Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Костоев И.М.. Россия: преступный мир -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -
уже двадцать лет возглавляет тюремную газету "Тюрьма и воля" (прежнее назва- ние - "Голос совести"), выпустил книгу с переводами на феню произведений классиков русской литературы. "Евгений Онегин" начинается у него так: "Мой дядя, падла, вор в законе..." А знаменитые строки "Партия и Ленин - близнецы-братья", написанные на кумачовых лозунгах в годы советской власти, звучат вот таким образом: "Пахан и шобла - это ж два братана". Объясняя свое необычное увлечение, А. Сидоров сказал в интервью "Ком- сомольской правде": "Воровские языки изучал Владимир Даль. А Лихачев, Солженицын, покойный Лев Гумилев с живейшим интересом относились к жар- гону. И что вы скажете о факте, когда два бывших русских лагерника-лите- ратора - Александр Солженицын и Иосиф Бродский - получают за произведе- ния, насыщенные уголовным жаргоном и босяцкой лексикой, Нобелевские пре- мии!" Кстати, многие из попавших в зону преступников (чуть ли не 90 процен- тов) пишут стихи, чуть меньше - прозу. Однако "музыки" в этих произведе- ниях не так уж много, как, впрочем, и в письмах домой. Возможно, это связано с усвоенной еще в средней школе истиной, что литературный язык отличается от разговорного и устный - от письменного. Как бы то ни было, среди тюремного творчества встречаются пронзительные, по-настоящему та- лантливые произведения. Вот одно из них, принадлежащее перу некоего В. Ляпина: Осень залихватская - кобылица пегая! Вся ты разномастная - сколько стран оббегала? Вот в аллюре скачешь по лесам, болотам... От бессилья плачешь дождиком холодным. С разудалой резвостью ты калишь осины, С затаенной нежностью лижешь гроздь рябины. То за клином мчишься журавлей сварливых, Золотом искришься на лугах сонливых. В вихре одурманенном - душу растревожила, В балке затуманенной листья гривой сложила. И в последнем всплеске в ал закат свалилась, Будто в снежном блеске пеплом закружилась. А вот ксивы как документы, содержащие руководящие указания, пишутся на "государственном языке", на "фене". В этой же книге приводится следу- ющий образец тюремной переписки: "Здорово. В Вашем лице ко Всем достойным адресую. По выезду с крытой Альбея ему Ворами дана общая ксива для Вашей зоны, а также "Наказ" - оз- накомьте всех, кому небезразлична кровно людская здоровая постановка как в зоне, так и за пределами зоны. Копия общей ксивы "наказ" направляется вместе с этой сопроводиловкой. Привет Вам от Воров. Доброго Вам в жиз- ни". К существованию фени можно относиться как угодно, но это объективное явление, музыка живет и развивается, пополняясь все новыми и новыми сло- вами. Начало перестройки вызвало новый всплеск воровского словотворчест- ва: в словарь вошли общеупотребительные "команда", "бригада", "телеви- зор" (так стали называть тюремную камеру, куда приводят задержанных), "арбуз" (теперь так называют миллиард, который, конечно же, больше "ли- мона" - миллиона). Знание блатной музыки необходимо специалистам и не помешает добропо- рядочным гражданам в экстремальных ситуациях. Во всяком случае, будет понятно, о чем говорят между собой преступники. А журналистам, пишущим на правовые темы, это поможет не попадать в неудобное положение, как это произошло с сотрудниками газеты "Труд" в 1991 году. Тогда там появилась заметка о бывшем заместителе министра внутренних дел СССР, в тот период отбывавшем срок в нижнетагильской колонии N 13. Переводчик, который пе- реводил эту информацию из итальянской газеты "Реппублика", ошибся и сло- во "индюк", что на тюремном жаргоне обозначает "начальник", перевел как "петух", что является самым оскорбительным выражением на зоне. Получи- лось, что Чурбанов отбывает срок в зоне "петухов". После этой публикации в зоне сложилась такая обстановка, что Чурбанова в целях его безопаснос- ти пришлось срочно вывезти в СИЗО-1, а журналисту ничего не оставалось, как поехать в Нижний Тагил и извиниться перед осужденными. "НЕ ЗАБУДУ МАТЬ РОДНУЮ!" Если кто-то полагает, что эта знаменитая татуировка обозначает привя- занность к родственникам, то глубоко ошибается. Речь идет о шайке, о во- ровской группе, в привязанности к которой и клянется носитель этой над- писи на коже руки. Зная язык татуировок, можно угадать "профессию" и "социальное положе- ние" преступника, вся информация о котором зачастую (но не всегда, ко- нечно) зашифрована на его теле. Если на левой стороне груди пожилого че- ловека изображено пронзенное стрелой сердце - это означает, что он вор в законе и большую часть жизни провел в тюрьмах. Паук, ползущий от предп- лечья к плечу, - то же самое, а если паук еще и в паутине, то, значит, носитель татуировки никогда не откажется от криминальной жизни. Изобра- жение розы в бутоне означает, что человек встретил свое семнадцатилетие в воспитательно-трудовой колонии. А если символ юности - роза - находит- ся за колючей проволокой или за решеткой, то татуировка говорит о загуб- ленной молодости. Под изображением Библии понимается некий закон, кото- рый носитель татуировки обязуется выполнять. В последние годы, когда в обществе резко возрос интерес к криминоло- гии, появилось огромное количество популярных книг и научных работ, пос- вященных вопросам блатной символики. Специалисты утверждают, что знание значений "тату" помогает выйти на след преступника в, казалось бы, без- надежных ситуациях. В начале 1997 года газета "Труд" опубликовала мате- риал о двух ученых-криминологах Ольге и Юрии Дубягиных, одна из работ которых посвящена расшифровке воровских татуировок. Автор статьи А. Ма- лахова приводит любопытный факт: "В архивах Юрия Дубягина хранятся фотоматериалы на убийцу Старкевича, которого никак не удавалось взять по одному ужасному делу, в котором по- дозревался этот садист. Юрий Дубягин узнал, что на теле Старкевича име- ется несколько татуировок. Его заинтересовали две из них: крест с распя- тием и голова в профиль, напоминающая изображение какого-то древнегре- ческого героя. Но сам Старкевич, хотя и был ранее дважды судим, послед- ние два года пребывал на свободе и в поле зрения правоохранительных ор- ганов не попадал. "На всякий случай, - говорит Юрий Петрович, - я позвонил своему хоро- шему знакомому, профессору философии Тюхину. Он и сообщил мне, что в Ки- еве была издана книга "В мире мудрых мыслей", где встречались рисованные изображения, в частности, профиль Плавта, с которым связан афоризм "Че- ловек человеку волк". Я разыскал книгу в библиотеке и понял, что изобра- жение скопировано Старкевичем (он тоже проживал в Киеве) именно из той книги. Ранее у осужденных, как правило, за совершение дерзких на- сильственных преступлений, я уже встречал фразу "Человек человеку волк" (на латыни "Homo homini lupus est")". Дубягин козырнул в разговоре со Старкевичем своим знанием символики татуировок. В частности, он подбросил Старкевичу такой вариант расшиф- ровки его креста с распятием: мол, "меня распяла советская власть". "Откуда вы знаете? - изумился преступник. - Я действительно правнук члена Государственной думы, а родился в местах не столь отдаленных... Когда же речь зашла о римском профиле и Дубягин произнес зашифрован- ную в нем фразу по-латыни, Старкевич сознался, что это - его жизненное кредо. А дальше... сознался в убийстве. Очень часто татуировкой служит аббревиатура из нескольких букв, кото- рые могут складываться в слово. В сборнике "Правители преступного мира" приведен целый список татуировок женщин-преступниц, находящихся в местах заключения. Чаще всего они повествуют о любви, верности, надежде и оди- ночестве. Например, аббревиатура "луч" означает "любимый человек ушел". А "Ялта" - "я люблю тебя, ангел". "Лорд" - "любовь один раз дается". Аб- ракадабру "ДМНТП" следует понимать так: "Для меня нет тебя прекрасней". Но среди этих аббревиатур есть и такие, которые выражают преступную идею или повествуют о жизни обладательницы. "Слон" означает, что облада- тельницу преследуют "с малых лет одни несчастья"; "туз" - что "тюрьма уже знакома"; "утро" - что "ушла тропой родного отца", а "босс" - что "была осуждена советским судом". Впрочем, в последние годы, когда пошла мода на "художественную рос- пись тела", значение воровской символики стало потихоньку терять свое значение. Многочисленные татуировки на теле молодого человека скорее го- ворят о том, что ради того, чтобы быть стильным, он согласен и потер- петь, нежели о его криминальном прошлом, которого скорее всего и не бы- ло. С другой стороны, и авторитеты, даже если у них и есть "тату", не стремятся его обнародовать, а, наоборот, согласны также потерпеть, чтобы только убрать компрометирующую информацию. Но говорить о том, что блат- ная символика уходит в прошлое, пока рановато: воровские традиции в зоне (а именно там появляется большая часть наколок) очень сильны, и кто зна- ет, возможно, веяния моды принесут нам новые виды надписей и новое их значение? КСТАТИ, О МОДЕ... Блатная феня проникает в общеупотребительную лексику, а блатная одеж- да влияет на то, как одеваются прохожие на улицах. В любом фильме, пос- вященном работе уголовного розыска первых послереволюционных или после- военных лет, фигурируют две категории преступников: одни - расфранчен- ные, с иголочки, по последней моде, как, например, герой Евстигнеева в сериале "Место встречи изменить нельзя". И другие - фикса на зубе, сапо- ги гармошкой, пиджак, шарф вокруг шеи и кепка-восьмиклинка с небольшим козырьком - так в этом же фильме был одет, скажем, герой Садальского, тот самый карманник, с которым сыграл злую шутку Глеб Жеглов, подбросив ему улику - кошелек. Это униформа двух равнозначных группировок, правив- ших в те времена в криминальном мире. Первую носили жиганы (что в пере- воде на "обычный" язык означает "вожак, молодой дерзкий вор"), а вторую - урки - основная масса профессиональных воров. Правда, в конце сороко- вых - а именно в эти годы происходит действие фильма - урки уже подчини- ли себе жиганов, и жиганская мода отошла на второй план. Потом, в пяти- десятых, появились морские мотивы: брюки-клеш и тельняшки. Но важно было не только, что носить, но и в первую очередь как. Нес- мотря на опасность быть опознанным и задержанным работниками милиции, каждый вор всячески старался выделиться из серой толпы, привлечь внима- ние окружающих к своей персоне. Вальяжная походка, независимый вид, руки в карманах и папироска во рту, начищенные до нестерпимого блеска сапоги, кепочка, надвинутая на глаза... Как тогда говорилось - "ноль внимания, фунт презрения" ко всем прочим представителям человеческого рода. Нужно ли говорить, какой восторг вызывали эти сильные независимые мужчины, да еще с татуировками, среди пацанов. Как признался тележурналист Лев Ново- женов: "В нашем дворе в начале 60-х дети не хотели быть космонавтами, а все хотели быть ворами". Когда в пятидесятых власти предприняли широкомасштабные действия по искоренению воровской идеологии и многие профессионалы были отправлены в лагеря, а другие ушли в подполье, ушла из наших дворов и воровская мода. Чтобы вернуться вновь в начале девяностых в виде пресловутых малиновых пиджаков. Кстати, малиновые пиджаки были выбраны не случайно. Некоторые иссле- дователи этого вопроса считают, что в начале перестройки малиновый цвет ассоциировался у многих с престижем и благополучием, ибо именно такие костюмы носили, как правило, наши представители за рубежом. Еще одна ступень в криминальной иерархии - это те представители моло- дого поколения, которые и по внешнему виду, и поведению вполне подходят под определение "новые русские". "Бригадиры", как они себя называют, но- сят дорогие костюмы от Версаче, часы "Ролекс", модные шелковые сорочки, а на шее - толстую золотую цепь. По количеству золота обычно судят о степени влияния человека, носящего его, о крутизне его группировки. И наконец, мальчики в кожаных куртках, которые в изобилии гуляют по улицам наших городов. Это так называемые быки. Кожаные куртки или каше- мировые парки с ушастыми кепками из того же материала - самая удобная для них одежда. Равно как коротко стриженные или выбритые затылки: быки всегда должны быть готовы к бою, а подобная одежда и прическа не мешают в драке. Украшения в виде цепей и печаток они предпочитают серебряные. КАК ИХ ТЕПЕРЬ НАЗЫВАТЬ? Еще в начале двадцатого века на российской каторге сформировалась оп- ределенная социальная лестница, где практически каждый из профессионалов занял подобающее ему место. Тогда среди воров выделялись свои авторитеты - наиболее яркие и крупные фигуры. А в начале тридцатых, как утверждают исследователи, появились первые воры в законе - особая категория прес- тупников-рецидивистов, которые проповедовали принципиальный паразитизм и были бесконечно преданы воровской идее. Один бывший вор в законе, общий срок пребывания которого в местах не столь отдаленных перевалил за чет- верть века, писал, что вор скорее предпочтет расстаться с жизнью, чем отступить от воровской идеи. К середине восьмидесятых годов среди воров в законе появились люди, у которых вообще не было ни одного срока. И это было явным нарушением сло- жившихся правил, ведь никогда еще не было формального подхода при полу- чении этого "почетного" звания. В первую очередь определялась предан- ность воровской идее, учитывался опыт и организаторские способности, знание преступных законов и традиций, наличие реального авторитета. Кан- дидаты должны были представить две-три рекомендации от воров со "ста- жем". Вот, например, как писали поручители: "Хотя он и молодой, но мысли у него только существенные и воровские. Мы рады, что к нам в семью при- бывают новые воры!" Какой пафос! Куда до него рекомендациям кандидатам в КПСС! Новые воры в законе предпочитали не светиться. Они вели внешне бла- гопристойный образ жизни, ходили на работу и даже перестали заниматься кражами. Они стали генераторами идей, мозговыми центрами преступных со- обществ. Это вызвало настоящую войну в криминальном мире. Старые воры в зако- не, не согласные с новым положением дел, либо подкупались, либо уничто- жались физически. В те годы были убиты такие криминальные знаменитости, как Учкун, Махмутчик, Ереван, Касигорский, - с жизнью расстались около тридцати воров в законе. В то время в Советском Союзе насчитывалось окало 700 воров в законе, более двух тысяч кандидатов и окало 20 тысяч авторитетов - так называ- лась следующая за ворами категория уголовной элиты. Чтобы стать автори- тетом, требовалось выделиться из общей массы собратьев и завоевать их уважение. Приема в эту категорию не существовало. Авторитеты были как бы неформальными лидерами. Некоторые имели личную охрану, консультантов, связи в эшелонах местной власти. Многие из них "держали" целые регионы. Хабаровский авторитет Джем, к примеру, сплотил значительное число реци- дивистов и создал небольшие "филиалы" в других городах и некоторых коло- ниях. "Бойцы" Джема обострили криминогенную обстановку в регионе: воз- росло число разбойных нападений и вымогателей. В отличие от воров в законе авторитеты не имели права созывать сход- ки, но по приглашению или по желанию могли присутствовать на этих сбори- щах, однако без права решающего голоса. Кроме того, они могли решать возникающие конфликты лишь в своем окружении. Теперь многие авторитеты восьмидесятых заняли прочное место в деловых кругах регионов, более того, пролезли во властные структуры. Следующей ступенькой в уголовной иерархии восьмидесятых считались так называемые дельцы, или цеховики. Именно они стали первыми столпами тене- вой экономики и реально управляли капиталом и властью. Впрочем, первые цеховики появились значительно раньше. Уже в 1942 го- ду, в самый тяжелый период Великой Отечественной, появилась банда некое- го Павленко. Этот Павленко дезертировал из направлявшейся на фронт воинской части и собрал под свое крылышко дезертиров и уголовников всех мастей. Они создали вымышленную военно-строительную организацию под закодированным названием УВР-2. Так как нечестных людей, согласных поживиться за счет государства, в России хватало всегда, Павленко и его подопечные смогли найти обмундирование для своих "солдат" и "офицеров". В тылах действую- щих войск под прикрытием военной формы они занялись массовыми грабежами и хищениями трофейного добра. Со своей "воинской частью" преступник до- шел до Берлина. Здесь он подкупил армейских чиновников, выбил у них же- лезнодорожные вагоны и вывез свое имущество. Вся "администрация" "управления дорожного строительства" носила форму высших военных чинов. По различным липовым представлениям преступники получили свыше 230 орденов и медалей Советского Союза. Но война кончилась. Павленко "по-честному" поделил награбленное между "однополчанами", снабдил их подложными документами и фиктивно демобили- зовал. В 1945 году Павленко возглавил созданную им в Калинине артель "План- дорстрой". Расхитив свыше 300 тысяч рублей, председатель сбежал. А потом объявился снова, но уже в качестве начальника новой фиктивной организа- ции под названием "Управление дорожного строительства". Он и его сообщ- ники заключали с разными организациями договора на дорожно-строительные работы, которые фактически выполняли наемные рабочие, не подозревавшие, что они оказались втянутыми в грандиозную аферу. Из сумм, выплачиваемых заказчиками, Павленко и его приближенные присвоили более 30 миллионов рублей. В 1952 году Павленко был расстрелян. В 1961 году была разоблачена преступная группа во главе с Борисом Ройфманом. Он один из первых в стране начал использовать пациентов пси- хоневрологических диспансеров в качестве бесплатной рабочей силы по вы- пуску товаров широкого потребления. Дело в том, что психиатрические ле- чебницы получали от местных органов власти средства на организацию тру- дотерапии больных, закупали оборудование, которое на самом деле не ис- пользовалось, а ржавело на складах. Ройфман предложил медикам организо- вать производство трикотажных изделий. И работа закипела. В Краснопрес- ненском психоневрологическом диспансере работали 58 высокопроизводи- тельных трикотажных машин, которые не останавливались ни днем, ни ночью. Сырье поступало из Нальчика, сбыт продукции был организован на высшем уровне, и пользовались эти трикотажные вещи куда большим спросом, чем те, которые производились на государственных предприятиях. Естественно, ни сами рабочие - пациенты диспансера, ни государство не получали ни ко- пейки. Все текло в карманы "организаторов". При аресте у руководителя производства Шекермана было изъято около 100 килограммов золота и золо- тых монет, 262,5 карата бриллиантов и другие ценности на сумму в 2,5 миллиона рублей. В годы перестройки, после принятия в СССР закона "О кооперации", та- кое понятие, как цеховики, практически исчезло, но дело их не пропало. Теневая экономика, их главное детище, по-прежнему является питательной средой преступников. Если в 1989 году, по словам тогдашнего министра внутренних дел СССР В. Бакатина, объем теневой экономики достигал 70-90 миллиардов рублей в год, то в 1996 году, как считает нынешний министр внутренних дел России А. Куликов, в теневой экономике вертится около 70 триллионов рублей. Впрочем, к экономическим преступлениям мы вернемся чуть позже. Ниже цеховиков в восьмидесятые годы стояли на иерархической уголовной лестнице каталы - игроки. А за ними шли шестерки, которые, не имея ника- кого авторитета среди себе подобных, наводили страх на добропорядочных граждан, выступая в роли воров и грабителей. Но пр

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования