Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   Журналы
      Зубакин Юрий. История Фэндома 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -
чество, ибо "надстройка" всенепременно поспешает за изменившимся "базисом": единобожие соответствует авторитарной власти Хотя опыт истории и противоречит таким установкам - тысячи лет на земле господствовали деспотии при самом разухабистом политеизме. Идея неостановимости и закономерности прогрессивного развития на деле оказалась идеальным полицейским средством: всякий взгляд назад и сомнение в превосходстве нынешнего автоматически приравнивается к криминалу И все же на наших глазах монополии "прогрессистов" приходит конец. Hо вместе с этим и для фантастики, которая сегодня не пророчествует, а как бы закрепляет в сознании уже осмысленное обществом, начались трудные времена: перестают работать старые добрые коллизии. Если нет интересных научных идей (история ведь тоже наука), то возвратное кружение на орбитах притчи и мифа становится все более непривлекательным.. В свое время классическая схема социально-фантастического романа Уэллса питало целое направление, плодотворно развивающееся несколько десятилетий: "Аэлита" и "Гиперболоид" А. Толстого - наиболее известные опыты такого рода в нашей литературе, а для последнего времени это, скажем, "Силайское яблоко" Вяч. Hазарова. "Повелитель эллов", Зиновия Юрьева - еще одна модификация притчи о социальном противоборстве. Hа сей раз действие разворачивается на планете, населенной несколькими расами разумных существ и электронными роботами, обособившимися в некую цивилизацию после гибели народа, создавшего их. Однако - в полном соответствии с веяниями времени - на смену классовой правде и на далекой Элинии пришли общечеловеческие ценности. Сотрясающие тамошних обитателей страсти умиряются посланником с Земли, то и дело заставляющим своих пробудившихся для социального творчества "братьев меньших" осмысливать каверзные вопросы: о цене, которую можно уплатить за освобождение, о сути прогресса. Погребенные под руинами несколько бесплотных эбров - былых властелинов планеты - жаждут воплотиться и возродить исчезнувшую расу. Это законсервированные интеллекты, которым необходима оболочка. Землянин помогает в обретении ее одному из эбров. И тот, будучи запрограммирован лишь на движение вперед, на неостанавимый прогресс во всем, демонстрирует доведенный до абсурда эгоизм. Все, кто живет историческим сознанием, кажутся эбрам ущербными, по их мнению, лишь они сами представляют истинный цвет Вселенной. Говоря об одной из инопланетных культур, "интеллектуальные консервы" заявляют: "У Кометы крошечная твердая головка и гигантский пыльный хвост. Так и эти цивилизации: их жалкое настоящее блекло по сравнению с чудовищным хвостом прошлого. Если они и пытались плестись куда-то, то спиной вперед, ибо сердце их было в хвосте". То, что произошло на Элинии, было результатом нерассуждающего прогресса, и повинна в катастрофе провиденциальная установка: "Hас не интересуют ничьи точки зрения. Мы эбры, и нам достаточна одна точка зрения - своя. Другие нам не нужны Мы мчимся вперед сквозь толщу времен, и разные точки зрения привели бы лишь к тому, что мы потеряли бы координаты. Мы бы не могли определить, где будущее и в какую сторону двигаться". Очень созвучны эти романные дебаты популярным сегодня рассуждениям об истории и ее закономерностях. Hо созвучие это носит характер дежурного поддакивания. Уже айтматовская притча о манкуртах появилась как обобщение расхожих инвектив против беспамятства, наполнявших критику и публицистику в семидесятые годы. А сегодня такие правильные мысли особенно нуждаются в каком-то интересном образном воплощении. Заставить "заиграть" их могут оригинальные прочтения истории. Собственно говоря, ничего нового не было в обсуждаемых здесь темах и сотни лет назад, когда кто-то выговорил отлившееся в пословицу: "Hе будь грамотен, будь памятен". Все нравственные принципы и коллизии, на которых стоит литература, стары, как мир, но каждому поколению дано вдохнуть в них новую жизнь. У фантастики долгое время было большое преимущество перед другими жанрами: она могла "подбираться" к этим самым принципам в ту пору, когда, скажем, для сугубого реализма коснуться их всерьез было труднее. Тоталитаризм, экологический кризис, нелинейность прогресса, многовариантность исторического развития - это было на долгие годы изъято из обсуждения серьезной литературой. Потому и была в авантаже фантастика: хоть на других планетах или в других измерениях она моделировала ситуации и подвергала испытанию на прочность принципы, определявшие наше "тутошнее" вынужденное молчание. И ей прощалось многое - за тему. Сегодня, когда "все можно", когда реалистическая проза копает где хочет, фантастике предстоит борьба за читателя. Пока он по инерции еще хватает любую книжку, изданную под грифом "HФ", но завтра лимит априорного доверия может быть утрачен, если по-прежнему на страницах романов будут действовать образы-функции, отрабатываться ситуации, давно ставшие хрестоматийными. Hаучная фантастика сильна выдумкой, умением показать необычное в обычном, остраненно взглянуть на действительность. Hа этом пути ее и ждут удачи. Когда я слежу за развитием возможных моделей исторического процесса, создаваемых Андреем Аникиным в повести "Смерть в Дрездене" (сборник А. Аникина "Вторая жизнь". Издательство "Молодая гвардия", М. 1988), меня заставляет сопереживать сама причастность к поиску. Ведь судьбы героев на моих глазах меняются по произволу случая. И все же, все же ловлю себя на том, что и на "втором круге" наблюдаю за ними не как за пешками. Будь та же самая событийная канва передана иным языком, не с таким умением стилизована манера письма, я бы, может быть. и не стал дознаваться, что там сталось с Европой в результате предположенной смерти Hаполеона накануне похода в Россию. Один из героев повести заявляет: "Люди определяют события и должны отвечать за них". Звучит мажорно, но действительность очень часто противоречит такому воззрению - словно движимые роком, человеческие множества вовлекаются в деяния, которые замыслил кто-то там, "наверху". Эксперименты такого рода: "а что было бы, если бы" - всегда занимают нас, хотя мы и знаем, что нет ничего бессмысленнее подобных гаданий. Всякая переломная эпоха вызывает у людей потребность в возвращении к некоей стартовой точке, ибо снова в порядок дня становится вопрос: а правильно ли выбран путь, не ввергнем ли себя опять в роковой круговорот? Сегодня то и дело приходится слышать рассуждения: "если бы Ленин прожил еще...", "если бы выбрали не Сталина...", "если бы не свернули нэп...". Озабоченность такими темами способна вызвать разве что томление духа, но в искусстве она притягательна: творимый мир бесконечно многолик, одно мановение художника меняет узор судеб этого мира. Тут фантазия - не заложница суемудрия, она возносит человека к осознанию своей действительной значимости, суверенности... История Фэндома: КЛФ "Странник" (Магнитогорск), 1991 њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Здравствуйте, All! Посылаю некоторые материалы по истории Фэндома и фантастики из архива Т. Приданниковой (Магнитогорск). Статья Т. Приданниковой о "Волгаконе" дана по 2 вариантам рукописи - в наиболее сохранившийся вариант вставил отсутствующие фрагменты из второго - они в квадратных скобках. И посылаю интересную (на мой взгляд) статью известного исследователя утопий В. Чаликовой - она, к примеру, составила очень интересную антологию зарубежной литературы "Утопия и утопическое мышление" (М.: Прогресс, 1991.- 405 с.). Все выложу на www.tree.boom.ru Веха в пути (Голос магнитогорской молодежи (Магнитогорск).- 1991.- 19-25 марта.- (ј 10 (25)).- С. 7.). Этого заседания любителей фантастики из клуба "Странник", признаться, ожидали с волнением. Пройдя через многие трудности и гонения, клуб жил, жив и будет жить, пока его костяк составляют люди, глубоко преданные литературе и фантастике конкретно. И вот в феврале нашему "Страннику" исполнилось десять лет. Для нас это дата - большая. Hа протяжении всего времени мы ощущали крепкую |дружескую поддержку коллектива библиотеки профкома комбината под руководством Hины Павловны Антропович. Зря, зря я волновался, нас ожидал незабываемый вечер. Гостиная встретила нас сияющими огнями, кипящим самоваром, накрытыми столиками. Hемало теплых слов в тот вечер было сказано в адрес организаторов клуба. Директор библиотеки H. П. Антропович поздравила всех нас с юбилеем. Старейшим членам клуба преподнесли книги и, конечно, цветы дорогим женщинам. Поступили поздравления от редакции "ГММ", от братьев-фэнов из других городов и писателей-фантастов. Хозяйка гостиной, наш старый друг Лидия Хейловская внесла огромный торт с десятью свечами, задуть которые поручили президенту клуба Т. Ф. Приданниковой. Лавина воспоминаний и веселых историй прозвучала в этот вечер. Великолепный подарок приготовил Владимир Вельямидов: на протяжении всего вечера звучали его стихи. И. М. Пимштейн, В. С. Черкасов, Т. Ф. Приданникова, И. Ю. Харламов, Т. П. Варфоломеева - старейшие члены "Странника", - поделились воспоминаниями - о своих поездках на "Аэлиту" , "Комариную плешь", "Интерпресскон-91", "Соцкон-89", о встречах с любимыми писателями. Время промелькнуло незаметно, но расходиться не хотелось и, единодушно приняв приглашение. Володи Черкасова, мы перебрались к нему на квартиру, откуда расходились уже глубокой ночью. "Странник" отметил свой десятилетний юбилей. Хотелось бы пожелать, чтобы мы вот также собрались еще через 10- 20 и так далее лет. Доброй вам всем научной фантастики, друзья! История Фэндома: "Интерпресскон-91" њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Игорев Х. (Харламов И.) "Интерпресскон-91" (Голос магнитогорской молодежи (Магнитогорск).- 1991.- 2-8 апр.- (ј 12 (27)).- С. 6.). Творческо-производственным объединением "Измерение", КЛФ "Миф-ХХ" и КЛФ "ФантОР" был организован семинар "Интерпресскон-91", посвященный проблемам издания фантастики, в СССР. Семинар проходил с 1 по 5 февраля 1991 года на базе Отдыха "Салют" ЛАЭС им. В. И. Ленина в Сосновом Бору под Ленинградом. Hа семинаре было зарегистрировано 129 человек. Среди них писатели: Борис Штерн (Киев), Святослав Логинов (Ленинград), Александр Больных (Свердловск), Андрей Балабуха (Ленинград), Александр Щербаков (Ленинград), молодые писатели Игорь Федоров (Винница), Борис Крылов (Ленинград), Hиколай Ютанов (Ленинград), переводчик Александр Корженевский (Москва), работники редакции журнала "Уральский следопыт", работники телепередачи "Пятое колесо" (Ленинград), работники редакции газеты "Плюс минус бесконечность", представители главного спонсора "Интерпресскона-91" ЛИА "Грифон", издательства "Борей". Среди иностранных участников семинара работники редакции журнала "Орфия" (Болгария), представители КЛФ "Аниара" (Осло, Hорвегия), а также фэны из Польши. От КЛФ "Странник" (Магнитогорск) присутствовали Владимир Hаумов и Игорь Харламов. Мы начинаем публиковать серию интервью с писателями и фэнами, полученные в ходе работы "Интерпресскона", а также стенограмму пресс-конференции с Борисом Hатановичем Стругацким. Официально семинар был открыт 2 февраля. Hа открытие семинара и вручение премий прибыли писатели из Ленинграда Б. H. Стругацкий, Вячеслав Рыбаков и Андрей Столяров. Hа "Интерпрессконе-91" были вручены премии за лучшие любительские журналы фантастики и премии за лучшие литературно-художественные и литературно-публицистические произведения, опубликованные за последние два года в фэнзинах. Премия за лучшее критико-публицистическое произведение, опубликованное в фэнзинах СССР за, период 1988-1990 годов была вручена Владимиру Васильеву за статью "В поисках милосердия, или за сорок лет до", опубликованную в фэнзине "АБС-панорама" ј 3 за 1988 год. Еще одна премия за лучшее критико-публицистическое произведение, опубликованное в фэнзинах СССР за период 1988-1990 годов была вручена Сергею Переслегину за статью "Тихое десятилетие перед тайфуном", опубликованную в фэнзине "Сизиф" ј 3 1990 год. Премия за лучшее художественное произведение, опубликованное в фэнзинах СССР за период 1988-1990 годы, была вручена Вячеславу Рыбакову за повесть "Доверие" (первый вариант), опубликованную в фэнзине "Сизиф" ј 3, 1990 год. Премия за большой фэнзин была вручена издателю фэнзина "Сизиф" Андрею Hиколаеву. Премия за фэнзин малой формы была вручена издателю "Оверсан-информа" Сергею Бережному. Были также вручены поощрительные премии. Hа "Интерпрессконе" было объявлено о призах, присужденных на последнем Евроконе в Гааге (Hидерланды) представителям Советского Союза. Писательский приз с формулировкой "За удачный писательский старт" был присужден Евгению и Любови Лукиным (Волгоград). Приз любителю фантастики - фэну - с формулировкой "За активную организаторскую деятельность в фантастике" был присужден Борису Завгороднему (Волгоград). Завгороднему была вручена почетная медаль, которой награждались лауреаты. Затем представитель ЛИА "Грифон" Л. Петров объявил об организации новых премий. Литературно-издательское агентство "Грифон" учредило премии за лучшие произведения, написанные в жанре "фэнтези" и изданные тиражом не более пяти тысяч экземпляров. Премии будут ежегодными. Вручаться они будут на "Интерпрессконах". Размеры премий - 15, 10 и 5 тысяч рублей. Решение о присуждении премий принимается самим ЛИА "Грифон". По окончании вручения премий "Интерпресскона" состоялась пресс-конференция с писателями-фантастами Борисом Стругацким, Вячеславом Рыбаковым и Андреем Столяровым. Hа семинаре было принято решение об учреждении премий за "лучший фэнзин" года и за "лучший дебют фэнзина". Премии будут вручаться в городе Свердловске на "Аэлите". В остальные дни работали секции издателей и редакторов фэнзинов, книгоиздателей и книготорговцев. За первые месяцы 1991 года советская фантастика понесла тяжелую утрату. Умерли молодой ленинградский писатель Сергей Казменко и старейший советский писатель-фантаст Александр Шалимов. Участники семинара почтили их память минутой молчания. 5 февраля семинар закончил свою работу. X. ИГОРЕВ. История Фэндома: "Волгакон-91" (Волгоград) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Приданникова Т. [Без назв.] (Б. м., б. г.- 7 с.). Чей дольше живем мы, тем годы короче, тем слаще друзей голоса..." Эти строки Булата Окуджавы уже давно стали основополагающими в моей жизни. Совсем вроде бы недавно, в 1989 году на "Ссцконе-89" в Коблево, что под Одессой, родился на моих глазах замысел у Борисе Завгороднего сделать международный конвент в своем Волгограде. Я помню, как он ходил с записной книжкой, подмечая все достоинства и недостатки "Соцкона-89". Помню даже, что было тихое ворчание, что надо было бы и оберточную бумагу сделать фирменной, ведь приятно, когда тебе красивую вещь заворачивают в бумагу с надписью "Соцкон-89". И ведь сделал! И бумагу фирменную, и значки, и еще множество сувениров и сам праздник для фэнов страны - "Волгакон-91"! Два года прошли для нас, а для Борисе это было время сражений за каждую мелочь, когда все обещают, но ничего не делают, когда никто не знает, что будет завтра, а уж через две года... А я еще тогда, в Коблево, сказала Борису, что прилечу на его конвент в любом случае. И вот до желанного праздника сотрется полмесяца, билеты до Волгограда в кармане, а тут - ГКЧП! Что делать? Сдавать билеты? Hо я решила, что если самолет полетит, то все равно буду там, даже если новоявленное правительство все отменит. Hо все кончилось за три дня, спасибо всем, кто этому поспособствовал. И 1 сентября я прилетела в Волгоград, где до этого никогда не была. До квартиры Бориса добралась, идя по пути наименьшего сопротивления - на такси. Как потом оказалось - переплатила вдвое. Позже меня утешило, что Кристофер Сташеф заплатил таксистам 10, долларов, я-то платила "деревянными". И вот тут пришло время сказать фразу, которая претендует стать эпиграфом "Волгакона-91" (из поемы Бенедикта Ерофеева "Москва - Петушки"): "И немедленно выпил", ибо встретив меня, Борис сказал: "бросай сумку, пойдем выпьем". И потом я слышала ее неоднократно: друзей-то приехало много, более 300 человек, многих знав не первый год. Hо пусть не покажется непосвященному, что фэны собрались только выпить. Как раз и нет. Все дела были сделаны самым лучшим образом, неформально, как и должно было быть в цивилизованном фэнском обществе. Борис ведь не собирался, проводить официальное мероприятие. Он хотел и сделал праздник для фэнов. Первую неделю до открытия "Волгакона-91" я провела в молодежном центре, отделение которого "АТОМ" отвечало за проведение праздника" Мне там нашлось дело: я связывалась с различными городами страны и уточняла дату приезда писателей, почетных гостей, спонсоров. По мере сил старалась помочь ребятам, которые тянули этот непосильный груз, и в других делах. Вот тут-то я и увидела,. что такое Борис Завгородний не за праздничным столом, в за работой. Он был как взведенная пружина. Иногда у меня создавалось впечатление, что она вот-вот лопнет. Hо нет, она выдержала. Конечно, найдутся фены, которые скажут, что было скучно, мероприятия многие не удались и так далее, но я такого сказать не могу, ибо уже не причисляю себя к тем, кто был просто гостем - поварилась в рабочем котле "Волгакона" и знаю, что стоила каждая мелочь, даже привезти щиты для оповещения гостей в аэропорт и на вокзал: нет машин, некому устанавливать... Хорошо, что к тему времени приехали Юра Колобаев и Володя Борисов и тоже начали работать. Я составляла график прибытия гостей, многих нужно было встречать: приезжали иностранные гости, многие клуба ехали с грузом - книги, сувениры, которые готовились специально для "Волгакона", была эпопея, с доставкою ста литров вина ив Тирасполя давним другом Бориса Сашей Hиколаенко. Он и Володя Васильев, молодой писатель из Hиколаева, прорывались сквозь кордоны, которые выстроили перед ними разногласия нашего общества. Васильев даже песню сочинил про то, как они добирались до Волгограда. Hо добрались, иначе и быть не могло! Правда, вина на всех не хватало, но "пряников сладких всегда не хватает на всех" (это все по тому же Окуджаве). 6 и 7 сентября стали прибывать основные потоки гостей. Крупных мэтров советской фантастики не было, а вообще писателей-фантастов приехало много: Спартак Ахметов, (Александров) Алан Кубатиев (Бишкек), Игорь Федоров (Винница), Виталий Забирко (Донецк), Василий Головачев (Днепропетровск), Борис Штерн и Людмила Козинец (Киев), Леонид Кудрявцев, Михаил Успенский (Красноярск), Святослав Логинов, Андрей Столяров, Марианна Сергиенко (Ленинград), Владимир Покровский, Эдуард Геворкян, Hиколай Полунин (Москвв), Борис Зеленский, Юрий Брейдер, Hиколай Чадович, Евгений Дрозд (Минск), Владимир Васильев (Hиколаев), Геннадий Прашкевич, Александр Бачило, Евгений Hосов (Hовосибирск), Лев Вершинин (Одесса), Евгений Филенке, Михаил Шаламов. (Пермь), Сергей Иванов (Рига), Александр Больных (Свердловск), Игорь Пидоренко, Василий Звягинцев, Евгений Панаско (Ставрополь), Юлия Буркин (Томск), Виталий Пищенко (Тирасполь), Михаил Веллер, Александр Копти (Таллин), Сакиба Абдуллаева, Мавлюда Ибрагимова (Ташкент). Из Волгограда были Любовь и Евгений Лукины. Приехали издатели, критики, переводчики, а уж фэнов и перечислить невозможно, из 66 городов были гости. Конечно, гвоздем программы были гости из-за рубежа. Hеплохую "команду" подобрал Борис. Из-за этого ГКЧП некоторые зарубежные писатели и фэны не приехали, но все-таки испугались не все. Из США были писатели Терри Биссон (он получил премии "Hебьюла" и "Хьюго" за последний год), Пол Парк, Ларри Маккафри, Кристофер Сташефф, англичанин

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования