рубашку и вернулся к себе. Вытащил пистолет - он был весь мокрый от пота. Я отдал его в залог, назвав первое пришедшее на ум имя. На следующую ночь я сговорился с двумя ребятами, которые, как я знал, были готовы рискнуть. Мы залезли в склад колледжа, вытащили банки с фруктами и продали их в рестораны. Тем временем я купил костюм, ботинки, картонный чемодан и спрятал все это дома. Пришла суббота, я попросил передать хозяину, что заболел. Дядя Том был наверху. Бабушка и тетя Эдди ушли в церковь. Брат спал. Мать сидела в кресле-качалке и что-то напевала себе под нос. Я сложил вещи и подошел к матери. - Мама, я уезжаю, - прошептал я. - Куда? Зачем? Не уезжай! - Я должен уехать, мама. Так жить я не могу. - Ты сделал что-нибудь плохое и теперь бежишь? - Нет, мама, успокойся. Я заберу тебя потом к себе. Все будет хорошо. - Будь осторожен. И забери меня поскорее. Мне здесь так плохо, - сказала она. - Тебе уже много лет плохо, мама, я знаю, но что я раньше мог сделать? Я поцеловал ее, она заплакала. - Не расстраивайся, мама. Все будет хорошо. Я вышел через заднее крыльцо и прошел четверть мили до железнодорожных путей. Когда я зашагал по шпалам в сторону города, начался дождь. Скоро я вымок до нитки. На вокзале купил билет, быстро добежал до угла улицы, где был кинотеатр. Да, хозяин на месте, сам отбирает билеты у входа. Я вернулся на вокзал и стал ждать поезда, наблюдая за толпой. Через час я сидел в вагоне для негров, и поезд вез меня на Север, осуществляя первый этап моего путешествия в страну, где я буду жить, не испытывая такого страха. Тяжесть, давившая на меня многие месяцы, немножко отпустила. У меня защипало щеки, я провел по ним рукой и понял, что они мокрые от слез. И еще в эту минуту я понял, какие душевные муки сопутствуют преступлению. Я надеялся, что никогда больше их не испытаю. Мне и не пришлось ни разу больше их испытать, потому что я никогда больше не воровал; меня удерживало знание того, что в самом преступлении для меня заключено наказание. Итак, моя жизнь в моих руках, сказал я себе. Посмотрим, что я сумею с ней сделать... 11 Я приехал в Мемфис холодным воскресным утром в ноябре 1925 года и пошел со своим чемоданом по тихим, пустынным улицам под негреющими лучами солнца. Разыскал Бийл-стрит, где, как мне рассказывали, человека на каждом шагу подстерегает опасность: воры, проститутки, вымогатели, убийцы. Через несколько кварталов я увидел большой дом и в одном из окон объявление: КОМНАТЫ. Я замедлил шаг, раздумывая, что означают эти "комнаты" - помещение внаем или публичный дом? Мне не раз доводилось слышать, как попадают впросак молодые провинциалы, оказавшись в большом городе, и я решил вести себя очень осмотрительно. Дойдя до конца квартала, повернул обратно и снова медленно прошел мимо дома. А, была не была, решился я наконец, поживу здесь день-другой, а там найду что-нибудь поприличнее. Ничего ценного в чемодане у меня нет, деньги я ношу при себе, если их захотят украсть, то придется сначала меня убить. Я поднялся на крыльцо и хотел позвонить, но вдруг увидел в окне толстую мулатку, она с интересом глядела на меня. Вот черт, подумал я, ну конечно, это публичный дом... Я опустил руку. Женщина улыбнулась. Я повернулся и стал спускаться. Внизу я поднял голову и увидел, что мулатка исчезла. Через минуту она появилась в дверях. - Эй, парень, постой! - крикнула она мне. Я стоял в нерешительности. Идиот проклятый, не успел и шагу ступить, как нарвался на публичный дом... - Ну что же ты, иди сюда! - громко звала она. - Да не бойся, я тебя не съем. Я медленно пошел к ней. - Входи, - пригласила она. Я с ужасом уставился на нее, потом все-таки вошел в переднюю. Здесь было тепло, она зажгла свет и оглядела меня с ног до головы. - Почему ты все ходил и ходил возле дома? - спросила она. - Я ищу себе комнату, - ответил я. - Ты что же, не видел объявления? - Видел, мэм. - Почему ж не вошел? - Сам не знаю... Я ведь не здешний... - Ой, не могу! Да это же за версту видно! - Она плюхнулась на стул и разразилась таким хохотом, что ее могучая грудь заходила ходуном. - На тебе аршинными буквами написано, что ты только что приехал. - Она всхлипнула и снова зашлась смехом, но наконец утихла. - Меня зовут миссис Мосс. - А меня - Ричард Райт. Она на минуту задумалась, потом сказала серьезно: - Хорошее имя. Я стоял с чемоданом в руке и хлопал глазами. Господи, куда же я все-таки попал? И кто эта женщина? Зачем я тут стою, надо скорее уносить ноги. - Да ты не бойся, сынок, это не бордель, - сказала она наконец. - Люди невесть что плетут про Бийл-стрит, я ведь знаю. Этот дом мне принадлежит, я здесь и живу. И в общине церковной я состою, ты не сомневайся. Дочь у меня есть, семнадцать лет ей, и, господь свидетель, она у меня с истинного пути не собьется, я не допущу. Садись, сынок. Никто тебя здесь не обидит. Я улыбнулся и сел. - И откуда же ты? - спросила она. - Из Джексона, штат Миссисипи. - А ты ничего, не такой уж дикарь, хоть и из Джексона, - заметила она. - Кто сказал, что в Джексоне дикари живут? - Ой, нет, дикари, как есть дикари, насмотрелась я на них. Ведь из них слова не вытянешь. Станет такой, глаза в землю упрет, с ноги на ногу переминается - поди пойми, что ему надо. Я вздохнул с облегчением. Ничего, она славная, подумал я. - Муж у меня в пекарне работает, - рассказывала она доверительно и дружелюбно, будто знала меня сто лет. - Жильцов держим, вот на жизнь и хватает. Люди мы простые. Понравится тебе у нас - оставайся. Три доллара в неделю. - Дороговато, - сказал я. - Можешь платить мне два с половиной, пока не найдешь работу, - предложила она. Я согласился, и она повела меня в комнату. Я вошел и поставил чемодан на пол. - Убежал из дому-то? - спросила она. Я вздрогнул и широко раскрыл глаза. - А вы откуда знаете? - Да ты же весь как на ладони, - улыбнулась она. - А я не вчера на свет родилась. Сколько молодых парней убегает из маленьких городков - и все в Мемфис. Думают, здесь легче живется, ан нет, все то же получается. - Она вопросительно посмотрела на меня. - Ты пьешь? - Нет, мэм, что вы! - Да ты не обижайся, сынок, я просто так спрашиваю. Хочешь пить - пей, пожалуйста, лишь бы ума не пропивал. И девушку можешь сюда приводить. Делай все, что хочешь, только веди себя как человек. Я сел на краешек кровати и в полном недоумении глядел на нее. Сколько всяких ужасов мне понарассказывали про знаменитую Бийл-стрит, и надо же так судьбе сложиться, что именно здесь я впервые в жизни встретил истинно доброго и сердечного человека, именно здесь я узнал, что не все на свете злы и корыстны, не все лгут и лицемерят, как мои родные. - Мы сейчас в церковь идем, вернемся - можешь с нами пообедать, - сказала хозяйка. - Спасибо, с удовольствием. - А может, пойдешь с нами в церковь? - В церковь?.. - я замялся. - Да нет, не надо, ты устал, - сказала она и закрыла за собой дверь. Я блаженно растянулся на постели, все во мне ликовало - наконец-то моя мечта сбылась! Все эти годы я представлял себе, какое черное, беспросветное одиночество ждет меня в чужом городе, и вот, оказывается, все мои страхи были напрасны, я сразу же нашел себе дом, друзей. На душе стало легко, спокойно, я сам не заметил, как уснул, ведь я столько ночей не спал. Проснулся я словно от толчка, с тем ощущением гнетущего страха и тревоги, которое родилось во мне, когда я совершил свою вылазку в мир преступления. Какое счастье, что со всем этим покончено и я начинаю новую жизнь. Не хочу больше тревоги и страхов, хочу жить спокойно и радостно, хочу чувствовать себя человеком, делать что-нибудь полезное для людей. Но сначала нужно найти работу... Часов в пять миссис Мосс позвала меня обедать и познакомила с дочерью. Бесс мне сразу понравилась - совсем молоденькая девушка, с шоколадно-коричневой кожей, очень наивная и милая. Мистера Мосса за столом не было, хозяйка объяснила, что он еще не вернулся с работы. Я не мог понять, почему она так ласкова со мной, и сгорал от смущения. Когда стали есть сладкое, Бесс обратилась ко мне: - А мама мне все про тебя рассказала. - Рассказывать-то особенно не о чем. - Ну как же: ты все ходил и ходил возле дома, а войти никак не решался. - Бесс засмеялась. - Ты думал тут что? Усмехнувшись, я опустил голову. Миссис Мосс захохотала и вышла из кухни. - Мама говорит, она, как только увидела тебя на улице с чемоданом, так сразу и решила: "Этому парнишке нужна квартира у хороших, порядочных людей", - сказала Бесс. - Мама людей насквозь видит. - Наверное, - согласился я, помогая Бесс мыть посуду. - Если хочешь, можешь всегда с нами есть, - сказала Бесс. - Нет, спасибо. - Почему? Ведь у нас всего много. - Вижу. Но мужчина должен содержать себя сам. - Так мама про тебя и думала, что ты такой, - сказала Бесс с довольной улыбкой. В кухню вернулась миссис Мосс. - Скоро мы выдадим Бесс замуж, - сообщила она. - Поздравляю, - сказал я. - Кто же ее жених? - Глупости, никакого жениха у меня еще нет, - смутилась Бесс. Я ничего не понимал. Миссис Мосс со смехом ткнула меня локтем в бок. - Я просто считаю, что девушек надо выдавать замуж рано, - объяснила она. - И если бы Бесс нашла себе хорошего парня, например, такого, как ты, Ричард... - Ой, мама, перестань! - крикнула Бесс, пряча лицо в посудное полотенце. - Почему "перестань", я серьезно говорю, - возразила миссис Мосс. - Возьми своих школьных приятелей - темные, некультурные негры, в подметки Ричарду не годятся. Я разинул рот и глядел то на одну, то на другую. Да что же это такое происходит? Ведь они меня совсем не знают, я только сегодня появился в их доме! - Увидела я этого паренька утром на улице, - продолжала миссис Мосс, - и сразу же подумала: "Вот бы такого жениха нашей Бесс". Бесс подошла ко мне и положила голову на плечо. Я даже покачнулся. Господи, что она делает?! - Ой, мама, ты все шутишь, - лукаво протянула она. - Какие шутки, я и не думаю шутить, - подхватила миссис Мосс. - Хочу, Ричард, чтобы этот дом попал в хорошие руки. Я же не век жить буду. - Ну что ж, встретит Бесс хорошего человека, он ее полюбит... - смущенно пробормотал я. - Не знаю, не знаю, - вздохнула миссис Мосс и покачала головой. - Пойду-ка я лучше в гостиную. - Бесс хихикнула и, закрыв лицо руками, выскочила из кухни. Миссис Мосс подошла ко мне вплотную и доверчиво сказала: - До чего же эти молоденькие девушки глупые. Как норовистые кобылки, укрощать их надо. - Да нет, по-моему, Бесс не такая, - сказал я, вытирая стол. Мысли мои были в смятении. Ох, не надо мне сходиться слишком близко с этой семьей, думал я, не надо. - Тебе Бесс понравилась, Ричард? - вдруг спросила миссис Мосс. Я ушам своим не поверил. - Мы только что с ней познакомились, - запинаясь, пробормотал я. - Она очень хорошая девушка... - Да нет, я не о том спрашиваю. Она тебе _нравится_? Ты бы в нее мог _влюбиться_? Я вытаращил на миссис Мосс глаза. Может быть, Бесс не совсем нормальная? И вообще, что они за люди? - Ведь вы же меня совсем не знаете. Еще утром вы даже не подозревали о моем существовании, - сказал я серьезно. И с упреком бросил ей в лицо: - А если я вор или преступник? - Нет, сынок, чего нет, того нет, уж я-то разбираюсь в людях, - с жаром возразила она. Черт знает что, подумал я, придется мне, видно, съезжать отсюда. - Иди к Бесс в гостиную, - предложила миссис Мосс. - Послушайте, миссис Мосс, ведь я нищий, у меня даже работы нет, - сказал я. - Не в деньгах счастье, - возразила она. - Ты хороший парень. У тебя сердце доброе, а это редкость. Я низко опустил голову. Меня сокрушили ее наивность и простота. Я чувствовал себя так, будто меня обвинили в чем-то постыдном. - Я проработала двадцать лет и на собственные деньги купила этот дом, - продолжала она. - Я умру спокойно, если у Бесс будет такой муж, как ты. - Ой, мама, ты опять! - взвизгнула из гостиной Бесс и захохотала. Я вошел в теплую, уютную гостиную и сел на диван. Бесс сидела на кушеточке и смотрела в окно. Как мне вести себя? Я не хотел сближаться с Бесс и не хотел кого-нибудь в этом доме обидеть. - Сядь со мной рядом, хочешь? - позвала меня Бесс. Я поднялся с дивана и пересел к ней. Наступило долгое молчание. - Мы с тобой ровесники, - наконец сказала Бесс, - мне тоже семнадцать лет. - Ты ходишь в школу? - спросил я, чтобы поддержать разговор. - Хожу. Показать тебе мои учебники? - Покажи. Она принесла мне свои учебники. Оказалось, она учится всего лишь в пятом классе. - Я неважно учусь, - сказала она и пренебрежительно тряхнула головой. - Мне школа ни к чему. - Знаешь, без образования трудно, - осторожно заметил я. - Что образование, главное в жизни - любовь, - пылко возразила она. Может, она дурочка? Я в жизни не видал, чтобы люди вели себя так, как эти дочь с матерью, да и представить себе такого не мог. В гостиную вошла миссис Мосс. - Пойду-ка я разузнавать насчет работы, - сказал я, не желая больше оставаться с ними. - Да ведь сегодня воскресенье! - воскликнула миссис Мосс. - Дождись утра и пойдешь. - Ничего, похожу по улицам, погляжу, где что находится, - ответил я. - А что, хорошее дело, - согласилась миссис Мосс после минутного раздумья. - Видишь, Бесс? Умница парень. До чего же я почувствовал себя неловко, впору сквозь землю провалиться. Надо что-то сказать, но что? - Я с удовольствием буду помогать тебе готовить уроки, - наконец предложил я. - А ты сможешь? - с сомнением спросила она. - Почему ж нет, я в прошлом году часто занимался с классом вместо учителя, - сказал я. - Ли, светлая головушка! - восторженно пропела миссис Мосс. Я ушел к себе в комнату, бросился на кровать и долго думал о семействе, в которое попал. Конечно, они все это всерьез, тут и минуты не стоит сомневаться. Но ведь мне нужно от жизни совсем не то, что они предлагают, и если б они об этом узнали, то, наверное, рассердились бы. Надо постараться, чтобы не узнали, по как это сделать? Может, мне вообще здесь не стоит жить, ведь рядом семнадцатилетняя девушка, которая мечтает выйти замуж, и ее мать, которая мечтает выдать свою дочь за меня? Господи, почему они так расположились ко мне, что во мне увидели? Одет я плохо. Правда, умею себя держать, выдрессировали-таки меня мои родные, школа, где я учился, хозяева, на которых я работал, но приличным манерам можно научить кого угодно... Удивительные люди, за полдня они стали мне куда ближе, чем мои родные за много лет. Позже, когда я понял простую, земную философию Бесс и ее матери, я в полной мере осознал, до какой же степени моя семья оторвала меня от людей - не только от белых, по и от негров. Бесс и ее мать любили деньги, но они не стали бы разбиваться ради них в лепешку. Их душу ничто не сковывало, они не знали неутолимых желаний, не жаждали вечного спасения и искупления грехов. Они хотели простой, ясной, хорошей жизни, и, когда им встречался простой, ясный, хороший человек, они бессознательно тянулись к нему, с любовью принимали в свою душу и не задавали ему никаких вопросов. Но меня такая простая, безыскусственная доверчивость ошеломила. Я был к ней не готов. Прошагав всю Бийл-стрит, я вскоре очутился в центре. Пальтишко у меня было плохонькое, сам я кожа да кости, и под ледяным ветром я продрог насквозь. На Мейн-стрит в окне какого-то кафе я увидел объявление: ТРЕБУЕТСЯ СУДОМОЙКА. Я нашел хозяина, поговорил с ним, и он нанял меня, велел приходить завтра вечером. Платить обещал в первую неделю десять долларов, а потом - двенадцать. - Я обязательно приду. Пожалуйста, никого другого не нанимайте, - попросил его я. Хозяин сказал, что обедать и ужинать я буду в кафе. Надо лишь как-то устроиться с завтраком. Я зашел в магазин, купил банку свинины с зеленым горошком и консервный нож. Ну вот, теперь все улажено. Буду платить два с половиной доллара из своего жалованья за комнату, а остальное откладывать на поездку в Чикаго. Все мои поступки, все мои мысли были подчинены далеким мечтам. Когда я сказал миссис Мосс, что нашел работу, она изумилась. - Ты подумай, Бесс, только что приехал и сразу же нашел работу, - сказала она дочери. - Вот это энергия. Парнишка далеко пойдет. Он не из тех, кто языком болтает, он знает, что под лежачий камень вода не течет. Бесс улыбнулась мне. Видимо, все, что я делал, приводило ее в восхищение. Миссис Мосс ушла спать. Я опять почувствовал себя неловко. - Давай пальто, повешу, - сказала Бесс. Взяла мое пальто и нащупала в кармане банку консервов. - Что это у тебя там? - А, ничего, - пробормотал я, пытаясь отнять у нее пальто. Но она вытащила из кармана банку и нож. - Ты хочешь есть, Ричард, да? - спросила она, глядя на меня с жалостью. - Нет, не хочу, - пробормотал я. - Пойдем поедим курицы, - предложила она. - Не надо, я ничего не хочу. Но Бесс бросилась к лестнице, крича: - Мама! Мама! - Не беспокой ты ее, слышишь! - просил я девушку, ведь сейчас она расскажет матери, что я собрался есть консервы. Я сгорал от стыда и еле сдерживался, чтобы не ударить ее. Спустилась миссис Мосс. Она была в халате. - Вот, мама, смотри, что Ричард надумал, - сказала Бесс, показывая матери банку. - Хотел есть консервы у себя в комнате. - Господь с тобой, Ричард! - всплеснула руками миссис Мосс. - Зачем это ты? - Ничего, я привык, - ответил я. - Мне нужно накопить денег. - Нет, я просто не позволю тебе питаться консервами в моем доме, - возмутилась она. - За еду я с тебя денег брать не собираюсь. Иди в кухню и ешь сколько хочешь, и никаких разговоров. - Я ведь ничего в комнате не испачкаю, - возразил я. - Да разве в этом дело, сынок? Зачем тебе сидеть одному и есть какую-то гадость из консервной банки, когда ты можешь сидеть со всеми нами за столом, честь честью? - Я не хочу никого обременять, -

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования