Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Зарубежная фантастика
      Андре Нортон. Неведомые звезды -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  -
о отмел он мои непроизнесенные сомнения. -- Это еще и осязаемая иллюзия --потрогай! Он протянул мне свою пушистую переднюю конечность, и я прикоснулся к ней. На ощупь она слегка отличалась от игрушки -- тем, что была живой, а не просто частью набитого мехового чучела. -- Да. Он убедил меня. Иит был прав, как бывало очень часто -- достаточно часто, чтобы раздражать этим такое менее логичное существо, как я. Настоящий Иит был слишком непривычным, и он бросался в глаза даже на космодроме, где постоянно толкутся чужеземцы со странными зверьками. Нас могли узнать по нему. Я никогда не сомневался в способностях Гильдии и ее шпионской сети. Но если ими записан облик Иит, то уж тем более они зафиксировали на своих розыскных лентах меня! Они наметили меня в жертвы задолго до моей встречи с Иитом. Сразу после убийства моего отца, когда они не могли не понять, что именно я взял из его разгромленной конторы камень Предтеч, который не нашел их человек. Они поставили ловушку, в которую угодил не я, а Вондар Астл. Тогда они поставили вторую ловушку на корабле Вольных Купцов -- ту, которую расстроил Иит, хотя я узнал об этом лишь позже. На планете руин они все же захватили меня и держали до тех пор, пока Иит снова не освободил меня. Так что у них было невероятное количество шансов записать меня для своих ищеек -- этот факт признавать было страшно. -- Тебе нужно тоже подумать о маскировке для себя. -- Спокойный приказ Иита вторгся в мои тревожные раздумья. -- Я не могу! Вспомни: ведь возможности моего вида ограничены, -- раздраженно парировал я. -- Твои возможности ограничены ровно настолько, насколько их ограничил ты сам, -- невозмутимо ответил Иит. На коротких и толстых ногах пукха он поковылял к противоположной стене, причем по пути снова превращался в Иита, распрямив свое тело; трудно было поверить, что даже его гибкие мышцы и ткани могут так удлиниться. Одной из лап-рук ему удалось достать до кнопки, и из стены появилось зеркало. В нем я увидел себя. Я ничем особенно не приметен. Миллиарды мужчин из расы терранианцев имеют такие же темные волосы, как и я. Мое лицо расширено в области глаз и слегка сужается к подбородку -- оно не отличается особенной красотой или, наоборот, уродством. У меня зелено-карие глаза, а брови, как и ресницы, черные. Проводя много времени в космосе, я начал бороться с бородой, как только она начала расти. В шлеме скафандра борода создает неудобства. Из этих же соображений я коротко стригу волосы. Мой рост соответствует среднему росту представителя моей расы, а количество конечностей и органов -- требованиям моего вида. Меня можно принять за кого угодно, если просто окинуть взглядом как идущего мимо незнакомца, но идентификационные образцы, которые есть у Гильдии, непременно укажут, кто я такой. Как обычно, плавно двигаясь, Иит снова пересек комнату, без усилий, как это мог только он, прыгнул с места ко мне на плечо и устроился сзади на шее так, что его голова лежала на моей, а лапы-руки свисали на уровне ушей по обе стороны моей головы. -- Итак! -- начал он. -- Подумай о другом лице -- о любом. Получив это задание я поначалу обнаружил, что не могу его выполнить. Я смотрел в зеркало и видел там только свое отражение. Я ощущал нетерпение Иита, но это только мешало мне сосредоточиться. Вскоре его нетерпение ослабло, и я понял, что он хотел проконтролировать мой выбор. -- Подумай о другом. -- Он не требовал, скорее уговаривал. -- Закрой глаза, если иначе не получается... Я попробовал, пытаясь вызвать в воображении определенную картину -- лицо, которое не было моим собственным. Не могу сказать, почему я выбрал Фаскела, но каким-то образом из моей памяти выплыло неприятное выражение лица моего молочного брата, и я сосредоточился на нем. Лицо виделось неотчетливо, но я упорствовал, мысленно выстроив длинный узкий контур -- его нос, как видел его в последний раз, --выступающий из торчащих на верхней губе волос. Фаскел Джерн был родным сыном моего отчима. Хотя мне всегда думалось, что по духу я был родным сыном Хайвела Джерна, в то время как Фаскел казался чужим. Я представил багровый шрам на лбу Фаскела в том месте, где начинают расти волосы, добавил раздраженный изгиб его губ, характерный для него в последние годы, и наконец получил в воображении цельную картину. -- Смотри! Я послушно открыл глаза и взглянул в зеркало. Несколько секунд я остолбенело смотрел на кого-то. Это точно был не я, хотя и не Фаскел, насколько я его помнил, -- но странная, искаженная комбинация из нас обоих. Это зрелище было мне неприятно. Моя голова все еще была зажата в тисках Иитовых об®ятий, и я не мог отвернуться. Но пока я смотрел, туманный образ Фаскела потускнел, и я снова стал самим собой. -- Ты видишь -- это возможно, -- прокомментировал Иит и, отпустив голову, соскользнул по мне на пол. -- Это сделал ты. Частично. С моей помощью произошел только прорыв. Твой вид использует лишь малую часть своего мозга. Этим вы удовлетворяетесь. Такая бесхозяйственность -- это ваш вечный позор. Практика научит тебя. А с новым лицом тебе не придется бояться идти туда, где можно найти пилота. -- Если мы когда-нибудь найдем его. Нажав кнопку, я извлек из стены кресло и вздохнув сел. Мои тревоги тяготили меня. -- Нам придется нанять человека из списка штрафников, если мы вообще кого-нибудь найдем. "Т-с-с-с-с-с..." Никакого звука, только ощущение его у меня в голове. Иит мгновенно оказался у входной двери, прижался к ней, весь обратившись в слух, и казалось, что он слушал не только ухом, но все тело служило ему для этой цели. Я, конечно же, ничего не слышал. Эти комнаты были полностью экранированы и защищены звукоизоляцией. Чтобы проверить это, можно было использовать настенный комнатный детектор. Космодромные стены как раз из тех немногих мест, где можно быть абсолютно уверены, что вас не подсмотрят, не подслушают и не проконтролируют каким-либо другим способом. Но защита помещений не было достаточно изощренной, чтобы противостоять таким способностям, какими обладал Иит, и по его настороженности я догадался, что извне приближалось нечто подозрительное, чего нужно опасаться. Потом он повернулся, и я подхватил его мысль. Я открыл небольшое отделение для багажа и, мгновенно свернувшись, он спрятался там. Но его мысли не спрятались. -- Cюда идет патрульная ищейка, -- предупредил он, и этого было достаточно, чтобы подготовить меня. Глава 2 Световой сигнал над дверью, сообщавший о приходе гостя, еще не зажегся. Я поспешно извлек предметы обстановки из стен и расставил их так, чтобы помещение не вызывало подозрений даже для тренированного взгляда опытного патрульного. Патруль многие сотни лет был самой большой организацией по поддержанию законности в Галактике, он всегда ревниво относился к своей власти, и там не забыли и не простили того, что мы с Иитом смогли доказать ошибочность пред®явленного мне обвинения в нарушении закона (это ложное обвинение, несомненно сфабриковала Гильдия). То, что мы осмелились заключить соглашение и вынудили власти выполнить его условия, чрезвычайно задело их. Мы спасли их человека, без преувеличения вырвали его самого и его корабль из когтей воровской Гильдии. Правда, он отчаянно сопротивлялся нашим попыткам торговаться, но ему пришлось уступить и согласиться на наши условия. Даже сейчас воспоминание о том, как мы добились соглашения вызывает у меня тошноту, потому что для этого Иит на мгновение об®единил наши разумы -- мой и патрульного. И после этого смешения осталось что-то вроде незаживающей раны. Как известно, каждый вид воспринимает окружающее в соответствии со своим чувственным аппаратом, или, точнее, в зависимости от того, какое содержание он выделяет из сообщений, получаемых от своих органов чувств. Таким образом, несмотря на всю схожесть нашего мира с миром зверя, птицы или чужеземца, мы все же ощущаем его по-разному. К счастью, существуют определенные барьеры (я говорю "к счастью" после того, как узнал, что может случиться, если эти барьеры снять), ограничивающие восприятие реального мира на приемлемом для нас уровне. Мы не готовы к совмещению разумов. Этот патрульный и я узнали предостаточно, даже слишком много друг о друге, чтобы понять, что соглашение может быть заключено, а условия его будут выполняться. Но я решил, что скорее с голыми руками пойду на лазерный излучатель, чем снова повторю такой трюк. Официально у Патруля не было к нам претензий, лишь недоверие да чувство неприязни, чем мы пренебрегали. И я думаю, они были рады тому, что, хотя им и пришлось выбросить белый флаг, Гильдия все еще держала нас на мушке. И вполне могло быть, что после того, как мы взлетели с базы Патруля, нас воспринимали как приманку для какой-то будущей ловушки которую поставят на главарей Гильдии, -- эта мысль не давала мне покоя. Когда загорелся предупредительный сигнал, я в последний раз быстро оглядел комнату и пошел посмотреть в дверной глазок. Мое внимание привлекло запястье, стянутое черно-серебряным браслетом Патруля. Я открыл дверь. -- Слушаю вас. Увидев его, я перестал сдерживаться и мои слова прозвучали с неприкрытым раздражением. На нем была не униформа, а скорее причудливо украшенная обтягивающая туника туриста из внутреннего мира. Патрульный обязан поддерживать себя в хорошей физической форме, поэтому на нем она смотрелась лучше, чем на морщинистых, пузатых личностях, которые встречались здесь в холле. Но это еще ничего не значило, потому что на мой взгляд этот фасон был излишне вульгарным. -- Великодушный человек Джерн... Он не спрашивал мое имя, а его глаза гораздо внимательнее смотрели в комнату за моей спиной, чем на меня. -- Снова то же самое. Что вам нужно? -- Поговорить с вами... -- наедине. Он двинулся вперед, и я бессознательно сделал шаг назад, прежде чем сообразил, что он не имеет права заходить без разрешения. Меня отвлек его браслет, и это дало ему небольшое преимущество, которым он максимально воспользовался. Прежде чем я успел возразить, он вошел, и дверь закрылась за ним. -- Мы одни. Говорите. Я не предложил ему сесть и не сделал ни одного гостеприимного жеста. -- У вас трудности с пилотом. Теперь он смотрел на меня, продолжая время от времени шарить взглядом по комнате. -- Это правда. Бессмысленно было отрицать очевидную истину. Возможно, он тоже не хотел тратить время, поэтому сразу перешел к делу. -- Мы можем сотрудничать... Это действительно удивило меня. Когда мы с Иитом покидали базу Патруля, нам показалось, что власти базы ликовали, толкая нас на неизбежное катастрофическое по своим последствиям столкновение с Гильдией. Но информация о камнях Предтеч, которую они получили от нас, сообщала лишь о предположительном местоположении тайников, и они, очевидно, подозревали, что настоящий источник мы все еще держим в секрете. На самом деле, мы знали не больше того, что им рассказали. -- Как сотрудничать? -- переспросил я, не рискуя сразу связаться с Иитом, хотя мне очень хотелось узнать его мнение об этом предложении. Не известно, какое секретное оборудование использовал Патруль. Вполне возможно, что, зная о телепатических способностях Иита, они применяли какое-нибудь особое устройство, чтобы прослушивать наши переговоры. -- Рано или поздно, -- сказал он рассудительно, как бы смакуя каждое слово, -- Гильдия доберется до вас. Но к такому повороту я был готов уже давно. -- Итак, вы хотите использовать меня в качестве приманки для какой-то своей ловушки. Он даже не смутился. -- Можно и так смотреть на это. -- Только так и можно. Вы что же, хотите внедрить кого-то из ваших на наш корабль? -- Чтобы защитить вас и, конечно, для того чтобы мы были начеку. -- Очень альтруистично. Но я говорю "нет". Бесцеремонное предложение Патруля убедило меня в том, что им что-то противостоит. -- Вы не сможете найти пилота. -- Я начинаю задумываться, -- (а к этому моменту я действительно начал думать об этом), -- о том, насколько мои теперешние трудности связаны с вашей организацией. Он не подтвердил, но и не опроверг мое предположение. А я был уверен, что не ошибся. Как пилот может быть внесен в черный список, так и наш корабль мог попасть в тайный список прежде, чем мы получим возможность совершить первое путешествие. Теперь, опасаясь лишиться лицензии пилота, никто не подпишет нам бортовой журнал. Так что мне придется обратиться к мрачному уголовному миру, если из этого вообще что-нибудь выйдет. Если я не поднимусь в космос со ставленником Патруля за пультом управления, мне скорее всего, придется наблюдать, как корабль ржавеет, стоя на хвостовых стабилизаторах. -- Если вы попытаетесь нанять кого-нибудь из черных списков, то Гильдия легко сможет подсунуть вам своего человека, и вы даже не узнаете об этом, -- добавил он спокойно, как будто был абсолютно уверен в том, что я все равно приму его предложение. Такое действительно было возможно. Но лишь в том случае, если бы я не взял с собой Иита. Даже если бы память предлагаемого пилота была заблокирована или стерта с целью утаить что-то от его хозяев, мой спутник смог бы извлечь следы пропавшей информации. Но я надеялся, что мой посетитель и те, кто послал его сюда, не знали об этом. Мы не могли скрыть, что Иит телепат, -- но самого Иита... -- Предпочитаю сам ошибиться в выборе, -- Я позволил себе дерзость. -- И погибнуть от этого, -- равнодушно продолжил он, затем еще раз оглядел комнату и неожиданно улыбнулся. -- Игрушка -- не пойму зачем она здесь. -- Быстрым и уверенным движением хищной птицы он наклонился и поднял пукха за гриву. -- Кроме того, это дорогая игрушка, Джерн. Если ты не нашел клад, у тебя уже должны заканчиваться деньги. Поэтому я и удивляюсь, зачем тебе понадобилось чучело пукха. В ответ я скорчил гримасу. -- Я всегда готовлю для своих гостей небольшие сюрпризы. Это один из них. Можете взять его с собой -- хотя бы для того, чтобы убедиться, что это не футляр для контрабанды. Вы знаете, так бывает. Я торгую драгоценностями -- что может быть лучше игрушечного пукха, чтобы вывезти в нем с планеты несколько камней? Он ухмыльнулся, бросил игрушку в ближайшее кресло и, направившись к двери, сказал через плечо: -- Джерн, когда тебе надоест биться лбом о каменную стену, набери "один-ноль". И мы предоставим тебе человека, за которого мы ручаемся, что он не передаст тебя Гильдии. -- Конечно, -- он передаст меня Патрулю, -- продолжил я. -- Я сообщу вам, когда буду готов стать наживкой. Он даже не попрощался, просто вышел. Я резко закрыл за ним дверь и поспешно выпустил Иита. Задумчиво разглаживая шерсть на животе, мой чужеземный спутник сидел на полу. -- Они считают, что мы у них в руках. Я пытался расшевелить его -- хотя он уже должен был извлечь из сознания все самое существенное, если только наш гость не защитился экраном. -- Что он и сделал, -- подтвердил мои подозрения Иит. -- Но его защита была не совсем полноценной, он использовал лишь то, что твои соплеменники изобрели, чтобы защититься от механических способов фиксирования мысленных волн. Они не в состоянии, -- продолжал он самодовольно, -- противостоять способностям моего типа. Но действительно, они убеждены, что мы сидим у них на ладони, -- при этом он протянул руку с раскрытой ладонью, -- и им нужно только сжать пальцы -- вот так, -- его когтистые пальцы согнулись, сформировав кулак. -- Какое невежество! Ну что ж, теперь, когда мы узнали самое плохое, нам лучше всего быстро продвигаться вперед. -- Ты думаешь? -- угрюмо спросил я, энергично собирая свою дорожную сумку. Мне было понятно, что оставаться в окружении шпионов Патруля было бы неразумно. -- Но куда мы пойдем теперь? -- В "Ныряющий дракон", -- Иит ответил таким тоном, будто ответ был очевиден и он удивлялся тому, что я сам не додумался до этого. На мгновение я растерялся. Упомянутое им название ничего для меня не значило, было лишь понятно, что речь идет об одном из притонов, которые скрывались в мирке Окрестностей космопорта -- в последнем месте на свете, куда рискнет сунуться нормальный человек. Но, в настоящий момент, я больше всего беспокоился о том, как выбраться из здания, чтобы нас не выследил Патруль. Я уложил свое последнее чистое белье и отсчитал три кредитки. Каждое утро на маленьком настенном диске постояльцу выставляется ежедневный счет. И если этот счет не оплатить вовремя, комната запирается непреодолимым силовым полем. Закон позволяет владельцам гостиниц пользоваться подобными мерами предосторожности. Я опустил кредитки в прорезь под диском, и надпись погасла. Обеспечив нам таким образом возможность выйти из комнаты, теперь я должен был продумать, как это сделать. Я повернулся и увидел, что Иит снова стал пукхом. На мгновение, пока он не пошевелился, я замешкался, сомневаясь, какой из пушистых зверьков был моим спутником. Прижав Иита к себе одной рукой и держа в другой сумку, я выглянул в коридор и, убедившись, что он пуст, вышел. Когда я повернул к шахте гравилифта, Иит сказал: -- Налево и назад! Я подчинился. Его указания привели меня в незнакомое место, к другой гравишахте -- той, через которую прибывали роботы-уборщики. Хотя я и оплатил счет, здесь тоже могли сработать контрольные устройства. Этот выход был предназначен только для машин и одна из них, громыхая, приближалась к нам. Это был комнатный официант-разносчик, обыкновенный ящик на колесах, его крышка была усеяна кнопками для выбора блюд. Коридор не был предназначен для людей и чужеземных гостей, поэтому мне пришлось буквально вжаться в стену, чтобы пропустить робота. -- На него! -- скомандовал Иит. Я не представлял себе, что он задумал, но в прошлом он вытащил меня из многих переделок, и я знал, что обычно у него есть план спасения. Итак, я бросил Иита и сумку на крышку официанта, потом, стараясь быть осторожным, чтобы ненароком не нажать ни од ой кнопки, запрыгнул туда сам. Мой вес для робота, очевидно, ничего не значил. Он не замедлил свое равномерное движение вдоль коридора. Но я с трудом удерживал равновесие на ящике, на котором не было даже за что ухватиться. Я с трудом удержался, чтобы не вскрикнуть, когда робот без остановки с®ехал с пола коридора в гравишахту. Но гравитация поддерживала его, и он опускался так устойчиво, как будто это была под®емная платформа, при помощи которой в космопорте из рейсового корабля выгружаются багаж и пассажиры. На следующем уровне к нам присоединился уборщик, но, машины, вероятно, были оборудованы следящими устройствами, потому что они не только не столкнулись, но даже не коснулись друг друга. Сверху и под нами в полумраке шахты я смог разглядеть других опускающихся робослуг -- наверное пришло время заканчивать утренние работы. Мы продолжали опускаться. По мере того, как мелькали посадочные площадки, я подсчитывал этажи, и, с каждым оставленным позади этажом, мне становилось споко

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования