Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Александр Бушков. Россия, которой не было: загадки, версии, гипотезы -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  -
ж. Коллингвуд, строчка из книги которого справедливо взята эпиграфом к данной главе, оставил интереснейшую работу как раз по интересующему нас вопросу: как оценить степень достоверности тех или иных исторических фактов [89]? Коллингвуд писал: "Критерием истины, оправдывающим его (историка -- А.Б.) утверждения, никогда не служит тот факт, что их содержание было дано ему источником". Считая, что, кроме механического восприятия запечатленных древним хронистом фактов, историк должен еще учитывать "достоверность" в качестве пробного камня, с помощью которого мы решаем, являются ли эти факты истинными, Коллингвуд приводит пример: "Светоний говорит мне, что Нерон одно время намеревался убрать римские легионы из Британии. Я отвергаю это свидетельство Светония не потому, что какой-нибудь более совершенный источник противоречит ему, ибо, конечно, у меня нет таких источников. Я отвергаю его, ибо, реконструируя политику Нерона по сочинениям Тацита, Я НЕ МОГУ СЧИТАТЬ, что Светоний прав... я могу включить то, о чем поведал Тацит, в собственную связную и цельную картину событий и не могу этого сделать с рассказами Светония". Проще говоря, любой вдумчивый исследователь имеет право на построение собственной версии -- при условии, что она не противоречит логике, здравому смыслу, тому, что нам в общих чертах известно о данной эпохе. Скажем, можно с большой степенью вероятности утверждать: человек, исповедующий христианство, никогда не прикажет казнить другого человека за отказ поклониться языческим богам. Однако в повествованиях о "злых татарцвьях" мы еще столкнемся с этим парадоксом: христианин-хан из Золотой Орды вдруг велит казнить русского князя-христианина за отказ поклониться языческому кумиру... Выводов здесь может быть только два: либо летописец напутал и хан -- вовсе не христианин, либо эта история -- выдумка... Но не будем забегать вперед, вернемся к Коллингвуду. "...любой источник может быть испорчен: этот автор предубежден, тот получил ложную информацию, эта надпись неверно прочтена плохим специалистом по эпиграфике, этот черепок смещен из своего временного слоя неопытным археологом, а тот -- невинным кроликом. Критически мыслящий Историк должен выявить и исправить все подобные искажения. И делает он это, только решая для себя, является ли картина прошлого, создаваемая на основе данного свидетельства, связной и непрерывной картиной, имеющей исторический смысл". В самом деле, мы порой с излишним почтением относимся к полуистлевшим летописям, забывая, что писали их люди. Обуреваемые всеми человеческими страстями -- от желания написать лишнюю, высосанную из пальца гадость про нелюбимого боярина до умышленного искажения истины по приказу своего князя, с которым не больно-то И поспоришь. Предубеждения и ложная информация... Любопытно, что на родине Коллингвуда, в Англии, во время первой мировой войны родился любопытный миф о полках регулярной русской армии, которые, высадившись где-то на севере Британии, походным маршем прошли к Ла-Маншу, спеша помочь союзникам, после чего переправились во Францию и ринулись в бои с "проклятыми бошами". Никогда ничего подобного не было. Русские части попадали во Францию морем, без захода в Англию. И тем не менее британские писатели и журналисты не единожды сталкивались с "очевидцами", своими глазами зрившими, как шагали с бодрой незнакомой песней русские усачисоюзники... А погибни в каком-нибудь катаклизме правдивые документы? И попади запись о "проследовавших через Англию русских" к историку следующей цивилизации, веке в XXIII разбирающем жалкие остатки письмен предшественников? Ведь внесет в свой ученый труд -- и академика, глядишь, получит... И наоборот. В Ипатьевской летописи, которой историки склонны доверять больше, чем некоторым другим, стоит краткая запись: "В лето 6750 не бысть ничтоже" -- то есть, "не было ничего". Меж тем лето 6750 -- это 1242 год! Тот самый год, когда Александр Невский разбил на Чудском озере псов-рыцарей! Представьте, что из всех русских хроник до нас дошла бы одна, Ипатьевская... То-то. Вновь слово Коллингвуду: "Мы уже знаем, чем не является свидетельство. Оно -- не готовое историческое знание, которое должен поглотить и низвергнуть обратно ум историка. Свидетельством является все, что историк может использовать в качестве такового... Обогащение исторического знания осуществляется главным образом путем отыскания способов того, как использовать в качестве свидетельства для исторического доказательства тот или иной воспринимаемый факт, который историки до сего времени СЧИТАЛИ БЕСПОЛЕЗНЫМ... В истории, как и во всех серьезных предметах, никакой результат не является окончательным. Свидетельства прошлого, находящиеся в нашем распоряжении при решении любой конкретной проблемы, меняются с изменением исторического метода и при изменении компетентности историков. ...Каждый новый историк не удовлетворяется тем, что дает новые ответы на старые вопросы: он должен пересматривать и самые вопросы". Справедливость последнего утверждения блестяще подтвердилась за последние десять лет нашей с вами истории. Сначала дошло до того, что молодые люди году в 1986-м даже не знали, кто такие Бухарин и Берия (факт, зафиксированный в печати). Потом, с возвращением многих вычеркнутых из не такой уж давней истории имен какое-то время "диссиденты", "демократы" и "либералы" внушали обществу, что все беды происходят от злодея Сталина, исказившего благостные и гуманнейшие "ленинские заветы", к которым следует непременно вернуться*. И лишь впоследствии, не так уж давно, отважились признать, что эти "ленинские принципы" на деле -- свод палаческих установлений, и самый кровавый террор творился как раз при "дедушке Ильиче". Причины таких зигзагов лежат на поверхности: чересчур уж многие "демократы" и "диссиденты" были детьми и внуками ленинских палачей, а на Сталина злобились главным образом из-за того, что он, наводя глянец на красную историю России, без малейшей жалости перестрелял "комиссаров в пыльных шлемах", ибо их дальнейшее существование никак не сочеталось с "приличным" вариантом советских мифов... * В "перестроенные" времена иные витии проливали слезы по поводу участи пресловутого генерала Григоренко, которого держали в психушке за то, что он в начале 70-х требовал "вернуться к ленинским нормам жизни". По моему личному убеждению -- за такие желания надо не просто держать в психушке, а держать безвылазно... Вернемся к летописям и хроникам. Как уже говорилось, их авторы могли о чем-то не знать, что-то пропускать умышленно, что-то исказить (не обязательно умышленно). Далеко не все летописи и хроники дошли до нашего времени -- вспомним Татищева и десяток разных вариантов одной и той же древней хроники. Мало того, мы подчас не можем быть уверены, что род теми датами, что указаны в летописях, подразумеваются именно те, которые приняты нами... Простой пример. Древнерусские летописи датируются нынешними историками исключительно на основании "византийского" варианта летоисчисления, где дата сотворения мира -- 5508 г. до нашей эры. Меж тем, кроме этой даты, именуемой либо "византийской", либо "константинопольской", имелись и другие. Приведем лишь некоторые: 5969 ("антиохийская", или "дата сотворения мира по Феофилу") 5493, 5472, 5624 (разные точки отсчета так называемой "александрийской" датировки, или "эры Анниана") 4004 (еврейская, Ашер) 5872 (датировка "70 толковников") 4700 (самарийская) 3761 (иудейская) 3941 (Иероним) 5500 (Ипполит и Секст Юлий Африканский) 5515 (Феофил) 5507 (Феофил) 5199 (Евсевий Кесарийский) 5551 (Августин). Список далеко не полон -- историкам известно около двухсот различных версий "даты сотворения мира". Так что, вполне возможно, автор Ипатьевской летописи ничуть не ошибся. Просто-напросто его 6750 год от сотворения мира -- вовсе не наш 1242 год... Просто-напросто он отсчитывал не от той точки, что принята нами. И в том году (неизвестно теперь, в котором) и впрямь не произошло ровным счетом ничего интересного, достойного упоминания... И не стоит воображать, будто только наша история требует дополнительных расследований. Один из самых ярких примеров -- нынешняя Англия. Вот уже триста лет меж историками, писателями и просто теми, кто знает и любит свою историю, идет самый ожесточенный спор: кто виноват в убийстве двух малолетних детей Эдуарда IV -- Ричард III или победивший его в междоусобной войне Генрих VII?* И спор этот отнюдь не келейный -- в 1980 г. британский парламент был вынужден принять специальную поправку к так называемому "закону о защите доброго имени" исключительно потому, что сторонники реабилитации Ричарда принялись таскать по судам своих оппонентов... * Любителям детективного жанра эта история известна по великолепному роману Джозефины Тей "Дочь времени". Итак, до наших времен не дошли иные летописи, которые, вполне возможно, выражали совершенно другую точку зрения на некоторые исторические события. Ни один ученый новейшего времени не держал в руках (и никогда уже не сможет этого сделать) так называемый "Летописец Затопа Засекина). Выше говорилось, что бесследно пропали летописи, послужившие основой для трудов Мавро Орбини, Бельского и Стрыйковского -- исчисляются они многими десятками... Кроме того, при исторических расследованиях необходимо учесть и другие немаловажные факторы. Во-первых, иные "знакомые" географические названия частенько носили в средневековье совсем не те города и местности, которые мы знаем сегодня. Какой маршрут возникнет у вас перед глазами, когда вам доведется прочесть строчку из летописи Х века: "Сим летом витязь Гремислав поехал из Москвы в Краков обвенчаться с невестою"? Ручаться можно, решите, что Гремислав ехал из нынешней Москвы в нынешний Краков... И ошибетесь! Когда-то в Германии существовала вторая Москва (сообщение об этом было сделано еще в 1958 г. на международном конгрессе славистов). А кроме овеянного дыханием веков польского Кракова существовал еще один -- замок в Чехии, именовавшийся до XII века, когда был разрушен, то "Краковец", то "Краков". Вот и получается: без дополнительных данных ни за что не определить, из которой Москвы в который Краков скакал наш витязь... Во-вторых, не следует забывать, что у многих наших предков (точнее, у всех) было по нескольку имен. Даже простые крестьяне носили как минимум два имени: одно -- мирское, под которым человека все и знали, второе -- крестильное. Один из самых известных государственных деятелей Древней Руси, киевский князь Владимир Всеволодич Мономах, оказывается, знаком нам под мирским, языческим именам. В крещении он был Василием, а его отец -- Андреем, так что звался Василий Андреевич Мономах. А его внук Изяслав Мстиславич согласно своему и отца своего крестильным именам должен зваться -- Пантелеймон Федорович!) Крестильное имя порой оставалось тайной даже для близких -- зафиксированы случаи, когда в первой половине XIX (!) столетия безутешные родные и близкие лишь после смерти главы семьи узнавали, что на надгробном памятнике следует написать совсем другое имя, которым покойный, оказывается, был крещен... В церковных книгах он, скажем, значился Ильей -- меж тем всю жизнь его знали как Никиту...* * В одной из новгородских берестяных грамот упоминается житель города по имени... Черт! То же касается и людей известных -- князей, бояр, воевод. В Разрядной книге (официальном государственном документе Московского царства, куда на протяжении полутора столетий вносились имена всех, командовавших полками), воевода И.М. Пронский значится еще и как "Турунтай". "Турунтай" -- его прозвище. Разрядную книгу вполне можно сравнить с сегодняшней картотекой Министерства обороны -- а теперь представьте, что в картотеке значится запись: "Грачев П.С. -- генерал армии, он же Паша-Мерседес". Впрочем, мы уклонились от темы. Представим, что ни один экземпляр Разрядной книги не дошел до наших дней. Зато есть два сообщения в хрониках: "В лето сие Пронский со своим полком воевал с крымцамн" и "Нынче Турунтай зело добро бил свеев". Вполне может оказаться, что наш воевода попадет в учебники, как два разных человека... Еще пример. Перед нами несколько русских военачальников допетровской поры: И.В. Ногавица-Пестрый, Засекин-Сосун, Солнцев и Черный-Совка. Как по-вашему, что их об®единяет? Да принадлежность к древнему княжескому роду. Фамилия у каждого одна и та же: Засекин. Но в документах своей эпохи они сплошь и рядом обозначаются прозвищами. Князь и воевода, славный победой над ханом Сет-Гиреем на реке Проне в 1534 г., значится в одном русском историческом труде под именем... "Тать Иван". Достаточно небольшого недоразумения, чтобы сей воевода угодил в современную книгу по истории как предводитель разбойничьей шайки. Ну как же -- "тать Иван", общеизвестно, что "тать" означало разбойника... Тура, Темер, Туратемирь... Это -- один и тот же человек, золотоордынский мурза Тукатемирь, известный тем, что был союзником городецкого князя в войне против переяславского. Тамерлан, Тимурленг, Темир-Аксак -- опять-таки один и тот же человек. Он же -- Темир-Кутлу... Как видим, особенно полагаться на географические названия и имена опасно. Первые сплошь и рядом "странствуют" по карте, а вторых у одного-единственного человека порой оказывается так много, что он вполне способен раздвоиться, а то и растроиться в последующих трудах ученых... Кстати, эта тенденция удерживалась и в последующие века: тот, кто не силен в истории, вряд ли поймет, что за воителя описывают турки под именем Топал-паши. Меж тем речь идет о фельдмаршале Суворове... Как мы увидим в дальнейшем, ничего невероятного нет в том, что один из персонажей древнерусской истории мог быть известен современникам как "Александр Ярославич Невский по прозвищу Батый". Особенно если учесть, что у половцев было когда-то распространено имя Бастый... Географические названия (не только городов, но и стран!) перемещаются по карте, один и тот же человек может быть известен под несколькими разными именами (что иногда вносит путаницу), точные датировки тех или иных событий нам сплошь и рядом неизвестны (поскольку наши предки и мы пользуемся разными системами отсчета исходных дат). Летописец был пристрастен, а то и выполнял прямой заказ... Есть и оборотная сторона медали. Для тех случаев, когда летописец был стопроцентно честен. У современных историков порой проявляется крайне непонятное стремление "поправить" очевидца события, которое сами они наблюдать никак не могли. Однако отчего-то считают, будто знают лучше". Несколько простых примеров. Доктор исторических наук Ю.А. Мыцык поправляет историка XVII века: "Первый крупный поход за пределы Монголии был совершен Чингисханом не в 1209 г., а в 1162". Читатель может подумать, будто за последние триста лет в руки ученых попали некие документы с точными датами... Нет никаких документов. Просто-напросто в последнее время ученые договорились считать, будто дата "первого крупного похода Чингисхана" была другой. Следовательно, историк, живший гораздо ближе ко времени описываемых им событий... ошибается. "Автор ошибочно считает, будто не новгородский народ, а князья решили истребить ордынских баскаков". Почему же ошибочно? Быть может, прав как раз "автор", у которого были перед глазами кипы неизвестных нашим историкам рукописей? А не историки -- это ведь они постановили считать, что против баскаков попер черный народ с выдернутыми из плетня кольями... Одним словом, сплошь и рядом с исторического Олимпа пудовым камнем падают презрительные приговоры: "Летописец ошибался", "автор хроники был не прав". Очевидец события, изволите ли видеть, был не прав. Не понимал, что он видел -- пока в XX столетии не раз®яснили... Я не преувеличиваю. До сих пор можно наткнуться на утверждение, будто западноевропейские путешественники, своими глазами видевшие татар-христиан... ошибались. По невежеству своему. Видели какой-то шаманский обряд -- но из глупости, а может, спьяну описали его как христианское богослужение. Историки двадцатого века знают лучше, им с горы виднее... У них -- метод. Хотите ближе познакомиться с иными "методами"? Извольте. Перед вами -- древние изображения лабиринтов. Несведущему глазу ясно, что фигуры (рис. 1.1 и 1.2) похожи как близнецы-братья. Однако первый лабиринт ученые почему-то относят к "этрусским изображениям VII века до н.э.", а второй -- к "мегалитической плите середины VI тысячелетия до н.э." Тоже -- и со второй парой. Снова сходство, которое никак нельзя об®яснить случайностью (или все же признать, что древние мастера пять тысяч лет держали в памяти классические образцы?). Однако рис. 1.3 -- по мнению ученых, вновь мегалитическое изображение VI тысячелетия до н.э., а рис. 1.4 -- аверс древнегреческой монеты 450 г. до н.э. Ученые историки откалывают номера и похлеще... Вот что пишет черным по белому некий В. Янин: "Если в слое, обнаруженном при раскопках, встречаются изделия из стекла и шифера, сердоликовые бусы, ювелирные вещи, украшенные эмалью, сканью и зернью -- значит, перед археологами остатки домонгольского периода. Если всего этого нет -- мы вошли в следующий исторический период". Каково? В переводе на нормальный человеческий язык сие означает следующее: наш историк и подобные ему умники однажды договорились считать, что монголотатарское нашествие привело к полному истреблению всех древнерусских ювелиров и исчезновению изящных ремесел. А посему никто не проводит экспертиз, радиоуглеродных анализов -- возраст находок определяется гораздо проще: есть ювелирные изделия -- дело было до татар, нет ни единой сережки или браслетика -- значит, раскопки вскрыли слой XIV века... Поразительная точность датировки! По-моему, это больше напоминает школьные ухищрения, когда нерадивый Вовочка украдкой заглядывает в конец учебника, а потом подгоняет задачу под известный ему результат. В этом и состоит ахиллесова пята истории как науки -- в отличие от других дисциплин, здесь совершенная однажды ошибка может продержаться столетиями. Кто-то однажды сделал ошибочный вывод (а мешающие его концепции древние памятники попросту отбросил) -- и ошибка за долгие века обрастает сотнями толстых томов, чьи авторы лишь добросовестно ПЕРЕСКАЗЫВАЮТ некогда изреченную "мудрость", не внося ничего своего. Потом подключаются писатели, поэты, художники. Концепция обрастает сотнями романов, картин, а в нашем веке -- еще и фильмов... В результате она становится чем-то столь священным, что одна мысль о пересмотре устоявшихся канонов выглядит жутчайшей ересью. Между прочим, автор выше процитированных строк о "бусах и ювелирных вещах" тут же попала собственную ловушку -- обычно так оно и случается... Я прошу читателя набраться терпения и внимательно прочитать следующий текст, который ради чистоты эксперимента привожу полностью, без малейших из®ятий [173]. "О, светло

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования