Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Костоев И.М.. Россия: преступный мир -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -
как раз тогда, когда там началась волна убийств. Изучив и проанализировав старые оперативные материалы на Чикатило, я все больше убеждался в мысли, что это должен быть тот, кого мы так долго и безуспешно ищем. Больше всего поражало описание слежки за Чикатило на вокзале, когда его задержали Ахматханов и Заносовский и когда при аресте были обнаружены нож, веревки и вазелин. Все совпадало, все, кроме... группы кропи и спермы! Но ведь в анализ могла вкрасться ошибка. К тому же среди биологов су- ществует мнение о том, что в редких случаях у людей кровь и сперма могут быть разных групп. Или, при определенных условиях, группы крови и спермы достигают той границы, за которой могут считаться разными. Наконец-то дело стало приобретать конкретные очертания. Информация о служебных поездках Чикатило свидетельствовала, что у не- го была практическая возможность оказаться на месте любого из совершен- ных преступлений в те самые дни, когда они были совершены. 17 ноября я поручил ростовской милиции установить за маньяком постоянное наблюдение. Нельзя было допустить новых жертв. Конечно, было заманчиво вести за ним наблюдение до очередного прес- тупления и взять с поличным, Но где гарантия, что он не заметит наблюде- нкя и не покончит жизнь самоубийством? Или, почуяв неладное, заляжет на долгие месяцы, как с ним уже было однажды, после первого ареста за хище- ние аккумулятора. Словом, это был мучительный анализ. А самое главное в том, что не было улик о совершении им этих преступлений. Теперь я уже не сомневался, что 6 ноября, когда Рыбаков проверял до- кументы подозреваемого, в рюкзаке у этого типа лежали вырезанные у пос- ледней жертвы молочные железы и матка. Чикатило наверняка напуган внима- нием к нему. И вряд ли скоро пойдет на новое преступление. Постоянное наблюдение показало: Чикатило ведет размеренный образ жиз- ни. Ходит на работу, ездит на электричке в Ростов, покупает в киосках газеты и вовремя возвращается домой к ужину. Но, кроме того, любит завязывать разговоры с детьми и подростками и обрывает их всякий раз, когда рядом оказывается кто-либо из взрослых. Наконец я решил брать немедленно... 20 ноября 1990 года Андрей Чикатило был арестован. Дело Чикатило было очень громким. Но, к сожалению, вокруг него воз- никло немало спекуляций. И даже скандалов. В частности, психиатр А. Бу- хановский, которого я пригласил на допрос, чтобы убедить Чикатило, будто его случай представляет огромный интерес для медицины (это понадобилось, чтобы установить с допрашиваемым контакт и заставить его сотрудничать со следствием), стал заявлять направо и налево, будто именно благодаря ему раскололся убийца. Более того, А. Бухановский утверждают, что якобы еще за пять лет до поимки Чикатило он составил психологический портрет прес- тупника, по которому поймать его было бы, как говорится, раз плюнуть. Он же создал специальное общество "Феникс", которое занимается выявлением сексуальных маньяков. А позже затевал тяжбу с журналом "Огонек", раскри- тиковавшим его научные бдения в этом направлении. И психиатр был не оди- нок. Кого только не представляли героями в борьбе с маньяком, в его за- держании и разоблачении средства массовой информации! В их числе оказа- лись даже те, по чьей вине более двух лет сидели невиновные люди. И те, которые в 1984 году дали возможность Чикатило уйти от ответственности. К слову сказать, Чикатило обследовали многие психиатры и психологи. И их наблюдения интересны как раз для того, чтобы в дальнейшем предупреж- дать аналогичные преступления. Вот мнение доктора юридических наук, спе- циалиста по преступлениям на сексуальной почве, профессора Юрия Антоня- на: "Чикатило испытывал оргазм, наблюдая агонию своих жертв. Он, кстати, ни одну жертву не насиловал: он был импотентом. И он был вменяемым, хотя в это верится с трудом. Я обследовал Чикатило и много с ним общался. Это был человек с высшим образованием, с внушающей доверие внешностью. Он убил 53 человека, но произвел лично на меня впечатление нормального че- ловека. Он здраво, логично рассуждал, вдавался в воспоминания, старался объяснить свои поступки". К этому остается лишь добавить, что, находясь в заключении и ожидая исполнения приговора, Андрей Романович следил за своим здоровьем и был чрезвычайно прожорлив... ДЕТИ ЧИКАТИЛО Психиатр А. Бухановский сделал неплохую карьеру. И ввел в обиход тер- мин "дети Чикатило", имея в виду людей с врожденными отклонениями, кото- рые могут сублимировать свои наклонности и добиться высоких результатов, допустим, в науке или искусстве, а могут стать жуткими монстрами. Многое тут зависит от семьи, от условий, в которых растет человек. Фальшивая забота о ребенке и реальное отвержение, жестокость, унижения, подавление самостоятельности, ханжеское насаждение жестоких моральных норм, асексу- альность и половая разнузданность - все это может сказаться на формиро- вании в семье "маленьких Чикатил". И в результате мы получаем "голубого" насильника Игоря Иртышова, который насиловал и убивал в Петербурге мальчиков, пока его не взяли. Родители Игоря - алкоголики, сам - негра- мотный дурачок с диагнозом "олигофрен в степени дебильности". Работал в кафе официантом и "посудомойкой", приторговывал собственным телом. Его партнерами по сексу были в основном мазохисты. Все они утвержда- ют, что Иртышов был особенно жесток и получал от этого удовольствие... Признают ли его вменяемым? Это решит судмедэкспертиза. А пока Игорь си- дит в Крестах в одиночной камере. Зеки его приговорили сразу... А в Москве недавно взяли маньяка Владимира Геева, который за девять месяцев изнасиловал в лифтах и на чердаках около двадцати девочек от двенадцати до восемнадцати лет... И это не конец. Подрастают новые "детки Чикатило". Сегодня фамилию маньяка, погубившего 53 невинные души, знают во всем мире. И все, кто писал о нем, подчеркивали исключительность происшедшею. На самом же деле серийные убийства происходят регулярно и в разных реги- онах страны. И Ростовская область не исключение. Первым постчикатиловским делом стало расследование серийных нападений в Таганроге на женщин в черных колготках. Их автором оказался некто Цю- ман, закомплексованный именно на этой детали одежды. Что заметили не только следственные органы, но и люди из окружения маньяка. Они-то и сдали Цюмана в милицию. Вторым взяли гражданина Муханкина, за которым числилось восемь убийств, 16 разбоев и грабежей. Все преступления совершены с корыстной целью, но жертвами становились исключительно женщины. Как выяснилось, в свое время Муханкин был брошен матерью, и "тетки из комиссии по делам несовершеннолетних" отправили его в спецшколу, где он нахлебался больше, чем в тюрьме. Недавно в одном из районных судов Ростова-наДону слушалось дело неко- его Юрия Андреевича. Изнасилование, вымогательства, угрозы - короче, за ним числился целый криминальный букет. Любопытно, что, силой добиваясь того, чего обычно добиваются любовью, в качестве неотразимого аргумента он предъявлял жертвам... свидетельство о рождении, где в графе "отец" черным по белому было написано: "Чикатило Андрей Романович". Тот самый. И насильник и вымогатель - отнюдь не самозванец, хотя фамилия у него другая. Дело в том, что еще до громкого процесса над убийцей века его жене и сыну разрешили поменять и место жительства, и фамилию, чтобы мог- ли жить, без страха и стыда глядя в глаза людям. Дочь Чикатило к тому времени уже давно была замужем, и ей не пришлось менять паспорт. Но сыну маньяка перемена фамилии не помогла. Так что уже вошедший в психологию термин "дети Чикатило" - не только метафора... ПРИ СВЕТЕ ДНЯ (Из практики И. М. Костоева) Когда, убедившись в бессмысленности запирательства, в ноябре 1990 го- да Чикатило начал давать показания о своей преступной деятельности, со- вершенно неожиданно для меня он начал с 1978 года, Показания его звучали примерно так: "Первое убийство я совершил в 1978 году в Шахтах. Это была маленькая девочка в красном пальто, которая возвращалась из школы. Я привел ее в свой домик на улице Межевой, где изнасиловал и убил, а труп отнес к реке и выбросил". Такого убийства в нашем производстве не было. И ни о каком домике Чикатило в Шахтах мы не знали. Немедленно начали проверять эти показания, и они полностью подтвердились. Да, было убийство девочки Закотновой, да, труп обнаружен был в реке, да, был и домик на Межевой улице. Но за это преступление осужден другой преступник - Кравченко. Завершив первоначальные допросы по всем эпизодам убийств, я передал Чикатило следователю, а сам вплотную занялся делом Кравченко. Собрали необходимые материалы и обратились в Верховный суд России с просьбой от- менить приговор в отношении Кравченко по вновь открывшимся обстоя- тельствам. Дело в том, что до отмены приговора в отношении Кравченко мы не могли предъявить окончательного обвинения Чикатило. Ситуация осложня- лась тем, что за изнасилование и убийство девятилетней Лены Закотновой Александр Кравченко был приговорен к высшей мере. Он рассылал жалобы ку- да мог, еще на следствии и в суде отказывался от своего признания, объяснял, что его у него вырвали силой. Дело возвращалось на доследова- ние, и наконец Верховный суд России заменил смертную казнь пятнадцатью годами. Но теперь, возмущенная мягкостью приговора, стала рассылать жалобы во все инстанции бабушка убитой В. Закотнова. И ее призывы были услышаны. Приговор суда пересмотрели, и Ростовским областным судом был снова выне- сен смертный приговор. Верховный суд РФ утвердил данный приговор, кото- рый был приведен в исполнение 5 июля 1983 года. Кравченко было 29 лет. Самое трудное - это убедить суд, вынесший приговор, что была допущена ошибка. К этому времени я уже имел показания Чикатило, в которых де- тально описывалось его первое убийство, была у нас и видеозапись следственного эксперимента. Кроме того, теперь, по прошествии более де- сятка лет, вдова Кравченко и ее подруга Татьяна Гусакова подробно расс- казали, что изменили свои первоначальные показания под давлением следствия. Можно было доказать наконец, что сокамерника Александра, не- коего М., уголовника и убийцу, подсадили к нему специально, чтобы тот выбил из упрямца нужное признание. Первый протест на смертный приговор Кравченко, написанный мной и представленный прокурором России в Верховный суд, был отвергнут. Причем, как мне показалось, не без некоторого злорадства, мол, занимайтесь лучше своими делами. Но я тут же подал второй, дополнив его новыми доказа- тельствами невиновности Кравченко. Казалось бы, ну что может быть логичней, чем отменить несправедливый приговор: ведь найден же подлинный убийца! Но у Верховного суда была своя, не пробиваемая никакой логикой позиция. Короче, снова отказ, со ссылкой на то, что в деле Кравченко нарушений не допущено. Я понимал только одно: никто в Верховном суде этого дела толком не читал. И отме- нить - только подумайте! - смертный приговор - это значило открыто приз- нать, что допущена трагическая ошибка и казнен невиновный! А раз так, надо немедленно ставить вопрос о персональной ответственности работников милиции, прокуратуры и наконец - судов нескольких инстанций. И тогда я решил написать протест не по вновь открывшимся обстоя- тельствам, а в порядке надзора. Имени Чикатило я вообще не упоминал, а стал методично, факт за фактом, громить дело Кравченко. Теперь уже неза- висимо от вновь открывшихся обстоятельств, которые так, видимо, напугали коекого из судей. Необходимо было снять с давнего дела нагромождения лжи и открыть истину. Вот записано в приговоре: "Кравченко, будучи нетрез- вым, около половины восьмого..." Но ведь это же ложь! Александр пришел домой в шесть вечера, сразу после работы, совершенно трезвый. Это на первых же допросах показали жена и ее подруга, причем, что было самым важным, независимо друг от друга и в условиях, когда они никак не могли договориться. У Кравченко было крепкое алиби. Однако его сумели разру- шить недобросовестные работники. Каким образом? А вот так. Жена Кравчен- ко продолжала настаивать на своих показаниях, тогда они ее посадили и стали в открытую угрожать, что сделают соучастницей убийства, если она не скажет, что муж явился в восемь, а не в шесть вечера. Читая показа- ния, я видел, как путалась женщина, пока наконец не признала того, чего от нее требовали. Впрочем, позднее, когда мы се допрашивали, она объяс- нила, почему так поступила: она боялась, что ее засудят как соучастницу. Подобную операцию провернули и с ее подругой. Ту просто посадили в КПЗ за лжесвидетельство, как ей объяснили. А когда трехдневный срок, от- пущенный на задержание без санкции прокурора, прошел, следователь вынес постановление о ее освобождении, однако из камеры не выпустил. Можно се- бе представить, что было с несчастной женщиной. После такого страшного шантажа нетрудно выбить из человека любые показания. Что и было сделано. Потом я взялся за "признательные показания" самого Кравченко, которые резко противоречили обстоятельствам дела. Подследственный спутают воз- раст девочки, неверно описал ее одежду, трижды и всякий раз по-новому описывают место преступления. Показал, например, что убивал ножом, куп- ленным в таком-то магазине, а потом бросил орудие убийства в реку. Но в указанном им магазине подобными ножами не торговали, а в реке, как ни искали, никакого ножа не нашли. Словом, я старался доказать, что в распоряжении следствия не было ни одною объективного доказательства, подтверждающего признание обвиняемо- го. И более того, сами его признания резко противоречат обстоятельствам дела. И когда Кравченко в жалобах и прошениях о помиловании продолжал доказывать свою невиновность, его доводов никто не желал слушать. Уж если я, юрист с многолетним опытом следственной работы, обладающий определенными процессуальными правами, не могу доказать Верховному суду невиновность Александра, и это теперь, когда найден настоящий убийца и все его показания подтверждены фактами, то что мог сделать, на что наде- яться этот бедный парень!.. Труднее всего было доказать, что сокамерник Александра настойчиво из- бивал его, превращал каждую минуту жизни в пытку, требуя взять убийство на себя. Да, Кравченко жаловался, что здоровенный амбал днем и ночью из- бивает его, но тюремная медицина следов пыток, как правило, не фиксиру- ет. Значит, следовало отыскать этого уголовника, иначе спор с Верховным судом теряет всякий смысл. Кравченко утверждал, что его избивают, а со- камерник категорически это отрицает. Но почему же суд должен верить уго- ловнику? Словом, поднял я все дела и отыскал этого М. Оказывается, в те дни он по новой сидел. На этот раз в Ставропольской тюрьме, где занимался уже привычным ему делом. Оказалось, что к нему в камеру подсадили одного арестованного председателя колхоза. И этот М. с напарником должны были заставить председателя подать "явку с повинной". За усердную "работу" напарник получал от М. наркотики в качестве оплаты труда. Дальше - больше. Выясняю, что этот М. является вором и одновременно платным аген- том номер 7 и нередко он использовался для выбивания из заключенных нуж- ных следствию показаний. Но с председателем колхоза они перестарались. Медицинское обследование показало, что арестованному причинены закрытая травма грудной клетки с переломом семи ребер и другие телесные поврежде- ния. Установили мы также, что свои систематические избиения председателя этот уголовник постоянно сопровождал угрозами убить и "циничными предло- жениями". Таким образом, по сути повторялась история с Кравченко: то же действующее лицо, те же методы выбивания нужного признания. Одно только изменилось - время. Началась перестройка, дело получило огласку, дошло до Горбачева, и началось расследование. В приговоре по этому делу все и было зафиксировано: и как уголовник "добивался", и как "склонял". Но и этого оказалось мало суду. Знаете, какой я получил ответ? "Имею- щийся в материалах расследования приговор в отношении М. к делу Кравчен- ко отношения не имеет". Вот так. И я снова поднял все милицейские разработки той давней истории. Выта- щил на свет следы крови, которые вели к двери дома N 26, тайно купленно- го Чикатило, где по свидетельству соседей почти двое суток не гасла электрическая лампочка и где, судя по всему, было совершено преступле- ние... Снова появилась Светлана Гуренкова, которую встревожил разговор между незнакомцем в очках и с покатыми плечами и девочкой, которую она через день опознала в погибшей, когда ту нашли в реке под мостом... И фоторобот всплыл, составленный по описанию Гуренковой, и то, что по нему узнали Чикатило и дважды допрашивали. Оставалось только представить его на опознание свидетельнице - но не представили! Потому что было ясно: увидев Кравченко, Светлана скажет, что это не он... Кстати, когда Чикатило признаются в убийстве Лены Закотновой, его никто и не думал в нем подозревать. Мы вообще не знали о существовании такого дела. Кравченко был расстрелян, и с тем делом было покончено. А теперь надо отменять приговор по Кравченко. Значит, возбуждать дела против своих - а как же честь мундира? Нет, проще сделать вид, будто ни- чего не произошло, будто все в порядке, никаких нарушений не было, и Кравченко расстреляли, как и положено. Ведь не раз уже сходило с рук, сойдет и теперь. И все-таки мы победили. Оставалось самое тяжелое. Как сообщить родителям Александра Кравчен- ко, что их сына казнили по ошибке... Что никакой вины за ним в этом деле не было... Посылать письменное извещение не поднималась рука. Стыдно-то как! Да и язык не повернется сказать: понимаете, столько-то лет назад государство совершило преступление - убило вашего сына, а теперь мы го- товы вместе с вами разделить радостную весть: оказывается, ваш сын был невиновен... Так, что ли? Да, и, кстати, никакой помощи вам, потерявшим сына, не будет. Родители афганцев, например, получают пенсии, квартиры, пользуются какими-то льготами, а вот вам, несчастным вдвойне, ничего не положено... Как же быть? Нашел я одного следователя, который был родом из тех мест. Говорю: хочешь в отпуск съездить? Могу посодействовать, но только ты тоже должен будешь мне помочь. И рассказываю о сути своей просьбы - сообщить матери Кравченко о пересмотре приговора, а заодно найти возможность узнать, имела ли она какие-нибудь сведения о сыне. Может, он писал ей, рассказы- вал об аресте, суде, как он вел себя. Да, это была, конечно, очень тяжелая миссия, но следователь все сде- лал, как я просил. Нашел в далеком селе хату, а в ней старую, сработав- шуюся в крестьянских трудах женщину. - Мой Сашко ничего нэ делал, - пожаловалась старуха. - А засудили его аж на пятнадцать рокив! - Я приехал сюда, чтобы сообщить вам... - сказал следователь и осек- ся. Неужели никто так и не удосужился сообщить матери, что у нее больше нет сына? Ведь прошло уже семь лет после его казни! - Сообщить вам, - выдавил из себя, - что приговор, вынесенный вашему сыну, пересмотрен. - Ну, слава тоби, Господи! - слабо улыбнулась старушка. - А то Сашко ни разу нэ написал. Скильки ж я его нэ бачила, а? В тюрьме он, чи где? Что мог ответить ей следователь... - Снился он мне, - делилась с приезжим гостем женщина. - Бачу, он, Сашко, а над ним якись ливень... Чи дождь, чи снэг... И сэрдце у мэнэ так и мается... - Запросы хоть посылали? - не выдержал следователь. - Посылала, - кивнула мать. - Ответов нэ було... МЕЖДУ ПРОЧИМ... Между про

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования