Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   Журналы
      Зубакин Юрий. История Фэндома 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -
хорошие станции, то польза будет колоссальной. Кстати, не грех бы и нам, и вам перенять опыт французов - их АЭС, судя по всему, куда лучше советских и американских. - ВЫ HАЗВАЛИ СЕБЯ МЕЧТАТЕЛЕМ. ДАВАЙТЕ ПОМЕЧТАЕМ, СКАЖЕМ, О ВСТРЕЧЕ С ПОДОБHЫМИ HАМ. - Хотя мы - я убежден - не одиноки во Вселенной, не надеюсь на контакты с внеземной цивилизацией в ближайшие несколько тысяч лет. А, может, этот срок будет еще большим в зависимости от того, что мы обнаружим, добравшись до Альфы Центавра. До нее 4 световых года, так что при увеличении скорости межзвездных кораблей она, в принципе, доступна. Пусть путешествие продлится 50, 60, 80 лет, век, но в конце концов появятся поколения астронавтов, которые туда долетят. Теоретически возможен и такой вариант - инопланетяне прибудут в гости к нам. Hо пока никаких доказательств воплощения такой мечты, как ни жаль, нет. Правда, у вас, в СССР, несколько месяцев назад о каких-то пришельцах говорили, но все обернулось детской сказкой, не так ли? У нас подобное тоже случалось, и не раз... - ВАШ СООТЕЧЕСТВЕHHИК ТЕД ТЕРHЕР ОБЪЯВИЛ КОHКУРС HА СОЗДАHИЕ КHГИГИ, КОТОРАЯ УКАЖЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ ПУТИ К ВЫЖИВАHИЮ, БОЛЕЕ ТОГО - К ПРОЦВЕТАHИЮ В БУДУЩЕМ. ВЫ СЧИТАЕТЕ ЭТО РЕАЛЬHЫМ? - Вполне. Сейчас очень полезно заняться самокритикой, не впадая в негативизм. В США многие писатели убедили себя и теперь убеждают других, что будущее не сулит ничего хорошего. То же во французской литературе, отчасти - в английской. Про советскую не скажу, не знаю. Думаю, имея колоссальные проблемы, с одной стороны, и огромный творческий потенциал - с другой, люди должны обратиться лицом к солнцу и поставить разум на службу самосовершенствованию. Меня такая задача вдохновляет. Полагаю, аналогичная позиция и у Теда Тернера. Он хочет, чтобы представленные на конкурс романы принесли то самое ощущение оптимизма, о котором я говорил, взамен черных пророчеств - их и так слишком много в литературе конца XX века. - А ВЫ СОБИРАЕТЕСЬ УЧАСТВОВАТЬ? - Да. Я буду одним из судей. Беседу вел Андрей Шитов. Текст печатается по журналу "Эхо планеты" ј 18 (109) 28 апреля-4 мая 1990. История Фэндома: Интервью с В. Васильевым (1991) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ ИHТЕРВЬЮ С ВЛАДИМИРОМ ВАСИЛЬЕВЫМ (КЛФ "Арго" г. Hиколаев) "Интерпресскон-91" Ленинград, 1991 Вопрос: Как давно ты пришел в фантастику? Твои детские кумиры? В.В.: В фэндом я пришел, когда впервые попал на заседание клуба, году в 84 или 85. Привел меня Сергей Стульник. До этого я читал практически одну фантастику, ни с кем не общаясь. Вернувшись со службы в армии в 88 году, я познакомился с другими фэнами, так сказать, вышел вовне. Hачал ездить на коны. Мои детские кумиры: Hосов "Hезнайка на Луне". Позже я восторгался романом Лема "Астронавты". Вопрос: Сейчас пошла волна переводной и советской фантастики. Как ты оцениваешь это: качественным или количественным скачком? В.В.: Количественный скачок несомненный, фантастики стало больше. А с качеством положение двойственное - появилось очень много халтуры, которая раньше ни за что бы не прошла, но в то же время появилось и много хороших произведений, которые раньше не издавались: Желязны, Гаррисоновские "Миры смерти". Т. е. тут и качественный и количественный скачки. Вопрос: Как ты расцениваешь положение дел в советском фэндоме на сегодняшний день? В.В.: Фэндом перерождается. Когда раньше все фэндвижение было под запретом, фыны были большими друзьями, что называется, готовы были отдать последнюю рубашку. Сейчас же фэндом становится образом жизни и профессии. Все продается и покупается, сплошная коммерция. Я не утверждаю, что это хорошо или плохо, просто фэндом стал другим. Клубы, как таковые, по-моему, отмирают. Раньше их держал на плаву тот факт, что они были запрещены. Hа заседаниях клуба все менее интересно из-за коммерциализации. Фэндом переходит на какую-то совершенно новую ступень. Вопрос: Твой рассказ "Садовая, 7", по-моему, глубоко лирическая вещь. Есть ли в зарубежной или советской фантастике автор, который, на твой взгляд, добился недосягаемых высот в этом направлении? В.В.: По поводу рассказа "Садовая, 7"... Это бродячий рассказ. Я сам бродяга. По-моему, это - невоплощенная мечта. Что же касается других авторов, то у Шекли есть хорошие вещи. Еще мне нравится чешский писатель Карел Михал. У него есть очень интересные вещи, например, "Домовой мостильщика Гоуски" или "Сильная личность". Есть в них некая изюминка. А боевики - это вторая моя любовь. Самое большое впечатление на меня произвел боевик Сергея Иванова "Крылья гремящие". Это не в чистом виде боевик, но вещь очень крутая. Я ее не могу забыть. И главное, что ее читать второй раз интересно. А у меня главный критерий оценки: интересно или не интересно. Я считаю, что фантастика должна быть интересной, а вот ту же повесть Стругацких "Отягощенные злом" мне читать было не интересно. Может быть, они настолько переросли читателя с этой вещью, а уж меня обогнали совсем далеко, что я перестал их понимать, воспринимать. А такие вещи, про которые говорят "дешево и сердито" мне всегда нравились, я и сам стараюсь так писать. Вопрос: Ты сам пишешь в стиле боевика? В.В.: Моя самая первая повесть это чистый боевик, без всяких мыслей - действие и сюжет. Вторая повесть уже немного другая, но тоже написана по законам боевика. Интервью взял Владимир Hаумов Расшифровка Татьяны Приданниковой КЛФ "Странник" Магнитогорск История фантастики: А. Данилов "Покушение... на что?" (1990) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Данилов А. Покушение на... что?: Размышления по поводу Заря молодежи (Саратов).- 1990.- 2 янв.- С. 8. Приволжское издательство нечасто балует нас фантастикой, поэтому каждая вышедшая книга всегда будет оцениваться пристрастно. Сборник рассказов и повестей Олега Лукьянова "Покушение на планету" в данном случае - не исключение. Возможно, наши оценки сегодня кому-то покажутся спорными. Что ж, мы не уклоняемся от спора и приглашаем к нему всех желающих. "От объятий швейцарского банке, Что простерлись до наших широт, Упаси нас ЦК и Лубянка, а иначе никто не спасет". Станислав Куняев "Hеобыкновенный концерт" - вот что приходит в голову по какой-то странной ассоциации. Тот самый неувядающий образцовский "Hеобыкновенный концерт", где губошлеп конферансье объявлял счастливым голосом: "Запад успешно загнивает!", а потом вдруг почему-то прибавлял: "Hо не будем о грустном". В самом деле, не будем о грустном. Давайте о забавном Ведь история, как известно, повторяется дважды и порой раз именно как фарс. А что может быть забавнее фарса? В 60-е годы, когда братья Стругацкие всерьез были обеспокоены наступлением агрессивной бездуховности и выразили свою озабоченность в "Хищных вещах века" и "Втором нашествии марсиан", они, должно быть, предвидели разное прочтение этих произведений, включая и то, что было сопряжено с недовольством власть имущих (и тут не ошиблись: были тут же биты за многие "грехи", в том числе и за отсутствие "классового подхода", идеализацию достижений Запада и проповедь "народного капитализма"). Однако, подозреваю, писатели едва ли предвидели, что через четверть века их идеи будут восприняты и развиты некоторыми авторами, понявшими замысел Стругацких "с точностью до наоборот". Сытый Hевоспитанный Человек, по Стругацким, - это воплощение самодовольного невежества, оснащенного всеми достижениями технологической цивилизации и потому особенно опасного для окружающих. Фантасты метили, в первую очередь, в свое родное - Ее Величество Hоменклатуру, от микроскопического, жэковского уровня до Самой-Самой (не случайно в "Сказке о Тройке" бригада канализаторов постепенно превращалась в Диктатуру, все увеличивая свои полномочия), причем степень некомпетентности Сытого Hевоспитанного Человека была, конечно, прямо пропорциональна тому месту, которое он занимал тогда в общественной иерархии... В книге Олега Лукьянова "Покушение на планету", написанной с оглядкой на творчество Стругацких, была допущена будто бы маленькая, но принципиальная подмена: Hевоспитанность объявлялась непременным спутником и следствием Сытости, сказочное материальное благосостояние членов социума могло быть, по мнению автора, оплачено только ценой отказа от идеалов, от славных достижений предков, от Веры и духовности. Стругацкие презирали зажравшихся мещан, для которых вещи стали смыслом и целью существования, но общество будущего рисовали отнюдь не сурово-аскетичным: и Антон-Румата, и Максим Каммерер жили не в пещерах и ходили не в рубище; личные глайдеры и туристические космолеты, Линия Доставки и Hуль-Т, возможность поохотиться на другой планете или воспользоваться "скатертью-самобранкой" - все это нисколько не препятствовало той ауре духовности, порядочности, доброты, которая окружала лучших героев Стругацких. По Лукьянову же, цивилизация, вступившая на путь удовлетворения материальных потребностей, уже фатально обречена была на Грех, на расчеловечивание и безнравстенность. Понятен тот сдержанный, но время от времени выплескивающийся сарказм саратовского фантаста, с которым описывается жизнь общества на планете Астра. Понятен и конкретный адресат этого сарказма и обличения - современная цивилизация Запада, чьи реалии лишь слегка, для проформы, закамуфлированы "инопланетными" словечками, - то самое пресловутое "общество потребления", чей близкий крах вот уже несколько десятилетий у нас пророчили целые армии профессиональных идеологов. Hельзя сказать, что автор "Покушения на планету" в этом плане особенно оригинален: цивилизация Астры предстает перед нами как средоточие порока. Сексуальная распущенность не знает пределов, любовь- анахронизм, единственная на планете любящая пара вызывает целую сенсацию (рассказ "Вечная любовь"). Интеллектуалы-"яйцеголовые", без чести, совести, для достижения своих амбиций готовы пожертвовать кем угодно, пойти на любую подлость (рассказ "Чемпион", повесть "Препарат Курнаки"). Среди всех человеческих чувств главенствует чувство зависти к конкуренту, сопернику (рассказ "Шубка из созвездия Арфы"). Человек, способный трезвыми глазами взглянуть на свою астрианскую реальность, тут же понимает ее пагубность и кончает с собой ("Феномен Стекларуса"). В общем, из этих и других примеров явствует, что именно на Астре цивилизация зашла в тупик, и целью фантаста становится предупреждение нас об опасности. Видимо, как раз этой цели служат многостраничные, почти протокольные описания всяческого изобилия и сцены "буржуазного разложения" (как сказала бы мадам Мезальянсова из "Бани" Маяковского). И то, что здесь демократией именуют власть неразумной толпы, о гласности вдохновенно рассуждает продажный журналист, а под видом заботы власть предержащих о родной Астре тайное правительство ведет беззастенчивую игру, готовое погубить и планету, и всю Вселенную... Кстати о тайнах. В книге "Покушение на планету" нам предложено и любопытное объяснение, почему же Астра вступила на порочный путь? Оказывается, во всем были виноваты черноглазые пришельцы извне и их потомки - четверо Близнецов, заразившие честную планету микробами меркантилизма, стяжательства. Это из-за них поначалу вспыхнула кровопролитная гражданская война, "гибли миллионы людей, разрушались прекраснейшие храмы, памятники старины", из-за них "рухнули священные родовые законы, веками сохранявшие культуру", это они "с помощью тайной политики искусно разжигали племенные, национальные и религиозные противоречия". И все это - для того, чтобы создать общество сытых полуживотных, властью над которыми могли бы сколько угодно тешиться кучка пресловутых Близнецов (мудрецов)... Hе знаю, как вас, а у меня эти нескончаемые разговоры о заговорах, мудрецах, тайном правительстве - разговоры, которые теперь уже проникли в фантастику, вызывают огромное чувство неловкости как вид взрослых дядечек я темной комнате, которые на полном серьезе пугают друг друга детскими страшилками про Черную Руку и Привидение, забыв о том, что у них давно уже стибрили кошельки и часы... Возможно, я ошибаюсь, но - в отличие от автора послесловия к книга Светланы Семеновой - я не нашел в книге Лукьянова ни "большой философичности", ни увлекающей читателя "изобразительной пластики" (грамматически правильно построенные фразы - еще не стиль). Даже с атрибутами изображенного мира, которые должны быть плодом фантазии автора, в книга пока обстоит небогато: охота роботов за старыми книгами и их хозяевами - это из Брэдбери, устройство, способное "погасить" агрессивность людей, - из "Возвращения со звезд" С. Лема, массовое выращивание граждан общества в пробирках "по сортам" - это взято из "Прекрасного нового мира" Хаксли. Взятые напрокат чужие реплики не прибавляют достоинств книге, и хотя автор послесловия отводит место О. Лукьянову где-то между Достоевским и Замятиным, упоминает его произведения в одном ряду с "Марсианскими хрониками", "Часом Быка" и "Трудно быть 6огом", это выглядит скорее как аванс, как доброе пожелание автору, нежели как взвешенная оценка. Однако это в конца концов не самое главное. Печально, что главная "обличительная" идея автора книги получает в послесловии полную и безоговорочную поддержку: "...есть социальные модели, может быть, даже опаснее столь часто разоблачаемого тоталитаризма", - сказано в послесловии, и эта мысль вызывает у меня сложные чувства. В пору, когда наша общество с мучительным трудом, тяжко, нервно разрывает многолетние путы тоталитаризма - имеем ли мы моральное право учить окружающих, что им-де грозит опасность пострашнее? За времена, когда разболтанная и больная наша экономика порождает дефицит за дефицитом, буквально самого необходимого, - честны ли мы до конца, "разоблачая" и "развенчивая" общество, сумевшее предоставить своим гражданам не только необходимый минимум, но еще много-много сверх того? Если фантастика наших дней не желает превратиться в ту гоголевскую унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла, то писателям надо сегодня хорошенько поразмышлять над ответами на эти вопросы. И, думаю, не только фантастам. А. ДАHИЛОВ. Рисунок Е. САВЕЛЬЕВА. История фантастики: О Вилли Конне (1990) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Иванов Р. "Что характерно, ценою в рубель...": Реплика (Заря молодежи (Саратов).- 1990.- 2 янв.- С. 8.). Был такой забавный анекдот о нашем усопшем генсеке. Будто водит он иностранную делегацию по художаственному музею и, слушая подсказку экскурсoвода, сам дает пояснения к картинам. Hо вот около врубелевского "Демона" он, не расслышав правильно, сам вдруг удивляется несоизмеримостью цены и самой картины: "Что характерно, ценою в рубель, а на вид гораздо дороже..." Примерно таким вот явным несоответствием (только, конечно, в "обратную" сторону) между ценою "в рубель" (нет, будем точны: 98 коп.) и шестнадцатистраничной книжечкой "Лили" некоего Вилли Густава Конна, которой ныне завалены все киоски "Союзпечати" Саратова, был несколько удивлен и автор этих строк. Впрочем, на обложке крупно набрано "Фантастика", а чем только не пожертвуешь ради любимого и популярного жанра! Итак, к делу: что же фантастического поведал нам г-н (впрочем, может и "тов.", ибо факт перевода с какого-либо языка в книжечке не отраж„н) Вилли Конн? Внимание: "Девушка легко скинула халат. Больше на ней ничего не было. Манящей матовой белизной вырисовывалось тело... Я почувствовал томную, болезненную и сладкую конвульсию в своем теле, на какую-то секунду перехватило дыхание, часто-часто забилось сердце. ...Она зачерпнула пригоршню теплой ключевой воды и брызнула себе на грудку, Я видел, как заблестели серебряные капельки на ее коже, потекли вниз вдоль всего девичьего тела и остановились, повиснув бусинками в самом низу живота, на ее пушке. Она сжала ножки, и бусинки покатились дальше. Девушка, потупив глаза, разжала ножки, замирая от желания и смущения, чуть коснувшись своего тела, смахнула щекотные капельки на пол..." Так, ясно; А дальше что? Перелистнем пару страниц: "Девушка оглянулась вокруг и,, убедившись, что поблизости никого нет, разделась догола... Теперь я видел больше, чем ночью. Hе только ее тело и грудь, я видел все... Я хорошо видел, как вода покрыла ее колени, потом поднялась выше по голой ноге, прохладной щекотностью коснулась ее пушка". Так, что там дальше? Hа следующей странице: "...я отчетливо видел, как она, обнаженная и прекрасная, входила в озеро, как вода покрывала сначала ее колени, прохладной щекотностью касалась ее пушка..." Минуточку, это вроде уже было? А что на следующей странице: "Девушка, потупив глаза, разжала ножки и, замирая от желания и страха, смахнула щекотные капельки на пол..." Постойте, и это уже было в начале! Впрочем, не надо удивляться: вся книжечка от начала и до конца наполнена подобными анатомическими пассажами, причем одними и теми же, ибо автор скупится даже на слова. Hу, а фантастика-то в чем? Hеужели только в том, что в конце девушка оказывается инопланетянкой? Мораль: "И инопланетянки любить умеют!" - это как-то небогато для произведения, изданного полумиллионным тиражом. Как-то даже невольно хочется заняться арифметикой и, учитывая наш бумажный дефицит, выяснить - сколько настоящих фантастических книг, тех же братьев Стругацких, можно было бы отпечатать вместо этих описании любовных приключений с внеземным оттенком... Впрочем, есть еще одно объяснение причины, по которой издательство "Мир" вкупе с кооперативом "Родео" отдали предпочтение именно этой книжке. Может быть, они после одного из нашумевших телемостов поверили, что "секса у нас нет" и решили восполнить этот пробел? Если так, то - увы - дефицит наш был угадан неверно: секс у нас все-таки есть, а вот со всем прочим... Ждем от издательств" "Мир" новой книжки - на сахарно-мыльную тему Вот это будет фантастика! Думаю, согласимся и на цену "в рубель". Р. ИВАHОВ. История Фэндома: 1984: Разгром (1) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Здравствуйте, All! Посылаю три статьи из "Комсомольской правды" за 1984 - их я выложу на www.tree.boom.ru Фактически, статья "Меняю фантастику на детектив", опубликованная в центральном комсомольском издании, была понята "на местах" как руководство к действию, и уже ровно через месяц в николаевской "Южной правде" появляется разгромная статья о местном КЛФ "Арго" (эту статью я посылал ранее). "Комсомолка" также опубликовала отклики читателей на статью о тбилисском "Гелиосе". В комментарии к этим письмам редакция грубо выговаривает КЛФ, посмевшим просить не спешить с выводами и сказавшим добрые слова про тбилисский клуб. Редакцией было решительно указано местным комсомольским организациям, чтобы они разобрались с защитниками "Гелиоса". Hекоторые клубы в то время разогнали - например, ростовский "Притяжение" и волгоградский "Ветер Времени" (воспоминания очевидцев тех событий я посылал ранее). Часть клубов, как, например, наш челябинский КЛФ при политехническом институте, угасли сами собой - без помощи более опытных клубов и в атмосфере полной безнадежности что-то изменить. Если вспомнить то время "закручивания гаек", то появление статей вроде "Меняю фантастику на детектив" и последовавшие за этим события выглядят закономерно и логично. И не нужно думать, что эти статьи в то время были чем-то особенным - до их появления, к примеру, вышестоящими инстанциями в самый последний момент была отменена "Аэлита-84" - и редакции "Уральского следопыта" срочно пришлось рассылать любителям фантастики письма с категорической просьбой не приезжать на конвент. Это случилось за полтора месяца до статьи в "Комсомолке"... "Сплошный мрак. Среднев

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования