Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Костоев И.М.. Россия: преступный мир -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -
- сокрушенно сказала она. - Вот гады, самых лучших людей убивают, - вздохнул Артем. И предложил Диме: - Пошли к школе, посмотрим. "Я ходил к школе, чтобы посмотреть, не засекли ли меня, - объяснит он потом на допросе. - Понял, что нет. И пошел домой спать". Оперативники, работавшие с Кузьменко, рассказывали, что допрашивали его почти семь часов. Артем твердо стоял на своем. И только к вечеру, припертый к стене данными экспертизы и свидетельскими показаниями, приз- нался и рассказал все, как было. Рассказывал он спокойно, без истерики, своим тихим, вежливым голосом воспитанного мальчика. Дело в отношении его прекращено. На вполне законном основании - мало- ват еще Тема для уголовной ответственности, возрастом не вышел. Кузьмен- ко продолжает учиться. Он будет стараться, чтобы не было двоек и троек. Да и четверки ему ни к чему. Он любит знания, любит получать знания от хороших, знающих учителей. Только упаси Бог кому-нибудь из педагогов за- низить ему оценки! А тела Надежды Федоровны и Ани увезли в Ульяновскую область - хоро- нить. Их сопровождали муж Косолаповой и ее сын Андрей, ровесник Артема. МИШКА - ЛИШНИЙ ЧЕЛОВЕК Впрочем, хватит о хороших мальчиках. Пора рассказать и о плохом. К своим девятнадцати годам по всем законам нашей безжалостной жизни Мишка Иванов уже давно должен был пропасть. Бомж с шестилетним стажем, без работы и прописки, он не имеет права ни на учебу, ни на заработок, ни на что. Сирота. Сперва - при живых родителях, потом, когда через ми- лицию начал разыскивать отца, то опознал его по фотографии человека, убитого при невыясненных обстоятельствах. А мать он в последний раз ви- дел год назад в приемнике-распределителе для бомжей. Она передала по те- лефону через милиционера из Бутырки, что вышла из заключения, где отси- дела два года за воровство, и попросила принести ей сигарет. Мишка, как уже сказано выше, плохой мальчик. У него и судимость есть, тоже за кражу. Получил четыре года условно. Словом, попади он в тюрьму, никто и не удивится. Ясно же - яблочко от яблони... Но Мишка почему-то пошел в школу-экстернат. Закончил десятый и один- надцатый классы и сразу решил поступать - в МГИМО или МГУ, на меньшее он никак не согласен. По вечерам работает на складе, получает примерно пол- тора миллиона рублей в месяц. Два раза в неделю - бассейн... Такой кру- той поворот в жизни Иванова произошел не благодаря доброму дяде, а ско- рее вопреки всей нашей системе помощи ребятам, оказавшимся за бортом. В общем, повезло Мишке. Бомжем Иванова сделало государство. Еще в 1991 году исполком Красног- вардейского райсовета лишил его папку и мамку родительских прав. Мишка оказался в приемнике-распределителе на Алтуфьевском шоссе. Его младших братьев - Лешку, Максима и Юрку - через полгода отправили оттуда по детским домам. Такая же судьба ждала и его. Но, как на грех, именно в это время Мишка подхватил воспаление легких. Его положили в больницу, а забрать забыли. Скитаясь по подвалам и чердакам, мальчишка и не подозревают, что дом у него по-прежнему есть. Как того требовал закон, райисполком закрепил за несовершеннолетними братьями Ивановыми принадлежавшую им жилплощадь. Правда, и тут никто не позаботился о том, чтобы защитить права ребят. Зато папка и мамка, освободившись от четырех ртов, тут же затеяли обмен. И за год пропили квартиру. Когда Мишке стукнуло шестнадцать, он явился к властям, чтобы получить паспорт и начать зарабатывать, а заодно попросил помочь с жильем: от ро- дителей одноклассников, которые иногда подкармливали пацана, он узнал, что за ним сохраняется право на квартиру. Но начальство сменялось, ра- йисполком переименовали в управление муниципального округа, и на все свои просьбы Мишка получал отказ. Что характерно, его брату Алексею Ива- нову дали комнату, потому что есть распоряжение мэра об обязательном предоставлении жилья выпускникам детских государственных учреждений. А на каком основании обустраивать Мишку, забытому и потому в детдом не по- павшему? Попытки через прокуратуру выйти на след пропитой Ивановыми-старшими квартиры ни к чему не привели. К тому же Мишка вдруг вырос и перестал быть несовершеннолетним - ему девятнадцать... Тут и пропал бы наш "лишний человек", да помогла ему случайно встре- тившаяся женщина, агент по недвижимости Татьяна Петровна Ежова. А ведь Мишка ей не сват, не брат, а просто знакомый дочери, да еще из той кате- гории, от которых порядочные родители стараются оградить детей... Но, разобравшись в Мишкиной судьбе, Ежова начала штудировать законы и вся- ческие подзаконные акты, консультироваться со специалистами и собирать справки. Сначала писала, потом сама стала оббивать пороги всех и всячес- ких инстанций. Увы, мало где она встречала понимание. В прокуратуре, к примеру, Татьяну Петровну встретили вопросом: - Вы хоть знаете, за кого хлопочете? У него судимость... Для Ежовой это было новостью, но она ответила: - А что оставалось делать ребенку? Есть-то хочется! И только вернувшись домой, спросила Мишку: - Что ж ты, друг ситный, от меня скрываешь свое темное прошлое? - А что рассказывать? - вздохнул Иванов. - Бомжевал я тогда, ну, вы- пили с ребятами, потом почистили ларек... В школу-экстернат Мишку, между прочим, тоже устроила Татьяна Петров- на. Заплатила из своего кармана девятьсот тысяч. Зато парня, который не- сколько лет книг в руках не держал, сейчас за уши не оттянешь от учебни- ков. И работа нашлась. А когда старший сын Ежовых женился и освободилась его комната, Татьяна Петровна не смогла оставить Мишку на улице. И под- заборный мальчишка, который раньше не подозревают о том, что существуют слова не из матерного лексикона, а еще можно сказать "спасибо", "пожа- луйста", "извините", - вдруг оказался мягким домашним человеком. Вот только не слишком доверчивым. Все не верится ему, будто бы возможно та- кое - у него, у бомжа, вдруг появится собственный угол. Но так оно и случилось. Все письма Ежовой, кочевавшие по столичным инстанциям, нако- нец сосредоточились в одном месте - в жилищном комитете Южного админист- ративного округа. И компетентная комиссия приняла решение выделить Миха- илу Иванову комнату. Прямо святочная история какая-то! Так и тянет растрогаться и пустить слезу умиления. Одно только останавливает; а что стало бы с Мишкой, не встреться ему умный и доброжелательный старший друг? Почему один-единственный хороший человек должен заменять все законы нашего гуманного государства? КОГДА ФЕМИДА ОПУСКАЕТ ГЛАЗА Уже не раз приводились примеры, когда недобросовестное следствие хва- тает первых попавших под подозрение людей и принимается выколачивать из них признательные показания. Нередко в такой роли выступают несовершен- нолетние. Вот недавняя история, приключившаяся в Хабаровском крае. Сергея К. арестовали за ограбление магазина в селе Князе-Волконском в Приамурье. Арестованный свое участие в ограблении категорически отрицал, а пятеро мальчишек, которым предъявили то же самое обвинение, то призна- вались, то отказывались от прежних показаний. Вялотекущее следствие про- должалось год и восемь месяцев. Все это время Сергей провел в СИЗО. И вот, наконец, состоялся суд. Приговор ему как организатору ограбления вынесли такой - 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Но род- ные Сергея и пятеро его малолетних подельников утверждают, что все это дело - дутое, как мыльный пузырь. - Мы все стояли у райотдела милиции, когда вывели мальчишек в наруч- никах, - рассказывает мать Сергея. - Пока их вели к машине, они кричали: "Есть здесь родные Сережки? Знайте, он не виноват, нас били, вот мы и оговорили!.." В деле и впрямь немало странностей. Если верить обвинительному заклю- чению, дерзкое преступление было совершено так. Несовершеннолетние Сергей Ш. (14 лет), Алексей Б. (16 лет), Роман Ф. (16 лет), девятнадцатилетние Александр А. и Николай С. "с целью кражи чужого имущества в крупном размере" ночью на машине Сергея К. "в состоя- нии алкогольного опьянения" приехали в Князе-Волконское. Последний якобы показал им магазин, который нужно ограбить, но сам остался в машине. Двое тех, кто постарше, выставили наружное стекло магазина, перекусили мощными ножницами прутья оконной решетки, отогнули ее. Затем остальные ребята разбили камнями внутреннее стекло, проникли в магазин и стали пе- редавать через окно вещи. Старшие складывали их в сумки и относили к ма- шине Сергея, а там загружали в багажник. Потом добычу отвезли на дачу организатора ограбления, и налетчики разошлись по домам. Как "деревенским детективам" удалось воссоздать картину преступления? Да очень просто. Они хорошо знали окрестных трудных подростков и быст- ренько их вычислили. Начали с Алексея Б. Грабил? Нет, отвечает, с отцом на рыбалке был. Но после "теплой, дружеской беседы" признался: грабил. Остальные тоже сначала запирались, потом дружно сознавались. Но чтобы поставить в деле точку, нужен был взрослый с машиной. Кражато произошла в Князе-Волконс- ком, а пацаны жили в Тополеве, и ясно, что на себе тащить ворованное, да еще без помощи взрослого владельца автомобиля, они никак не могли. Так в деле появилась фамилия К., сорокасемилетнего крестьянина, отца троих детей и даже уже дедушки. После развода с женой он перебрался с детьми в Хабаровский край, где жила вся родня. Продал хату на юге, купил машину, дом в Тополеве, завел хозяйство. А года два назад решил обменять тополевский дом на квартиру в Хабаровске, уже и обменщики туда переехали, а Сергей пока еще у матери жил. Ну зачем ему понадобилось с незнакомыми мальчишками на сомнительное дельце идти? Следствие вела выпускница... физмата Хабаровского пединститута Б. Это первое дело неопытного, непрофессионального следователя соответственно и велось. Она вызывала на допросы вычисленных участковым "злодеев" и уго- варивала: "Признавайтесь, вам же лучше будет!" А старшие товарищи, с позволения сказать, настоящие профессионалы, помогали молодому специа- листу, как могли. Вот как, к примеру, проходило "опознание" К. Другой следователь, по- могавший Б., выкладывает перед мальчишкой фотографии троих взрослых муж- чин. Тот неуверенно тычет пальцем в одну из них: - Вроде этот... Что должен делать следователь? В присутствии матери несовершеннолет- него или педагога и понятых оформить протокол опознания. А на деле... - Ты что? - изумляется следователь. - Это не тот. Ты думай лучше, ду- май! - Тогда этот, - показывает мальчишка на следующую фотографию. - Вот и молодец! - радуется следователь. Так "опознавали" К. Почему именно его? В селе ходят упорные слухи, что Сергея подставили. Хозяйственный, уверенный в себе и по здешним мер- кам богатый мужик, он держался независимо и перед участковым не заиски- вал. Есть факты, что участковый был на дружеской ноге с местным предста- вителем хабаровского "общака", а Сергей якобы в тот "общак" отказался платить дань... Ладно, это не доказано. Но, допустим, Сергей лишь маски- ровался под фермера, а по ночам тайно руководил бандой малолеток и гра- бил магазины. Где доказательства? Только "чистосердечное" признание пацанов. Больше ничего. Обвинительное заключение шито белыми нитками. Выдернем лишь некоторые из них. Машина у Сергея действительно есть, а вот прав на вождение нет по простой причине: он дальтоник. Поэтому возила Сергея по делам его знако- мая, а вечером ставила машину на платную стоянку в Хабаровске. Это подт- верждают все сторожа стоянки. Никто никогда не видел Сергея за рулем. С первого же дня ареста он просил: вызовите сторожей, они подтвердят, что в ту ночь никто машину со стоянки не забирал! Сторожей вызвали ...через полгода, когда они уже не могли с уверенностью утверждать ни да ни нет. Другая белая нитка. - Граждане судьи! - говорил один из парней в суде, - Та решетка тол- ще, чем у этой клетки, в которой мы сидим, ее никакими ножницами не пе- рекусить! Потребуйте хотя бы провести техническую экспертизу... Кто ж такую решетку ножницами одолеет?! В деле акта технической экспертизы и соответствующих результатов следственного эксперимента нет. Но это нисколько не волновало судей. А куда делись пресловутые ножницы? Неизвестно. Их и в природе-то не было. Ладно, решетку перекусивши, залезли, стали грузить награбленное... "3000 стержней для авторучек, 30 нижних женских юбок, 28 платьев, 7 пар туфель женских, 27 детских (все в коробках), мясорубки, кофемолки, кос- тюмы мужские, детские, женские, джемпера, сорочки) футболки, махровые простыня, 277 метров тканей разных..." Куда все это погрузили? По мате- риалам дела, в багажник японской "мазды" Сергея, где вдобавок лежали два запасных колеса. Сомнительно... Дальше. Привезли эту гору вещей, чудом уместив ее в багажнике легко- вушки, в дом Сергея и с его помощью выгрузили. Но там уже все лето жили обменщики - многодетная семья Б. Они клянут- ся, что никто в ту ночь не приезжал. Однако их никто и не вызвал в каче- стве свидетелей. Еще бы, кому нужно, чтобы они осложнили ход следствия. Ведь пацаны признались, чего еще надо? Кстати, а куда девались эти самые похищенные вещи? До сих пор даже ни одного стержня для авторучки не найдено: ни в доме Сергея, ни вообще в Тополеве. Правда, при обыске у одного из мальчишек изъяли спортивный костюм и футболку, но мать уверяла, что сама покупала их сыну в городе. Все же костюм привезли на опознание в ограбленный магазин, и все продав- цы ясно сказали: "У нас таких вообще не было". Тем не менее следователь Ушакова, сменившая Батурову, отметила в обвинительном заключении: "Ве- щественные доказательства преступления - спортивный костюм, футболка - находятся в камере хранения Хабаровского РОВД". Кроме этого сомнительного вешдока, никаких материальных следов и сви- детельств, что шестеро подозреваемых участвовали в краже, нет. И доказа- тельств тоже. Все обвинение построено только на признании, выколоченном из пяти мальчишек. Но ведь на суде они, все как один, от первоначальных показаний отка- зались, объяснили, что в милиции их избивали и заставляли оговорить и себя, и Сергея. То же самое подтвердили они и в своем последнем слове, и в письменном заявлении на имя судьи. Судье бы обратить на это внимание, да и вообще присмотреться к этому делу, где концы с концами ну никак не сходятся, да и послать его на дос- ледование. Тем не менее суд, глазом не моргнув, признал всех шестерых виновными! Еще бы не виновны, если за решеткой сидят и в наручниках их милиция водит! Зачитывая приговор, судья от бумажки не отрывалась, глаз на осужден- ных и их родственников не подымала - уж ей ли не знать, с какими наруше- ниями прошло и следствие, и судебные заседания! И впрямь, у нас в России Фемида не с завязанными глазами, а с низко опущенными - от стыда за себя и государство. Еще бы богине правосудия и справедливости научиться краснеть за все выбитые из невиновных ложные показания, оговоры и самооговоры, за все липовые, дутые дела. За всех мальчиков, которым следствие и суд дают примеры вранья, подтасовки, на- силия и которых буквально толкают на преступный путь. Дать бы нашей Фе- миде право голоса! Она многое смогла бы рассказать, и полетели бы высо- кие головы... Но, увы, Фемида молчит. Осужденные подали кассационные жалобы в краевой суд. И теперь ждут справедливого решения. Дети Сергея, родители арестованных мальчишек еще верят Фемиде. УШЛЫЕ РЕБЯТА (Из практики И. М. Костоева) А вот совершенно иной случай. На стадии следствия были собраны дока- зательства, вполне достаточные для вынесения приговора, но еще до пере- дачи дела в суд оказалось, что следствие пошло по ложному пути. Это про- изошло в начале 70-х годов. Я был в ту пору прокурором-криминалистом Прокуратуры Северо-Осетинс- кой республики. В мои обязанности входило раскрытие наиболее тяжких преступлений - убийств, изнасилований, разбойных нападений. Я должен раскрыть преступление, закрепить и передать для дальнейшего расследова- ния в следственный отдел. Ранним утром поступила сводка о том, что в Пригородном районе, где неподалеку от села Комгарон находится учебная база Орджоникндзевского военного училища внутренних войск, совершено очень дерзкое, тяжкое изна- силование двух офицерских жен, приехавших навестить своих мужей. Район- ный прокурор доложил, что это происшествие вызвало бурную реакцию среди офицеров и курсантов, которые похватали оружие и уже пытались ринуться в село, чтобы устроить там кровавую расправу. Командованию училища с тру- дом удалось успокоить военнослужащих. Виновные арестованы. Ими оказались трое сельских учителей и их недавно демобилизованный приятель, все - мо- лодые люди. Далее из информации прокурора следовало, что потерпевшие категоричес- ки опознали своих насильников. Имеются свидетели, в частности, пятнадца- тилетний ученик Джиткаев, через которого, собственно, и вышли на прес- тупников. Обвинение уже предъявлено, и следствие будет в ближайшее время завершено. Прошло три месяца. Неожиданно в адрес очередного партийного съезда, что тогда было нередко, поступила жалоба от родственников арестованных в том смысле, что тех обвиняют незаконно. В отличие от нынешних демократи- ческих времен, подобные жалобы немедленно брались тогда под особый конт- роль. Мне тут же поручили проверить, насколько объективно ведется следствие, и передачи все материалы дела. Итак, две молодые женщины приехали из Орджоникидзе в село на автобу- се, провели с мужьями весь день и к вечеру собрались обратно в город. Последний автобус уходил около восьми часов, и другого транспорта, кроме случайного попятного, не было. От учебной базы до села около двух кило- метров. У околицы несколько подростков играли в футбол. Женщины спросили у них, как поскорее дойти до остановки. Один из подростков, тот самый Джигкаев, взялся проводить, тем более что и сам торопился домой, чтобы встретить скот. Комгарон - село чисто осетинское, и появление симпатичных русских женщин, естественно, немедленно привлекло внимание мужчин. А четверо мо- лодых людей - учителя и их приятель, игравшие в карты в одном из дворов, - попытались заговорить с приезжими, познакомиться. Правда, разговора не получилось - уже темнело, и женщины боялись опоздать на последний авто- бус. И тем не менее опоздали. Рассчитывать на попутный транспорт не при- ходилось, и они попросили Джиткаева проводить их обратно в часть. Даже заплатить обещали. Но он отказывался, ссылаясь на свои дела и добавляя при этом, что и сам побаивается тех мужиков, что навязывались на зна- комство. Они, между прочим, обсуждали по-осетински возможность "оформить этих русских женщин", ну... понятно, о чем речь?.. Словом, нагнал стра- ху. Однако в конце концов согласился помочь, но предложил свой вариант. Возвращаться не тем же путем, где можно почти наверняка нарваться на на- сильников, а идти кружной дорогой: через мост, противоположным берегом до учебных окопов военного училища и, перейдя речку по мелководью, выб- раться прямо к базе. Все шло нормально, но вот возле учебных окопов, в месте отдаленном и пустынном, произошло именно то, чего подросток так боялся. Навстречу выскочили темные фигуры - полуголые, с обмотанными головами. Джигкаев успел лишь крикнуть: "Что вы делаете?! Не трогайте их!" - как был сильным ударом отброшен в сторону. Женщин же растащили в стороны и, пор- вав на них одежду, ринулись насиловать. При этом один из напавших угро- жающе размахивал ножом. Наконец преступники оставили свои жертвы и словно растворились в тем- ноте. Женщ

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования