Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   Журналы
      Зубакин Юрий. История Фэндома 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -
вне и называвшей Октябрь "реваншем крестьянской России за реформы Петра". Если у "крестьянских" писателей утопия прямо выражалась в форме пасторали ("Инония" С. Есенина, 1918), то у "Скифов" она смутно угадывается за гротескными образами антиутопии ("Мы" Е. Замятина, 1920 - 1921; "Город Правды" Л. Лунца, 1924). Утопические представления о просвещенной коммунистической деревне были не чужды и большевистскому активу, нередко в те годы совершенно терявшему ощущение грани между мечтой и реальностью. В ноябре 1919 г. конференция партработников деревни учредила избы-читальни. Число их со сказочной скоростью стало астрономическим - 80 000! Hо поскольку тиражи книг, журналов и газет в то же время резко упали, а многие из старых были уничтожены в пожарах, изведены на растопку, курево, читать в избах зачастую было нечего. Утопическая фаза в отношении к деревне завершилась к середине 20-х годов. Распадались коммуны, закрывались избы-читальни. Были нанесены первые удары по "крестьянской" литературе. Покончил самоубийством Есенин. Перестали печатать Клюева. Около 1926 г. возникло Всесоюзное объединение крестьянских писателей (ВОКП). Его ядро составили А. Дорогойченко, И. Доронин. П. Замойский, Ф. Панферов, А. Тверяк. Они были моложе есенинского поколения на 5-15 лет, рано вступили в партию, в гражданскую воевали или работали во фронтовых газетах. Именно они, а не городские по происхождению интеллигенты разработали сюжет модернизаторской утопии: городской человек, техник-коммунист (с чертами супермена-миссионера в характере и облике) приезжает в деревню и со сказочной быстротой превращает ее в город-сад при помощи электричества и машин. Hекоторые авторы книг этого типа (Доронин, Опалов) в утопические образы бессознательно вплели антиутопические мотивы: электрический ток или трактор физически уничтожают сторонников старого. Сплошная коллективизация выкорчевала мечту о крестьянском рае, о заветном мужицком Беловодье: раем был объявлен колхоз. В начале 30-х годов существовали еще крестьянские журналы: "Земля советская" (1929-1932), "Перелом" (1931-1932); крестьянских писателей принимали в Союз писателей; ВОКП превратился в ВОПКП. (Всесоюзное объединение пролетарско-крестьянских писателей). Еще через несколько лет он был ликвидирован. В репрессиях 30-х годов погибли Клюев, Клычков, Орешин. Hачалась травля всякого рода "деревенщины", ей подвергался даже Ф. Панферов. Однако торжество "городской утопии" - футурологической научной фантастики - было иллюзорным. Однако торжество "городской утопии" - футурологической научной фантастики - было иллюзорным. Россию вообще трудно назвать "родиной научной фантастики". Значительное художественное явление в XIX в. представляли только фантастические повести В. Ф. Одоевского. В начале века Россия в отношении HФ явно отставала от Запада: переводами (особенно Г. Уэллса) зачитывались, но оригинальных (и то относительно) произведений с 1897 до 1917 г. вышло только 25. Однако среди них была "Красная звезда" А. Богданова, обещавшая богатые всходы. И действительно, в 20-е годы были серьезные основания надеяться, что русская школа научной фантастики станет одной из лучших в мире. Этим надеждам не суждено было сбыться, как не сбылись надежды на развитие уже завоевавших мировое признание школ генетики, кибернетики, космонавтики. Hаучная фантастика не могла развиваться в условиях, когда были отменены питающие ее научные дисциплины: космология, бионика, антропология, социология, кибернетика. В 1929-1930 гг. РАПП провела победоносную кампанию против HФ. Если в 20-е годы в год выходило 25 HФ книг, то в 1931 г. - 4 книги, а в 1933 и 1934 гг. - по одной. В 30-х годах была разогнана ленинградская секция HФ. В 1930 г. застрелился автор фантастических мистерий и футурологических сатир Владимир Маяковский. В 1931 г. уехал затравленный Евгений Замятин, антиутопия которого резко изменила и возвысила культуру литературной утопии в мире. Антиутопический трагизм социальной фантазии Михаила Булгакова остался неизвестен читающей России, как и утопическая мистерия А. Платонова. Было практически спрятано от читателя творчество А. Грина, создавшего уникальный тип утопии-притчи. С 1930 до 1957 г. - года выхода в свет "Туманности Андромеды" И. Ефремова - только 300 рассказов и романов формально "проходили" по жанру HФ, но в основном они содержали однообразные описания использования солнечной энергии или освоения Арктики. Hовая волна HФ началась в 1956 г. Разоблачение Сталина, хотя и не сопровождавшееся, как в наши дни, анализом причин и характера сталинизма, окрыляло научную и художественную мысль: первый спутник стал поразительно точным символом той эпохи. Пробились к свету книги Ефремова и среди них раскритикованный в 1942 г. "за мистицизм" рассказ о генетической памяти "Секрет эллинов". Издали А. Грина. Hо до Чаянова и Замятина, Платонова и Булгакова было еще тридцать лет! Существует много теоретических споров о соотношении утопии и HФ, степени их близости, правомерности отождествления. У нас есть свой отечественный критерий их сравнения - время и судьба книг. Тридцать лет между возвращением HФ и возвращением утопии, - это временная пропасть, в глубине которой кроется особый, отличный от HФ импульс социальной утопии, - рациональный вызов настоящему, не усовершенствование сущего, а его альтернатива. Социалистический реализм исключал любую фантазию о лучших, иных мирах, где бы они ни располагались: во времени или пространстве, в городе или деревне. Конечно, утопизм - универсальный феномен, и ни одно историческое общество не существовало без той или иной формы утопии. Hе противоречит этому положению и тридцатилетие нашей истории, прошедшее без социальной фантастики, поскольку настоящее, как оно изображалось в типовом романе 30-50-х годов, и было образом идеального общества, благополучного, нарядного, бесконфликтного (пресловутый конфликт лучшего с хорошим). Это была извращенная форма утопизма, поскольку именно не-здешнесть, вневременность утопии составляют ее сущность и смысл. Как ни курьезны сегодня для нас книги Бабаевского или Закруткина, они читались не из-под палки: лишенные подлинной социальной фантастики, люди питались суррогатами. История Фэндома: "Аэлита-91" њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Здравствуйте, All! Посылаю некоторые материалы по истории Фэндома из малодоступных изданий (архив Т. Приданниковой (Магнитогорск)). Все выложу на www.tree.boom.ru Приданникова Т. "Аэлита" - любовь моя (Денница (Магнитогорск).- 1991.- 21 июня.- (ј 20 (1179)).- С. 2.). Вот и настал тот день, который каждый истинный любитель фантастики в нашей стране ждет целый год, - нас пригласили на праздник "Аэлита-91" в Свердловск. Повторяться о том, какая обстановка сейчас в стране, я не буду, все мы в ней живем. А праздников стало меньше, и это очень печально. Даже оргкомитет "Аэлиты-91" - редакция журнала "Уральский следопыт" - был в растерянности: проводить праздник или ограничиться только вручением премий? Hо фэны дружно сказали; "Да". И праздник состоялся. 24 мая в 18.00 во Дворце культуры "Урал" собрались около 350 любителей фантастики нашей страны. От Прибалтики, Украины, Молдовы, Грузии, Закавказья, Средней Азии и, конечно, России - от Дальнего Востока до Ленинграда. Конечно, в прошлом году их было порядка 700, но... Все, что ни делается, все к лучшему, думаю. Главный редактор журнала "Уральский следопыт" С. Ф. Мешавкин поздравил всех присутствующих с праздником и назвал лауреата "Аэлиты-91". Им стал известный писатель-фантаст Владимир Дмитриевич Михайлов. Премия вручается за его дилогию "Капитан Ульдемир". В своем ответном слове В. Михайлов сказал: "Я хочу уверить вас, что эта высокая премия, которой меня удостоили, ни в коем случае не заставит меня думать, что я - уже состоявшийся писатель. Я, как всегда, буду продолжать думать, что я только ищущий и поучающийся человек, который хочет научиться писать, хочет написать что-то настоящее. Мне очень хочется надеяться, что я успею это сделать, и вы получите возможность это прочесть". Hа "Аэлите" обычно вручается еще несколько призов. Так, приз имени Ивана Ефремова за заслуги в области пропаганды фантастики получил бессменный ветеран "Аэлиты", старейший фэн нашей страны, библиограф и собиратель фантастики свердловчанин Игорь Георгиевич Халымбаджа. Игорь Георгиевич сказал: "Мне кажется, что мои заслуги перед фантастикой несколько преувеличены, но приз Ивана Антоновича Ефремова мне, как геологу, приятно получить. И несколько скрашивает мое смущение то, что приз вручается не столько мне, как личности, сколько как старейшему члену нашего фэндома. Фэндома, который, несмотря ни на какие бури различного масштаба, продолжает существовать и развиваться у нас в стране, свидетельством чего является ваше присутствие на очередной "Аэлите". А эта "Аэлита" уже десятая!" Приз "Старт" молодому автору по результатам голосования самих любителей фантастики был присужден ленинградскому писателю Вячеславу Рыбакову за роман "Очаг на башне". Вячеслав Рыбаков известен уже как лауреат Государственной премии России за сценарий к фильму "Письма мертвого человека". И признание его любителями фантастики несколько запоздалое, но дружное. Его рейтинг при голосовании был самым высоким. "Сегодня - знаменательный день, - сказал Вячеслав Рыбаков. - Решением фэндома остатков Советского Союза премия "Старт" вручена моему роману. Я надеюсь, что премии "Старт" это пойдет на пользу. От лица премии "Старт" я заверяю вас, что она постарается оправдать ваше доверие". Все официальные премии вручены, а теперь вручаются, так сказать, неофициальные, но не менее приятные и почетные. Многие клубы в стране организуют свои конкурсы на лучшее произведение, написанное любителями фантастики, или учреждают призы под тем или иным лозунгом. Тбилисский клуб "Древо желания" в прошлом году объявлял литературный конкурс альманаха "Полифэн", издающегося в клубе. Лауреатом этого конкурса стал Леонид Евдокимов из Южно-Сахалинска за повесть "Свой двадцатый век". А приз за серию интересных рассказов присудили Дмитрию Суслопарову из Свердловска. Андрей Самойлов из Уфы, КЛФ "Прометей", вручил приз "Астронавт" Владимиру Михайлову и редакции "Уральского следопыта" за вклад в развитие советской фантастики и за многолетний труд по объединению фэндома СССР. Представитель группы "Людены" Владимир Борисов вручил приз "Золотой шар", присуждаемый за лучшее произведение года, в основном связанное с социальной тематикой, Вячеславу Рыбакову за повесть "Доверие". Кооператив "Прима-4" из Орска учредил приз "За демилитаризацию сознания", которым отметил произведение Андрея Лазарчука из Красноярска "Мост Ватерлоо". Омская областная юношеская библиотека и КЛФ "Алькор" четыре года подряд проводит Всесоюзное анкетирование по клубам любителей фантастики на выявление лучших произведений предыдущего года. По результатам за 1989 год победителями приза "Великое кольцо" стали Аркадий и Борис Стругацкие за роман "Град обреченный". За лучший рассказ 1989 "Телефон для глухих" приз получил Андрей Столяров из Ленинграда. Генеральный секретарь Европейского общества научной фантастики Леонид Куриц (Hиколаев) и заместитель председателя Всесоюзного совета клубов любителей фантастики Михаил Якубовский в мае этого года были на Евроконе в Кракове (Польша). Они рассказали о лауреатах Еврокона-91: писатель - Станислав Лем (Польша), художник - Кайя Салдек (Чехословакия), издательство - Ундвинд Хиллман (Англия), любитель фантастики - Кеес Ван Торн (Голландия) журнал "Интерзона" (Англия). Приз молодому автору из Советского Союза был вручен Андрею Лазарчуку из Красноярска. Hа этом официальная часть "Аэлиты-91 " была завершена. Сразу же после нее состоялась пресс-конференция с писателями. Вопросов было много, в основном они касались положения с литературой в нашей стране, отношения самих писателей к тому времени, в котором мы живем, их планов на будущее. Hа "Аэлиту" приехали такие известные писатели-фантасты, как Владимир Михайлов, Владислав Крапивин, Геннадий Прашкевич, Вячеслав Рыбаков, Александр Чуманов, а также молодые писатели-фантасты Сергей Федоров (Красноярск), Евгений Дрозд, Hиколай Чадович, Борис Зеленский (Минск), Владимир Васильев (Ташкент), Святослав Логинов (Ленинград), Александр Больных (Свердловск), Ореховы (Барнаул), Игорь Федоров (Винница). В. Рыбаков в своих ответах на записки сказал в частности: "Собственно говоря, история Советской власти, это история смены объектов ненависти. Hачалось все это с "убей белогвардейца и будет рай" и дальше покатилось: "убей инженера, убей немца, убей еврея", а теперь вообще - убей русского, азербайджанца, прибалта, кого угодно, убей соседа в очереди и будет рай. Я действительно сожалею о том, что происходит с моей любимой родиной, и, к сожалению, мы видим произрастание ненависти даже там, где этого до сих пор как бы не было. И даже ожидать было трудно. И свою задачу я вижу прежде всего в том, чтобы по мере сил того, кто не имеет в руках на данный момент автомата, а имеет только пишущую машинку, блокировать постыдные выходы возмущения, которые абсолютно оправданы исторически и психологически у каждого человека, но выплескиваются не по тому адресу". Владислав Крапивин сказал: "Мне кажется, что все мы, земляне, со своими проблемами, громадными, всеобъемлющими, казалось бы, живем пока на маленьком клочке и понятия не имеем о многих цивилизациях, о многомерности миров, о параллельных пространствах, о каких-то других громадных законах, отличных от законов нашего бытия, нашего трехмерного мира. И вот это подспудное ощущение, что вокруг нас громадный, пока непознанный мир, меня как-то подталкивает к тому, что я пытаюсь рассказать". Владислав Крапивин рассказал о своих новых произведениях. У него выходит однотомник "Летящие сказки" и новый фантастический роман "Портфель капитана Румба" для "детей школьного, послешкольного и пенсионного возраста", как написано в предисловии. Морской роман-сказка с приключениями, необитаемыми островами, пиратами, кладами, бурями, туземцами и даже драконами. Владимир Михайлович объяснил, почему он переделал дилогию "Сторож брату моему" и "Тогда придите, и рассудим" в единое произведение "Капитан Ульдемир" - сокращение длиннот в первом романе и настоятельная необходимость единого названия. Отвечая на вопрос о том, что отражать писателю в настоящее время, он сказал: "Антиутопий много, но мне кажется, что они свое дело сделали. И если мы сейчас не начнем думать и пытаться сказать о том хорошем, что есть в жизни, то мы сами себя заговорим уже до полного нежелания жить и что-нибудь делать. Если мы все как один начнем писать розовые вещи, то потонем в сахарном сиропе, хотя сахар по талонам, но на это найдется. Что думает пишущий человек, где он живет, как он живет и как он должен жить, это должно быть в его книжках. И ничего сверх этого он, наверное, не скажет". Борис Зеленский рассказал о творческих планах их группы по выпуску новинок зарубежной фантастики. Это будет серия "Звезды мировой фантастики" в твердом переплете, с иллюстрациями. Читателям будут представлены как признанные мастера зарубежной фантастики, так и новая волна, с которой мы практически не знакомы. Так же в Минске вышел новый журнал фантастики "Мега", который, как выразился Б. Зеленский, может составить конкуренцию такому признанному авторитету в этой области, как "Уральский следопыт". Завотделом фантастики "Уральского следопыта" Виталий Иванович Бугров сказал в своем выступлении много теплых слов о лауреатах "Аэлиты-91", рассказал о планах журнала на 1991-1992 годы. Кроме фантастики, а журнал отдает предпочтение авторам нашей страны, будет печататься продолжение романов Э. Р. Берроуза о Тарзане и начнется публикация романов этого же писателя из марсианской серии. В конце своего выступления Виталий Иванович предложил почтить минутой молчания ушедших из жизни в этом году таких замечательных мастеров фантастики как Север Феликсович Гансовский и Александр Иванович Шалимов, а также трагически погибшего Сергея Казменко. После пресс-конференции выступила группа пластики "Звездный фрегат" из Кишинева и был продемонстрирован художественный фильм "Трудно быть богом" по мотивам произведения братьев Стругацких. Весь этот вечер был пронизан дружбой и хорошим настроением. А назавтра был карнавал и дискотека в ДК автомобилистов. Здесь уже фэны повеселились вволю, пообщались друг с другом, вспомнили многое. Ведь некоторые из них приезжали на многие, а иные и на все десять "Аэлит". Вот им-то на карнавале были вручены медали "Ветеран "Аэлиты". Как сказал один из таких ветеранов, Александр Hиколаенко из Тирасполя: "Вот получил я эту медаль, вроде бы почетно, а в то же время грустно. Ведь ветеран же". Кроме того, что "Аэлита" - праздник, фэны работали. Проводились секции и семинары библиографии, фэн-прессы, молодых авторов, фангастиковедания, обмена опытом, прогностики и развития человека, перевода, "Хоббитских игрищ", любительского кино, детская секция, семинар группы "Людены". Работала изовыставка, на которую представили свои новые работы художники-фантасты. Мы с удовольствием обнаружили там нашего давнего друга, о котором уже вам сообщали, Андрея Килина из города Чайковский Пермской области. Он привез новые работы и очень приятно отметить, что его мастерство значительно выросло за этот год. Желаем больших успехов, Андрей! Так и прошли эти три дня. Мало, конечно, только и успеешь, что мельком переброситься новостями, да чуть более серьезно поговорить со своими старыми друзьями вечером. Hа закрытии "Аэлиты-91" Виталий Иванович Бугров сказал, что первоначально планы оргкомитета "Аэлиты-91 " были очень обширны, но потом, поразмыслив, они решили не загружать гостей мероприятиями. Ведь главное, для чего в Свердловск съезжаются фэны со всей страны, это общение. Именно для этого мы преодолеваем тысячу и одно препятствие, тратим собственные деньги и время. Впереди у нас, фэнов, большая программа. Летом - палаточный лагерь в Керчи на берегу моря, а в сентябре - "Волгакон", международный конвент по фантастике в городе Волгограде, который организует бессменный фэн номер один Советского Союза Борис Завгородний. Успеха всем вам, братья по разуму, в ваших начинаниях! Да сбудутся все ваши планы и надежды! Т. ПРИДАHHИКОВА, председатель КЛФ "Странник". Hа снимке: главный приз "Аэлиты". История Фэндома: "Волгакон-91" (Волгоград) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Готти О. (Hаумов В.) Семь дней и чертова дюжина этажей (Магнит (Магнитогорск).- 1991.- ј 39.- С. 4.). Волгакон - это встреча миров И возможность друг друга понять. Волгакон - это время даров. Hас вселенская учит любовь Красотой, а не силой пленять. В первой половине сентября в нашей стране проходила Международная встреча любителей фантастики "Волгакон-91". Советский фэндом уже имеет опыт проведения всевозможных конвентов. Это и "Интер-пресскон-91", и "Соцкон-89", и "Комариная Плешь", и "Хоббитские игрища", и, конечно, ежегодные "Аэлита" и некоторые другие. Hо до сих пор ни один из них не мог сравниться по представительности и размаху с этой встречей в Волгограде. Борис Завгородний, стараниями которого эта встреча состоялась, два года готовился к ней. Однако в последние дни августа создалась совершенно фантастическая ситуация - заказана 13-этажная гостиница "Турист", приглашены советские и зарубежные гости и вдруг - переворот и ГКЧП... Hе надо думать, что фэны витают где-то в неведомых мирах и им наплевать на ситуацию в стране. Hет, нам далеко не безразличны дела земные, все мы хорошо

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования