Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Зарубежная фантастика
      Андре Нортон. Неведомые звезды -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  -
нцов, совсем недавно я сомневался в существовании самого этого места, поэтому здесь можно было ожидать всего. Охранник согласился со мной и позволил Ииту ковылять позади меня. Нас привели в помещение, похожее на небольшой ломбард. На длинном столе были разложены разнообразные приборы. Фактически, это была лаборатория, оснащению которой мог бы позавидовать любой оценщик. В стенах были установлены сейфы, в их дверках виднелись углубления для большого пальца руки, которым приводилось в действие запорное устройство. -- Нас просвечивают шпионскими лучами, -- сообщил Иит. Но я уже и так понял, зачем меня привели. Они хотели проверить, действительно ли я оценщик, поэтому мне следовало опасаться ловушки. Чтобы выдержать это испытание, я должен был вспомнить все, что узнал за время своего обучения профессии человека, облик которого я сейчас принял. Разложенные на столе предметы для оценки были покрыты защитной сетью. Подчиняясь профессиональному, чутью я сразу пошел к столу. Всего там было четыре изделия; усыпанные оправленными в металл драгоценными камнями, они ярко сверкали на всю комнату. Первым было ожерелье -- саларики давали двойную цену за его сарголианские камни коро, потому что, нагреваясь на теле владельца, они замечательно пахли. Я поднес ожерелье к свету, проверил все камни на вес и понюхал каждый из них. Затем небрежно бросил ожерелье на стол. -- Синтетика. Может быть работой Рэмпера из Норстеда -- или кого-нибудь из его учеников -- ожерелью около пятидесяти лет. Чтобы камни пахли, их пять или шесть раз обрабатывали в ароматизаторе. Я произнес приговор и повернулся к следующему изделию, зная, что впечатление мне нужно произвести не находящихся в комнате, а, прежде всего, на тех, кто направлял на меня шпионский луч. Оправа второго украшения отличалась строгой простотой. Я несколько мгновений рассматривал его необычно темный камень, а затем положил изделие в инфраскоп и снял два показания. -- Это терранианский рубин первого класса. У него действительно нет из®янов. Но его дважды обрабатывали. Один из способов обработки я могу определить, другой для меня нов. Но в результате этой обработки произошли изменения в цвете камня. Думаю, первоначально он был гораздо светлее. Лабораторные исследования по качеству он пройдет. Но у любого эксперта возникнут сомнения в его подлинности. Третьим на столе лежал широкий ручной браслет из красноватого металла, на который золотом был нанесен орнамент из цветов и гибкой лозы. Здесь невозможно было ошибиться, я сразу вспомнил тот день, когда отец показывал мне подобный узор на небольшом кулоне, который он потом продал в музей. -- Это, безусловно, предмет Предтеч. Подобный я видел лишь один раз, его нашли в ростандианской гробнице. Археологи утверждают, что он значительно старше даже самой гробницы. Возможно, он был найден тем ростандианином, что был там захоронен. Происхождение предмета до сих пор неизвестно. В противоположность всем предыдущим, предложенным для экспертизы предметам, четвертый представлял из себя гроздь плохо обработанных камней, оправленных в свинцово-серый металл. А центральный камень -- не меньше четырех карат -- хотя и был очень неплох, но обработали его бездарно. -- Работа Камперела. Центральный камень -- это сапфир, и его все же стоит огранить. Остальные, -- я пожал плечами, -- из них ничего не выйдет. Безделушка для туристов. Если у вас, -- я повернулся к тем двоим, что молча слушали меня, -- ничего нет для меня получше, то слухи о сокровищах Блуждающей Звезды явно преувеличены. Один из них обошел стол и завернул ювелирные изделия в защитную сеть. Когда я уже решил, что теперь мне придется вернуться в камеру, из невидимого динамика раздался спокойный голос вице-президента. -- Как ты понял, это была проверка. Ты увидишь и другие предметы. Этот сапфир -- ты можешь его огранить? Внутренне я вздохнул с облегчением. Мой отец не занимался огранкой, значит и мне не нужно было браться за эту работу. -- Я оценщик. Нужно быть искусным ювелиром, чтобы после того, как этот камень так изуродовали, вернуть его к жизни. Думаю, такую работу сможет выполнить, например, -- я отчаянно вспоминал, -- например компания Фэтка и Нджила. Эти имена я узнал от Вондара, который предупреждал о том, что эти коммерсанты делят камни на те, которые можно продать открыто, и те, которые пойдут в продажу неофициально. Их подозревали в связях с Гильдией, но доказать это было невозможно. То что я назвал их фи-рму, должно было послужить убедительным доказательством того, что я сам тоже работал на грани закона. Воцарилась тишина. Человек, который завернул драгоценности в сеть, теперь запирал их в одном из стенных сейфов. Все молчали, динамик тоже безмолвствовал. Ожидая развития событий, я переступил с ноги на ногу. -- Приведите сюда... проскрипел наконец динамик. Таким образом я снова оказался у барахтавшегося в заполненном жидкостью кресле вице-президента. На откидном столике лежал небольшой металлический предмет. Этот странный предмет не содержал драгоценного камня. Но подобные изделия я уже видел раньше. Это было кольцо, предназначенное для ношения на раздутом пальце перчатки скафандра. Только это кольцо было мертво -- в его оправе не было камня Предтеч. Я не сомневался, что именно такое кольцо было причиной смерти моего отца. Хотя в нем и отсутствовала самая главная его часть. Я сразу понял, что это было следующее испытание, но на этот раз проверялись не мои знания оценщика, теперь я должен был показать насколько я осведомлен в другом. Мои слова должны содержать достаточно много правды чтобы они поверили мне. -- Здесь работает шпионский луч, -- продолжил мою мысль Иит. -- Что это? Вице-президент сразу приступил к проверке. -- Можно посмотреть поближе? -- спросил я. -- Возьми, посмотри, затем скажи. Я взял кольцо. Без камня -- это был просто кусок старого железа. Сколько правды я могу рассказать ему? Они наверняка очень много знают о "смерти" моего отца... Значит я должен был рассказать все, что знал отец. -- Такое я уже видел раньше -- но то кольцо было с камнем. Я начал с правды. -- Тусклым камнем. Он предназначался для какого-то процесса и не представлял никакой ценности. Вещь сняли с перчатки скафандра мертвого чужеземца -- возможно, кого-то из Предтеч -- и принесли ко мне в ломбард. -- Никакой ценности, -- щелкнул голос вице-президента. -- Все же ты купил его. -- Он был чужеземцем, Предтечей. Каждая кроха информации о подобных вещах может принести состояние. Намек здесь, намек там -- и кто-нибудь может найти клад. Само по себе это кольцо не имеет ценности, но его возраст и то, почему оно было надето поверх перчатки скафандра -- за это стоило заплатить. -- Почему надето на перчатку? -- Этого я не знаю. Что мы вообще знаем о Предтечах? Они не принадлежали к единой цивилизации, виду или времени. Дзакатанам известны, по крайней мере, четыре различные звездные империи, которые существовали до становления их собственной цивилизации и утверждают что их было больше. Города разрушаются, солнца выгорают, иногда остаются какие-то предметы... при определенных обстоятельствах. Космос сохраняет подобные предметы. О Предтечах мы узнаем по таким обломкам, и это придает ценность каждой находке. -- Он задает вопросы, -- сказал мне Иит, -- но спрашивает кто-то другой. -- Кто? -- Тот, кто значительнее этой полурыбы. Иит впервые использовал такое пренебрежительное выражение и я почувствовал его презрение. -- Это все, что я знаю. Тот, другой, защищен от телепатического воздействия. -- Это было кольцо, -- громко повторил я и положил предмет назад на стол. -- Когда-то в нем был камень, и оно похоже на то, что сняли со скафандра Предтечи и принесли мне. -- Где оно теперь? -- Спроси это, -- резко ответил я, -- у тех, кто ограбил мой магазин и пытался убить меня. Это было ложью, но сможет ли какой-нибудь луч определить это? Теперь я дожидался, смогут ли они что-нибудь противопоставить моей лжи. Если даже какое-нибудь противоречие уже было обнаружено, то те, кто был в этой комнате, еще не были уверены в этом наверняка. А если мои последние слова были приняты за правду, то попытки узнать подробности среди руководителей Гильдии вообще не смогут повредить мне. -- Достаточно, -- щелкнул динамик голосового устройства переводчика. -- Ты, иди -- в торговый зал -- смотри. Мой конвоир двинулся к двери. Он не выглядел так эффектно, как патрульный, но у него на поясе было оружие, и я не стал оспаривать его право провести меня. Мы шли по одному из обрамляющих центр станции коридоров. При ходьбе, из-за слабой силы тяжести приходилось держаться за поручень и не поднимать ноги слишком высоко от пола. Потом мы спустились по вертикальной извилистой шахте с поручнями вместо на три уровня ниже апартаментов вице-президента. Суетой и шумом этот уровень напоминал торговую площадь. Нас обгоняли или нам шли навстречу представители самых разных рас и видов -- терраниане, терраниане -мутанты, гуманоиды и негуманоидные чужеземцы. Большинство из них были одеты в корабельную форму без каких-либо обозначений или значков. И, хотя я не увидел ни одного лазера, все были вооружены парализаторами. Я подумал, что, возможно, здесь существует какое-либо правило, запрещающее ношение более опасного оружия. Помещение, в которое я зашел теперь, не было оснащено сложным лабораторным оборудованием. Другой, низший по должности орбслеон, скорчился здесь в тесной чаше, и жидкости в ней хватало лишь для того, чтобы обеспечивать ему минимум комфорта. Очевидно, ему лишь поручили встретить меня. Он даже не воспользовался переводчиком, а просто указал щупальцем на стоящий у стены табурет. Я послушно сел там, а Иит устроился на корточках у моих ног. В комнате было еще двое, и при их виде я понял, едва сдерживая дрожь, как далеко от закона оказался. В Галактике всегда существовало рабство, иногда на некоторых планетах, иногда в целых солнечных системах. Обычно рабами становились военнопленные, которых использовали в сельском хозяйстве и для других работ. Но эти -- эти вещи -- были результатом селекции, которую годами пытался искоренить Патруль. Слуги орбслеона были гуманоидами. Но после хирургических и генетических модификаций они перестали соответствовать понятию "человек" по шкале Ланкорокса для общества чужеземцев-терраниан-мутантов. Это были живые машины, каждую из которых программировали на определенный вид работ. Один из них сидел за столом, его безвольные руки и одутловатое тело были так расслаблены, будто его покинула даже питающая эту псевдо-жизнь энергия. Другой -- очень быстро и уверенно обрабатывал украшенный драгоценными камнями воротник, который на-девают по праздникам на Уорлоке. Он выковыривал камни и, безошибочно определяя параметры каждого, укладывал их в расставленный перед ним ряд футляров. Многолинзовые сферы в его уродливой, слишком большой и слишком круглой голове не были направлены на то, что он делал, а бесцельно уставились на вход в комнату. -- Это датчик, -- сообщил Иит. -- Он информирует лишь о том, что видит, даже не называя предметов. Другой -- это передатчик. -- Телепат! Я неожиданно испугался, что этот безвольный расползшийся перед нами кусок плоти может настроиться на Иита и узнать, что мы с ним далеко не те, за кого себя выдаем. -- Нет, он использует более низкий диапазон, -- ответил Иит. -- Хотя, если хозяин перенастроит его... Он умолк, и я понял, что он тоже почувствовал себя в опасности. Я не знал, зачем меня сюда привели. Шло время. Я посматривал на проходящих по коридору. Раб-датчик продолжал работу, и, когда полностью очистил воротник от камней, уложил метал в футляр побольше. Теперь в его подвижных пальцах оказалась тонкой работы диадема. Он брал камни из футляров и, так же быстро, как минутой раньше вынимал их из воротника, устанавливал в диадему. Он не использовал все камни, но было очевидно, что за это украшение в любом внутрипланетном магазине без колебаний заплатят тысячу кредиток. Но за все время раб так ни разу и не посмотрел на то, чем занимались его руки. Мне не сказали, какими будут мои обязанности. И поскольку работа раба-датчика мало интересовала меня, я скоро заскучал. Но наверняка любой в моем положении довольно быстро захотел бы чем-нибудь заняться и, если бы я продемонстрировал скуку, это не показалось бы подозрительным. Когда в комнату вошел человек тунике капитана корабля, я нетерпеливо ерзал на стуле, который от долгого сидения сделался еще жестче. На тунике капитана не было отличительных знаков какой-либо компании. Очевидно, посетитель был здесь не впервые, потому что, минуя стол, за которым сидели рабы, уверенно подошел к орбслеону. Он расстегнул тунику и теперь шарил под ней. Чужестранец откинул вперед стол, очень похожий на тот, на котором вице-президент показывал кольцо. Космонавт вынул комок защитной сети, и в ней я увидел камень знакомого цвета -- дзоран. Щупальце орбслеона обвилось вокруг камня и без предупреждения швырнуло его мне. Я инстинктивно поймал в воздухе летящий камень. -- Что! Резко воскликнув, капитан повернулся ко мне, его рука легла на рукоять парализатора. Я вертел камень в руках, рассматривая его. -- Первый класс, -- об®явил я. Это был один из лучших дзоранов, что я видел за последнее время. Кроме того он был тщательно обработан и установлен в изящную оправу в форме когтя, так, чтобы носить его как кулон. -- Благодарю. В голосе капитана были слышны иронические нотки. -- И кто же ты такой? Он стал менее агрессивным. -- Хайвел Джерн, оценщик, -- ответил я. -- Это продается? -- Я прибыл сюда не для того, чтобы услышать, что мой камень первого класса, -- резко ответил он. -- С каких это пор у Вону появился оценщик? -- С этого дня. -- Я посмотрел камень на свет. -- Здесь небольшое пятнышко. -- Где? В два прыжка он пересек помещение и выхватил камень из моих рук. -- Любое пятнышко на нем появилось от твоего дыхания. Это лучший камень. Он стремительно повернулся к орбслеону. -- Четыре торга. -- Дзораны не бывают по четыре торга, -- щелкнул динамик. -- Даже самые лучшие. Капитан нахмурился и как будто собрался выйти из комнаты. -- Тогда три... -- Один... -- Нет! Тардорк даст мне больше. Три! -- Иди к Тардорку. Только два. -- Два с половиной... Я не понимал, в чем они выражают стоимость камня, так как они не пользовались кредитками. Возможно, на Блуждающей Звезде была своя собственная денежная система. Казалось, что орбслеон принял окончательное решение. -- Только два. Иди к Тардорку. -- Хорошо, два. Капитан бросил дзоран на столик, и второе щупальце чужестранца протянулось к панели с маленькими кнопками. Его гибкий кончик нажал на ней несколько кнопок, но в ответ не раздалось ни одного звука. Но он снова воспользовался переводчиком. -- Два торга -- на четвертом причале -- возьми сколько нужно снабжения. -- Два! Капитан произнес это слово как ругательство и стремительно вышел. Чужестранец снова бросил дзоран, на этот раз рабу-датчику который сразу уложил его в один из футляров. И в этот момент у входа появился один из моих охранников. -- Ты, -- показал он на меня, -- идем. Обрадовавшись тому, что меня освободили от этой скуки, я пошел за ним. Глава 13 -- Главный вице-президент. Предупреждение Иита совпало с моими предположениями о цели нашего пути. Мы миновали уровень, на котором располагались апартаменты орбслеона, и продолжали карабкаться вверх к высшим уровням станции. Здесь, на огрубевших от времени стенах коридоров, виднелись блеклые остатки древних орнаментов. Возможно, создатели станции предназначали эти уровни для командиров. Охранники жестами показали, что мне следует идти через вертящуюся дверь, а сами остались снаружи. Они попытались задержать Иита, но он неожиданно продемонстрировал невиданную прежде ловкость и проворно проскочил мимо них. Я удивился тому, что они не последовали за ним. Через мгновение, когда делая следующий шаг, я довольно больно ушибся о силовую стену, и понял почему здешние жители не нуждались в услугах охранников Кроме того, гравитация в этой комнате оказалась даже немного сильнее, чем это было привычно для моей расы, поэтому при ходьбе приходилось прилагать дополнительные усилия. За этим невидимым барьером комната была меблирована как номер люкс караван-сарая на какой-нибудь внутренней планете. Правда, мебель не сочеталась, и отдельные предметы обстановки отличались размерами, как будто были изготовлены для тел меньше или больше, чем мое собственное. Единственное, что об®единяло эти предметы, -- это роскошь, порой переходящая в вызывающую вульгарность. Вице-президент полулежал в кресле. Он был терранианского происхождения, но по определенным, едва заметным изменениям во внешности можно было догадаться что его предки подверглись мутации. Возможно, он принадлежал к расе возникшей из первых колонистов. Оставленные на обритом черепе волосы формировали жесткий гребень, и я на мгновение задумался о том, как он одевал шлем скафандра на такую гриву, если он, конечно, вообще когда-нибудь одевал его. Коричневой его кожа стала явно не от космического загара, а два шрама, проходящие по обеим щекам от уголков глаз к подбородку, были слишком аккуратными, чтобы принять их за настоящие. По пестроте его одежду можно было сравнить с обстановкой комнаты -- смесь стилей и мод нескольких планет. Его длинные, вытянутые в удобной позе ноги были туго обтянуты высокими, опушенными белым мехом, сапогами из тонкой шкуры. Тело покрывала великолепная черно-серебряная адмиральская туника Патруля, украшенная звездами из драгоценных камней и наградными лентами. Обрезанные рукава оголили его руки до плеч. Ниже локтей были надеты широкие браслеты -- один с первосортным терранианским рубином, другой, с параллельными рядами крупных сапфиров и локералей. Оба браслета отличались безвкусицей. В дополнение к общей картине, затвердевший верхний край волосяного гребня был окаймлен полосой кольчуги из зелено-золотистого металла, с которой на лоб свисал кулон с камнем коро не меньше десяти карат. Передо мной был настоящий, как с картинки, пиратский вождь. Я не знал, действительно ли он всегда так пышно и безвкусно одевался или же он хотел продемонстрировать свое богатство окружающим. Люди из высших эшелонов Гильдии обычно консервативны в одежде. Но, возможно, как хозяин -- или один из хозяев Блуждающей Звезды -- он не состоял в Гильдии. Он задумчиво рассматривал меня. Встретившись взглядом с его темными глазами, я понял, что этот его наряд был чем-то вроде маски, рассчитанной на то, чтобы ослепить и ввести в заблуждение подчиненных. Одной рукой он время от времени подносил ко рту полупрозрачную нефритовую тарелочку и кончиком языка слизыва

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования