Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
       Павел Багряк. "Фирма приключений" -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  -
прицеливаясь, но тут же на его лице вновь возникла улыбка старого вакха. - Но у нашей фирмы и без того отличная репутация... Вот, взгляните: это альбом, в котором наиболее уважаемые клиенты оставляют свои отзывы... - "Оттуда" тоже? - Ха-ха-ха-ха! - как ни в чем не бывало засмеялся Хартон и стал говорить, как показалось Фреду, специально для того, чтобы потянуть время. - Все они, без исключения, восхищены! Ведь это так прекрасно: за каких-то пару-тройку десятков кларков испытать нечто такое, за что в нашей обыденной реальности расплачиваются целыми состояниями, а то и жизнью... Ужин в обществе квалифицированных людоедов! А? Вы представляете, дорогой Честер, эти невероятные ощущения, тем более что есть абсолютная гарантия, что не они вами поужинают, а вы - ими! Ха-ха-ха-ха!.. Я согласен. - Не понял. - Фред действительно не понял этого странного перехода. - Я подумал. Фирма согласна с вашим предложением. Мы даем вам экзотическое приключение с гарантией. На все ваши пятьдесят кларков. Это вполне приличная сумма. А затем, после вашей статьи, возвращаем вам деньги плюс... - Плюс? - Договоримся. "Поверил! - мелькнула в голове Честера торжествующая мысль. - Нет уж, я дожму его до конца, я сыграю свою роль лучше Сары Бернар!" - Я хотел бы знать сумму вознаграждения наперед, господин Хартон, - официальным голосом сказал Фред. - Давайте профессионально отнесемся к делу. Вы продаете, покупаю я, потом я продаю, вы покупаете, заранее оговорив сумму. - Вас устроит плюс сто? - Плюс сто пятьдесят! - Приятно иметь дело с масштабно мыслящим человеком! - Каждый мыслит на тот масштаб, которого он стоит. - Ха-ха!.. - И вдруг оборвал: - Честер, интересно бы знать, кто из нас кого переиграет в конечном итоге? Фред похолодел. Хартон вновь зловеще крутил прядь волос на высушенной голове бедного индейца. Неужели они о чем-то пронюхали? Или догадались? Или в той картотеке, которой они располагают, зафиксирована его давняя дружба с комиссаром Гардом, а уж связать два посещения фирмы, вчерашнее и сегодняшнее, по силам младенцу! "Влип! - подумал Фред. - Это провал, и ничего не остается, как встать, якобы обидевшись на подозрения, и уйти, хлопнув дверью, пока голова цела..." Хартон тем временем что-то определенно прочитал по лицу Честера и вновь изобразил улыбку: - Я, конечно, пошутил, дорогой Честер. Не обижайтесь. Давайте перейдем к выбору приключения, а уж затем уладим финансовый вопрос. Итак, чего вы хотите? - Вообще-то я контробозреватель "Вечернего звона", но политика меня и вас в данном случае мало интересует. Используем лучше то, что я до сих пор остаюсь репортером уголовной хроники и нахожусь на связи с криминальной полицией. Короче, мне хотелось бы испытать на себя, а затем описать в газетном материале какой-нибудь способ убийства! ("А ничего я ввернул ему про связь с полицией! - мысленно похвалил себя Фред. - И откровенно, и убедительно...") - Простое убийство или изощренное? - поинтересовался Хартон, как если бы продавец в обувном магазине спросил: вам туфли с пряжкой или с ремешком? - Но я хочу с гарантией! - напомнил Фред. - Разумеется, - подтвердил Хартон. - Однако убийств может быть... Вы представляете себе, сколько существует видов и типов убийств, дорогой Честер? Хоть вы и репортер уголовной хроники, я готов биться об заклад: вы этого не представляете. Тысячи! Говорю без преувеличения. Прежде всего, убийства делятся на массовые и индивидуальные. Затем они классифицируются в зависимости от места и времени. Бассейн с муренами в Древнем Риме - о! А некоторые тантрические обряды Востока - советую, настоятельно советую! Право, нет ничего слаще, древние кое-что в этом понимали. Хотя некоторые, должен сказать, предпочитают распятие на кресте. Что же касается с®едения муравьями, то... - Я не хотел бы углубляться в прошлое, - перебил Фред. - Я уже сказал, если мне память не изменяет: современный город, наше время, традиционное, но какое-нибудь "эдакое" убийство. - Вы этого не говорили, если память не изменяет мне, но замечу вам, дорогой Честер, что и здесь много видов и подвидов, - не без вдохновения произнес Хартон. - Убийство в постели и в пьяной драке, топором и на электрическом стуле, из-за угла и с помощью винтовки с оптическим прибором, наконец, по приговору суда или человеком из толпы. Среди способов чуть не забыл яд или обезвоживание, - впрочем, не берусь перечислить вам все существующие способы. Но если вам угодно, наши специалисты достаточно быстро подготовят разнообразные варианты, даже такие, которые не упоминаются еще в наших законах: например, на операционном столе из-за ошибки хирурга. Короче, мы можем убить вас с применением современных данных науки, а можем и прирезать как бешеную собаку! - Лучше как свинью, - сказал без улыбки Фред. - Прирежьте меня как свинью, поскольку это вечный способ, одинаково пригодный как в первобытном обществе, так и во времена Нерона и при торжестве кибернетики. Разное - наше отношение к убийству, не более, так, по крайней мере, кажется мне. А вам? - Возможно. Не смею перечить. Как свинью так как свинью. - Хартон не смеялся, а сидел, откинувшись в кресле и слегка прищурив глаза. - Знаете, сколько будет стоить это убийство, если с гарантией? Всего пять кларков. - Ого! А если не один, а с десяток ударов ножом? - Все равно пять кларков. Топором - семь. Шпагой, как матадор, - десять, требует особого искусства. Лазером - уже двадцать! - Свинью - лазером?! - А хоть атомной бомбой? Хотите - нейтронной? - Сколько это будет стоить? - Все пятьдесят! - Мне не жалко денег, - сказал Фред, не сумев скрыть от Хартона, как его передергивает при каждом упоминании о новом методе убийства, - но я все же настаиваю на обыкновенном ноже. В конце концов, мне не важно, сколько я заплачу, а мне важен "плюс". - Ха-ха-ха-ха! - Веселящийся вакх почему-то и здесь нашел что-то остроумное. Он вновь был в своей стихии. - Дорогой Честер, завершим наше дело. Я вручу вам прибор, вот этот. - Он открыл ящик письменного стола и вынул похожий на портсигар предмет с красной кнопкой, его, вероятно, открывающей. - Договоримся так. В любой момент вы можете отменить убийство, отказаться от приключения, для чего вам нужно всего лишь нажать на эту кнопку. Но! Если вы это сделаете, то есть откажетесь, статью вы все равно напишете, однако никакого "плюса" уже не будет. А если не нажмете на кнопку, мы выдаем вам сто пятьдесят кларков и еще сто пятьдесят, итого - триста! Вас это устраивает? - Я хотел бы уточнить, - сказал Фред. - Если я ничего не нажимаю и ни от чего не отказываюсь, я все равно гарантирован от убийства? - Разумеется! Вы же покупаете приключение с гарантией! - Тогда вы рискуете напрасно, господин Хартон. - Без риска коммерции не бывает. - Хорошо. Я вас предупредил! - Я вас тоже. - Условия приняты. Хартон, приподнявшись, пожал протянутую Честером руку. - Когда бы вы хотели пойти в дело? - деловито осведомился управляющий, садясь на место. - А хоть сейчас! - смело сказал Честер. - Это будет стоить на десять кларков дороже. - Нет возражений. Я люблю оперативность. - Тогда прошу выполнить некоторые формальности. Вот вам анкета, здесь данные о вас и заказ на работу. Нуте-с, что же вы все-таки предпочитаете: кофе, стерфорд? - Коньяк, с вашего позволения. - Прекрасно, - сказал Хартон. - Заполняйте документы, я пока распоряжусь. И, положив перед Фредом лист с типографски отпечатанными вопросами, старый вакх вышел из кабинета. Честер уставился на бумаги: имя, адрес домашний и служебный, возраст, состояние нервной системы ("Откуда я знаю? - подумал Фред. - Напишу: удовлетворительное..."), телефон ближайших родственников ("Вероятно, на случай летального исхода") и уж совсем непонятное: отношение к воинской обязанности ("Зачем? Способных сидеть в окопах они щадят?"). В графе "заказ" Честер, не мудрствуя лукаво, написал: "Прирезать как свинью" - и в этот момент вошел Хартон в сопровождении "красной стрекозы". - Ваш коньяк, мистер Фред, - мило улыбнувшись, проговорила она, показывая на поднос с двумя наполненными рюмками. Честер взял ближайшую. - Благодарю вас, - сказала "стрекоза". И она протянула поднос Хартону. Вакх тоже взял рюмку, но, прежде чем пригубить коньяк, бегло просмотрел анкету. - Дорогой друг, - сказал он мягко, - вы ставите нас в ложное положение. Что значит "прирезать"? Некорректная формулировка. Напишите "убиение ножом", к тому же добавьте "с гарантией сохранения жизни". В противном случае могут возникнуть претензии: у вас или у ваших родственников к нам, если, не дай Бог, исполнители перестараются, или у нас к вам, если вы станете уверять, что не получили желаемое. Фирма всегда и во всем требует точности. Исправили? Ваше здоровье! Они поднесли рюмки к губам, Хартон лишь языком посмаковал коньяк, а Фред махнул сразу одним глотком, при этом отметив какой-то странный привкус миндаля. - Французский? - спросил он Хартона. - Манильский, - почему-то откуда-то издали ответил вакх, хотя он был не далее чем в полуметре от Честера. - Сигару? Фред потянулся к предложенной ему коробке, но пальцы слегка одеревенели и никак не могли ухватить сигару. - Черт возьми! - в сердцах сказал Честер, уже не узнавая собственного голоса, и подумал безвольно: "Наверное, я в работе... так быстро, оперативно..." И последнее, что видели его глаза и слышали уши: Хартон, протянув руку куда-то себе за спину, произнес: "Господин генерал, он пошел в дело..." Мозг Фреда, между тем, хотя и зафиксировал это обстоятельство, но отнесся к нему с полнейшим равнодушием отбывающего "туда" человека. "Будь что будет!" - мелькнуло последнее осмысленное и оформленное в словах чувство, и смертельный холод разлился по всему телу Честера. Ему еще хотелось громко и отчетливо спросить: "А гарантия?!" - но губы не шевелились, а Хартон стал быстро отдаляться куда-то назад и вверх, словно его уносило эскалатором, и на лице вакха все еще расплывалась от уха до уха зловещая улыбка: ха-ха-ха-ха!.. Веки Честера стали тяжелыми, как гранит, и закрылись сами. Сердце билось все реже и реже. Удар... Еще один... Потом странно долгая пауза... Вот оно встрепенулось и - все! Фред умер, - поразительно, но, ничего более не чувствуя, он каким-то образом понял это, констатировал факт все с тем же отчуждением и равнодушием, а затем растворился. ...На солнце грелся воробей. Он распушил перья, задрал вверх клюв и даже зевнул от удовольствия. Честеру воробей казался неимоверно большим. Сразу он и не узнал его, тем более что глядел на воробья почему-то одним глазом и снизу вверх. Тогда Фред попытался открыть второй глаз. Да, конечно, это весьма нахальный воробей, усевшийся прямо перед самым лицом Честера. "Сейчас я его сдуну!" - решил Фред и действительно дунул на воробья, но у него почему-то получилось не "ф-ф-фу!", а "хр-фу!". Воробей тем не менее странно оглянулся на Фреда и лениво отскакал на несколько сантиметров. Честер лежал на чем-то холодном и мокром. Тело его было покрыто гусиной кожей, пупырышками, это чувствовалось, хотя и не было ему видно, и тогда Фред решил приподняться. И вдруг услышал непонятный звук, похожий на хрюканье. Тогда он попытался разжать губы, и хрюканье повторилось. "Жив! Жив! Жив!" - тут же мелькнула мысль, она была единственной, но все же мыслью, и то, что она была, явно свидетельствовало в пользу ее самой: жив! Эта мысль наполнила Фреда какой-то животной радостью, именно животной, и он почувствовал прилив сил. Ноги, руки, тело, лицо - да, все это жило, и сердце билось, и кровь бежала по жилам, и веки моргали. "Встать! Ну-ка, попробуем встать!" - скомандовал сам себе Честер, но тут же, приподнявшись, потерял равновесие и боком снова плюхнулся в лужу. Почему в лужу?! Да, только теперь он вдруг понял, что лежит в луже и все лицо его забрызгано грязью: увы, он валялся среди пахнущей - Боже, какая мразь! - гадости. Фреда чуть не вырвало, при этом из глотки стали рваться наружу те самые звуки, от которых он очнулся. - От этой чушки мы ничего не добьемся, - услышал он чей-то грубый голос. - Надо ее прирезать. Вес неплохой, нагуляла достаточно... - Да, пожалуй, ты прав. Нечего тянуть. Рядом стояли двое. Честер не мог разглядеть их, шея его не гнулась, только две пары начищенных сапог, в которых отражались сразу четыре солнца, сверкали перед глазами. - Бери нож, я вчера как раз наточил, - услышал Честер. - А я придержу. - Хорошо, когда есть работа. И мясо, конечно! - ответил второй, после чего расхохотался. Что-то знакомое послышалось Честеру в этом искусственном смехе: ха-ха-ха-ха! Но Фред по-прежнему не мог поднять головы, чтобы взглянуть на смеющегося. Тогда он попробовал подняться сам, и на этот раз ему удалось. Честер стоял на четвереньках и никак не мог оторвать от земли руки. "Что это с ними?" - подумал он и взглянул вниз. В глазах сразу же помутилось: он увидел две тонкие, заросшие волосами ноги. Они заканчивались коричневыми копытцами! Тогда Фред, уже не стесняясь, истерично завизжал в полный голос. - Ишь ты, - прокомментировал мужчина, поглаживая Фреда за ухом, - чует, голубушка, смертный час... Фред сорвался с места и с визгом понесся по улице. Но нет, это была не улица, а замкнутый со всех сторон забором двор. Вдруг он услышал ласковое: - Фреди, Фреди, Фреди!.. Фредюшка, чего же ты, дура, бегаешь? Ц-ц-ц-ц! Стой, голубушка, стой, красавица!.. "Негодяи! Что они со мной сотворили! - в отчаянии подумал Честер. - Ох, поймают, ох, прирежут!" И он, визжа что было сил, вновь понесся вперед, пытаясь на ходу сбросить с себя и это мерзкое свинское обличье, и ярость, и бессилие с унижением, чтобы оказаться в достойном человеческом виде. И вдруг почувствовал, как на него наваливается нечто тяжелое. Не выдержав, Фред упал на бок, и тотчас перед его глазами блеснул длинный, остро отточенный нож. - Сначала в сердце! - услышал Честер. - Потом перережь горло! - Не учи, - недовольно отозвался второй, у которого был до боли знакомый голос. - У меня своя система. Фирма результат гарантирует, ха-ха-ха-ха! - Ну! - воскликнул первый. - Бей. Что-то красным пятном расплылось перед глазами Честера. Он обессиленно лежал на боку и видел только это мутное красное пятно. Кровь? Он был приговорен и сдался. Слезы текли из его глаз. Ему было отчаянно жалко себя, он тихо и обреченно плакал. - Ишь ты, плачет, - услышал Фред сердобольный голос. - Жалостливая... - Они все плачут, - ответил второй, - кому ж охота? И ты заплачешь, когда тебя, как эту свинью... Ладно, можешь теперь не держать. Она смирилась, не шелохнется. - Он взмахнул рукой, в которой был сверкающий лезвием нож, коротко выдохнул: - Е-ех! Но мгновением раньше Честер сообразил: красное пятно! Это же красная точка на портсигаре! Он успел нажать на нее передним копытом... В старом городском парке, что находится в ста метрах от площади Согласия, было несколько укромных уголков: посыпанные красновато-желтым песком аллейки вели в премилые тупички со множеством удобных скамеек. Они не пустовали в вечерние часы, но сейчас, когда куранты на ратуше готовы были пробить три раза, а затем отыграть первые такты из "Боже, прости нам грехи наши!..", лишь на одной из них сидел человек. Со стороны могло показаться, что он уснул, так как голова его упала на грудь, а руки безвольно лежали вдоль обмякшего тела. Однако прохожий, окажись он в парковом тупичке, обнаружил бы, что глаза у человека открыты, больше того, из них катятся крупные и догоняющие друг друга слезы. Впрочем, такой случайный прохожий весьма кстати оказался рядом с человеком. Он присел подле него, затем осторожно положил ему на плечо руку и тихим дружеским голосом произнес: - Господин Честер! Фредерик! Фред! Очнитесь, пожалуйста! Нам нужно ехать, прошу вас! Фред действительно очнулся, но слезы продолжали капать из его глаз. Почему он плакал, он и сам вряд ли мог об®яснить: просто вокруг него была тишина, стояли мирные деревья со сцепившимися в вышине кронами, падали косые лучи солнца, часы на ратуше проиграли первую строчку из успокаивающей душу молитвы, а сам он был жив и здоров, и только тяжкая муть осела на дне его памяти, превращая факт его существования в нечто прекрасное и счастливое. - Да, - сказал Фред, не глядя на случайного прохожего, - мне и в самом деле пора... Прежде чем встать со скамьи, Честеру почему-то захотелось взглянуть на свои ноги. Ноги были как ноги, и часть тяжести словно свалилась с его души. Правда, на коленях у Честера лежал конверт, тяжелый, как пудовая гиря. Он вскрыл его, там была записка, отпечатанная на машинке и увенчанная фирменным бланком: "Уважаемый г.Честер! Ваше приключение прекращаем. Сожалеем, что Вы не до конца использовали заказ. Стоимость его возвращаем, как и было договорено, однако право на дополнение к газетному гонорару за публикацию репортажа Вы, к сожалению, утратили. Всегда к Вашим услугам. Ваш Джеймс Хартон". К записке были приложены кларки. - Фред, давайте конверт мне, - сказал прохожий, - у меня записка будет сохраннее. Тут только Честер поднял на него глаза. - Таратура! - удивился и одновременно обрадовался Фред. - Какими судьбами? Боже, как я рад, что вы рядом! Таратура невесело усмехнулся: - Я уже давно рядом, все время, что вы просидели на этой скамье, визжа, извините, как поросенок. - Так вы были свидетелем того, как меня хотели прирезать?! - спросил Фред. - Никто вас не трогал, Честер. Вы просто визжали. Наверное, вам снилась какая-то пакость. - Снилась?! С помощью Таратуры Фред поднялся и, опираясь на руку инспектора, пошел по аллее к выходу, неуверенно передвигая ноги, как младенец, недавно научившийся ходить. - Да, мне действительно снилась ужасная пакость, Таратура, - сказал Фред, уже сидя в машине. - Куда мы едем? - Как куда? К комиссару Гарду. Он беспокоится о вашем состоянии и с нетерпением ждет вас. - Взяв свободной рукой микрофончик и ею же переключив на панели тумблер, Таратура сказал: - Шеф, говорит "второй", мы на пути в управление! - Отдохните, Таратура, - сказал Гард, когда инспектор и Фред появились у него в кабинете. - Но будьте поблизости, сегодня я подкину вам еще одну работенку. Инспектор вышел, и Гард предложил Фреду подробно рассказать все, что с ним случилось. Потом задумчиво почесал за ухом: - Так я и думал. Какие, к черту, "приключения"? Самый обыкновенный наркотик! - Но я все пережил, понимаешь? Перечувствовал! И эти копыта, и нож, и голоса людей... - Пожалуй, наркотик не самый обыкновенный, - согласился Гард. - На фирму поработала наука. Препарат, вероятно, направленного действия. А я-то, наивный, считал, что они действительно нанимают студентов, переодевают в матросскую форму и устраивают драки! Как тебе нравится: буря, вулкан, спуск на дно океана, свидание с кинозвездой и неожиданный приход ее супруга... А весь фокус в том, какой концентрации и какой наркотик они подмешивают клиенту в кофе или коньяк! - Ты очень уж разошел

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования