Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Филиппов Леонид. Что-то вроде любви -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -
Ведущий Господа, господа! Десять тактов паузы:Успокоимся и будем разбираться. Итак заданы две темы. Тема первая: <народная история> (небось, карма поколения ?) и - вместе с ней - <людские судьбы> (ну, это, понятное дело, просто карма:) И тема вторая: противопоставление Пелевина Пушкину и сопоставление - с Барковым (?:.) Расширяем круг гостей! Дмитрий Писарев Последовательный реализм безусловно презирает вс„, что не приносит существенной пользы:Мы вовсе не говорим поэту: <шей сапоги>, или историку: <пеки кулебяку>, но мы требуем непременно, чтобы поэт, как поэт, и историк, как историк, приносили, каждый в своей специальности, действительную пользу. Мы хотим, чтобы создания поэта ясно и ярко рисовали перед нами те стороны человеческой жизни, которые нам необходимо знать для того, чтобы основательно размышлять и действовать:Если книга: ничем не шевелит и не оживляет нашей мысли, то мы называем такую книгу пустой: и автору такой книги мы всегда, с искренним доброжелательством, готовы посоветовать, чтоб он принялся шить сапоги или печь кулебяки. Гораций ( о поэтах) Omne tulit punctum, quit miscuit utile dulci [тот достигает всеобщего одобрения, кто соединяет приятное с полезным] Ведущий Обращаю внимание на невольный комплимент Писарева: называем такую книгу пустой..> Кажется на первый взгляд парадоксом, однако факт: именно Пелевин более прочих современников подходит под писаревское определение <реалиста>. Другое дело, что сам критик , к сожалению, применял определение слишком узко. В частности, именно Пушкину он, как известно, советовал заняться чем- нибудь полезным вместо писания стихов. Вероятно, стихи эти не смогли ни расшевелить, ни оживить мысли непримиримого критика. А ведь именно тем как раз хорошо определение Писарева, что оно <работает> в динамике: для каждой культурной среды или эпохи под него будут подходить свои направления в искусстве, именно те, которые как раз и способны шевелить и оживлять мысли данного поколения. А уж называть данного художника реалистом или как-нибудь иначе - вот уж действительно - дело десятое. Так что предлагаю такое терминологическое упрощение (дабы оставить хоть на время весь это сыр-бор вокруг постмодернизма - хотя бы до появления четких границ самого понятия) - <реалист в смысле Писарева> - то есть, такой художник, творения которого, вне зависимости от приемов и даже жанра, достигают главной цели - сокращать нам опыты быстротекущей жизни. Но - давайте поговорим о <пустоте> - раз уж слово прозвучало: Писарев Когда человек отрицает решительно все, то это значит, что он не отрицает ровно ничего, и что он даже ничего не знает. Дмитрий Бавильский Человеку, который все это затеял, действительно удалось <синтезировать пустоту>, выполнив заветы легендарного комдива, максимально использовав галлюциногенные возможности, которые дает художественное творчество. Особенно при написании большого романа. Ведущий Вот отправная точка для разговора не только о Пелевине, но о творчестве вообще. Правильно сказано: есть в нем галлюциногенность, иначе это и не творчество! Ну же! Раз понятно это, что ж мешает понять и вс„ остальное? Ведь главное сказано: писатель и есть тот самый творец миров (вот ведь банальщина, неужели есть тема для спора?!) И вовсе ничего такого нового - и особенного рядом с этим простым фактом - нет ни в кокаиновом, ни в каком другом бредово-галлюциногенном видении героев. Не один ли черт, какова природа перемещения?! Что, в <Мастере и Маргарите> что-то иначе?! Конечно, именно это Пелевин и ощущает, сочиняя. А его обвиняют в какой-то там холодности , да еще и к жанру пытаются пристегнуть! Ну глюки у человека, а если бы нет - что ж он был бы за писатель?! Вы, господа ученые коллеги, <Театральный роман>-то хоть перечтите, что ли:Про коробочку на столе - с картинками движущимися... Однако - а сторонники Пелевина тут еще есть? О пустоте, прошу вас! Некто под псевдонимом Великий Старец ( С древнекитайского переводит А.Кувшинов) Тридцать спиц в колесе сходятся к втулке, середина которой пуста, и благодаря этому и можно пользоваться колесом Когда формуют глину, изготавливая из нее сосуд, то делают так, чтобы в середине было пусто, и благодаря этому и можно пользоваться сосудом: Дмитрий Быков Главной подлинностью является поиск подлинности. Освобождение достигается хотя бы отказом от устоявшихся правил игры. Но освобождение от сознания означает - что? Оно означает пустоту, читатель! Для нынешнего Пелевина не существует никаких результатов - только процесс! Побег становится главным наиболее достойным состоянием души. Не Бог весть какой свежий вывод, но, кажется, единственно возможный. И то, что Пелевин подводит читателя к этому выводу, вместе с ним проходя сложнейший путь к элементарной истине, уже само по себе дорогого стоит. Павел Басинский Каждый различающий и уважающий свое национальное, профессиональное, то есть в конце концов культурное, лицо человек не может воспринимать прозу Пелевина иначе как хамское нарушение незыблемого privacy:не касайся холодными руками того, что другими руками согрето, что тебе забава, а другим мука и радость. Фаддей Булгарин (О Пушкине) Бросает рифмами во вс„ священное, чванится перед чернью вольнодумством: Ведуший Гм: Культурное лицо: Ну да ладно. Оставив в стороне форму изложения, заметим главное - противоречие . Ведь если проза Пелевина всего лишь - по словам именно Басинского - <буквочки:>, всего лишь экзотическое, лишенное смысла - и тем более душевного тепла - экспериментирование , то каким это образом подобно творчество может вызвать столь мощную реакцию, столь эмоциональное неприятие? Думаю, и здесь ответ подсказывает сам Пелевин - в <Тарзанке>: <-Как же я могу это прекратить? Это ведь не со мной происходит, а с вами. Петр Петрович понял, что собеседник прав, но в следующую секунду он понял еще одну вещь, и это мгновенно наполнило его негодованием. -Да ведь это подло, - волнуясь, закричал он, - это ведь каждому человеку можно такую гадость объяснить, что он лунатик и над пустотой стоит, просто ее не видит!> А за неприятием - почти рефлекторно - и табуирование - вплоть до попытки привлечь на свою сторону аж всякого приличного человека. Дескать, это не мое мнение, это я, как и в старые добрые времена, глаголю от имени народа. Есть анекдот такой: <Куда делся весь советский народ, я понял, а вот где вс„ прогрессивное человечество?> - так вот оно, здесь, возмущается прозой Пелевина вместе с выразителем общепрогрессивных идей, уважаемым критиком, ибо не может поступиться ни принципами, ни своим профессиональным лицом. А уж о лице национальном и говорить нечего - это само собой: Великий Старец Они больше любят посещать святые места, чем прокладывать собственный путь. (????) Лобанов (О духе словесности. Речь в Императорской Российской Академии 18 января 1836 года) Беспристрастные наблюдатели, носящие в сердцах своих любовь ко всему, что клонится к благу отечества: не без содрогания могут сказать: есть в нашей новейшей словесности некоторый отголосок безнравия и нелепостей. :распространяют такие пагубные и разрушительные мысли, о которых читатель до тех пор не имел ни малейшего понятия и которые насильственно влагают в душу его зародыш безнравия, безверия и, следовательно, будущих заблуждений или преступлений. :Ужели истощилось необъятное поприще благородного, назидательного, доброго и возвышенного, что обратились к нелепому, отвратному, омерзительному и даже ненавистному? Бавильский Враз, в один миг, шкала ценностей поворачивается на 180 градусов, социализм, идеи всеобщего равенства приобретают негативные коннотации. И, напротив, капитализм, частнособственнические интересы провозглашаются истинными, вечными, etc. Лозунг (по словам Пелевина - висел над вокзалом в Казани): Коммунизм -- пыздыр максымардыш пыж ! Бавильский Как раз об этом и ведутся многочисленные споры по обе стороны романа, именно здесь и разворачивается основное <поле сражения> за неокрепшие и слабые умы Роман Арбитман Простодушный читатель у Пелевина отсутствует, а читатель искушенный, напротив, обожает подобные интеллектуальные экзерсисы. Блок Цивилизовать массу не только невозможно, но и не нужно. Если же мы будем говорить о приобщении человечества к культуре, то неизвестно еще, кто кого будет приобщать с бОльшим правом: цивилизованные люди - варваров, или наоборот: так как цивилизованные люди изнемогли и потеряли культурную цельность; в такие времена бессознательными хранителями культуры оказываются более свежие варварские массы. Великий Старец Когда вокруг много умников. тогда и появляется великое заблуждение. Когда в семье не ладят между собой. тогда и появляются сыновняя любовь и почтительность к старшим. Когда в государстве беспорядок и смута, тогда и появляются преданные слуги. Писарев Кому Пушкин безвреден, тот не станет его читать, а кому он понравится, того он испортит в умственном и нравственном отношении. Испортит не тем, что даст ложное направление силам молодого ума, а тем, что не даст им совсем никакого направления. Пушкин пользуется своей художественной виртуозностью, как средством посвятить всю читающую Россию в печальные тайны своей внутренней пустоты, своей духовной нищеты и своего умственного бессилия. Ведущий Хорошо еще, что организаторы травли Синявского, как и всякие организаторы подобного рода дел, книг не читают. А то бы они непременно причислили к русофобам - вместе с Абрамом Терцем - еще и Писарева - за эту вот самую <внутреннюю пустоту>. (А слово-то , однако, какое емкое, и всегда оно где-то маячит - стоит лишь только всерьез заговорить о поэзии:) Басинский Когда пространство литературы сужается до размеров подоконника, сеять на нем <разумное, добро вечное> можно, конечно, забавы и оригинальничанья для, но рассчитывать на всходы и <спасибо сердечное> по меньшей мере наивно: Другое дело - разводить кактусы: Ведущий Здесь, в одной статье Басинского - сразу два поистине чудесных совпадения - на гране прозрения. Во-первых - параллель с <пейотовой> темой Кастанеды - почти наверняка неумышленная, иначе бы упомянул, не сдержался. И - предвидение метафоры Гениса о пограничной зоне творчества - не в смысле примитивного толкования подоконника как места разведения чего-то там в горшочках, а в смысле границы в самом широком понимании этого слова. Вот тут-то и поверишь в мистику - <волшебную силу искусства>: Басинский Кто именно и зачем его долго ждал, мне не совсем понятно. Ведущий Господи, ну так спросили бы! Это не секрет: Басинский Даешь много кактусов хороших и разных! Каждому россиянину по одному произведению, непохожему на другие! Ко там ноет об усталости культуры, об ее бесполезности и бессмысленности, о ее каждодневном позорном бегстве от жизни в коралловые гроты из папье- маше? Паникеры! Саботажники! И в самом деле - как это просто! Берешь <буковки, буковки, буковки>: и вырастает неизвестно что под названием, допустим <Чапаев и Пустота>. Ведущий Вот как? В самом деле просто? Это, вероятно, пишет - писатель? Или, допустим, человек, создавший некую литературную пародию - хоть на того же Пелевина? А то вот что-то ассоциации такие возникают - с ушедшим в монахи и проклявшим телесные грехи :гм, как бы поделикатнее:ну, скажем, с больным половой слабостью. Никоим образом не полагая подобные высказывания сколько-нибудь джентльменскими, однако, и не извиняюсь. Правила поведения заданы оппонентом. Александр Аронов (<На свете есть одни поэты>) Постылый маленький чиновник, Всех ваших сложностей виновник, сидит препоны создает. Затем, что лирика нагая, Смиряясь и изнемогая, Отверстых уст не достигая, В немой душе его цветет. Ведущий Если бы всегда так! Боюсь, бывает и более простое объяснение.. Басинский Дураков в России теперь мало, Пелевина внимательно прочитают Быков, Немзер и Басинский , потому что им делать больше нечего и потому что они в свое время закончили филфак: Ведущий Итак, заметим: критик утверждает, что прочел Пелевина внимательно! Просто в силу профессиональной необходимости. Ладно:Однако, попросим высказаться упомянутого коллегу и, возможно, единомышленника - Немзера. Ибо коллега Быков как раз придерживается мнения противоположного. Андрей Немзер Редкостная стилистическая глухота Пелевина -- следствие унылого эгоцентризма, не позволяющего увидеть и расслышать что-либо его сознанию внеположное, заставляющего подменять русский язык -- эсперанто, мысль -- шаблонными парадоксами, характеры -- конструктами. Писарев Пушкин до самого конца своей жизни не отделался вполне от старого и совершенно бессмысленного мифологического языка. Этот язык невыносим для тех писателей, которые чувствуют себе потребность высказывать обществу какие-нибудь определенные и ясно сознанные мысли. Но для тех писателей, которые, подобно пушкинскому поэту, полны не мыслей, а только звуков и смятенья, мифологический язык составляет незаменимое сокровище, потому что разные Аполлон, Музы, Грации, Киприды, Парки дают таким писателям:полную возможность не высказывать в своих стихах ровно ничего, притворяясь в то же время, будто они высказывают чрезвычайно много. Басинский :произведение, насыщенное неумными , а главное совершенно немотивированными гадостями про гражданскую войну и серебряный век. Ведущий Вот вам и внимательное чтение: Характерно! Стоит только очередному уважаемому возмущенному критику завести речь об исторической канве романа, как вс„ немедленно и определенно встает на свои места: ни-че-го он не понял. То есть вот вообще ничего! Нет, ну в самом-то деле, что это: где там в <Чапаеве и Пустоте> есть хоть слово <про гражданскую войну>?! Я лично не видел, хотя читал, думаю, все же внимательно - даже и не будучи ни Немзером, ни Быковым, ни Басинским. Более того, автор романа четко и совершенно недвусмысленно дает понять, для чего и зачем используются реальные имена и кусок антуража. Нет, не прочли! Что стоило им привязать эти имена не к истории (каковая, между прочим, практически белое пятно в этих самых делах - особенно относительно Чапаева), а прямо к фольклору - то бишь к анекдотам <про>? : Ах, да, еще ведь <гадости про серебряный век>: Александр Блок Вс„ это определяет только этих людей, но не поэта; сущность поэзии, как и всякого искусства, неизменна; то или иное отношение людей к поэзии в конце концов безразлично. Чернь требует от поэта служения тому же, чему служит она: служения внешнему миру; она требует от него <пользы>, как просто говорит Пушкин. Говоря так, Пушкин закреплял за чернью право устанавливать цензуру, ибо полагал, что число олухов не убавится. Ведущий Хотелось бы узнать мнение всех обвиняющих Пелевина в искажении истории и прочих <немотивированных гадостях> (А все же классно сказано, специально такое и не придумаешь! Вот бы узнать, какими должны быть <гадости про войну>, если они мотивированные:) - мнение о романе Бориса Штерна <Эфиоп>. Я бы в самом буквальном смысле этого выражения дорого отдал, чтобы услышать реакцию Басинского и его заединщиков - Немзера, Архангельского, Бавильского - при прочтении этого романа. И, кстати - в скобках, рядом с репликой - непременно увидеть дату рождения критика. А то не все же печатаются в <Вопросах литературы> - там-то сие всегда указано (исключая дам).:Это говорится вовсе не со зла. Напротив - подобное упоминание часто способно примирить с позицией критика, как-то его понять. Что же нам, однако, делать с непримиримой позицией Андрея Немзера - человека вполне молодого и современного, но говорящего все же и о стилистической глухоте, и о шаблонности в творчестве Пелевина? Признать его правоту, а успех писателя списать на мнение бессмысленной толпы?.. Есть ли еще желающие высказаться - именно о литературной стороне спора? Петр Вайль Пелевин смел, изобретателен, остер -- уже этого вполне достаточно. Однако главное у него все же не идея, не сюжет, а понимание того, что фразы складываются из слов, а слова из букв. Дело известное, но по нынешним временам -- неожиданное. Ведущий Подписываюсь! Главное - вовсе не сюжет! А вообще пример с отзывом Андрея Немзера - весьма характерный.- не только по уровню аргументации (точнее - отсутствия таковой), но и по сути - хоть и весьма поверхностной. Критик обвиняет автора интеркультурных произведений, пронизанных общечеловеческим мировосприятием, сочувствием к заблудшим и видным невооруженным глазом переживанием страданий глухих и слепых - в эгоцентризме! С первого прочтения может показаться, что это - попросту розыгрыш, ибо более нелепого обвинения и специально не сочинишь. Однако объяснение куда проще. Этот критик не только Пелевина не прочел - как надо - подобно Басинскому. Он его и вовсе не читал. Так, пробежал страничку по диагонали, да и то - слабую страничку. Не мог человек - сколь угодно конформистски настроенный в плане стилистики, прочитав <Онтологию детства>, <Нику> - не увидеть здесь именно мастерства стилиста - кроме всего прочего. Если же взять шире и отвлечься от традиционных школярских представлений о стилистике, то и <Затворник>, и <Принц>, и <Жизнь насекомых>, а уж особенно, конечно, такие вещи, как <День бульдозериста> - при любом отношении к такой литературе в плане ее <идейного> содержания - в смысле стиля и языка явно интересны. Чем, кстати, и раздражают шумящую критическую братию: ведь действует же! Не графомания. А уж слово <унылый> рядом с именем Пелевина мог написать либо человек сам настолько подверженный унынию, что любое проявление веселой иронии (и самоиронии!) вызывает у него разлитие желчи, либо - просто <профессионал>, вставивший первое пришедшее на ум оскорбление. <Унылый эгоцентрик Пелевин!> Невольно возникает мысль о классическом для психоанализа перенесении. Или - проще - как в анекдоте о тестах Роршаха: <Послушайте доктор, а вы маньяк!> Нет, трудно все-таки избавиться от мысли, что все это - специально написанная провокация. Неужели столь эрудированный и плодотворный критик, как Немзер, не заметил в Пелевине ни стиля, ни любви к своей работе- жизни, ни удивительного - иногда (когда он считает нужным не лениться и не халтурить) чувства языка: Вот если бы он обвинил Пелевина в нежелании работать всегда на одном высоком уровне, в лени, в легкомысленном отношении к своим детищам - было бы о чем поговорить, потому что такие обвинения были бы на многом основаны: Немзер Все это делает Пелевина идеальным писателем для людей, отягощенных <комплексом оригинальности>, то есть твердо убежденных , что их ограниченность:означает синдром конца литературы, истории, человечества. Таких людей много. Марин Ичас (<О природе живого> ) Для идеолога любой окраски действительность - это то, в реальности чего вы убеждаете других. Ведущий Да, похоже, что уважаемый критик все же не притворяется И - если отбросить псевдоинтеллигентский антураж - коротко сказано следующее: автор бездарь и графоман, а читатели его - просто д

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования