Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Филиппов Леонид. Что-то вроде любви -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -
ураки. А аргументов - не будет. Какие аргументы , если они дураки. Верно Жванецкий описал нашу ситуацию с полемикой: <Что может рыжий сказать о Шекспире, если ему в начале дискуссии заявить, что он - рыжий?!> В самом деле, попробуйте-ка опровергнуть обвинение в <унылом эгоцентризме> - обвинение, брошенное писателю (да еще - по общепринятым меркам - почти юмористу) ! Что, выйти и кричать - нет, я не эгоцентрик, меня общечеловеческие проблемы волнуют, а то б я и не писал вовсе. И не унылый я - смотрите, все время шучу. Ага, станут слушать! Ведь уже прокукарекано: Станислав Рассадин Высказывать о Пелевине какие бы то ни было веские суждения с моей стороны было бы непрофессионально. Я в этом случае всего лишь читатель, использующий свое святое читательское право: не дочитывать до конца то, что мне скучно. Я слишком хорошо вижу, как это сделано, а подчас и откуда это взято. Ведущий Право не дочитывать то, что скучно есть у всех. Но тогда уж - и право не высказываться как критик! А то получается так: я книг Пелевина не читал, да и вообще это не по моей части, но знаю, что они плохие (чуть не сказал <антисоветские>:) - мне-то не понравилось! Сделанность, заимствования - ну, во всяком случае в тех местах, которые мне попались: Вот уж и критики появились, которые не просто пишут о непрочитанном, но и декларируют это вслух. Что же до Пелевина, то упрек ему серьезный: не халтурить, если не хочешь получить такие <не профессиональные> соображения. Впрочем, Пелевину, похоже, и впрямь пофиг. Не мог автор таких вещей, как <Онтология детства> не знать уровня халтурности некоторых мест в <Чапаеве>: Пелевин (устами Петра Пустоты, который , вероятно, предвидел именно этот разговор - иначе объяснить не берусь) Конечно, есть беспроигрышный путь завершить любой спор, классифицировав собеседника, - ничего не стоит заявить, что все, к чему он клонит, прекрасно известно, называется так-то и так-то, а человеческая мысль уже давно ушла вперед. Но мне стыдно было уподобляться самодовольной курсистке, в промежутках между пистонами полиставшей философский учебник. Пушкин Что за аристократическая гордость позволять всякому негодяю швырять в вас грязью: Ведущий И еще, пожалуйста, реплика - насчет вот этого - <вижу, откуда взято>. Пушкин Талант неволен, и его подражание не есть постыдное похищение - признак умственной скудости, но благородная надежда на свои собственные силы, надежда открыть новые миры, стремясь по следам гения, - или чувство, в смирении своем еще более возвышенное: желание изучить свой образец и дать ему вторичную жизнь. Это не ново, это было уже сказано - вот одно из самых обыкновенных обвинений критики. Но все уж было сказано, все понятия выражены и повторены в течение столетий: что ж из этого следует? Что дух человеческий уже ничего нового не производит? Нет, не станем на него клеветать: разум неистощим в соображении понятий, как язык неистощим в соединении слов. Бродский Не станет меня, эти строки пишущего, не станет вас, их читающих, но язык, на котором они написаны и на котором вы их читаете, останется не только потому, что язык долговечнее человека, но и потому, что он лучше приспособлен к мутации. Басинский Зачем объяснять? Не для того писано, не для того и напечатано. А для чего? И здесь начинается самое интересное. Ведущий Отнюдь! Вовсе это - <для чего> - не интересно! Глубокоуважаемый критик со всем его филологическим образованием, видимо, искренне полагает, будто искусство непременно существует <зачем>. Можно лишь посочувствовать: представляете, с такими взглядами - в конце XX столетия! С Пушкиным бы хоть разобраться - с этим самым <зачем, для чего, что хотел посеять> и прочими школьными вопросами. Басинский Пелевин с грошовым изобретательским талантом, с натужными <придумками>: и прочей: художественной гадости, от которой тошнит:не стоит и ломаного яйца:Интересна не проза его, а культурная воля, которую она собой выражает. Эта воля состоит в смешении всего и вся, в какой-то детской (чтобы не сказать: идиотической) любознательности ко всему, что не напрягает душу, память и совесть: Пушкин (<Детская книжка>) Когда проходил мимо их порядочный человек, Ванюша показывал ему язык, бегал за ним и изо всей силы кричал: <пьяница, урод, развратник! Зубоскал, писака! Безбожник, нигилист!> - и кидал в него грязью. Ведущий И снова вынужден извиниться за поведение выступающего. (Это я не о Пушкине, конечно:) А все же интересно у нас учили на филфаках: где еще такое услышишь: <напрягает душу>. Сильно! Какое-нибудь там <душа обязана трудиться> и не тянет на подобном фоне: Басинский :Кактусы ведь для того и созданы - кичиться индивидуализмом формы. Ведущий Надо полагать, уважаемый филолог, мастер метафоры (очередной лирик, погибший в критике - сидит и хочет создавать препоны, определять, какая литература правильная и какая - нет: он это прямым текстом говорит в статье <Пафос границы>:) - сей мастер, видимо все же хотел сказать не <индивидуализмом>, а <индивидуальностью>. Ну, да не будем придираться к мелочам. А вот далее в статье Басинского идет целый художественный период - о редких кактусах - даже устаешь читать, ибо все давно ясно. С первых же строк. И ожидание - когда же появится параллель с пейотом и прочими дон- хуановскими делами, столь явно напрашивающаяся при разговоре о Пелевине - сие ожидание так и не оправдалось до самого конца статьи. А оно одно только и держало внимание на сием продукте постписаревского реализма: Нет, не читал уважаемый критик Кастанеды - ни под редакцией Пелевина, ни в других переводах. Жаль - но эти <кактусы> - простое совпадение: И в его утверждение о том, что <образ сам собой возникает при чтении рецензии Д.Быкова:> - не верится. Очень уж очевидно стремление продемонстрировать собственные писательские возможности. Вот, мол, глядите, мы и сами не лыком шиты (чтоб не сказать грубее...) Е.Сперанский (<Под шорох твоих ресниц>) - Я вся в искусстве:вся в кактусах - - Я тоже хочу быт весь в кактусах. - - . Ведущий Однако, высказывания П.Басинского - еще не <самые- самые>. Есть среди участников обсуждения критик и более молодой, и - более непримиримый. Трудно поверить, но - факт. - Прошу Вас, пожалуйста! Так как Ваша позиция не только подробно изложена, но и исключительно характерна, давайте побеседуем более обстоятельно. - - Александр Архангельский Словно тут речь об адепте нового учения:Тем неожиданнее и резче прозвучала реплика Алексея Слаповского: саратовский прозаик выгреб из "Чапаева и Пустоты" кучу словесного мусора и наглядно продемонстрировал читающей публике, что "самый загадочный" и "самый известный" писатель своего поколения попросту не владеет русским литературным языком. - - Ведущий А что, разве выгребать - это и есть функция критики?! Слово-то не воробей, как говаривал тезка и земляк одного героя Виктора Пелевина - некто Зигмунд из Вены . - Архангельский Коллекция языковых огрехов пелевинской прозы, собранная Слаповским, заведомо неполна. Легко привести иные примеры чудовищной стилевой нечуткости, выбранные наугад из начала, середины и конца книги. Ведущий Точнее было бы сказать не <легко> , а <легко и приятно>. Нравится это - выгребать? Ну хорошо, вот пусть вс„ это правда: нет за Пелевиным ничего - ни идей, ни таланта, ничего. И ладно. Мало ли графоманов нынче печатается. Что-то, однако, не слышно по их поводу ничего подобного: Неужто вс„ дело в премии и похвалах коллег, тем более, зарубежных?! Ай, как стыдно-то, господа! Пушкин Глупость осуждения не так заметна, как глупая хвала; глупец не видит никакого достоинства в Шекспире, и это приписано разборчивости его вкуса, странности и т.п. Тот же глупец восхищается романом Дюкре- Дюмениля или Историей г.Полевого - и на него смотрят с презрением. Хотя в первом случае глупость его выразилась яснее для человека мыслящего Архангельский :Но вот что важно. Слаповский, издеваясь над пелевинской стилистикой, вспоминает о своей прежней профессии - редактора; судя по его неподдельному изумлению, с этой профессией он расстался давно. Потому что в последние годы произошла резкая смена "типового набора" языковых погрешностей. Привычные "сбои" исчезли - или, по крайней мере, отошли на второй план. Ведущий Прошу максимального внимания - кульминация. Архангельский Зато возникло нечто новое - я бы назвал эту причудливую смесь предельно книжных конструкций с произвольными законами устной речи компьютерным языком. Все вроде бы правильно, гладко - но стоит вчитаться, как волосы встают дыбом. Словно мысль, не встречая привычных препятствий, не преодолевая трение ручки о бумагу, не прорываясь сквозь молотобойный треск машинки, но и не обретая опоры в репликах собеседника, в интонации, жесте, ситуации времени и места, - сама не замечает, как лишается внутренней формы - и соскальзывает в грамматическую пустоту: На таком языке и пишет Виктор Пелевин Великий Старец Гнетет их страх смерти, страшатся они любых перемен... Сами же только и мечтают о былом, что хорошо бы вновь всем вернуться к завязыванию узелков на веревке вместо письма. Ведущий Вот и ответ - обычный луддитский конформизм. И ничего, кроме комплекса неполноценности и страха оказаться попросту некомпетентным тут нет. Компьютер испугал - он не стучит, подобно машинке или, скажем, подобно зубилу клинописца-каменотеса.. А вот Достоевский, говорят, диктовал. Без всякого там собеседника. И не один он. А ведь прочитавши любой из серьезных рассказов Пелевина (вс„ равно - отдельно изданных или вставок в романы), нельзя не заметить огромной разницы в стилях между ними и цитируемой критиками небрежной пелевинской же прозой. И - не задуматься, отчего это. И не вспомнить хотя бы <Евгения Онегина> (<:простонародных, идеальных:>) Архангельский Вопрос - как можно, будучи не в ладах со стилем, выражать глубины подсознания, выстраивать многоярусные идеологические конструкции, давать волю фантазии? То есть делать именно то, что ставят в заслугу Пелевину многочисленные сочувственники, равняющие его с Борхесом, Умберто Эко и Карлосом Кастанедой?.. Да так и можно; просто есть идеи, сопротивляющиеся ясному стилевому оформлению, как бы нуждающиеся в безъязыкости. Карл Густав Юнг Любое отношение к архетипу, переживаемое или просто именуемое, <задевает> нас; оно действенно именно потому, что пробуждает в нас голос, более громкий, чем наш собственный. Говорящий прообразами говорит нам как бы тысячью голосов, он пленяет и покоряет, он поднимает описываемое им из однократности и временности в сферу вечносущего, он возвышает личную судьбу до судьбы человечества и таким путем высвобождает в нас все те спасительные силы, что извечно помогали человечеству избавляться от любых опасностей и превозмогать даже самую долгую ночь. Пелевин (устами Затворника) Если ты оказался в темноте и видишь хотя бы самый слабый луч света, ты должен идти к нему, вместо того, чтобы рассуждать, имеет смысл это делать или нет. Может, это действительно не имеет смысла. Но просто сидеть в темноте не имеет смысла в любом случае. Понимаешь, в чем разница? Ведущий Речь господина Архангельского звучит громогласно, и можно даже не заметить, что ни одна идея из этих , безъязыких - не названа. Ибо если автор займется этим, может - как у многих его заединщиков - выясниться , что он ни малейшего понятия не имеет о предмете разговора, полагая, что буддизм, дзен, кришнаизм и прочее подобное (для него) суть какие-то дурацкие восточные выверты, для таинственной и духоносной души ненужные, а посему и не стоящие даже того, чтобы различать их друг от друга:Как , врочем, и клавиатура компьютера - не стоит того,чтобы хоть подойти к ней и обратить внимание, что от клавиатуры пишущей машинки она попросту ничем не отличается. А если главное - молотобойность, то вот уж пожалуйста - стучите громче, авось и откроют: Архангельский :Слишком тонок юмор, пронизывающий сцену, - а как можно шутить над тем, к чему несерьезно относишься? Слишком узнаваемы "остраненные" абсурдизмом реалии 90-х годов, - а зачем любовно живописать то, что не обладает никакой самостоятельной сущностью? Ведущий Действительно: зачем живописать?.. Писарев : к сожалению, публика времен Пушкина была так неразвита, что принимала хорошие стихи и яркие описания за события в своей умственной жизни. Ведущий Как точно сказано по сути, и как нелепо по стремлению оценить и перевоспитать! Ну а как же иначе еще можно расценивать хорошие стихи?! Виссарион Белинский Мысль, высказанная Гете, поставляет искусство целью самому себе и через это самое освобождает его от всякого соотношения с жизнью, которая всегда выше искусства, потому что искусство есть только одно из бесчисленных проявлений жизни. Ведущий Уже и просто классическое <чистое> искусство явно не укладывается в эту трактовку - и искусства, и жизни, а уж то, что декларируется героями Пелевина - его подходу и вовсе диаметрально противоположно, ибо едва ли не всякий из них сказал бы почти точно следующее: <так называемая жизнь есть только одно из проявлений искусства>: Блок Из рядов художников, которых пока никто не слышит, раздаются одинокие музыкальные призывы; призывы к цельному знанию, к синтезу, к gaia scienza. Эти призывы пока никому не понятны, даже имена их носителей вычеркиваются из списка порядочных и цивилизованных людей. Составлением проскрипционных списков занята армия гуманных критиков- аналитиков, которая далеко превышает своей численностью и даже обученностью небольшую всегда группу людей, стремящихся к синтетическому миропониманию. Ведущий Обращаю внимание уважаемых критиков-аналитиков, что мы слышим голос напрямую из того самого серебряного века! Блок Я утверждаю, наконец, что исход борьбы решен и что движение гуманной цивилизации сменилось новым движением, которое тоже родилось из духа музыки; теперь оно представляет из себя бурный поток, в котором несутся щепы цивилизации; однако в этом движении уже намечается новая человеческая порода; цель движения - уже не этический, не политический, не гуманный человек, а человек-артист; он, и только он, будет способен жадно жить и действовать в открывшейся эпохе вихрей и бурь, в которую неудержимо устремилось человечество. Ведущий Не знаю, что сказал бы об этом Виктор Пелевин, однако уж Петр Пустота под этим, несомненно, подписался бы - разумеется до общения с Чапаевым и Юнгерном: Но это - не главное. А вот как насчет того, что ни Пелевин, ни его герой не представляют - по словам уважаемых критиков (в том числе и доброжелательно настроенных) истинной картины той, послереволюционной эпохи? Что же, Блок - тоже все это вычитал в книжках? Я, разумеется, веду речь о духе эпохи - в конце концов Пустота - коллега именно Блока - во всех смыслах Блок Теоретики теряют (или не теряют, а потеряют) надежду взнуздать искусство. Засунуть в стиснутые зубы художнику мундштук науки. Вместе с тем - не в первый раз - теряется надежда и на научную критику. Ведущий И это сказано три четверти века назад!.. Некто весьма древний (из сенсуалистов, утверждает, что слова восходят к Аристотелю) Nihil est in intellectu, quod non fuerit prius in sensu [Нет ничего в уме, чего не было бы раньше в ощущениях.] Ведущий Вот именно - к Аристотелю: Пора наконец возмутиться и сказать: нельзя рисовать Аристотеля столько времени подряд! Пелевину куда больше пойдет такой лозунг: Nihil est in sensu, quod non fuit in intellectu. [Наоборот, только без <бы>] Не знаю уж, восходит ли сие к Платону, но что Петр Пустота сказал бы что-то подробное - почти уверен. Но- к разговору об отношении Пелевина к <излагаемым> идеям - насколько он все же серьезно их воспринимает? Сергей Кузнецов При желании можно поспорить о том, насколько сам автор верит в Послание (судя по длинным и временами тормозящим повествование беседам - действительно верит): Ведущий Нет, не возьмем критика в Шестипалые, слишком уж он от социума, хотя и умный, конечно, и непредвзятый. Но - судить о вере по наличию длинных бесед - смешно же. Ни во что он, конечно, не верит, этот Затворник - он же все эти легенды сам и придумал! Читать надо внимательно! Да и вообще - что значит <верит>?! Вс„ пытаемся под наш менталитет подогнать: веришь - не веришь. И уж вовсе <не в тему> звучит это самое <действительно>! Обижаете вы автора таким его пониманием. Впрочем, это, скорее, я тут за него обижаюсь, а ему-то что. Кузнецов : в этом следование буддистской традиции, в которой сожжение дзенским мастером статуи Будды служит лучшим объяснением сущности буддизма Ведущий А вот тут есть правда: действительно, отношение к так называемым <святыням> у Пелевина - в восточной традиции. Да и вообще, в традиции всех мудрых во все времена: ничего святого! Просто наличие чего бы то ни было святого, канона, кумира - все это связывает - и ум, и душу: Так что в этом смысле критик прав. А вот объяснить сущность буддизма: Если бы у буддизма была объясняемая сущность, да еще объясняемая столь простыми методами - вполне пригодными для толпы - то что ж это был бы за буддизм?! Вопрос к Виктору Пелевину (из сетевой конференции): насколько ваши произведения являются закодированным изложением дзен? Во-первых, я себе не представляю, что такое закодированное изложение дзен. У дзен вообще никакого изложения нет, он не излагается. Буддизм - это система правил обращения с окружающим миром и с самим собой. И в буддизме существуют разные традиции. Архангельский :.ну и что? ну и зачем? А ничего. А ни за чем. Ничто, нигде, никогда. Ведущий Опять все то же - как сговорились! Ну и вопрос в устах литературного критика: <зачем?>: Стоп-стоп, а уж не из Терца ли это <ничто, нигде, никогда:>, не из <Прогулок ли с Пушкиным>: : Ведь не может же такого быть, чтобы столь уважаемый и авторитетный литературный деятель не читал Синявского? Нет, такое и предположить невозможно. Следовательно, он сам наводит читателя на мысль о пушкинской сути пелевинской пустоты. Белинский (О Пушкине) :Художник, любящий все и потому терпимый ко всему. Отсюда все достоинства, все недостатки его поэзии; и если вы будете рассматривать его с этой точки, то с удвоенной полнотой насладитесь его достоинствами и оправдаете его недостатки, как необходимое следствие, как оборотную сторону его же достоинств. :Он ничего не отрицает, ничего не проклинает, на все смотрит с любовью и благословением. Ведущий Это не Синявский написал, это Белинский! За полтора века до! Писарев В этих строках и ласковых словах заключается самое полное и беспощадное осуждение не только одной пушкинской поэзии, но и вообще всякого чистого искусства . Кто любит все, тот не любит ровно ничего; кто любит одинаково сильно истца и ответчика, страдальца и обидчика, : Ведущий Интересно, неужели великий реалист даже не заметил, КОГО он тут фактически о

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования