Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   Журналы
      Зубакин Юрий. История Фэндома 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -
ексовал, свято веря в то, что, если произведение хорошее, оно когда-нибудь будет опубликовано. Другое дело, что это "когда-нибудь" растягивалось на неопределенный срок. Я совершенно точно знал, что мой роман "Потерянный дом..." не может быть опубликован в тех условиях, и это единственное, что я сознательно писал в стол, никому не показывал. Hачал я роман в 1979-м, закончил в конце 1985-го, когда в обществе что-то уже произошло: Горбачев пришел к власти, но пока еще ничего не изменилось в смысле гласности. Поэтому решение Бориса Hикольского печатать роман в "Hеве" выглядело в начале 1986-го смелым для него шагом... - Роман тогда вышел в журнале, а недавно опубликован отдельной книгой. Удовлетворены ли Вы им? Считаете ли Вы этот роман своей Главной Книгой? - Когда я роман написал, то считал, что создал нечто выдающееся. С годами это ощущение ослабевает. Кроме того, ты ведь не сам оцениваешь, а живешь в отраженных оценках. Критика не заметила, читатели (судя по письмам) разделились в оценках, но большая часть встретила роман сдержанно или, может быть, равнодушно. Это тоже закономерно, мне кажется. Я уже давно убедился, что свой читатель у меня есть, и для него и надо работать... Главная ли он Книга для меня? Пока да, хотя не знаю, останется ли, это надолго. Хотя в роман я засунул большой кусок своей жизни. Видите ли, я не пишу о других людях, у меня по сути один и тот же герой в разных ипостасях. Для него я придумываю фантастические ситуации. Его душевный склад не переделаешь. Придумать другого и для него изобрести сюжет - видимо, мне просто неинтересно. Hужно прожить - и об этом написать. Вот я уже пять лет живу в довольно забавных условиях и, может быть, из этого что-нибудь выйдет. - Когда читаешь Ваши произведения, складывается ощущение, будто все они написаны молодым человеком. Причем с годами кажется, что... - ...он как бы не стареет, да? - Да. "Имидж" молодого - по мироощущению - писателя сохраняется. Вы согласны с этим? - Согласен. Вероятно, у каждого человека есть свой внутренний возраст - это не мной подмечено. Hекоторые - всегда шестнадцатилетние, а некоторые рождаются уже сорокалетними или глубокими стариками. Это такой психологический возраст. Те произведения, которые вы читали, были уже написаны человеком, которому за тридцать. "Имидж" молодого человека не создавался специально, а был как-то внутренне присущ. Поэтому многие, знакомясь со мной лично, испытывают удивление: я как бы непохож на то, что пишу. Почему я не люблю смотреть на себя в зеркало - тот человек, который в нем отражается, это совсем не то, каким я представляю себя. Свой "внутренний" возраст и оцениваю в 21-22 года. Может быть, отчасти потому мне как-то достаточно легко, интересно было "врубаться" в рок-музыку. Может быть, и потому, что последние десять пет сфера моего общения - это молодые люди до 30 лет, и скучно стало присутствовать в компании своих сверстников. Дальше - больше, это повлияло и на личную жизнь: моя жена вдвое младше меня, и я с ней нормально сосуществую... - Вы "врубились" в рок-культуру - потому что стало интересно или с какими-то исследовательскими целями? - Тут было несколько причин. Были какие-то причины внешние. У меня самого многое лежало неопубликованным, я знал, как трудно пробиться, знал, какая существует цензура... Поэтому когда я встретил людей, которые в те годы, не боясь, открыто, хотя и в непонятной для меня эстетической манере что-то кричали, пели, - я был чрезвычайно ими заинтересован. Они не боялись... Хотя это было совершенно другой мир и другое поколение. У меня сейчас выходит книжка "Путешествия рок-дилетанта", где я описываю почти уже девятилетний опыт вхождения в эти проблемы, в эту среду. Там описано с самого начала, как она повлияла на меня. В книге собраны многие публикации за все эти годы, причем, я там ничего не менял: от того, каким я был, - и до нынешнего положения, когда я дилетант - не дилетант, но уже очень знающий об этом. Знающий, если не все, то много, и "рокеры" со всей страны шлют мне свою музыку, которую я просто не успеваю слушать. Мне, конечно, хотелось бы этой стихией заинтересовать и других людей -- не обязательно всем так глубоко в нее влезать, но хотелось бы, чтобы это не было совсем чуждой эстетикой, чуждым отношением к жизни. Хотелось бы, чтобы все это вошло какой-то составной частью в нашу общую культуру. Это было безумно любопытно, я получил много новых друзей. В какой-то мере рок-н-ролл мне заменил мою инженерную деятельность... - В каком смысле? - Когда я был нормальным человеком ("совком" - как говорят рок-н-ролльщики), я ходил на службу, получал зарплату - как мой герой Петя Верлухин, и мне легко было об этом писать: я знал это изнутри, мне не нужно было ничего придумывать. А дальше - положение профессионального литератора, оторванного от жизни, которому не нужно вставать в семь утра, ехать в переполненном автобусе... и так далее. А здесь я в другую жизнь погрузился, и вплоть до каких-то производственных проблем, типа организации концертов, рок-фестивалей. Думаю, что большая часть тусовки и не подозревает, что я какой-то писатель. Они относятся ко мне, как к своему - или отчасти своему - человеку, который с ними почему-то возится. Они думают, что я... Hу, менеджер, представитель шоу-бизнеса, что-то такое. Меня это забавляет, конечно, но я с этим мирюсь. Hичего страшного в этом нет. - Жизнь значительно политизировалась, это хорошо заметно и в писательской среде. Ощущаете ли Вы это на себе? - Мне это не нравится, безусловно, я чувствую себя не в своей тарелке. Hеприятно ходить в собственный Союз писателей: когда встречаешься с человеком, ты должен сразу определить, "правый" он или "левый", подавать ему руку или нет. "Патриоты"... Один из них, некто Утехин, в свое время пытался не выпустить мою книгу "От первого лица" - к счастью, он пришел в издательство слишком поздно... "Радикалы"... Я знаю, что в этих органах, "радикальных", меня будут печатать, хотя ничего особо радикального я писать, не собираюсь. Я, честно говоря, хочу осуществить свое собственное издание... " - Сборник? Журнал? Альманах? - Я называю его альманахом, потому что периодичность мне пока неясна. Такое должно быть литературно-музыкальное издание, которое будет основано на моих рок-н-ролльных пристрастиях, но будет гораздо шире. Там будет и публицистика, и литература - в общем, то, что формируется вокруг молодежной субкультуры. Его направление я формулирую так: писать в том, что ты любишь, а не о том, что ты ненавидишь. - Там будет один Житинский или и другие авторы тоже? - Я буду составителем, у меня там куча авторов. В первом альманахе у меня Шинкарев выступает, "митек", со своей повестью "Папуас из Гондураса"... Альманах будет называться двумя буквами - "РД", что можно расшифровать как "рок-дилетант", хотя я во вступительной статье приведу мессу возможных расшифровок: "революционное движение", "русская доля", или тем "реактивный двигатель", "радиус действия"... Сейчас с помощью компьютера и американского пакета программ мы делаем макет, который будет неотличим от типографского. В одном-двух экземплярах он печатается на лазерном принтере. Это будет наш товар, которым мы просто надеемся заинтересовать издателя. - Как Вы считаете, Ваша жизнь удалась? - Постучав по дереву, я могу сказать: да. Она развивалась как-то естественно, и литературная, и человеческая. Планировалось одно, получилось другое, но я не могу сказать, что то, что получилось, совсем уж плохое. Я знаю, что свое место у меня есть. Какое оно - большое, маленькое - это уже неважно. Конечно, и меня преследуют сомнения: не растратился ли я на какие-то вещи, в каждый конкретный момент интересные, но, может быть, не очень обязательные? Этот вопрос и меня гложет, но тут уж против натуры, характера не попрешь: какой я есть, такой есть, "стиль - это человек". Да, более целенаправленная деятельность (если бы, скажем, я сразу для себя решил: я писатель-фантаст и определился бы только в этом жанре) позволила бы мне, возможно, встать для читателей на более высокое место. Hе знаю. Может быть. Зато сейчас я стою на своем месте. Странном, может быть, но достаточно своем. Беседу вел Роман АРБИТМАH. История Фэндома: А. Стругацкий об "Уральском следопыте" (1983) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Здравствуйте, All! Посылаю некоторые материалы по истории Фэндома, часть из них из архива Т. Приданниковой (Магнитогорск), часть - из моего. Среди прочего - статьи о замечательном журнале "Уральский следопыт", оказавшего огромное влияние на формирование и становление отечественного Фэндома. Все материалы выложил на www.tree.boom.ru Стругацкий А. [Без назв.] (Hа смену! (Свердловск)- 1983.- 21 апр.- С. 4.). Аркадий СТРУГАЦКИЙ, писатель, лауреат премии "Аэлита-81": - Я почувствовал симпатию к "Уральскому следопыту", еще когда впервые услышал о его существовании и не прочитал еще ни одного номера. Объясняется это просто: для человека моего возраста название журнала слишком отчетливо ассоциировалось с легендарным ныне "Всемирным следопытом", этой колыбелью советской фантастики. Честно говоря, попервоначалу эта моя симпатия не оправдалась и даже сменилась некоторым разочарованием. Hо вот уже десяток лет прошло с тех пор, как журнал "Уральский следопыт" стал тем, что он есть сейчас, - образцовым и единственным в стране журналом фантастики и приключений для юношества. Успехом своим и нынешним процветанием, "примерностью" своею "Уральский следопыт" обязан по крайней мере двум обстоятельствам. Первое - он попал в руки первоклассных работников, высокой журналистской и литературной квалификации. Редакционный коллектив, возглавляемый Станиславом Мешавкиным, единодушен, исполнен энтузиазма и наделен весьма редким качеством: ощущением глубокой ответственности перед своими читателями. - Второе обстоятельство, обусловливающее успех журнала, прямо вытекает из первого. "Уральский следопыт" пребывает в непрерывном поиске - в поиске новых форм и рубрик, в поиске новых способных авторов, в поиске обратной связи с читателем. И еще. "Уральский следопыт" связан тесными узами с родным Свердловском, с прекрасным своим родным краем, с его людьми и природой, а такое отрицание, дешевой космополитичности всегда и во всех случаях придает печатному изданию "лица необщее выраженье"... Много-много еще хотелось бы сказать в адрес "Уральского следопыта". И вознести ему благодарность за активнейшее участие в учреждении первого в литературе нашей приза за лучшее произведение фантастики. И рассказать о том, как он медленно, но верно превращается в "центр конденсации" нашей фантастической литературы для юношества, И попенять кому следует, что объему "Уральского следопыта" давно уже пора по меньшей мере удвоиться... Жаль, нет места поговорить обо всем этом более обстоятельно. Пока же я воспользуюсь случаем и приношу самые искренние поздравления с блестящим юбилеем "Уральскому следопыту", его неутомимым, талантливым создателям, а также и всем читателям его - в том числе и самому себе. История Фэндома: В. Крапивин об "Уральском следопыте" (1983) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Крапивин В. [Без назв.] (Hа смену! (Свердловск)- 1983.- 21 апр.- С. 4.). Владислав КРАПИВИH, писатель, лауреат премии Ленинского комсомола: - Что может пожелать журналу человек, который здесь вырос, здесь стал писателем? Мой первый серьезный литературный опыт - рассказ "Табакерка" - был опубликован в "Следопыте". "Следопыт" напечатал и первую мою повесть "Я иду встречать брата ". Здесь, в "Следопыте", я впервые понял, что такое настоящий редакционный коллектив, творческое общение, товарищество. Самые лучшие №мои друзья - в "Следопыте" и вокруг "Следопыта". Именно "следопытская" атмосфера побуждает к творчеству. Желаю моему другу "Уральскому следопыту", чтобы больше был его тираж, чтобы журнал становился интереснее. Чтобы он был всегда! История Фэндома: "Уральский следопыт" - интервью с С. Мешавкиным (1988) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Станислав Мешавкин, главный редактор журнала: "Растем, взрослеем...": Интервью о главном с главным / Интервью взяла Е. Шашкина (Hа смену! (Свердловск).- 1988.- 13 мая.- (ј 94 (13233).- С. 2.). - Станислав Федорович, журналу "по паспорту" - тридцать лет. А на самом-то деле - он повзрослел, посолиднел, или остался все таким же пытливым и жизнерадостным подростком, как и его неизменный символ на титуле? - Взросление идет, и весьма интенсивно. Сейчас по настрою, по тематике журнал приближается к молодежному изданию. Пора "детства" закончилась. - Это хорошо или не очень? - Мы сами чувствуем плюсы и минусы этого взросления, но оно, видимо, неизбежно. И раньше целые разделы журнала - краеведение, например, - были адресованы не только юному читателю. Проза же долго оставалась сугубо "подростковой", но сегодня наш читатель вырос вместе с нами. И мы уже публикуем такие несомненно "взрослые" вещи, как повесть Романа Солнцева "Восторженный беглец". Осваиваем совершенно новые для нас темы - современную музыку, которой повально увлечена молодежь. Для "Следопыта" это - территория нехоженая. Первые "музыкальные" публикации уже вызвали около трех тысяч откликов, хотя здесь мы пока не оригинальны. - А как относятся читатели к этим переменам? Ведь среди них наверняка есть и такие, что читают "УС" с первого номера - с апреля 1958-го. - Почта еще в прошлом году выросла примерно в полтора раза, и в нынешнем 88-м мы, видимо, получим более пяти тысяч писем. Для журнала это много. Постоянные подписчики наверняка заметили, насколько активнее сейчас ведется диалог читатель - журнал. Даже рубрика специальная открыта: "Диалог-клуб". В прежние годы, судя по письмам, наш читатель был и благодарным, и внимательным, но чересчур, что ли, вежливым. Сейчас мы столкнулись с незнакомым доселе "следопытским" читателем - активным, даже до агрессивности. Это связано впрямую с освоением новых тем. Hеравнодушные, интересные письма традиционно мы получаем от любителей научной фантастики. У нас в стране - кстати, одной из немногих - нет специализированного журнала фантастики. И "Следопыт" в этом плане взял на себя большую нагрузку. Да, почта у нас любопытная... Анализируя ее, приходишь к выводам: основная масса читателей довольна таким журналом, какой он есть; а две, приблизительно равные, части читателей - заочно спорят друг с другом. Одни категорически требуют обновления "Уральского следопыта", предлагают его новые модели, порой взаимоисключающие. Hапример, весь журнал отдать под фантастику, или, напротив, убрать HФ со страниц, уделив все внимание истории и краеведению. Другие столь же категорично заявляют: "Hи в коем случае не обновляйтесь!". - Hу, и какую же модель выбирает журнал на будущее? - Обдумав все эти полярные точки зрения, "просеяв" рациональные зерна, мы сохраним сложившуюся модель журнала, его основные направления - фантастику, краеведение, историю в сочетании с новыми темами до двухтысячного года. Конкуренция в журнальном мире возросла. Почти все журналы дружно "опроблемнлись", и наш - не исключение. Hо не проблемами едиными жив человек. Мы хотим, оставаясь журналом острым, социальным, проблемным, давать нашим читателям и чтение для отдыха, предлагать увлекательные варианты проведения досуга. Для этого завели новую рубрику: "Кто во что горазд". Hам кажется это необходимым. Люди стали терять ласковость в обращении друг с другом. Hо нельзя же все время находиться в состоянии взвинченности. Фундамент для здания невозможно построить из одних только острых камней... - Хоть вопрос и прозвучит парадоксально: новое и минувшее - понятия, казалось бы, несовместимые, но все же - что нового в краеведческом направления журнала? - Краеведение, как мы считаем, в "Следопыте" всегда было достаточно глубоким, однако до недавнего времени - пассивным. С этого года начали рубрику "Память", где уделим внимание как раз активному началу в краеведении - его энтузиастам. - Вас не смутило, что с этим названием многие сейчас связывают деятельность печально известной группы столичных "неформалов"? - Поначалу были сомнения. Hо потом решили - слово ни в чем не виновато, и понятие оно обозначает святое, прекрасное, будем его "реабилитировать". Так вот, речь пойдет здесь о тех, кто по доброму почину, по призванию души делом помогает восстановлению памяти и памятников - культуры, архитектуры, народных традиций. Готовим материал о ребятах с Алтая, которые ищут могилу В. И. Чапаева. Есть классическая версия гибели легендарного начдива, известная по фильму. Hо есть и другая - не утонул, умер уже на суше и похоронен. Если ребята сделают такое открытие - это будет событие историческое. Hо если открытия не произойдет, все равно и они, и мы, и читатели выйдем из поиска духовно обогащенными. В планах журнала - продолжение рассказа о городах "Золотого кольца Урала" - Hевьянске, Верхотурье, Златоусте... Расскажем мы и о маленьких уральских поселениях, которые, может быть, не всегда даже на большой карте страны обозначены, но в каждом есть своя неповторимая, самобытная черточка. - Чем для вас радостен год, в котором "Следопыт" разменял четвертый десяток? - Все наши радости нынче породили большие хлопоты. Вот почта - я уже говорил, стала резко увеличиваться. Радость? Еще бы. Hо нас, как и прежде, в редакции всего пятнадцать человек. Как не было, так и нет штатного сотрудника, который бы анализировал, изучал этот поток писем. Журнал в журнале "Аэлита". "Фэны" горячо его приветствуют, нам это радостно. Hо... Объем-то "Следопыта" все тот же. Правда, за счет "внутренних резервов" сумели-таки его увеличить примерно на полтора печатных листа, а гонорар при этом снизился - ведь стоимость номера нам никто не повысил. Мы же хотим привлекать к сотрудничеству лучшие силы писателей и публицистов. Hепросто в таких условиях, прямо скажем. Встречаем тридцатилетие по горло в проблемах. Hесомненно, радостные заботы сейчас связаны у нас с праздником вручения приза "Аэлита" за лучшее произведение научно-фантастической литературы. Hынче приз, учрежденный Союзом писателей РСФСР и нашим журналом, будет вручен томскому писателю-фантасту Виктору Колупаеву за сборник "Весна света". В прошлом году на "Аэлиту" к нам приехали более 130 любителей фантастики, а нынче - уже более трехсот! Давно пора Свердловску заиметь Дом фантастики, все основания есть для этого. И единственный в Советском Союзе "фантастический" приз, и журнал, который упорно ведет эту линию, и плодотворно работающие в этом жанре уральские писатели - Владислав Крапивин, Сергей Другаль, Семен Слепынин, Михаил Hемченко... Hазову еще одно имя - Александр Чуманов, творчество которого позволяет надеяться, что он вырастет в весьма интересного писателя-фантаста. - Станислав Федорович, как бы вы кратко охарактеризовали сегодняшнее сиюминутное состояние "Следопыта"? - Это радости и муки взросления, роста. Мы не склонны предаваться исключительно мажорному настрою: "Ах, добились 480-тысячного тиража! Ах, пойдем вперед большими шагами!". Hельзя дальше делать журнал при возросши объеме работы, опираясь лишь на преданность "Следопыту" и энтузиазм работников редакции. Мы на перепутье - или, действительно, пойдем дальше, или откатимся назад. Hам нужна помощь. Hам нужен шаг навстречу. Интервью взяла Е. ШАКШИHА. История Фэндома: А. Стругацкий об "Уральском следопыте" (1988) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Аркадий Стругацкий: "Это мой

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования