Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Костоев И.М.. Россия: преступный мир -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -
ашное: действительные преступники будут гу- лять на свободе. После мучительных раздумий я сел и написал рапорт на имя заместителя прокурора РСФСР, где среди прочего указал на следующие факты и собствен- ные выводы. Так, например, показания Макарова, согласившегося признать свое участие в этом преступлении, абсолютно не совпадали с деталями про- исшедшего, зафиксированными в материалах дела. Ничего не мог он сказать о проволоке, обнаруженной на шее одной из убитых, не мог ответить, каким образом взламывалась дверь, и многое другое, весьма существенное. Как сообщил Макаров, в ходе моих допросов он окончательно убедился, что его правдивые показания не находят подтверждения, объективные обстоятельства извращаются и оборачиваются против него самого. Не видя выхода, он решил оговорить себя и других лиц и тем самым как-то облегчить свое положение. Словом, у меня имеются серьезные сомнения в причастности Макарова к убийству. В этой связи я считаю невозможным какое-либо свое дальнейшее участие в расследовании по данному делу. Прочитал мой рапорт заместитель прокурора РСФСР и говорит: "Значит, вы могли взять у Макарова нужные показания?" - "Я и сейчас могу, пос- кольку у меня с ним имеется принципиальная договоренность, но делать этого не буду". - "А мы от вас иного и не ожидали..." И намекнул, что я ингуш и, следовательно... и так далее. "Время покажет, кто из нас прав", - ответил я и уехал расследовать другое дело в Тамбовской области. Спус- тя некоторое время дело об убийстве семьи Калаговых было направлено в суд, рассматривалось оно в Краснодаре. В судебном заседании отовсюду по- лезли "уши", обвиняемые стали рассказывать, какими варварскими способами из них выбивали показания. Словом, всюду выявились противоречия. Много- летний труд лопнул. Часть людей освободили под расписку, кого-то продол- жали держать под стражей, дело вернули на доследование с одновременным вынесением частного определения о нарушениях законности. И в 86-м году его сбросили в отдел по убийствам, то есть ко мне. Что делать? Кому его отдать? Формально эти 200 с лишком томов отписал я следователю А. Горбу- нову, который расследовал совершенно другое дело. При этом я сказал ему, что работы тут, по моему мнению, немного - заново начать и кончить. Между прочим, когда осматривалось место происшествия, на дверях ком- наты, где лежали трупы, был обнаружен пригодный для идентификации отпе- чаток окровавленного пальца, который никому из тех, что сидели или прив- лекались по этому делу, не принадлежал. И коль скоро уже сотни людей проходили по делу, я посоветовал следователю включить в состав бригады эксперта-дактилоскописта. Там ведь имелась уже целая картотека отпечат- ков. Вот и пусть эксперт продолжает работу вокруг семьи Калаговых - сре- ди друзей, знакомых, соседей - на предмет идентификации следа. Целенап- равленной работы, повторяю, по делу не велось, но "шевеление", как мы говорим, продолжалось. Через некоторое время эксперт, который, находясь в Моздоке, обрабаты- вал огромный массив ранее собранных дактокарт, вдруг сообщает, что еще в первые дни после совершенного преступления в числе многих других дакти- лоскопировался некий Кокаев Валерий Павлович и что, по мнению эксперта, окровавленный отпечаток пальца принадлежит ему. Смотрим материалы: да, действительно, допрашивали Кокаева, кстати, близкий родственник Калаговых, но связей с семьей убитых он не поддержи- вал. В ночь убийства находился в общежитии кирпичного завода в Орджони- кидзе, отбывая там как "химик" третью или четвертую судимость. Сожи- тельствовал в тот период с некоей Заирой Засеевой, которую называл же- ной. Допрошенные в первые же дни после убийства Кокаев и Засеева доказа- ли свое алиби относительно данного преступления. Мы вызвали эксперта в Москву и стали искать Кокаева. Выявив некоторые его связи, узнали, что в последний раз его якобы видели в Ленинграде. Дали ориентировку и в Ле- нинград, и в ряд других областей, где он мог бы появиться. В середине декабря 1988 года получаем сообщение: по вашей ориентировке задержан Ко- каев В. П., который в момент задержания оказался вместе с дамой на набе- режной Невы. Одет был в форму капитана первого ранга с набором орденских колодок. Сообщаем также, что он обвиняется в мошенничестве - взял у офи- циантки крупную сумму денег, обещая достать сапоги, и скрылся. За нару- шение паспортного режима задержан на 15 суток. Если он вам нужен, приез- жайте. К тому времени выводы эксперта об идентичности отпечатка пальца Кока- ева следу, обнаруженному в доме убитых, категорически подтвердила комис- сионная экспертиза, проведенная в ЦНИИСЭ. И мы с Горбуновым выехали в Ленинград. Прежде всего надо было найти основание для его ареста. С помощью ле- нинградских коллег быстро отыскали ту официантку, к этому мелкому мошен- ничеству добавили бродяжничество с нарушением паспортного режима. Первые допросы проводились в КПЗ. Речь на них шла об обстоятельствах гибели семьи его дяди, их взаимоотношениях. Но об отпечатке пальца ничего не говорили, поскольку он мог бы легко найти любое удобное для себя объяс- нение: был потрясен, увидев трупы, упал на грудь покойного, испачкался - там же было море крови! Но у нас имелись первые протоколы допросов его и его жены Заиры, которая создала ему алиби: они вместе якобы смотрели ки- но и никуда не отлучались из дома на кирпичном заводе в Орджоникидзе. Среди ряда других, тоже первых, материалов мы нашли сведения, которые сообщили сослуживцы убитого. В разговоре с ними Дзоца Калагов говорил об одном своем гадком родственнике, который приходит к нему и требует денег на памятник своей матери. Поскольку сказано это было незадолго до убийства, можно было предположить, что "гадким родственником" и являлся Кокаев. На очередном допросе я говорю: "Когда вам стало известно, что вашего дядю вместе со всей семьей убили?" - "Когда вызвали в сельсовет села Чермен. Нас вызвали вместе с Заирой, допросили и отпустили". - "Что вы сделали дальше?" - "Сели в автобус и уехали домой". - "То есть сразу уе- хали? А в дом к родному дяде не пошли?" - "Нет, не пошел". - "Тогда объясните мне, - говорю, - как же так? Мы оба с вами кавказцы. У нас же так не принято. Погибли ваши близкие родственники, а вы не захотели пройти какие-то пять домов. А на следующий день отправились к сестре, которая живет в Орджоникидзе, с сообщением об их смерти, и она поехала на похороны, а вы нет. Как же так?" Вот вокруг этого и крутились мои вопросы. Через 16 дней, в течение которых шли беспрерывные допросы, я принял решение перевозить Кокаева в Москву. К сожалению, между следователем Горбуновым и Кокаевым произошел конфликт, и последний заявил, что никаких показаний он давать ему не бу- дет. Досадный конфликт, из-за которого работать с Кокаевым теперь предс- тояло мне одному. Привезли его в Москву, и снова начались тяжелейшие допросы. В материалах дела мы обнаружили сведения о том, что некто Тибилошви- ли, житель Южной Осетии, отбывающий наказание по очередной своей суди- мости в Ставропольском крае, в день убийства приезжал к Кокаеву и они находились вместе. А на третий или четвертый день после убийства Калаго- вых этот Тибилошвили был задержан в Орджоникидзе, в такси, возле дома сестры Кокаева. И оба они сели на 10 суток. Вот тогда у них и брали от- печатки пальцев. Но ведь в эти же дни были арестованы ингуши, подозре- вавшиеся в убийстве, и даже имелось экспертное заключение, что окровав- ленный отпечаток не принадлежит Кокаеву или Тибилошвили. Специально это было сделано или по неопытности эксперта, сказать мне трудно. Но можно допустить, что политическая установка валить преступление на ингушей, дабы обострить ситуацию, заставила эксперта дать нужное заключение. И это заведомо ложное заключение, в то время как по Кокаеву и Тибилошвили требовалась серьезная отработка, открыло им путь на волю: оба, спустя десять суток, были освобождены. Наконец в первых числах января 89-го года Кокаев сказал мне, что дру- гого выхода у него нет и он готов писать "явку с повинной". Сценарий преступления по его раскладу был такой. Он отбывал "химию". К нему прие- хал знакомый по колонии Тибилошвили, которому Кокаев ранее обещал, что, освободившись сам, за определенную сумму денег поможет освобождению и Тибилошвили. И вот он явился требовать назад свои деньги, которые Кока- ев, естественно, растратил. Тогда решил попросить денег у своего дяди Калагова. Вдвоем они приехали вечером в дом Калаговых. Поговорили, поу- жинали, выпили араки. Почему Тибилошвили, уходя из квартиры Кокаева, прихватил с собой веревку, молоток и нож с наборной рукояткой, который Кокаев привез еще из колонии, хозяин квартиры не знал. За ужином дядя сказал, что денег у него нет. Было уже поздно, и Калагов предложил им остаться на ночь. Им постелили в коридоре, хозяева и их дочери легли в своих комнатах. И вот тут Тибилошвили заявил, что негодяй-дядя все врет, есть у него деньги, и он сейчас пойдет и разделается с ним. Кокаев, ес- тественно, пробовал его остановить, но опоздал - тот уже начал кровавую мясорубку. Молотком, ножом... Один нож был хозяйский, другой сломался и обломок лезвия торчал в трупе, третий обнаружен не был. Когда убийцы уходили с найденными деньгами, прихватили с собой и кувшин с аракой, чтобы, как сказал Кокаев, прийти в себя. По пути пустой кувшин выкинули. Далее, в один из дворов зашвырнули нож, а молоток бросили с моста в ре- ку. Пешком глубокой ночью добрались до Орджоникидзе, возле ресторана "Кавказ" купили у сторожа бутылку водки, явились домой и стали считать деньги, которых оказалось 6 тысяч. Все это видела проснувшаяся жена Ко- каева. На следующий день вместе с Заирой Кокаев в парке сжег свою окро- вавленную одежду и обувь, а в магазине купили все новое. Тибилошвили же, взяв свою долю, уехал на такси в Дагестан, где пьянствовал у приятеля, угощая всех коньяком. О чем, кстати, также имелись показания свидетелей, оставленные в то время следствием без внимания. А когда он вернулся в Орджоникидзе, их с Кокаевым задержали и дали по 10 суток. Прочитав "явку с повинной", в которой Кокаев, без сомнения, отводил себе второстепенную роль, я говорю ему: "Все-таки вы не совсем правы. В одном моменте показания расходятся". Дело в том, что на шее одного из трупов, помимо ножевых ранений, была затянута проволока. Спросить его об этом? Не было уверенности, что он объяснит этот факт. Но с другой стороны, по версии пятилетней давности постель в коридоре была разложена для Дарьи Украинской, бродяжки, что была из милости пущена в дом, а сама среди ночи открыла дверь бандитам. Теперь становилось понятным, кому стелилась постель и почему на столе остались пироги и рюмки. Я спрашиваю: "Что вы еще использовали, кроме молотка и ножей?" - "Больше ничего". - "А во двор кто-нибудь из вас выходил? Во время или после убийства?" - "А-а, вы имеете в виду проволоку? Это я затянул, ког- да требовал, чтоб сказали, где деньги. Но убивать я не хотел..." Вот и этот факт стал на место. На следующий день я в деталях допросил Кокаева по его заявлению. Все в цвет. И моментально двухсоттомное дело улеглось в логическое русло. Еще одна интересная деталь. Через три года после убийства во время обыска у соседа Калаговых в сарае был обнаружен нож, который, по катего- рическому утверждению экспертизы, участвовал в деле. Сосед его при- сутствие у себя объяснял тем, что нашел его, заржавленный, в огороде и за ненадобностью бросил в сарай. Однако же, когда после экспертизы ему предъявили обвинение в убийстве и запахло 102-й статьей, он дал показа- ния, что нож этот передают ему знакомый ингуш. Но я полагал, что давал он эти показания не сам, а под нажимом все тех же горе-следователей, ко- торые в свое время взяли на шантаже Цицхиеву, и та плела им все, что от нее требовали. Продолжая дело, я узнал, к своему огорчению, что Тибилошвили два-три года назад погиб в автокатастрофе где-то в горах. Значит, оставался один Кокаев. Следовало продолжать его допросы - для предъявления ему обвине- ния в убийстве - и срочно вылетать в Осетию для допроса теперь уже быв- шей жены Кокаева. Та уже забыла своего "мужа", вышла замуж. Кокаев напи- сал ей записку, где были такие слова: "Судьба мною так распорядилась, что пришлось мне за все отвечать. Расскажи все как было. За себя не бес- покойся". Мне же он рассказал, что накануне его и Тибилошвили приезда к дяде Заира по его поручению ходила в часовую мастерскую на Китайской площади и продала там часы за 25 рублей. На эти деньги купили водки и выпили, после чего поехали в Чермен. Я пригласил Заиру, и она стала повторять все то, что было записано в протоколах 1981 года. Я говорю: "А помните тот день, когда вы продали часы Кокаева на Китайской площади? А потом Кокаев с Тибилошвили собра- лись в Чермен? А когда вернулись, считали деньги?" Она тихо сползла со стула и потеряла сознание. Вот так все и стало на свои места. Она показала, где жгли одежду, мастерскую, куда продала часы, и так далее. Кольцо замкнулось. Но теперь я решил взяться за милицию. Приступить к следственно-опера- тивным мероприятиям по раскручиванию всего того ужаса, который творился пять лет назад над невиновными людьми. Но... Следователь, хотя и являлся моим подчиненным, повел себя странно. Вместо закрепления полученных по- казаний Кокаева назначил ему психологическую экспертизу на предмет: спо- собен ли тот вообще давать правдивые показания. Я начинаю ругаться с на- чальством. Требовать немедленно организовать расследование фактов нару- шения законности и ответственности тех, кто пять лет мучил людей. Одна из обвиняемых, Украинская, умерла в заключении, другой ослеп, третий стал калекой... А мне говорят: "Исса Магометович, вы блестяще раскрыли это дело. В Ростове у вас другое, не менее важное. Не лучше ли вам отой- ти от этого? Огромная вам благодарность, а надзор мы поручим... другому работнику". Тому самому, который активно участвовал в задержании и арес- тах невиновных... Словом, это очевидное, бесспорное дело, которое я оставил, тянулось до тех пор, пока не перестала существовать Прокуратура СССР, пока не ра- зошлись все те, по вине которых 5 лет сидели невиновные, включая и того, который, как помните, "не ожидал от меня иного". Дело в конце концов пе- редали в суд. Кокаева приговорили к расстрелу. А вот приведен приговор в исполнение или нет, не знаю. Но ни один человек из тех, кто совершил по сути тягчайшие преступления в отношении более двадцати невиновных граж- дан, не пострадал. Вернее, пострадал один. Во время осетино-ингушского вооруженного конфликта в 1992 году в селении Чермен был убит участковый. Глава 2 ЛЕДИ МАКБЕТ И ЕЕ СРОКА УБИЙЦА С МЛАДЕНЦЕМ Не раз упоминалось о женщинах, которые совершают преступления или становятся их жертвами. Но тема эта настолько обширна, что простым пере- числением ограничиться никак нельзя. Только несведущему человеку может показаться, будто криминал и слабая женщина - несовместимые вещи. "Живой товар" - проститутки... Женщи- ны-киллеры... Девочки из подростковых банд, отличающиеся особой, изощ- ренной какой-то жестокостью... Внучки, убивающие бабушек, матери, лишаю- щие жизни детей... И это все они - наши слабые и нежные. Начнем с самой распространенной нынче истории. У несовершеннолетней рождается ребенок. Слава Богу, если есть родители и они помогают. Но ча- ще всего нежеланных младенцев рожают жертвы изнасилований, шлюшки, ду- рочки, бродяжки. Что для таких дитя? Позор, несчастье, обуза... Вот и справляются с этим свалившимся на голову дитятком кто как может - ново- рожденных вышвыривают из окон молодежных общежитий, выбрасывают на му- сорные свалки, на помойки, закапывают на пустырях... И это уже не ЧП - почти норма! Уже говорилось о страшной находке в мусорном бачке в Москве, в Форту- натовском проезде. А вот и в Авиастроительном районе Казани в мусорном контейнере тоже был обнаружен полиэтиленовый пакет с трупиком едва родившегося младенца. Во время поквартирного обхода оперативники с помощью словоохотливых ста- рушек выяснили, что некая особа, имевшая уже, кстати, семилетнего сына, до последнего срока скрывала от посторонних глаз нежелательную беремен- ность. В квартире подозреваемой следователь обратил внимание на тща- тельнейшим образом выскобленный участок пола. На фоне общего бардака, неряшливости и запустения он просто-таки бросался в глаза. "Зачищалось" место содеянного преступления? - предположило следствие. И вывод оказал- ся верным. Когда обманутой "подлым изменником" женщине приспичило рожать, она разбудила сына-первоклассника. Маленький акушер помогал маме как только мог. Видел, как она мучилась, кричала, как появился на свет малыш... Что же было дальше? Очнувшись и придя в себя, роженица завернула младенчика в пакет, пакет положила в мусорное ведерко и отправилась, взяв с собой сына, во двор, к мусорным контейнерам. Если соседи что и заметят, то по- думают: вот, мол, вышла мама с мальчиком погулять. Никто ничего и не за- подозрит... Подобные истории рассказывать - не пересказать. В той же Казани в одной из камер второго следственного изолятора двадцатисемилетняя женщина, к слову говоря, больная сифилисом, родила ребенка... прямо в унитаз. Скорее всего, материнские чувства были ей неведомы. Потому что, по- чувствовав себя плохо, она прилегла на некоторое время, совершенно забыв о новорожденном. Пока сокамерницы суетились вокруг "счастливой матери" и вызывали персонал, ребенок по-прежнему находился в унитазе. Только минут через двадцать до младенца (это оказалась девочка) снизошли: выудили из нечистот, завернули в пакет и положили на бетонный пол коридора СИЗО. Понадобилось еще почти полчаса, пока один из оперативников случайно за- метил, что бесхозный сверток вдруг шевельнулся. Сейчас жизнь этого маленького существа вне опасности, хотя ребенок и по сей день находится в детской инфекционной больнице. "ЖИВОЙ ТОВАР" Когда подули перестроечные ветры и стало можно то, что раньше было нельзя, все почему-то кинулись писать о проституции. Быстро распростра- нилось слово "интердевочка". Хотя что об этом рассуждать-то? Еще Куприн в "Яме" все сказал об этой самой древней профессии. Перечтите, кто не помнит. Ничуть не устарела эта книга. А ведь Корину тоже приходилось развенчивать мифы, бытовавшие в те времена. К примеру, практиковалось выкупать падшую женщину из публичного дома и жениться на ней. Но, конеч- но, ничего хорошего из такого брака получиться не могло... Вот и у нас прошел этот бум на "горячую тему". Всем уже стало ясно, что очень сексапильная девушка с непростой судьбой - это выдумка писате- лей, сценаристов и режиссеров. А в реальной жизни все гораздо проще и страшней. Открываешь любую газету и видишь объявления типа: "Интим-услуги", "Эротический массаж", "Салон "Клубничка"... Ну, ясно же, что все это бо- лее или менее прикрытые или вовсе не прикрытые бордели... И что? А ниче- го. Спрос рождает предложение. Товарно-денежные отношения, капитализм. А сочинять красиво можно только о валютных красотках. О настоящих - подзаборных, уличных, вокзальных, плечевых (это которые шоферов-"дально- бойщиков" обслуживают) - тоже много уже написано. Только без того энту- зиазма. Рассказывал как-то один деятель, что он, по пьяной лавочке, естест- венно, вызвонил себе девицу по телефону. Приехала она довольно быстро, вернее, ее привез парень-охранник. Ну, отработала она, а тут клиента словно током ударило

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования