Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   Журналы
      Зубакин Юрий. История Фэндома 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -
понимали, что ГКЧП - это шаг назад, в пропасть, что это опять "железный занавес", оторванность от мировой культуры. Поэтому не случайно на баррикадах возле "Белого дома" в те смутные дни развевалось и знамя московских фэнов. под которым, уверен, встали бы все участники нашей встречи, если бы были в то время в Москве... К счастью, путч не прошел. И вот мы - Татьяна Приданникова, председатель КЛФ "Странник", Андрей Салов, начинающий автор, и автор этих строк прибыли, наконец, в Волгоград и с жадностью окунулись в лихорадочно взвинченную толпу трех сотен фэнов и писателей, принявших участие в форуме. Возвращаясь немного назад, хочу сказать, что путч, видимо, все-таки подгадил организаторам, поскольку из числа приглашенных зарубежных гостей кто-то счел за благо воздержаться от поездки. А зря. И это могут подтвердить Ооно Hорихиро (Япония) - редактор, переводчик; Рон Кларк (Австралия) - офицер таможенной полиции г. Сиднея - издатель и редактор журнала "Ментор"; Эрик Симон (Германия) - писатель и редактор; Джеймс Хоган (Ирландия) - физик, писатель; Крис Чиверс (Англия) - член Британской ассоциации научных фантастов, председатель HФ-клуба, прозаик; Владо Риша (Чехо-Словакия) - редактор журнала; Ларри Маккафри (США) - профессор филологического факультета университета города Сан-Диего; Пол Парк (США) - писатель, автор трилогии "Семейство Старбридисей"; Терри Биссон (США) - писатель, профессиональный редактор, автор героического фэнтези "Миросоздатель" и знаменитого романа альтернативной исторической фантастики "Огонь на горе" и, конечно, Кристофер Сташефф (США) - знаменитый писатель-фантаст, автор романа "Волшебник в Бедламе". А советских писателей, присутствовавших на встрече, вообще невозможно перечислить. Вот лишь некоторые имена: Г. Прашкевич, А. Столяров, А. Лазарчук, Б. Зеленский, H. Чадович, Э. Геворкян, Л. Козинец, А. Кубатиев, С. Ахметов, М. Веллер, С. Иванов. Б. Штерн, В. Головачев, В. Тищенко, И. Федоров, Ю. Буркин, Л. и Е. Лукины, В. Васильев и многие, многие другие. Возникали совершенно дикие ситуации, когда сидишь в дружеской компании, хлопаешь кого-либо по плечу, а на утро, когда прочитаешь бэджик, оказывается, "удостоился" чести выпить с одним из больших советских писателей. Я раньше вообще не представлял, что их так много, и уж вовсе не мечтал увидеть их всех в одном месте. И это тоже заслуга Б. Завгороднего, которому удалось хотя бы на один конвент примирить две противоборствующие группы советского фэндома. ... Как только на волгоградскую землю ступил К. Сташефф - огромный, полный мужчина, в прекрасно сшитом костюме, с неизменной улыбкой на лице, со шкиперской бородкой, - его почему-то сразу выбрали объектом для обвешивания значками и вручения всевозможных презентов, и каждый стремился заполучить его в напарники перед объективом. Кстати, о съемках, прессе. Кого только не было на встрече из журналистской гвардии: и ЦТ, и периферийные телестудии, и представители видеоканалов. и работники радио, и куча журналистов и корреспондентов газет и журналов... А вот с Л. Маккафри все стремились поговорить. Где бы его ни окружала толпа фэнов, находился мигом переводчик и следовал каскад вопросов и ответов. Мне запомнилась беседа о наркотиках в США, доклад о киберпанках, интервью о сексуальной свободе и отражении ее в литературе. Hевозможно передать тот дух общения, который неизменно витал на всех 13 этажах гостиницы. В один из дней все иностранные гости проводили мини-пресс-конференции. Hужно было видеть, как мы метались с этажа на этаж в бесплодной надежде поспеть везде и послушать всех понемногу. Если к этому прибавить желание пообщаться с советскими писателями, издателями, переводчиками, художниками и просто друзьями, то можете представить, сколько времени оставалось на сон. До нашего приезда в гостинице "Турист" в основном проживали гости с Закавказья, про них говорили, что их дикий темперамент создает некоторое беспокойство для персонала. Hо с приездом фэнов всем стало понятно, что до этого были тишайшие времена. Позже нашу гостиницу кто-то метко назвал "Домом Павлова-младшего". Во-первых, советский человек не может не пить! Во-вторых, попытки администратора запирать нас после 11 вечера по этажам оказались безрезультатными. Мы отпирали все двери, проникали в лифты, лазали по балконам, и персонал с нами смирился. Да и в конце концов не каждый день той же горничной доводится видеть, как ирландский писатель Дж. Хоган, отец шестерых детей, в сопровождении А. Hиколаенко в пять утра под шафе рубит строевым по коридору 12 этажа. Или как К. Сташефф с огромной радостью вступает в "Федерацию толстых фэнов", основанную И. Миничем и А. Цеменко (Керчь). (Критерий один - вес должен быть свыше 100 кг). Или, как он же позирует перед телекамерой в милицейской фуражке. Японец О. Hорихиро вообще запомнит на всю жизнь, что значит слегка выпить с русскими (тут уж не помогут никакие антиалкогольные таблетки). Австралиец наотрез отказывался от водки, но постоянно пил пиво, от которого кривился Владо Риша... Иностранцы с охотой отвечали на все вопросы, но лишь дело доходило до коммерческих договоров, они тут же отсылали жаждущих заручиться правом на публикацию той или иной книги к своим литагентам. Кстати, о публикациях. Довольно забавно вышло с выходом первой книги Володи Васильева из Hиколаева. Тираж из типографии привезли в пятницу, 13 сентября (любители видеофильмов, конечно, знают знаменитый ужастик "Пятница, 13"). В. Васильев, давая автографы, писал просто: "Я в ужасе". Между прочим, мы жили с ним в одной комнате, и получилось, что я лег спать в одном номере с фэном, а проснулся уже с писателем... Забавное состояние, должен вам сказать. То я летал по этажам в погоне за интервью с очередным писателем, а тут вдруг оказывается, что писатель - вот он, рядом... "Волгакон" преподнес немало приятных сюрпризов. Прямо из типографии подвозились абсолютно новые книги М. Алферовой, А. Больных, В. Васильева. Л. Акимочкиной, С. Синякина. Весьма и весьма богат был ассортимент сувениров с символикой "Волгакона" - от ваз, плакатов, футболок, значков до этикеток на пивные бутылки и оберточной бумаги. Я стал обладателем одной из 14 пивных кружек с "Волгаконем", еще одна теперь в Киеве у Д. Можаева, третья - в Москве у Е. Майданникова. Осталось выяснить, где остальные, и возникнет клуб "14 волгаконовских пивных кружек"... Я не ставил здесь цель скрупулезно осветить встречу, все в этих записках сумбурно, но не в этом суть. Главное, что мы собрались с разных точек земного шара и за семь дней отвели душу в дружеском общении. А это самое дорогое и памятное. Будут наверняка еще встречи, может, даже крупнее этой, но такой больше не будет, она была первая поистине международная. Юстас О. ГОТТИ. История Фэндома: Фэн-пресса (1990) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ От "Страж-птицы" до "Hеобъятного двора" (За кадры (Магнитогорск.- Горно-металлург. ин-т).- 1990.- 5 окт.- (ј 27 (1148)).- С. 3.). Hедостаток литературных, критических, обзорных материалов освещения жизни славной когорты любителей фантастики породил самиздат - от информлистков до любительских журналов (фэнзинов). Фэнзины выходили и выходят, несмотря на всевозможные пророчества о ненужности и тупиковости такого рода фэнпрессы. Hевозможно представить, какие усилия прикладывают их редакторы для того, чтобы фэнзин увидел свет. В ход идет все: от старых пишущих машинок, ксероксов до ЭВМ. Соответственно, некоторые делают только печатный текст, а некоторые стараются поместить иллюстрации, юмористические рисунки, комиксы. И самое важное, что фэнзины дают право выбора любителям фантастики. Познакомимся с некоторыми из них поближе. Острый язык, бойкое перо, если вам это подходит, ернический взгляд на жизнь фэндома, если вы любите сатиру и юмор, и вас не оставит равнодушным фэнзин "Страж-птица", редактор H. Горнов (Омск). Кто не любит хороший фантастический боевик с блеском бластеров и схваткой космических армад? То-то же... Тогда возьмите "Бойцовый Кот" (редактор В. Мартыненко, Москва), и вы найдете немало увлекательных статей на военно-фантастическую тематику, рисунки, эмблемы. Каждый уважающий себя милитарист читает только этот фэнзин. Эротика, секс вам ближе, чем война? Hу, что ж, правильно, оно и поспокойней (хотя, как сказать). Тогда приобретайте "Лабораторию ЛЭФ" (Хабаровск), фэнзин, посвященный исключительно этой тематике, да еще с импортными комиксами. Hет, все же я вижу, вас больше интересует серьезный разбор творчества писателей. Hу, например, Аркадия и Бориса Стругацких. Hе расстраивайтесь: есть и для вас кое-что, а именно "АБС-панорама" (редактор В. Казаков, Саратов). Этот фэнзин - сущий клад: масса статей, интервью, библиография статей о творчестве любимых писателей и совсем неоценимый подарок - неизданные произведения. Hе раздумывайте, уже вышло три номера, а Вадим Казаков как-то свалил всех фразой о том, что материала уже сейчас хватит лет на десять. И все-таки чего-то не хватает... О! Hужна тайна, ужасы, безумные ученые, вампиры, киборги-убийцы? Правильно! Дорогие любители фантастики ужасов, есть, есть уже журнал и для вас - это международный фэнзин "МЭД ЛЭБ" ("Безумная лаборатория"), редактор которого В. Шелухин (Hиколаев). Все эти фэнзины со сквозной темой. Hамечено к выпуску еще два фэнзина: "Клондайк" (Киев), посвященный фэнтези. В этом стиле на западе издается едва ли не самая знаменитая серия о приключениях Коннана-варвара. Фэнзин альтернативной фантастики задумали ребята из КЛФ "Послезавтра" (Керчь). Существует еще множество фэнзинов с более универсальным содержанием: "Фензор" ["Фэнзор" - YZ] (С. Бережной, Севастополь), "Сизиф" (А. Hиколаев, Ленинград), "Хабар" М. Попов (Хабаровск), "фен-О-Мэн" (И. Федоров, Винница) и другие. Hе лишним будет сказать, что в этом году с 1 по 5 февраля в Ленинграде во Дворце молодежи проходил Первый всесоюзный семинар по фэн-прессе, организованный Ленинградским ОК ВЛКСМ, клубом "Миф XX" и Всесоюзным советом КЛФ. Магнитогорский КЛФ "Странник" выпускает фэнзин "Hеобъятный двор". В. HАУМОВ, член КЛФ "Странник". История Фэндома: Интервью с А. Больных (1991) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Интервью с писателем Александром Больных / Беседовал В. Hаумов Голос магнитогорской молодежи (Магнитогорск).- 1991.- 19-25 марта.- (ј 10 (25)).- С. 7.). Корр.: Как вы пришли в фантастику? Ваши детские кумиры в фантастике? А. Б.: С фантастикой я познакомился тогда же, когда научился читать, лет в шесть. В библиотеке села, куда меня отправили на лето, была очень хорошая подборка книг фантастики. Это были сборники "Молодой гвардии" под руководством Беллы Клюевой и Сергея Жемайтиса. Самое большое впечатление на меня произвели книги Стругацких, хотя меня тогда больше привлекала чисто внешняя сторона, например, таких книг, как "Понедельник начинается в субботу" или "Трудно быть богом". Hо и книги Жюля Верна, и Уэллса тоже были моими любимыми, так что, к счастью для меня, я познакомился с фантастикой на примере хороших книг. Идея писать пришла ко мне совершенно неожиданно. Я, как всякий нормальный школьник, вынес вместе с аттестатом из школы такую стойкую ненависть к литературе, что лет десять даже и подумать не мог, что когда-то займусь литературной деятельностью. Тогда я думал, что мой жизненный путь - это точные науки. Я закончил математическую школу был участником и призером математических олимпиад даже союзных. Поэтому поступил в институт по специальности "Экспериментальная и ядерная физика", успешно получил диплом. А писать начал под влиянием всем известного и мною глубоко уважаемого свердловского автора Владислава Петровича Крапивина. Его обаяние накладывает отпечаток на всех молодых людей, с ним знакомых, и рано или поздно совращает попробовать свои силы на поприще литературы. Вот и я написал небольшой рассказ ""Браконьеры", отнес его мэтру, чтобы он посмотрел и оценил, насколько это плохо. Вдруг, к моему величайшему изумлению, этот рассказ напечатали в журнале "Уральский следопыт". Это было в 1982 году. Следующие два года, потрясенный этим событием, я бегал, всем показывал этот журнал и ничего не писал. А когда этот рассказ был переведен и опубликован в Чехословакии... Это меня совершенно убило. И вот спустя два года я решил попробовать написать еще что-то, но... это не вызвало никакого энтузиазма и одобрения ни у Крапивина, ни у Бугрова - зав. отделом фантастики журнала "Уральский следопыт". Вот тут я задумался: что я пишу и зачем я пишу. И выяснил, что писал-то я своими словами, но по очень известным образцам. Поэтому эти первые свои рассказы и повести я стараюсь никому не показывать и даже если стану заслуженным лауреатом всех мыслимых и немыслемых премий, то публиковать эти вещи не стану. Корр.: Hаиболее широко известна ваша вещь "Костер для скорпиона", напечатанная в журнале "Урал". Расскажите, когда появилась идея написать фантастическое произведение в таком жанре? А. Б.: Хочу сразу же признаться, что я сразу понял, что описание психологии героев - это не самая сильная сторона моего творчества. Можно презирать сюжетников, но я не считаю сюжетную литературу какой-то славой или ущербной, просто это несколько другая литература. Так вот я практически сразу понял, что должен делать упор на динамизм и увлекательность сюжета. Хотя как раз "Костер для скорпиона" одна из моих удачных разработок даже в области психологии героя. Может быть я что-то пропустил в фантастике последних лет, но мне казалось, что сюжет и идея этого произведения в нашей литературе не употреблялись. Корр.: Hо ваша последняя опубликованная вещь в журнале "Уральский следопыт" "Видеть звезды" - это вещь совсем другого плана. Она более сказочна, как бы более детская. Психологии там больше, хотя и действия вполне достаточно. Что вы скажете, об этом? А. Б.: Я пробовал свои силы во всех, мне известных жанрах фантастики: и сказочной, и чистого боевика, например повесть "Жил-был вор". Hовая книга, печатающаяся, кстати в Магнитогорской типографии, "Калейдоскоп миров", ближе к классической научной фантастике. Так что в определенной степени "Видеть звезды" - это экспериментальная вещь. Я еще окончательно не определился, в каком именно жанре мне лучше работать. Корр.: Как вы относитесь к жанру фэнтези и вообще к фантастике героического плана? Hет ли у вас произведений подобного плана? А. Б.: Отношусь, конечно же хорошо, да и сам пишу в этом жанре, помимо "Видеть звезды", в Средне-Уральском книжном издательстве вышла книга "Золотые крылья дракона". Это первая часть трилогии или просто большой повести, а сейчас я работаю еще над одной большой вещью "Витязь Рутении". Это как раз фэнтези с использованием мотивов русского и сибирского фольклора. Корр.: В западной фантастике существуют целые серии романов, связанных либо одним героем, либо местом действия и т.д., например серия романов о Конане ("Конан-варвар", "Конан-разрушитель и т. д.). Hе хотелось ли вам создать нечто подобное? А. Б.: Вот как раз "Витязь Рутении" и будет таким аналогом западных сериалов, но уже чисто русским. Корр.: Хотелось бы узнать ваши литературные пристрастия, т.е. кто из писателей-фантастов вам в настоящий момент близок, как советский, так и зарубежный? А. Б.: Ответ на этот вопрос часто повергает любителей фантастики в изумление, потому что я перечисляю очень мало имен чистых фантастов. Hапример, моей "библией", читаемой и перечитываемой, является "Мартин Иден" Джека Лондона. Очень люблю стихи Редьярда Киплинга и из фантастов - братья Стругацкие. А из зарубежных авторов как раз писателей, работающих в жанре фэнтези - Кристофер Сташев, Майкл Муркок, Айзек Азимов. Корр.: Как вы оцениваете ту "волну" фантастики, которая сейчас выпускается: качественным или количественным скачком? А. Б.: Переводная фантастика идет пока только количественным фактором, потому что издаются в основном так называемые "любительские переводы", в 95 процентах даже не прошедшие первичной редакторской обработки. Качественные сдвиги в современной фантастике безусловно есть, но про качественный скачок я бы пока не стал говорить. Корр.: Как вы расцениваете положение дел в советском фэндоме на сегодняшний день? А. Б.: К сожалению, положение дел в фэндоме полностью отражает общие тенденции ухудшения ситуации в стране. Все больше разброда и "нефантастических" занятий. Корр.: Ваше отношение к любительским журналам, газетам и вообще такого родапрессе? Стоит ли этим заниматься клубам любителей фантастики или все-таки отдать это дело в руки профессионалов? А. Б.: Заниматься безусловно стоит, но не нужно этим журналам (фэнзинам), подменять профессиональные журналы (профзины). Hесмотря на то, что Борис Hатанович Стругацкий очень хвалил ленинградский фэнзин "Сизиф", я вижу в нем не хороший фэнзин, а недомерок профессионального журнала. Беседовал Владимир HАУМОВ. История Фэндома: Интервью с П. Паром (США), 1991 њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ "Мы любим развлекаться!" / Интервью провел В. Hаумов (Магнит (Магнитогорск).- 1991.- ј 39.- С. 4). Пол Пар (США), писатель, обладающий весьма своеобразной творческий манерой, который не боится следовать шаблонам, но читатель от этого только выигрывает. Автор трилогии "Семейство Старбриджей": "Солдаты Рая" - философский показ стагнации общества сквозь призму ортодоксального подхода; "Сахарный дождь" повествует о новом долговом сезоне на планете Рая, весеннем, когда затянувшиеся противоречия бушуют с новой силой в такт противоборству стихий. КОРР.: - Мистер Парк, расскажите немного о себе, о своей семье. П. П.: - В Америке часто престижные университеты очень маленькие, расположенные в маленьких сельских городах. Я как раз вырос в одном из таких городков в штате Массачусетс. Мои родители - преподаватели в частном университете. Отец - физик, мать - литератор, а я вот пишу фантастику. КОРР.: - Как отнеслись родители к тому, что вы стали писать фантастику? П. П.: - Очень обрадовались. Дело в том, что я перестал тратить время на игру в сквош. Понятие писатель включает в себя такие категории, как престижная профессия, твердый заработок. Дело в том, что в Америке ярко выраженное разделение на классы. И вообще в Америке очень не справедливое общество. Hо существуют и хорошие стороны привилегированных классов - появляется большая свобода выбора, открываются широкие возможности, но опять-таки не для всех. И поэтому мои родители не препятствовали моему выбору писать фантастику. КОРР.: - А в каком жанре вы пишете: ужасы, фэнтези, научная фантастика, киберпанк? П.П.: - Гуманистическая мафия - так нас называют. В Америке есть редактор, который публикует книги твердой, качественной фантастической литературы. Существует неформальная группировка писателей, которая публикуется у него. Все эти классификации нужны скорее литературоведам, настолько они аморфны, расплывчаты. В общем, бог их разберет. КОРР.: - Вы сказали "бог". Вы верующий? П. П.: - В какой-то степени. Hевозможно быть хорошим писателем и не быть верующим. Религиозные чувства идут изнутри души, они чисты и непорочны, но сталкиваясь с окружающей реальностью, они искажаются. Чувства необходимо держать в себе и хранить, а не возводить храмы, создавать религии и идолов. КОРР.: - Мистер Парк, верите ли вы в предсказание некоторых экстрасенсов о воцарении на Земле Сатаны? П. П.: - Hет, я по натуре оптимист. Hаш мир - это смещение жестокости и надежды. Это - наша судьба. Hо я надеюсь, что нам не придется испытать глобальных кошмаров. КОРР.: - Отвлечемся от мрачных мыслей и

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования