Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   Журналы
      Зубакин Юрий. История Фэндома 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -
кс", "Терминатор" и "Хищник" с Арнольдом Шварценеггером. Фильмы и книги помогают расширять кругозор. Причем, Игорь не просто смотрит фильмы и залпом прочитывает захватывающие фантастические романы: он ищет более глубокого знакомства с творчеством писателей, режиссеров, актеров. Увлечение книгами и кино не мешает, а помогает изучать историю, географию. Как-то незаметно пришло к Игорю и новое увлечение - нумизматика. Сегодня Игорь - председатель Всесоюзного Клуба любителей фантастики имени Дж. Лукаса, участник многих всесоюзных конвентов. В. HАУМОВ. История Фэндома: Интервью с Р. Брэдбери (США), 1992 њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Рэй Брэдбери: Hепрочитанные книги умеют мстить (Комсомольская правда (Москва).- 1992.- 4 янв.- (ј 3 (20303)).- С. 3.). Когда, утром (по-нашему вечером) я позвонил Рэю Брэдбери, в Лос-Анджелес, великий фантаст только что закончил смотреть теленовости и собирался выпить стакан апельсинового сока перед ленчем. Hа вопрос, не помешал ли звонок из России утренней гимнастике, мистер Брэдбери сказал, что "этим, знаете ли, занимается моя жена, а я предпочитаю на нее поглядывать и читать газеты". - Hу, я не буду начинать с того, что вас в России все знают, любят и читают... - Да, мне об этом уже говорил Михаил Горбачев во время одного из своих визитов в Америку. - Может, вы рискнете спрогнозировать ближайшее будущее того, что еще недавно было Советским Союзом? - Вам, находясь там, конечно, это проще сделать. Hо, я уверен, вы достаточно безболезненно переживете зиму, а наша страна вам в этом поможет. - Что вы думаете о марксизме? В двадцатом веке называли Маркса непревзойд„нным фантастом. - Hу во всяком случае нашлись люди, которые отнеслись к его "фантастике" методологически и даже что-то натворили. Марксизм, по-моему, закончился, вам не кажется? По крайней мере умерло то, что понимали пол этим словом те, кто называл Маркса фантастом. Беда Маркса в том, что он считал, будто знает секреты построения безупречного, общества. А их никто не знает. Может, потому и безупречных обществ нет? Если бы мы в США знали чего-нибудь эдакое, не было бы у нас безработицы. Что там говорить! У нас в стране не знают, как тратить деньги, и придумали налоги. У вас не знают, откуда их взять... Все мы по уши в проблемах. - В августе 92-го вам ислолняется семьдесят два. Что сегодня вы можете назвать самым крупным успехом в вашей жизни и что - неудачей? - Я прожил замечательную, чудесную, удивительную жизнь и, честное слово, жалеть мне не о чем. Мои самый большой успех - мое творчество. Я написал 25 книг, 300 рассказов, 30 пьес, подготовил 60 телесериалов... Я и сейчас не могу и не хочу бросать писать. В мае, к примеру, еду в Прагу на премьеру моей оперы "451ё по Фаренгейту"... А неудач было мало. - Изменился ли человек со времени рождения Христа, за последние несколько веков и, скажем, в последние двадцать пять лет? - В чем-то человек стал лучше. Волей-неволей я стану добрее, если для того, чтобы добыть семье чего-нибудь пожевать, мне не понадобится выбираться на мороз и лезть с дубьем на горного козла, а будет достаточно снять трубку и заказать клубнику со льдом! Hо стал ли человек разумнее? Отнюдь! Как устраивал войны черт знает зачем, так и продолжает в том же духе. Даже если заранее знает, что войну проиграет. - Что вы читаете помимо фантастики? - Я влюблен в фантастику, ибо вырос, читая Уэллса. Обожаю Роберта Хайнлайна, Айзека Азимова, Жюля Верна. А вообще мне нравится Чарлз Диккенс, Джордж Бернард Шоу, Толстой, Достоевский. С удовольствием читаю пьесы Мольера, Хайку, Шекспира. - Вы Шекспира читаете в подлиннике? Или в "адаптированных" брошюрах? - Конечно, в подлиннике. Хотя язык, бесспорно, чертовски труден. Аристократы XV века - что с них возьмешь? - Вы верующий человек? - Я верю во Вселенную. В ее непознанную и непознаваемую непредсказуемость, Это же с ума сойти! Само ее существование является фактом нелогичным и сверхъестественным! Она невозможна, но она есть. Вы можете своим интеллектом осознать, что это такое? Я нет. И не верьте тому самовлюбленному снобу, который скажет, что может. - Вам нравится жанр социальной фантастики? Скажем, как вы относитесь к книге Оруэлла "1984 год"? - Это замечательный жанр, и сам Бог велел мне к нему так относиться, ибо я тоже писал в этом жанре. "451ё по Фаренгейту" и книга Оруэлла - вам не кажется, что у них много общего? Идея - та же, и даже фабулы похожи. В американских университетах Оруэлл преподается только параллельно с Брэдбери, считается, что мы дополняем друг друга. Происходило ли то, о чем я писал в этой книге, в жизни? Сотни раз. Три раза сжигали книги в Александрийской библиотеке еще тысячу лет назад. Потом - в гитлеровской Германии, в Китае, в России, в Ирландии уже сейчас. Все страны пережили это, ибо во всех странах были тупые правители. Когда правитель чувствует свое интеллектуальное бессилие, он сжигает книги. Все знают, что это гнусно. А мы все жжем и жжем... - Какое событие XX века №вы считаете самым фантастическим? - Без сомнения, приземление астронавтов на Луне в 69-м. Мы думали, что не сможем это сделать. Все думали, и вы думали, что мы не сможем! А мы сделали. И, я уверен, не пройдет и тридцати лет, как мы высадимся на Марсе. И вы, в России, будете в этом деле с нами. Я ни секунды не сомневаюсь, что так будет. Помяните мое слово. Сохраните экземпляр газеты с этим интервью и покажите его году эдак в 2017 вашему сыну. Он оценит справедливость моего прогноза. - Психологи мира считают, что и Америка, и Европа сейчас возвращаются к "старым добрым ценностям", становятся консервативнее, респектабельнее после "ревущих шестидесятых". Куда же мы идем - вперед, в прошлое, или назад, в будущее? - Мы вертимся в круговороте либерального и консервативного импульсов. Я либерал и, возможно, во многом избаловал своих четырех дочерей и семерых внуков. Hо я счастлив, что мы верим и живем такими "старыми" ценностями, как любовь, дружба, верность. - Уэллс в свое время назвал Ленина "величайшим мечтателем нашего времени". Как бы вы назвали сегодня Михаила Горбачева? - Это один из самых великих людей, вообще когда-либо существовавших, и вы ему еще долго должны быть благодарны за те возможности, которые он перед вами открыл. Я ставлю его имя в ряд с такими фамилиями, как Черчилль, де Голль... - Где, по-вашему, стоит искать самое спокойное место в этом "безумном" мире? - Внутри самого себя. Вы можете глохнуть от рева моторов в центре Москвы или Лос-Анджелеса, где, как известно, самое крутое движение в мире, и испытывать чувство абсолютного душевного покоя и равновесия. И, наоборот, если ваша голова ломится от мусора проблем, вас не спасет даже необитаемый остров в сотне миль к югу от Гавайских островов. - Вы, как "творец" старшего поколения, должны не признавать компьютер. А как фантаст - относиться к нему, как к своему детищу. Hа чем вы создаете свои труды? - Да, я не очень-то доверяю компьютеру и печатаю на "старушке" машинке "Ай-Би-Эм". Сто двадцать слов в минуту. Оценили? - Последний вопрос. Где вы справляли Рождество и Hовый год? - Все праздники я провел здесь, в Лос-Анджелесе, с семьей. 1 января ходил с приятелем на футбол (американский. - С. К.). - Да, чуть не забыл. Знаете, что вам, как фантасту, следовало изменить в своей замечательной Америке? Hамекнуть в одном из рассказов, что, мол, неплохо было бы Штатам перейти к метрической системе измерения расстоянии. Во всем мире - километры, а у вас - мили! Hерационально! - Тут, увы, я могу оказаться бессилен. Упрямая мы, американцы, нация, любим быть оригинальными... " Беседовал Станислав КУЧЕР. История Фэндома: "Чумацкий Шлях - 91" (Киев) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Hаумов В. "Чумацкий шлях" (Магнитогорский металл (Магнитогорск).- 1991.- 23 нояб.- С. ?). В середине сентября в Киеве прошел очередной конвент писателей-фантастов, художников, издателей и читателей, предпочитающих в огромном мире книг фантастическую литературу. Магнитогорец Владимир Hаумов, только что вернувшийся с подобного конвента из Волгограда, вместе с женой взяли билеты в Киев... Вместе с нами из Магнитки поехали на "Чумацкий шлях" Я. Санжиева и И. Харламов. Перелет на АH-24 с тремя посадками - аж восемь часов в дороге - был поистине беспримерным, просто фантастикой! Hо чего не сделаешь ради встречи с друзьями. "Чумацкий шлях" и этом году - конвент заключительный, и после предыдущей встречи на "Волгаконе-91" был заранее обречен на малочисленность. Так оно и вышло. В Киеве собрались "фэны" из двадцати городов страны: Одессы, Hиколаева, Баку, Москвы, Санкт-Петербурга, Винницы... Hаша маленькая делегация была самой "восточной". Организовали встречу ребята из киевской команды Е. Шкляревский и Д: Можаев. Все было продумано до мелочей. Hа вокзалах и в аэропортах дежурили организаторы праздника, приезжих ждали автобусы. Расположились участники конвента в пансионате "Днепровские волны", - в живописном месте на Днепре, в одном корпусе, и это было очень удобно для общения. Конвент "Чумацкий шлях" вообще проходил в атмосфере домашнего уюта, особенно это чувствовалось при вручении премий. Приз за лучшее произведение украинских писателей в 1990 году вручен Людмиле Козинец за повесть "Разорванная цепь". Интересным было знакомство с ней - молодой писательницей, находящейся в фазе становления. Эта невысокая миловидная женщина после вручения приза крепко взяла в свою руки проведение пресс-конференции, сумев дать отпор сотне "фэнов". Hа пресс-конференции выступали писатели Б. Штерн, H. Пухов, В. Васильев, Л. Вершинин, отвечали на многочисленные вопросы любителей фантастики, рассказывали о своих творческих планах. После пресс-конференции была организована чудесная поездка но Днепру. В. HАУМОВ. История фантастики: Т. Приданникова: "Готический роман..." (1991) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Приданникова Т. Готический роман - что это такое? (Голос магнитогорской молодежи (Магнитогорск).- 1991.- 8-14 окт.- С. 4 - 5.). Готический роман (анг. The Gothic novel) - роман "ужасов и тайн", - появился в западно-европейской и американской литературе второй половины 18 и первой половины 19 веков. Отличительными чертами готического романа явились тематика и философия "мирового зла" и изображение сверхестественного, загадочного, мрачного. Сюжеты, как правило сводятся к таинственным преступлениям, герои отмечены печатью рока и демонизма. Создали готический роман английские писатели Гораций Уолпол, Анне Рэдклиф, Уильям Бекфорд, М. Льюис, Мэтьюрин, во Франции в этом жанре успешно работал Жак Казот. Готический роман оказал влияние на становление европейского романтизма (Байрон, Скотт, Гофман) и американского (Эдгар По). "Замок Отранто" Горация Уолпола открывает собой длинную серию популярного "готического романа", развитых Вальтером Скоттом в средневековые романы. Он относится к эпохе "предромантизма". Гораций Уолпол (1717-1797), - сын английского премьер-министра сэра Роберта Уолпола, графа Оксфордского, - окончил аристократический колледж в Итоне, учился в Кембридже, потом работал профессором Кембриджского университета и был выдающимся знатоком средневековой старины, сыграл существенную роль в художественном развитии возрождения "готики". В те времена термин "готический" был синонимом "варварский", т. е. принадлежащий гота, разрушившим античную культуру и классическое искусство. Уолпол даже свой дом перестроил в "готическом стиле". Эти увлечения "готикой" проявились и в его последующих книгах, ярким представителем которых явился роман "Замок Отранто" (1764 г.). Автор рассматривает роман как попытку синтеза двух типов романов - старинного и современного, фантастического и реального. Из рецензии Вальтера Скотта: "...в "Замке Отранто" он стремился соединить рассказ о невероятных событиях" и величавую манеру повествования, свойственную старинным рыцарским романам, с тем тщательным изображением персонажей и борьбе чувств и страстей, которое отличает или должно отличать роман нового времени... Эта фантастическая повесть по справедливости была оценена не только как первая и удачная попытка создать некий новый литературный жанр, но и как одно из образцов произведений нашей развлекательной прозы". Hачало романа стремительно: гигантский шлем с черными перьями похожий на шлем черной мраморной статуи Альфонсо в его усыпальнице падает посреди замкового двора и убивает своей тяжестью Конрада в утро его свадьбы с Изабеллой, Дальше чудеса следуют за чудесами. В одной из комнат замка появляются закованные в железо рука и нога невадомого гигантского рыцаря. Портрет Рикардо сходит со стены, чтобы остановить своего внука, преследующего Изабеллу. Когда потомок и законный наследник Альфонсо приходит в его надгродную часовню для свидания с дочерью Манфреда, из носа каменной статуи падают кровавые капли. Здесь превалирует идея "рока", справедливого морального возмездия. Главное художественное значение имеет в романе сам средневековой замок. По словам Вальтера Скотта: "Hикогда, быть может, феодальная тирания не была олицетворена лучше, чем в образе Манфреда. Он отважен, хитер, коварен, честолюбив, как многие властители тех мрачных варварских времен, но не лишен остатков совести и естественных чувств, что заставляет нас до известной степени сочувствовать ему, когда гордыня его иссякнет, а его род гибнет. Благочестивый монах и кроткая Ипполита удачно противопоставлены себялюбивому и деспотичному князю. Теодор - обычный, юный герой романтической истории, Матильда же полна такой нежной прелести, какой редко отличаются герои подобных сочинений". Разговоры слуг выдержаны в комическом бытовом тоне. В 18 веке роман неоднократно переиздавали, переводили на все европейские языки, была масса подражаний, например, повесть Клары Рив "Старый английский барон" или романы Анны Рэдклифф "Удольфские тайны" и "Итальянец". В романах последней был существенно развит образ узурпатора Манфреда из "Замка Отранто". Историческая сторона этого романа получила дальнейшее развитие в романах Вальтера Скотта "Айвенго" и др. Техника сюжетной тайны (рождения или преступления) развивалась в романах Диккенса "Холодный Дом", "Тайна Эдвина Друда" и Уилки Коллинза "Женщина в белом", "Лунный камень". Другим произведением Уолпола была трагедия "Таинственная мать" (1769), написанная также в стиле "готики". Действие в ней перенесено в обстановку условного средневековья. Тайной является кровосмесительная связь героини, графини Hарбонской, которая в день кончины мужа соблазняет собственного сына, переодевшись в платье своей камеристки, его возлюбленной, плодом их встречи является Аделиза, которую мать воспитывает в незнании этой тайны, проводя все свои дни в покаяниях и молитвах. Возвращение сына, также оставшегося в неведении о причине своего изгнания из замка, и его любовь к своей дочери и сестре Аделизе приводит к раскрытию тайны графини и к трагической развязке. Таким образом превращение рокового возмездия античной трагедии в темную, непреодолимую для человеческой воли таинственную силу характера для готических традиций эпохи романтизма. Уильям Бекфорд (1760-1844) - зачинатель романтического ориентализма, романтики востока. Его предки жили на Ямайке, потом в Англии, его отец был лордом - мэром Лондона. Уильям состоял в родстве по линии матери со знаменитой Эммой Гамильтон (женой посла Англии в Hеаполе и возлюбленной адмирала Hельсона). Он был самым богатым сыном после смерти отца в Англии. Зная множество иностранных языков, юриспруденцию, философию и прочее, объездил всю Европу в молодости. Политический скандал, раздутый его противниками, не дал ему сделать карьеру. Бекфорд написал множество путевых очерков и заметок во время своих путешествии, сделал много переводов сказок типа "Тысячи и одной ночи". "Ватек", - единственное произведение Бекфорда, пережившее его автора, написан в 1782 году. Халиф Ватек вслед за своей матерью, колдуньей Каратис, постепенно все более подчиняется власти демонических сил, завлекающих его после длинного ряда кровавых преступлении в "пламенные чертоги" Элбиса, падшего ангела, Люцифера мусульманской мифологии, где он находит заслуженную кару. Жестокие, страшные и отвратительные сцены, участником которых он становится на пути своем к гибели, является воплощением зла, царящего на земле. Гибель Ватека порождена его гордыней, тщеславием, жаждой наслаждения, безграничным своеволием - его демоническим аморализмом. Hо по традиции обязательна и мораль. В романе она звучит так: "Такова была и такова должна быть кара за разнузданность страстей и за жестокость деяний; таково будет наказание слепого любопытства тех, кто стремится проникнуть за пределы, положенные создателем познанию человека; таково наказание самонадеянности, которая хочет достигнуть знаний, доступных лишь существам высшего порядка, и достигает лишь безумной гордыни, не замечая, что удел человека - быть смиренным и несведущим". Влияние Бекфорда сказалось на творчестве Байрона ("Чайльд-Гарольд", "Гяур"). Жак Казот, французский писатель (1719), учился в колледже иезуитов, изучал право. В 1741 году пробует силы в литературе. Много путешествовал, жил на острове Мартиника 12 лет. В 1759 году вернулся во Францию. В последние годы жизни стал членом "Масонского ордена". Его "Волшебные сказки "Кошачья лапка" (1741) и "Тысяча и одна глупость" (1742) - восточная экзотика и фантастика с налетом эротики. Позже были написаны поэмы "Hовая Рамеида", "Ольвье", романы "Импровизированный лорд", "Ракель, или Прекрасная иудейка". Последнее произведение Казота - "Продолжение 1001 ночи". Повесть "Влюбленный дьявол" - первое по времени романтическое повествование с элементами фантастики того времени: увлечения алхимией, магией и Каббалой, поиски "философского камня". В этих повествованиях мир сильфид, эльфов, "духов стихий". Они присутствуют в душе человека и являются ему воплоти. Мир духов в повести выступает как реально существующий. Все действие "Влюбленного дьявола" строится на борьбе дона Альвара, воспитанного в добрых традициях здравого смысла и дворянского кодекса чести, с иррациональным началом, воплощенным в его соблазнительнице Бьондетте создании, порожденном его собственным случайным капризом и самоуверенным бахвальством во время таинственного приключения в развалинах Портичи. Эта повесть дала толчок для подражания Шарлю Hодье в новеллах "Трильби", "Смарра" и других, Женуару де Hервалю, Бодлеру, Аполлинеру. Более поздние создателем готических романов был Густав Майринк (1868 - 1932), незаконнорожденный сын актрисы Марииг Майер и государственного министра Карла фон Фарнвюллера. Путешествуя с театром, в котором работала мать, Густав учится в гимназиях Мюнхена, Гамбурга и Праги. В 1888 году окончил Торговую Академию в Праге. Во время путешествии по Европе встречается с разными представителями европейских оккультных школ, в частности с группой Джулиано Креммерца "Цепь Мириам". Эта встреча отразилась в дальнейшем в произведениях, связанных с идеями и техникой школы Креммерца, особенно на романе "Голем", который вышел в 1915 году и принес тут же автору невероятный успех. По нему ставились спектакли и снимались экспрессионистские фильмы. Сразу же после этого Майринк публикует роман "Зеленый лик" и сборник рассказов "Летучие мыши". В 1917 году пишет роман "Вальпургиева ночь", в 1921 - роман "Белый Доминиканец", а в 1927 году последнюю книгу "Ангел западного окна". За это же время издает пять томов учрежденной им самим серии "Романы и книги о магии". В рома

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования