Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Философия
   Книги по философии
      Ильин И.П.. Постмодернизм и прочее -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  -
- но-праздничной атмосфере комической нарративной структуры: "Эти рассказовые формы выступают в качестве предписываемых способов инстанциирования в жизнь индивида таких моральных ценностей, как его уверенность в себе и чувство долга перед та- кими социальными единицами, как семья" (там же, с. 200). Именно они, утверждает Мэррей, и позволяют индивиду осмыс- ленно и разумно направлять свой жизненный путь к целям, счи- таемым в обществе благими и почетными. Следовательно, "романс" рассматривается ученым как сред- ство испытания характера, а "комедия" -- как средство выявле- ния своеобразия персональной идентичности. Главное здесь уже не испытание своего "я", как в "романсе", требующего дистанци- рования по отношению к себе и другим, а "высвобождение того аспекта Я, которое до этого не находило своего выражения" (там же, с. 196), -- высвобождение, происходящее (тут Мэррей ссы- лается на М. Бахтина) в атмо- сфере карнавальности. Итог: личность как литературная условность Как из всего этого следует, союз лингвистики и литературо- ведения имел серьезные послед- ствия для переосмысления про- блемы сознания. Здесь важно отметить два существенных фактора. Во-первых, восприятие соз- нания как текста, структурированного по законам языка, и, во-вторых, организация его как художественного повествования со всеми неизбежными последствиями тех канонов литературной условности, по которым всегда строился мир художественного 100 ГЛАВА II вымысла. Но из этого следует еще один неизбежный вывод -- сама личность в результате своего художественного обоснования приобретает те же характеристики литературной условности, вы- мышленности и кажимости, что и любое произведение искусства, которое может быть связано с действительностью лишь весьма опосредованно и поэтому не может претендовать на реаль- но-достоверное, верифицируемое изображение и воспроизведение любого феномена действительности, в данном случае -- действи- тельности любого индивидуального сознания. Даже если допустить то крамольное, с точки зрения совре- менных теоретиков языкового сознания, предположение, что лич- ность конструируется по законам реалистического нарратива, то и тогда, если верить авторитету тех же уважаемых теоретиков, она будет создана но законам заведомо ошибочным, основанным на ложных посылках и неверных заключениях, и ни в какой мере не будет способна привести к истине. Но, очевидно, это и требова- лось доказать, ибо постмодернизм всегда нацелен на доказатель- ство непознаваемости мира. ЛЕВЫЙ ДЕКОНСТРУКТИВИЗМ И АНГЛИЙСКИЙ ПОСТСТРУКТУРАЛИЗМ: ТЕОРИИ "СОЦИАЛЬНОГО ТЕКСТА" И "КУЛЬТУРНОЙ КРИТИКИ" Теория постструктурализма в значительной степени обязана своим существованием леворадикальной, или, вернее, левоаван- гардистской версии постструктуралистской доктрины. В этом от- ношении она как бы перешагнула неокритический опыт Йельской школы второй половины 70-х -- начала 80-х годов и непосред- ственно обратилась к тем попыткам осмысления современного искусства, которые были предприняты французскими исследова- телями, условно говоря, телькелевского круга и последующими поколениями критиков, продолживших их традицию. Еще раз подчеркнем тот факт, что, когда речь заходит о ле- вом деконструктивизме, мы имеем дело прежде всего и с несо- мненной критикой весьма существенных положений постструкту- ралистской доктрины, и с безусловным освоением ее отдельных сторон. Поэтому для своего анализа мы берем лишь те случаи, о которых можно с достаточной вероятностью судить как о даль- нейшем развитии тенденций внутри самого постструктурализма, а не о примерах внешнего и эклектичного заимствования случайных признаков. Любая попытка анализа англоязычного постструктурализма ставит перед своим исследователем сразу целый ряд проблем, и одна из первых -- это сама возможность выделения его как це- лостного феномена из столь интернационального по своей природе явления, каким является современный постструктурализм. Тут сразу возникают сложности двоякого рода. Во-первых, сложно- 102 ГЛАВА II сти, условно говоря, первого порядка -- постструктурализм обя- зан своим происхождением теориям, зародившимся по преимуще- ству во Франции 60-х гг. и в любой другой стране в значитель- ной степени, по крайней мере по объему излагаемого материала, выступает как популяризация, объяснение, истолкование и при- способление инонациональных концепций к проблематике своего национального материала, своей национальной культурной тради- ции. Иными словами, возникает проблема перевода, транскрип- ции понятий, рожденных в одной культурной среде в понятийный ряд, присущий иной культурной традиции. Но когда речь находит о странах англоязычного региона, то появляются сложности второго порядка: как выделить националь- ную специфику английского, американского, не говоря уже о ка- надском и австралийском, вариантов подхода к решению в прин- ципе общих теоретических задач, свойственных постструктурализ- му, в условиях столь интенсивного обмена идей, постоянной прак- тики visiting professors и беспрерывной цепи международных семинаров, которые с завидной регулярностью организуют все хоть сколь-нибудь уважающие себя университеты с мировым (или без него) именем. В результате невольно приходится жертвовать именами многих австралийских и канадских ученых, когда берешь на свою душу грех классификации по национальному признаку или национальным школам. И тем не менее специфика всякой национальной разновидно- сти постструктурализма весьма заметна и по отношению к его французским учителям, и к своему столь влиятельному (разумеется, в рамках постструктуралистского мира) американ- скому аналогу, рассматриваемому многими теоретиками как обра- зец именно наиболее типичного своего рода канона литературо- ведческого постструктурализма. Именно английские постструкту- ралисты смогли не только устоять в конкурентной борьбе за тео- ретическое влияние с авторитетом самой популярной "Иельской школы" США, но даже оказать существенное воздействие на формирование другого направления в рамках американского пост- структурализма -- на т. н. левый деконструктивизм. В США можно назвать целый ряд исследователей левого, или, вернее, левацкого, толка, которые предприняли попытки со- единить разного рода неомарксистские концепции с постструкту- рализмом, создавая, в зависимости от своих взглядов, то его со- циологизированные, то откровенно экстремистские социологиче- ские версии. Самые популярные из них -- это Фредрик Джейм- сон, Фрэнк Лентриккия, Гайятри Спивак, Джон Бренкман и 103 ОТ ДЕКОНСТРУКТИВИЗМА К ПОСТМОДЕРНУ Майкл Рьян. Не представляя собой какого-либо единого движе- ния, они тем не менее образовали весьма влиятельный противовес аполитическому и аисторическому модусу Йельской школы. Объективности ради, так же, как и для получения более точного представления об общей картине, необходимо отметить тот факт, что постструктурализм всегда был отзывчив на некото- рые концепции марксизма. Другое дело, что он воспринимал мар- ксизм в виде разного рода, условно говоря, неомарксистских представлений, с одной стороны, а с другой -- в форме лишь отдельных положений, формулировок, не не как целостное уче- ние. Разумеется, есть все основания усомниться, насколько по- добный марксизм можно назвать аутентичным, или, вернее, тра- диционным, тем более что те постструктуралисты, которые обра- щаются к Марксу, сами всегда при этом подчеркивают, что они воспринимают марксизм через призму его рефлексии Франкфурт- ской школой или взглядов Л. Альтюссера, Антонио Негри, а в Англии вдобавок и Троцкого. Естественно, здесь наблюдается большой разброс мнений, от полного отрицания, осторожного скептицизма до признания либо отдельных положений и частич- ной истинности учения, либо открыто декларируемой ангажиро- ванности (правда, последнее, надо прямо сказать, встречается довольно редко). Трактовка марксизма у Дерриды Весьма типичным примером постструктуралистского понима- ния марксизма могут послужить взгляды самого Дерриды. При всей их изменчивости в этом отношении, четче всего они им были сформулированы в интервью 1980 г., которое он дал в Эдинбурге Джеймсу Киэрнзу и Кенку Ньютону. В ответ на вопрос Киэрнза, не изменил ли он свою точку зрения на марксизм со времен ее публикации в 1972 г. в "Позициях" (117), Деррида сказал: "Марксизм, разумеется, не является чем-то единым. Не существует одного марксизма, нет единой марксистской практики. Поэтому, чтобы ответить на ваш вопрос, я должен был бы сначала дифференцировать много раз- личных видов марксистской теории и практики, и это было бы очень долгим процессом. Но я бы хотел снова подчеркнуть, что существует некая возможная связь между открытым марксизмом и тем, чем я интересуюсь. Я настаиваю на открытом марксизме. Как вы возможно знаете, ситуация во Франции совершенно из- менилась со времени публикации "Позиций". В то время, когда марксизм был доминирующей идеологией среди французских ин- 104 ГЛАВА II теллектуалов, я был озабочен тем, чтобы определить дистанцию между марксизмом и тем, чем я сам интересовался, таким обра- зом, чтобы подчеркнуть специфику моей собственной позиции. Однако в течение четырех-пяти лет марксизм перестал быть господствующей идеологией. Я не хочу преувеличивать, но я бы сказал, что марксисты сегодня почти стыдятся называть себя марксистами. Хотя я не являюсь и никогда не был ортодоксаль- ным марксистом, я весьма огорчен тем антимарксизмом, который господствует сейчас во Франции, и в качестве реакции на это, а также по политическим соображениям и личным предпочтениям я склонен считать себя большим марксистом, чем я был в те време- на, когда марксизм был своего рода крепостью" (113, с. 22). Уточняя по просьбе Киэрнза термин "открытый марксизм", Деррида заметил: "Это тавтология. Марксизм представляет собой и представлял с самого начала, еще с Маркса, открытую теорию, которая должна была постоянно трансформироваться, а не стано- виться застывшей в догмах и стереотипах. Также верно, что эта теория, которая по политическим причинам, нуждающимся в спе- циальном анализе, обладала большей, по сравнению с другими теориями, тенденцией к схоластике, к отказу от трансформаций, которые имели место в свое время в науках, в психоанализе, в определенном типе лингвистики. Это казалось мне антимарксист- ским жестом со стороны тех, кто называл себя марксистами. Процесс превращения в открытую систему был очень медленным, неровным и нерегулярным, и это как раз и кажется мне несвой- ственным духу изначального марксизма. Таким образом, открытый марксизм -- это то, что, не усту- пая, естественно, эмпиризму, прагматизму, релятивизму, тем не менее не позволяет какой-либо политической ситуации или поли- тической власти налагать на себя теоретические ограничения, как это иногда имело место в Советском Союзе, да и во Франции тоже. Открытый марксизм -- это то, что не отказывается а priori от изучения проблематики, которую, как он считает, не сам породил, и которая, очевидно, пришла со стороны. Я убежден в возможности существования -- на основе законов, которые мар- ксизм сам бы мог сделать предметом своего анализа, -- особой проблематики вне пределов марксистской теории, вне способности ее постичь в том обществе, где господствует эта теория" (там же). Эта довольно пространная цитата нужна нам не для того, чтобы показать, в какой мере Дерриду можно считать марксис- том (важнее сам факт, что марксизм был в 1980-х годах неотъ- 105 ОТ ДЕКОНСТРУКТИВИЗМА К ПОСТМОДЕРНУ емлемой составляющей западного сознания вне зависимости от того, как мы оцениваем сам марксизм или переменную величину его реального воздействия на того или иного ученого в тот или иной конкретный исторический момент), но прежде всего для того, чтобы продемонстрировать весьма типичное для леволибе- ральной западной интеллигенции в целом представление об огра- ниченности круга тем, доступных аналитическим возможностям марксизма. В данном смысле Деррида, при всей осторожной предположительности своих взглядов, смотрел на возможности марксизма с большим оптимизмом, чем большинство его коллег по постструктурализму. Как правило, за пределы марксизма вы- водятся проблематика бессознательного, объявляемая сферой ла- кановского фрейдизма, представление о языковой природе созна- ния, а также весь круг вопросов феноменологически- герменевтического комплекса. Что касается последнего, то многие ученые деконструктивистской ориентации склонны преувеличивать отрицательный характер критики феноменологии и герменевтики Дерридой и не замечать его глубинных связей с этой философ- ской традицией, что довольно убедительно доказывает в своей книге "Радикальная герменевтика: Повтор, деконструкция и гер- меневтический проект" (1987) (81) американский философ Джон Капуто. Поэтому можно лишь с большой долей условности указы- вать на наличие некоего элемента марксизма во взглядах социо- логически ориентированных американских критиков, находящихся в круге постструктуралистски-деконструктивистских представле- ний. Речь прежде всего идет о различных вариантах того доволь- но распространенного в кругах западной интеллигенции явления, которое мы называем неомарксизмом, представленным в идеях Франкфуртской школь!, Георга Лукача, еврокоммунизма и т. д. При этом необходимо обязательно учитывать, что этот элемент воспринимается в комплексе набора идей и концепций, которые связаны с именами Маркса, Ницше, Соссюра, Фрейда, Гада- мера. Лакана, Дерриды и Фуко. Этот ряд имен и составляет тот идейный контекст, вне которого невозможно себе представить какого-либо серьезного современного мыслителя. Поэтому, вне зависимости от того, называют ли того или иного критика мар- ксистом, или даже если он сам себя склонен так определять, только конкретный анализ его философских и политических взглядов способен дать ответ на вопрос, кем он действительно является. 106 ГЛАВА II "Герменевтика подозрительности" Более того, нередко бывает очень трудно выделить этот эле- мент марксизма (даже в его не- омарксистской оболочке) из об- щего идеологически-теоретическо- го комплекса позднесартровской экзистенциальной феноменоло- гии, постструктурализма Фуко, фрейдовского и лакановского пси- хоанализа и дерридеанской деконструкции. Современное западное сознание ощущает как общую черту названных выше мыслителей то, что Рикер в своей книге "Об интерпретации" (1965) (254) назвал более или менее ярко выраженным недоверием к поверх- ности вещей, к явной реальности. Отсюда тот импульс к деми- стификации поверхностных явлений и иллюзий, которую Рикер определил как "герменевтику подозрительности". Разногласия левых деконструктивистов и Йельской школы Как уже отмечалось, основ- ными пунктами разногласия ме- жду левыми деконструктивистами и йельцами были аполитичность и анти-, вернее, аисторичность по- следних. У де Мана и Хиллиса Миллера эта аисторичность прак- тически доходила до отказа от истории литературы. Точнее было бы сказать, их познавательный релятивизм закономерно приводил их к историческому нигилизму вообще и, в частности, к мысли о невозможности истории литературы как таковой, в чем откровен- но признавался Хиллис Миллер (239, с. XXI). Бремя истории, как остроумно заметил Лейч, оказалось для них неподъемным (213, с. 299). Антиисторизм йельцев и его критика В предисловии к своей книге де Ман пишет: "Аллегории про- чтения" задумывались как исто- рическое исследование, но закон- чились как теория чтения. Я на- чал читать Руссо, серьезно готовясь к историческому исследова- нию о романтизме, но обнаружил свою неспособность выйти за пределы локальных трудностей интерпретации. Пытаясь спра- виться с этим, я был вынужден перейти от истории дефиниций к проблематике прочтения" (101, с. IX). Точно так же и в предисловии к "Риторике романтизма" (1984) де Ман отмечал, что практика его анализа как скрупу- лезного прочтения текста постоянно нарушает континуум преем- ственности историко-литературных традиций, а свою статью в 107 ОТ ДЕКОНСТРУКТИВИЗМА К ПОСТМОДЕРНУ "Йельском манифесте" он заключает типично деконструктивист- ской сентенцией: "Ничто, ни поступок, слово, мысль или текст никогда не находится в какой-либо, позитивной или негативной, связи с тем, что ему предшествует, следует за ним или вообще где-либо существует, а лишь только как случайное событие, сила воздействия которого, как и сила смерти, обязана лишь случайно- сти его проявления" (105, с. 69). Естественно, что подобный аисторизм не мог не вызвать возражения у исследователей иной политической ориентации, и прежде всего у тех, кто не мыслил себе существования литерату- ры вне непосредственного контакта с социально-историческими и политическими проблемами. Одним из самых решительных кри- тиков аисторической установки Йельской школы явилась бенгалка по происхождению Гайятри Спивак. Известность в деконструк- тивистских кругах она приобрела своим предисловием к переводу на английский язык работы Дерриды "О грамматологии" (1976) (112, с. I-XC), фактически представляющим собой целую моно- графию, где было дано детальное объяснение ключевых положе- ний французского ученого, а также показан тот исторический и интердисциплинарный контекст, в котором развивались идеи Дерриды. Спивак часто называют в критической литературе мар- ксистским и феминистским литературоведом. Если последнее оп- ределение вряд ли у кого вызовет возражение, то первое более чем спорно и свидетельствует лишь о ее несомненной социальной ангажированности, выраженной в попытках интегрировать про- блемы третьего мира с феминизмом. С ее точки зрения, тенден- ция западной цивилизации исключать, т. е. не учитывать общеми- ровой роли колониальной женщины, равнозначна психоаналитиче- скому импульсу исключения "другого" и тем самым проявлению социальных, расовых и классовых предрассудков. Если отвлечься от навязчивой идеи фаллоцентризма - иде- фикса всей феминистской критики, критический анализ которого понимается здесь как часть более широкого идеологического ана- лиза логоцентризма -- исторически детерминированной и детер- минирующей системы, приписывающей женщинам специфические сексуальные, политические и социальные роли, -- то главное, что не приемлет Спивак в йельском варианте деконструктивизма, _ это его представление об истории, ее излишняя текстуализация у йельцев, приводящая к неудержимому релятивизму: "Даже если все исторические систематики могут быть подвергнуты сомнению, то и в этом случае для того, чтобы появилась возможность ин- терпретации, необходимо допустить существование минимальной 108 ГЛАВА II исторической схемы, которая предполагает, что фаллоцентризм является объектом деконструкции вследствие его одновременного и совместного сосуществования с историей западной метафизики, с историей, не отделимой от политической экономии и от собст- венности человека как держателя собственности" (270, с. 185). Еще одной специфической чертой подхода Спивак, сущест- венно отличающей ее уже от чисто феминистской критики (в ча- стности, например, от Б. Джонсон и Ш. Фельман), является ее более трезвое понимание текстуальности. С точки зрения Спивак, -- в данном случае она явно выступает против последователей де Мана, -- было "ошибкой представлять себе тематику текстуаль- ности как простую редукцию истории до языка" (там же, с. 171). Принцип текстуальности для нее не означает разрыва всякой связи с социально-экономическими, политическими или историче- скими сферами, как часто полагают многие американские декон- структоры, и в этом она, пожалуй, близка позиции Дерриды на- чала 80-х годов. В этом плане Спивак является представительницей того на- правления левого деконструктивизма, который пытается соеди- нить теории текстуальности и интертекстуальности с теорией со- циального текста. В частности, для нее фаллоцентризм -- это часть

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования