Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Костоев И.М.. Россия: преступный мир -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -
у нас набра- лось уже достаточно материала, и я отправился в Москву, чтобы получить санкцию на арест негодяя. А Российская прокуратура отказалась дать такую санкцию. И в Ростове немедленно узнали о моем фиаско. У нашей группы просто опускались руки. Но несмотря ни на что, мы расследование продолжали. ...Главврач городской больницы Л., подполковник, фронтовик, вернув- шись из отпуска, узнал, что против него возбуждено уголовное дело. И ве- дет его Камский. Врач был в недоумении: только что в больнице прошла ре- визия, ничего, никаких нарушений. И он лично пришел на прием к Камскому. Тот в разговоре ходил вокруг да около, но было ясно, что вымогает взятку. А врач, не зная за собой никакой вины, интеллигентно этого не замечал. "Был бы человек, а статья найдется", - зловеще сказал Камский и несколько раз повторил эту со сталинских времен печально знаменитую муд- рость. А потом открытым текстом пригрозил, что упечет врача в тюрьму. И, представьте себе, сдержал слово. Потому что нашел компромат. Однажды в родильном отделении прорвало трубы, требовался срочный ремонт, и главв- рачу пришлось оформить одного из докторов на полставки, чтобы, с его согласия, уплатить эти деньги шабашникам, которые согласились сработать быстро. Вот и преступление (напоминаю, идет начало восьмидесятых), вот и статья. Главврач был арестован, допрошен и брошен в камеру. Шли недели, меся- цы, фронтовик требовал следователя, а тот и не думал к нему являться - брал измором. Уголовники-сокамерники буквально издевались над врачом. Беспомощный, замученный, он был близок к помешательству. Или к самоу- бийству. И как раз в это время он нашел у себя в постели гвоздь - новый, сверкающий, заточенный. Как он туда попал? Но полковник об этом не ду- мал. Он понял, что с помощью этого гвоздя может закончить кошмар, в ко- торый превратилась его жизнь. Написал родным последнее письмо, вздохнул и алюминиевой миской для баланды вогнал гвоздь себе в висок. Но не умер. В больнице выяснилось, что каким-то чудом мозг уцелел, но вынуть гвоздь, сохранив при этом жизнь человека, невозможно. Так и остался врач жить с гвоздем в черепе и тяжелой формой эпилепсии. Камский его дело прекратил и выпустил на волю, но сразу после опера- ции снова вызвал к себе, орал, угрожал... И снова возбудил дело... А мы тем временем и машину нашли, записанную Камским на имя тестя, и гараж, хотя тот и числился за прежним владельцем. Если где и есть тайник у Камского, то именно здесь. Обыск в гараже вела группа под руководством Амурхана Яндиева (позже он вместе со мной занимался делом Чикатило). Прощупывали каждый миллиметр, но ничего не находили. Правда, металлоис- катель то тут, то там гудел, но в гараже было много металла. Например, висел на стене двустворчатый шкаф - целиком стальной. А в нем, кроме ба- нок с краской и стиральных порошков, ничего не обнаружили. Внутренние поверхности гладкие, уцепиться не за что. Только молоденький Алеша Ясков все вертелся вокруг этой металлической махины, что-то его настораживало. А потом вдруг острым колышком возьми да и ткни в заднюю стенку шкафа, в крохотную дырочку, зашпаклеванную под цвет фона. И вдруг задняя стенка подалась и поехала вверх. А за ней... За ней открылся сейф, вмурованный в бетон гаража. Хитер Камский! Все рассчитал. И стальной шкаф, чтобы якобы на него реагировал металлоискатель, и незаметное отверстие, и за- мок в сейфе такой, что мастер чуть ли не полдня с ним возился. А когда закончил работу, оказалось, что сейф пустой. Позже, правда, эксперты об- наружили на его стенках следы серебра. Эх, если бы прокуратура дала санкцию на арест, если бы Камского не предупредили, что я ездил в Москву и вернулся с пустыми руками, если бы в распоряжении преступника не было этих драгоценных трех месяцев!.. Тог- да из тайника извлекли бы немало ценного. Не только деньги или серебро. Там могли быть бумаги, документы, с помощью которых мы приперли бы него- дяя к стенке. Я уже испытывал к своему противнику настоящую ненависть. Это не чело- век! Человеку свойственны хоть какие-то чувства, нет, это вурдалак, да к тому же еще наделенный властью. Однажды Камский арестовал женщину, и милиционер спросил его, можно ли уже вызывать машину, чтобы доставить ее в КПЗ. "Не надо, - к его удивлению, ответил зампрокурора и велел привести в прокуратуру детей этой женщины. Чтобы разыграть жуткий, разрывающий сердце матери спектакль. По улицам шла арестованная, впереди - милиционер, позади - милицио- нер, а за этой троицей с плачем бежали дети, десяти и двенадцати лет. Надо ли говорить, что эту сцену они не забудут никогда в жизни? А из окна своего кабинета холодными светлыми глазами смотрел на них высокий лысый человек. Он знал, что теперь, когда арестованная сломлена, выбьет из нее любые необходимые ему показания. Он был опытный юрист с большим стажем работы. И хорошо разбирался в человеческой психологии. Суд приговорил Камского к расстрелу. Но снова в действие пришли некие тайные пружины, и Верховный Совет заменил высшую меру на двадцать лет особого режима, потом их сократили до пятнадцати, потом еще раз. По име- ющимся данным, он сейчас живет и здравствует в Ростове-на-Дону и даже, говорят, получает пенсию. НЕУЛОВИМЫЙ СOСO Недавно сотрудниками МУРа разоблачена банда, на протяжении нескольких лет действовавшая в Москве. На ее счету - захваты заложников, рэкет, убийства. Бандиты так долго оставались безнаказанными, потому что их жертвы... никогда не обращались за помощью в милицию. А возглавлял банду человек, которого одно время называли национальным героем Грузии, - быв- ший начальник военной полиции Сoсo Ахалая. Его звезда взошла в начале грузино-абхазской войны, когда Сoсo организовал так называемую военную полицию и главным его занятием стали грабежи и мародерство. Ближайший помощник Ахалая в это время - сын высокопоставленного работника Прокура- туры Грузии Тенгиз Пачкория. К концу войны Ахалая понял, что дело бли- зится к аресту, и сбежал из республики. В 1994 году большая часть его отряда уже проживала в Москве, вложив награбленное в квартиры и собственные коммерческие предприятия. Как ни странно, первые акции Сoсo организовал именно против своих. Его бывший соратник Г. проживал в гостинице "Академическая". За 60 тысяч долларов он купил изготовленный по спецзаказу "мерседес". Об этом стало известно Ахалая. Банда захватила Г., и после жестоких избиений и пыток он согласился отдать уникальную машину. Еще двое бывших полицейских, Ч. и А., стали владельцами кафе в престижном столичном отеле. Их тоже похи- тили, принудив расстаться с крупной суммой в долларах. Всего в этот пе- риод группировка Сoсo совершила больше десяти налетов. Состав банды был весьма разнороден. Бывшие и действующие сотрудники грузинской полиции, столичные криминальные авторитеты, бывший вор в за- коне Сoсo Саная по кличке Малыш, "разжалованный" уголовниками за связь с полицией, и даже экс-танцор Сухумского ансамбля песни и пляски Тимур Чергадзе. Продолжая "абхазскую войну" на улицах Москвы, в 1995 году Ахалая ре- шил придать деятельности своей группировки "патриотическую" направлен- ность. Его боевики начали поиск и отлов абхазцев, поддерживавших Ардзин- бу. Первым в их поле зрения попал сухумец, а ныне московский предпринима- тель Тимур Ш. Он был похищен у своего офиса в самом центре Москвы. В ак- ции, как и прежде, участвовали сотрудники милиции в форме - это стало своего рода "визиткой" банды. Целый месяц Ш. держали в квартире гене- ральского дома на Фрунзенской набережной, требуя выкуп в 500 тысяч дол- ларов. Ш. не был новичком в криминально-коммерческом мире столицы. Его прикрывали известный московский бандит и рэкетир Мансур Шелковников (в конце 1995 года он был застрелен при задержании сотрудниками РУОПа) и двое воров в законе - выходцев из Сухуми. В результате переговоров Ш. освободили, однако Пачкория заявил: "Мне эти крыши по фигу, 100 тыщ бак- сов принесешь мне лично". Ш. подчинился, но обиды не простил. И вскоре после этого в квартире, которую снимал Пачкория, был застрелен его двою- родный брат: киллер просто ошибся. Напуганный Пачкория немедленно сменил свой шикарный синий "БМВ-750" на скромную серую "Таврию", а в подъезд собственного дома входил теперь исключительно в бронежилете. В феврале 1996 года Ахалая организовал, а Пачкория вместе с Чергадзе и действующими сотрудниками полиции Грузии совершили похищение граждани- на Л., бывшего сухумца, имеющего в центре Москвы три квартиры и собственное прибыльное дело. Среди бела дня его схватили на Тверской, затолкали в машину и увезли. За освобождение потребовали уже миллион долларов. Сумма эта показалась родственникам жертвы запредельной. И жена Л. обратилась к Ардзинбе за советом: может быть, стоит обратиться в ми- лицию? Тот подтвердил: да, стоит. Сотрудники РУОПа за несколько часов вычислили квартиру, где держали заложника, и взяли бандитов. Но ни Аха- лая, ни Пачкория, ни Чергадзе задержать тогда не удалось. В руки руопов- цев попали только полицейские Грузии, сторожившие пленника. На протяжении всей этой необъявленной войны на улицах Москвы звучали выстрелы и лилась кровь. Так, в августе 1994 года при захвате заложников в перестрелке погиб тринадцатилетний мальчик. Месяцем раньше в квартире на Кантемировской улице застрелен бывший сухумец, коммерсант Азадьян. До сих пор это преступление осталось нераскрытым. Совершено покушение на предпринимателя Ланцмана, который имел общие интересы с сухумским вором в законе. Ланцман был ранен. Перепуганный насмерть, он сбежал из больни- цы и скрывается. В подъезде своего дома после короткого выяснения отношений Пачкория вспорол живот бывшему сотруднику сухумской милиции Лесо Сичинава. Тот выжил и позднее работал вместе с известным предпринимателем Иваном Киве- лиди, который был отравлен неизвестным ядом. И это убийство также не раскрыто до сих пор. В квартире на Коровинском шоссе автоматной очередью был застрелен выходец из Сухуми Миха Кецбая. Но теперь Московский уголовный розыск, давно уже копивший информацию о деятельности преступной группировки, имел по крайней мере одно заявле- ние от потерпевших и мог приступать к ее ликвидации. Ахалая взяли в Кие- ве, и, к чести правоохранительных органов России и Украины, вопрос о вы- даче главаря банды был решен в рекордно короткие сроки - за сорок минут. Не повезло и другим членам банды - они арестованы. А вот Тенгиз Пачкория и Тимур Чергадзе пока находятся в розыске. В истории этой группировки не только слились милицейские оборотни и криминальные элементы. Спекулятивный оттенок всей преступной деятельнос- ти Ахалая и его компании придает якобы патриотическая направленность, хотя за всем этим кроется лишь алчность, жажда крови и личная месть. ПЛОХОЕ СЛОВО В любопытной книге Андрея Константинова "Бандитский Петербург" есть главка "Ментовский синдром". Она небольшая, и ее можно привести целиком. Вместе с примечанием: "Слово "мент" в современном разговорном русском языке утратило свой уничижительный оттенок и стало синонимом американс- кого жаргонизма "коп" (полицейский). Многие оперативники сами себя назы- вают ментами, причем с гордостью: "Мы - настоящие менты". А вот текст. "Они встречались часто - вор в законе и бывший мент, бывший офицер уголовного розыска. Свои встречи они не афишировали, потому что вору бы- ло ЗАПАДЛО говорить о делах пусть и с бывшим, но ментом. А мент привык конспирировать почти все свои встречи. Свою бывшую работу он вспоминал часто, и ему казалось, что все это было сном... Уже почти полтора года он руководил преступной бандитской группировкой, в которую в основном входили бывшие сотрудники правоохранительных органов. Они устраивали друг друга, делились полезной информацией и даже вмес- те разрабатывали операции. Их разговор был недолгим. Под конец вор посмотрел на мента и серьезно сказал: - А ведь вообще-то ты - мент, тебя бы, по понятиям, поиметь надо бы. Мент облокотился на багажник своего "мерседеса", закурил сигарету и ответил: - А ты попробуй! Они посмотрели друг другу в глаза и после ко роткой паузы расхохота- лись... Что такое ментовский синдром, нам объяснил один старый опер. Может быть, и сам термин придумал он же. Ментовский синдром имеет две фазы. На первой сотрудник милиции начинает в каждом человеке видеть преступника и злодея. Первая фаза может пройти быстро и безболезненно. При второй ме- няются понятия. Бандиты и воры становятся понятнее, ближе и роднее, чем обычный законопослушный человек. На второй фазе мент начинает чувство- вать себя своим в мире сыщиков и воров. А там, где чувствуешь себя сво- им, всегда легко сменить роль. Или взять себе еще одну роль "в нагруз- ку"... Переболеть второй фазой очень тяжело. Лекарство, в принципе, одно - надо менять работу... Вот только на какую? Тот, кто всю жизнь играл в "полицейских и воров", умеет либо догонять, либо убегать..." Слово "мент" не слишком хорошее, но в данном случае это именно так, именно "мент" - уже не милиционер, а бандит. И разговор происходит между двумя бандитами, которые ничем не отличаются друг от друга: ни "понятия- ми", ни языком, ни действиями. Они могут сотрудничать, но в случае необ- ходимости без сомнения и колебаний уберут один другого, как это и приня- то в криминальной среде. Есть тут и своя горькая правда. И ее не скроешь, рассказывая о взя- точниках, бандитах, авторитетах, которые случайно попали в правоохрани- тельные органы, а себя нашли именно в уголовщине. Это тоже "менты" - оборотни, нелюди. Поэтому обидно бывает слышать, когда о работниках пра- воохранительных органов говорят: "Своих покрывают". Ну разве может быть негодяй Камский своим? Или садисты и бандиты, которые в свободное от службы время пытали и кромсали людей? Ловили их, между прочим, тоже люди в форме. Плохо, когда с придыханием говорят о бандитской "романтике". Если это мода, то плохая. Неужели герой нашего времени - громила с "пушкой", у которого если и есть мозги, то лишь для того, чтобы обдумывать преступ- ные комбинации? Такая же неправда, когда "романтиками" называют милиционеров, следо- вателей, прокуроров... Если в органы и приходят такие романтики, то они очень быстро разочаровываются. Или перекочевывают в криминальные струк- туры - все в поисках все той же "романтики". Наша работа - неприятная, тяжелая, зарплата - низкая, льготы - по сути, ничтожные... Так из-за че- го же гробить жизнь? Изза чего не спать ночами, рисковать здоровьем, подставляться под пули? Честно говоря, я не знаю ответа. Слово "призва- ние" тоже не очень нравится, как и "романтика". И гордость за наш "мун- дир" испытываешь гораздо реже, чем стыд. Есть люди, которые служат по привычке, по инерции. Кто-то остается в милиции... из-за страха перед преступниками: надеется, что у нас он защищен больше, чем остальные граждане. Это тоже заблуждение: в Штатах убийство полицейского наказыва- ется наряду с государственными преступлениями, у нас такого нет. Так почему мы никуда не уходим? Может быть, потому, что повезло с учителями. Кто-то из них уже на пенсии, кого-то больше нет в живых. И если перед кем-то и бывает стыдно, то именно перед ними. Они были насто- ящими профессионалами. Стоп! Вот и объяснение: они и нас сделали профес- сионалами. А профессионализм включает в себя все - и умение работать, в смысле навыков и приемов, и... мораль. Чем же мы отличаемся от бандитов и убийц? Только моралью. А если у человека произошла путаница или подме- на понятий, ему нужно подавать заявление об уходе. Он уже не милиционер, он - "мент", а иногда и "мент в законе", совмещающий службу с разбоем или сменяющий замаранный мундир на крутой малиновый пиджак, а служебный "уазик" - на "мере"... И в таком случае мы с ним оказываемся по разные стороны баррикады. Мы - противники. Многие коллеги не слишком довольны появлением спецуправлений по борьбе с коррупцией в органах. По разным причинам. На ком-то "горит шап- ка" - все мы, грешные, время от времени вынуждены нарушать инструкции, а порой и законы. Кому-то обидно за ту самую "честь мундира" и стыдно, что факты злоупотреблений всплывут на поверхность, так что снова в нас будут тыкать пальцем. А другие ворчат: "Делать нам больше нечего, как силы распылять... Это сколько ж народу от работы оторвали! Лучше б воров и жуликов ловили, чем за нашим братом охотились..." "Значит, надо оставить взяточников и бандитов в покое, раз они в фор- ме?" "Почему? Гнать их в шею из милиции, и дело с концом! При первом же подозрении..." "Как так - при первом подозрении? Это же нарушение законности. Ты вспомни, сколько раз тебя самого пытались подставить..." Подобные воспоминания из серии: как нас "кидают". Неудобного, неугод- ного сотрудника убрать проще простого: пустить про него грязный слушок. А если у него есть какая-нибудь слабость - сыграть на ней. Нет, не все так просто. Хочется надеяться, что начавшаяся "большая чистка" - это не только косметическая операция по восстановлению чести мундира. Пора рассечь те узлы, где успели срастись органы и криминальные структуры. Ведь такое сращение жизненно опасно для государства. Банды из оборотней вооружены всем арсеналом наших знаний и методов работы. Кроме того, из-за утечки информации мы практически бессильны что-то предпри- нять против них. И, значит, вовремя введена "собственная безопасность", нравится это комуто или не нравится. Только статистика. С начала 1996 года из органов МВД уволено 72 тыся- чи 200 человек. Свыше 600 отдано под суд. Не так давно Генпрокуратура проводила проверку Московского РУОПа. Среди нарушений есть очень серьезные - когда сотрудники РУОПа вмешива- лись в споры фирм по поводу долгов, своими силами помогали наводить по- рядок. Прокуратура выявила несколько сотен случаев незаконных задержаний граждан. Есть мнение, что задерживать без особых причин и "подольше" стало у московской милиции привычкой еще с тех пор, когда перед особо важным мероприятием всех, кто может хоть в чем-нибудь провиниться, отп- равляли из города или рассовывали по приемникам-распределителям. А вспомните опять-таки бесчисленные проверки документов и задержания "лиц кавказской национальности". Самое смешное, что настоящим преступникам все это ничем не грозило, а вот просто прохожие, которым не повезло ро- диться брюнетами, очень страдали. Характерно, что на само задержание граждане не жалуются: радуются, что отпустили с миром. И не избили. На рукоприкладство - нескончаемый поток жалоб. Бьют при задержании, бьют во время допросов. Руки, ребра не ломают, знают, как ударить, чтобы следов не осталось. В списке должност- ных преступлений сотрудников милиции избиения - на втором месте. На пер- вом - по-прежнему взятки... В ходе операции "Чистые руки" управление собственной безопасности МВД вскрыло всевозможные злоупотребления, вплоть до предательства. Был уво- лен целый ряд милицейских чинов, несколько подразделений внутренних дел целиком расформированы. Аттестационную комиссию проходят все сотрудники, занимающие руководя- щие посты. Освобождены еще несколько высокопоставленных руководителей в гене- ральских чинах, в частности, начальник Санкт-Петербургского юридического института, который, имея шесть квартир, построил себе еще и коттедж. Другой начальник - ИТУ - обманным путем взамен поставляемого леса приоб- рел себе иномарку. Тоже уволен, а дело передано в прокуратуру. Перед судом предстали несколько сотен сотрудников органов МВД, изо

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования