Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Костоев И.М.. Россия: преступный мир -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -
новые. Подойдя к манекену, где и были заменены сапожки, он посмотрел внимательно и сказал, что одежда вся - та, но вот сапожки дру- гие, не ее, у нее были поношенные. После закрепления всех эпизодов Стороженко перевели в Москву, в Ле- фортовскую тюрьму, где ему по окончании следствия предстояло знакомиться со своим делом. Читал он. Напротив сидели следователь и адвокат. Стояла охрана. Вдруг он как вскочит! Лицо перекосило от бешенства. Кинулся он на присутствующих, охрана едва его удержала. Не кричит, а рычит: "Где Костоев? Я его убью! Я ему горло порву!" С большим трудом смогли отпра- вить его в камеру и там запереть. Об этом тут же сообщили мне. И я приехал в тюрьму. "Приведите", - го- ворю. Вели его шестеро, в наручниках, а он все бесился, орал. Увидел я его и говорю охране: "Снимите наручники". Те - ни в какую. Повторяю: "Снимите". Сняли. "А теперь оставьте нас одних". Еле заставил уйти. "Ну, - говорю, - ты ж хотел меня убить? Давай!" Он дышит тяжело, молчит, скрипит зубами. А взорвался он оттого, что узнал из материалов дела, что арестован вместе с ним и параллельно знакомится с делом его брат. Вот я и говорю: "А если бы я тебе раньше сказал об аресте брата, что было бы? Мне бы это ничего не дало, а вот тебе совершенно лишние, бессмысленные мучения". Он молчит. "А может, это ты хотел расплатиться со мной за то, что я перевел тебя в Москву из Смоленска, где тебя сами заключенные хо- тели изнасиловать и собирались убить? Или за то, что я организовал охра- ну твоей несчастной жены, которую родственники твоих жертв хотели рас- терзать? Ну, что ж не убиваешь - вот он я!" Он упал на стул и уронил голову: кончится припадок. А на груди у него, верно сказала тогда несчастная женщина, действи- тельно была татуировка: летящий ангел. И снежный барс - на плече. Вот с этой символикой он и отправился в суд и на тот свет тоже. А Гончаров? Его в конце концов освободили. Через суд, признав винов- ным в какой-то подделке в трудовой книжке. Нет сомнения в том, что это было сделано с целью оправдать как-то арест и длительное содержание его под стражей. Я же отправился в отпуск. Стою в тамбуре, смотрю в окно и, ей-Богу, чувствую себя счастливым: никогда уже Стороженко никого не убьет. Глава 4 ФЕНОМЕН ЧИКАТИЛО ПОГОНЯ ЗА ПРИЗРАКОМ Троллейбуса долго не было, и Светлана Гурснкова притопывала ногами, чтобы не замерзнуть. 22 декабря 1978 года в Шахтах выдался морозный день. Шагах в пяти от Светланы стояла девочка лет десяти, круглолицая, ру- мяная, в красном пальто с капюшоном, темной меховой шапке и толстом шерстяном шарфе. Ей что-то вполголоса говорил высокий мужчина с покатыми плечами, в черном пальто. Удлиненное лицо, длинный нос, очки. Интелли- гент, лет под пятьдесят. Наверное, учитель, подумала Светлана, а это его ученица. Девочка слушала мужчину и время от времени кивала. Потом покачала го- ловой. Гуренкова забеспокоилась. Нет, это не то, что она подумала. Ско- рее, они соседи. Из авоськи в руках "интеллигента" торчала бутылка вина. В этот день, самый короткий в году, темнело рано. А было уже почти шесть вечера. - Ну так что, ты идешь? - расслышала Светлана. - Смотри, потом пожа- леешь. Мужчина неторопливо двинулся в переулок. Девочка колебалась. Потом затопала следом. Гуренкова почувствовала тревогу. Что-то ей в этом активно не нрави- лось, но что, она не могла определить. Она уже собиралась окликнуть де- вочку в красном пальто, но тут подошел троллейбус. 24 декабря. Люди толпились на мосту, жадно вытягивали шеи. Толпа ста- новилась все больше и больше. Внизу, под мостом, копошились милиционеры. Там лежала мертвая девочка с ножевыми ранами на животе. Глаза у нее были завязаны толстым шерстяным шарфом. Светлана проходила по мосту через речку Грушевку и увидела толпу. Сердце у нее сжалось. Протолкавшись вперед, она сказала ближайшему мили- ционеру: - Позавчера я видела девочку на остановке. Тот торопливо записал в блокнот ее имя и адрес, кивнул: - Вас вызовут для свидетельских показаний. Вечером того же дня взяли Александра Кравченко. И хотя он твердил о своей непричастности и утверждают, что жена Галина и ее подруга Татьяна Гусакова вместе с ним провели вечер 22 декабря у них дома, его задержа- ли: в биографии Кравченко было темное пятно, о котором не знали ни жена, ни пасынок, - он уже отсидел десять лет за изнасилование и убийство де- вушки, своей ровесницы. Александр нервничал, ему не хотелось, чтобы Галина изменила к нему доброе отношение. И все же он был уверен, что через пару дней его отпус- тят. Слава Богу, что есть алиби, которое могут подтвердить двое. И в са- мом деле, 27 декабря, через три дня, Кравченко был освобожден. Светлану Гуренкову пригласили в Октябрьский РОВД, где она рассказала все, что видела. С ней начал работать художник. Женщина, прикрыв глаза, вспоминала и описывала собеседника несчастной девочки, высокого мужчину с покатыми плечами, а художник делал наброски и показывал ей. Оконча- тельный рисунок был готов, с него сделали много копий. Одна из копий по- пала в ГПТУ-ЗЗ, и его директор Андреев, увидев его, удивленно восклик- нул: - Да это же наш преподаватель Чикатило! Он же и общежитием заведу- ет... - Пока что никому ничего об этом не говорите, - предупредят милицио- нер перед уходом из училища. Андреев понимающе кивнул. В тот же день при осмотре улицы, прилегающей к реке Грушевка, были обнаружены следы крови между домами 25 и 26 по Окружному проезду. Образ- цы крови взяли для лабораторного анализа. Дом номер 26, как выяснилось, недавно приобрел за полторы тысячи руб- лей Андрей Чикатило, хотя вместе с женой и детьми проживал по другому адресу, на улице 50-летия Ленинского комсомола. Чикатило вызвали для да- чи показаний. Он пришел с женой, и та подтвердила его слова: да, весь вечер 22 декабря муж был дома. Подозреваемому разрешили уйти. И тем не менее следствие решило иметь его в виду: следы крови вели к двери куп- ленного им дома, директор училища опознал его по фотороботу, да и соседи по Окружному проезду утверждали, что свет в домике номер 26 горел весь вечер 22 декабря, всю ночь и следующий день. Однако, кроме Чикатило, было выявлено еще человек двадцать подозрева- емых (включая и дедушку жертвы, Лены Закотновой). И всех их нужно было проверить на причастность к убийству. Наступил Новый год. Кравченко поругаются с женой и ударил ее. Когда у Галины из носа пошла кровь, Александр подвел ее к раковине и умыл. Он не заметил, что несколько капель крови попали ему на свитер. - Да чего, Галка, собачиться из-за денег... - виновато пробормотал он. - Я чего-нибудь раздобуду... Собирая сведения о подозреваемых, милиция снова обратила внимание на Чикатило. В его личном деле нашли запись: еще работая учителем в сосед- нем Новошахтинске, он был уволен после нескольких жалоб о том, что прис- тает к детям. И в самих Шахтах было несколько неприятных инцидентов, когда Чикатило прогоняли от школьных уборных, где он подглядывал за де- вочками. Его допросили еще раз. Мучительно краснея, преподаватель училища признался: да, было такое, не стану от вас скрывать, я переживал определенные трудности, но пойми- те, я порядочный человек, у меня любящая жена, прекрасные дети, они мне помогают бороться... Да и возраст уже не тот, когда особенно волнуют по- ловые проблемы... 23 января Кравченко совершил кражу у соседа. На следующее же утро ми- лиция обыскала его дом и нашла украденное на чердаке. Александра арестовали прямо на работе в тот же день. Замначальника милиции Чернавский был сразу же поставлен в извест- ность. Чернавский как раз помал голову над тем, как быстро раскрыть преступление, возмутившее весь город. Конечно, размышлял он, фоторобот, составленный по показаниям Гуренко- вой, похож на Чикатило. И кровь у домика, и освещенное окно. Он и к де- тям приставал. Но Кравченко.... Он же однажды насиловал и убивал. И, как опытный преступник, наверняка заранее позаботился об алиби. А если как следует поднажать на его свидетелей, да и на самого Кравченко? Во что бы то ни стало надо разбить его алиби... И машина заработала. В камеру к Александру поместили подсадного, убийцу и наркомана М., который методично избивал его каждый день между изнурительными допроса- ми. Но Кравченко упорно отстаивал свою невиновность. - А кровь на свитере? - орали на него оперативные работники и следо- ватель. - Она той же группы, как и у Закотновой! А сперма? Ее анализ совпадает с твоей! - Это случайное совпадение! - твердил Александр. - Мало ли у кого ка- кая группа крови? Я же не виноват, что у жены такая же... Но он чувствовал, что ему никто не верит. Хотя он сразу же сознался в краже у соседа. Тем временем начали обрабатывать Галину. Для начала ее обвинили в том, что она обокрала соседа вместе с мужем. Но когда женщина во всем призналась, оказалось, что кража милицию не интересует. Ей сообщили, что Кравченко уже отсидел десять лет за изнасилование и убийство. Она была потрясена. И тут ей сообщили, что ее обвиняют как соучастницу в убийстве Лены Закотновой, которое совершим ее муж в их доме. А соучастие в убийстве - это не шуточки. Тут такой срок светит... - Чего ты упираешься? - слышала она на допросах. - Только скажи: муж был пьяный, вернулся домой поздно... Вот и все! Сломленная женщина, наконец, подписала все, чего от нее требовали. И тогда обвинили в даче ложных показаний Татьяну Гусакову, ее подругу. И давили на нее до тех пор, пока она не "вспомнила" все, чего не было и не могло быть. На очной ставке, услышав новые показания жены и ее подруги, Александр обомлел. - Ты с ума сошла! - кричал он Галине. - Этого же не было! - обращался он к Татьяне. Но женщины боялись следователей и твердо стояли на своем. Кравченко увели обратно в камеру, где его уже поджидал подсадной сокамерник. А свидетельниц после закрепления их показаний на очных ставках наконец-то выпустили на свободу. 16 февраля 1979 года Александр Кравченко признался в изнасиловании и убийстве несовершеннолетней Лены Закотновой. Его признание полностью со- ответствовало только тем подробностям, которые до этого были известны милиции. Для пущей верности были добавлены кое-какие живописные детали. К примеру, Кравченко показал, что был пьян и упал, а девочка подошла к нему, чтобы помочь. Рассказал, как его вырвало после убийства. Где нож? Да в речку выбросил, надеялся, что не найдут... Давая показания, Алек- сандр думал: "Ладно, менты, вот дело до суда дойдет, там я все расскажу, как было на самом деле..." Замначальника милиции Чернавский с чувством удовлетворения велел следствию прекратить отработку остальных версий и все материалы, не имеющие отношения к Кравченко, из дела убрать. Так вот и получилось, что кровь, обнаруженная у крыльца дома подозреваемого Андрея Чикатило, ни- когда не попала в лабораторию. И не было теперь необходимости тратить время на то, чтобы установить, кому принадлежал отпечаток пальца на зас- тежке Лениного портфеля. Сокамерник Кравченко дал показания, что никогда ни при каких обстоя- тельствах не применял никакого физического насилия к подследственному. Дело пошло в суд. Там было все, что нужно: признание подсудимого, по- казания его жены и подруги, схожее преступление в прошлом, судимость, совпавшие группы крови и спермы. Светлана Гуренкова с чувством исполненного долга думала о том, что помогла милиции в поисках убийцы. Она дала важные свидетельские показа- ния, описала убийцу так, что художник сделал очень похожий портрет. Как и все шахтинцы, она была потрясена жестокостью и бессмысленностью прес- тупления. Как и все остальные, жаждала, чтобы справедливость восторжест- вовала. Когда женщина узнала, что убийца схвачен, она ждала, что ее сно- ва вызовут в милицию - на опознание. Не дождавшись, пришла сама. - Если понадобитесь, мы вас вызовем, - сказали Гуренковой. Шли дни, недели, а повестку все не приносили. Когда в очередной раз она пришла в милицию, ей с раздражением сказали: - Идите. И не мешайте работать. Она обиделась и ушла. Директор училища с опаской поглядывал на своего преподавателя и заве- дующего общежитием. Чикатило никогда не был ему особенно симпатичен, а тут вообще неизвестно, можно ли его подпускать к подросткам. Но Чикатило держался тише воды ниже травы. И все же лицо, которое Андреев опознал по фотороботу, было его лицом, нет никаких сомнений. Директор ждал, когда к нему снова обратятся из органов. Но, видно, он никому не был нужен. В свое время его предупредили, чтобы он держал язык за зубами и никому ни- чего не говорил. Как же так? - удивлялся Андреев. Вызвали бы и сказали: да, Чикатило виновен. Я бы и дня не держал его на работе. Тут же все-та- ки учебно-воспитательное учреждение. Но нарушить запрет и с кем-то поде- литься своими сомнениями он все же не посмел. ВЗЯТ И СНОВА ОТПУЩЕН Чикатило был так напуган возможностью разоблачения, что два года пос- ле первого убийства не выходил на свой жуткий промысел. А в марте 1981 года вообще ушел из училища и поступил на новую должность - старшего ин- женера отдела снабжения завода "Ростовнеруд". Отныне его работа была связана с разъездами... И в сентябре в лесу под Ростовом он оставил но- вую жертву, Ларису Ткаченко. Первые два убийства были случайными. Теперь уже он знал, что на самом деле его возбуждает: крики, испуг, а сам акт смерти доставляет ни с чем не сравнимое наслаждение. 6 июня 1982 года Чикатило заманил в лес двенадцатилетнюю девочку. - Твой автобус тоже опаздывает? - доверительно спросил он ее на отда- ленной остановке. И разговор уже завязался. Андрей Романович умел гово- рить с детьми. Он был учителем, он был отцом двоих детей. Чикатило не боялся, что его запомнит кто-нибудь из стоящих на оста- новке людей. В своей серой, черной, коричневой одежде он был незаметен, как хамелеон. Другое заботило его. Когда-то он прочитал, что на сетчатке мертвеца отпечатывается последнее изображение - убийцы. И он начал выка- лывать своим жертвам глаза. За три недели он загубил три жизни. Девочки четырнадцати и шестнадца- ти лет. И мальчик. Этот стал первым. Потом были и другие. Оказавшись с ними в лесу, Чикатило нападал сразу же: один ошеломительный удар, свя- занные руки, несколько поверхностных ножевых ран, чтобы подчинить себе и сломить сопротивление. Подробности ужасны: откушенные языки, отрезанные и унесенные с собой гениталии. Официально - на службе и для семьи - Чикатило в это время находился на поправке здоровья в доме отдыха. Это был конец лета. А в декабре Чикатило совершил свое седьмое убийство. Когда Олю Стальмаченок, десятилетнюю ученицу музыкальной школы, нашли, на теле у нее обнаружили больше полусотни ножевых ран, выколотые глаза. И самое ужасное - остались следы дикого, кощунственного потрошения. Это было в Новошахтинске, куда убийца отправился, чтобы навестить тещу. Число жертв все возрастало. Мальчики, девочки, молодые женщины. Сце- нарий оттачивался. Множество ножевых ран, изуродованные глаза. Тела на- ходили в безлюдных местах, неподалеку от железнодорожной станции или ав- тобусной остановки, в густых зарослях, лесополосах. Андрей Романович был так занят своей тайной жизнью, что в 1984 году совершил серьезный промах - пропало кое-что из доставляемых им грузов. Против снабженца Чикатило возбудили уголовное дело. Из милиции приходили повестки. Он не обращают на них внимания. Чика- тило нервничал. 9 января он убил девочку-подростка, 21 февраля - самую старую из его жертв, сорокапятилетнюю бродягу и пьянчужку. Он убивал в марте, убивал в мае. Назначил свидание женщине, с которой встречался время от времени: та разрешала ему заниматься оральным сексом, и он, од- новременно мастурбируя, доводил себя до оргазма. Все бы прошло как обыч- но, но, на беду, женщина захватила с собой одиннадцатилетнюю дочь. Обе погибли. Начальство прямо предложило Андрею Романовичу подыскать себе другое место. Он взял отпуск и начал искать работу. Часто ездил теперь из Шахт в Ростов на пригородных электричках. Это было удобно. За конец весны и лето он убил девятерых. И теперь отсекал одним махом нос и верхнюю губу, возмутительно напоминавшие гениталии, и совал их либо в рот жертве, либо во взрезанный живот. Тогда же, в 1984 году, он совсем перестают спать с женой. И до этого дела у них шли не слишком ладно, но Феня была терпелива и снисходи- тельна. Теперь Чикатило почувствовал, что это уже невозможно. Хотя жену уважал, любил и побаивался. 1 августа он нашел себе новое место - инженера по снабжению на рос- товской фабрике, а 2-го убил шестнадцатилетнюю девушку. Еще через пять дней он завел на левый берег Дона семнадцатилетнюю дуреху и буквально искромсал ее. В середине месяца его послали в первую командировку в солнечный Таш- кент, и за пять дней он убил двух женщин. К концу августа число жертв достигло четырнадцати. Это было ужасное лето. Увольнение, уголовное дело, опасность быть исключенным из рядов Коммунистической партии. 13 сентября, неделю спустя после пятнадцатого в том году убийства, Чикатило привлек внимание двух ростовских оперативников - Ахматханова и Заносовского. Те были на ночном патрулировании неподалеку от автовокзала Ростова в связи с операцией "Лесополоса". Хотя местная милиция арестова- ла подозреваемого - умственно отсталого девятнадцатилетнего парня - и он сознался в добром десятке убийств, аналогичные преступления продолжа- лись. Из рапорта Ахматханова: "Заносовский обратил мое внимание на высокого мужчину, черты которого напоминали фоторобот. Он был в очках, без шляпы. И у него была коричневая сумка. Заносовский сказал мне, что видел этого мужчину прежде, когда был в патруле на пригородной станции, и тот пока- зался ему подозрительным". Понаблюдав за подозрительным гражданином, рано утром оперативники за- держали его "за аморальное поведение в общественном месте", а также по подозрению в убийствах, совершенных в лесополосах. Внешний вид и действия Чикатило соответствовали описанию преступника, а в его сумке к тому же были обнаружены остро заточенный нож, два мотка веревки и баночка вазелина. При нем было удостоверение внештатного сот- рудника милиции. Именно в это время в Ростовской области работала группа Генеральной прокуратуры во главе с Владимиром Казаковым. Она боролась с местной про- куратурой и милицией за освобождение психически больного Юрия Каленика и других арестованных и оговоривших себя людей. В этом противостоянии к отработке Чикатило отнеслись поверхностно. К тому же экспертиза опреде- лила у Чикатило кровь группы А, которая не соответствовала сперме, обна- руженной на некоторых жертвах и имевшей группу АВ. Судебная медицина считает, что кровь и сперма всегда относятся к одной и той же группе. Спорить со строгими научными результатами никто не посмел. И все же Ка- закова проинформировали о новом подозреваемом. Тот поручил допросить его следователю Моисееву. Андрей Романович доверительно поделился с Моисее- вым своими половыми проблемами. Следователь отметил, что Чикатило неред- ко ночует на железнодорожных станциях, в прошлом часто бывал в Ростове в командировках, и дал поручение местным сыщикам поработать вокруг подоз- реваемого. А сам попытался объединить все похожие случаи убийств, пос- леднее из которых было зарегистрировано 8 октября. Чикатило отсидел свои 15 суток, но его не освободили, а отправили в Новошахтинск для проверки по делу одиннадцатилетнего Димы Пташни

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования