Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Виктор Доценко. Срок для Бешеного -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -
вободные от работки довольные этим обстоятельством заключенные занимались кто чем: зашивали, штопали свою одежду, писали письма, варили чифир... В проходе напротив Савелия двое играли в шахматы. Играли молча, сосредоточенно. Из-за того, что в секции тусовались почти все живущие, было сравнительно тепло, и один из партнеров, обнажившись по пояс, сверкал многочисленными наколками на туберкулезном теле. У напарника позиция была явно лучше, достаточно было взглянуть на его довольную скуластую физиономию. Вокруг играющих столпились несколько любопытных и молчаливо, без комментариев, следили за игрой. Комментировать в местах лишения свободы очень опасно, тем более когда играют "под интерес": есть реальная опасность пострадать, и не только физически... Проигравший может потребовать от подсказавшего оплатить свой проигрыш... Сначала игра шла нормально, без эксцессов, но, проиграв одну за другой две партии удачливому сопернику, тот, что с наколками, все больше нервничал, и в какой-то момент ему показалось, что один из зрителей, приятель его соперника и такой же молодой, как он, подает знаки. - Слышь, свали отсюда, земляк! - угрюмо бросил он ему. - Я что, мешаю тебе? Я же сижу молча, не подсказываю, - попытался спокойно пояснить тот. - Не подсказываешь? А чего рожи корчишь? Маяки даешь? Сказал - свали, значит, свали! - Ты еще укажи, где мне стоять можно, а где нельзя! - усмехнулся парень. - Ты чего, кобыла, пасть разеваешь? - раз®яренно вскочил с места тот, что с наколками. - Что ты, Сиплый, запретного хапнул, что ли, - улыбнулся спокойно парень, - или спал плохо? - Запретного сейчас ты хапнешь! - Сиплый неожиданно выбросил правую руку в лицо парню, потом еще раз и еще. Коротко вскрикнув, тот попытался прикрыться от него, обхватив руками лицо, на котором появилась кровь. Но Сиплый, озверевший от проигрышей, бил в незащищенные места. Однако настырный парень терпеливо выдерживал его удары и не собирался отступать. Выбрав момент, он ухватился руками за кровать третьего яруса и обеими ногами ударил Сиплого в грудь... Тот опрокинулся на кровать, сбив на пол шахматную доску, но сразу вскочил и схватил табуретку... Взревел с отборным матом и взметнул над головой табуреткой, случайно задев кровать Савелия. До этого момента он лежал спокойно, безразлично наблюдая за стычкой, но едва она коснулась его, внятно бросил, чуть приподнявшись на локте: - А ну, хорош!.. Распылились тут... Надо друг другу морды поразбивать - валите на улицу... - с угрозой проговорил он. - Или мне встать, - успокоить? Сиплый хотел было что-то возразить, но, перехватив жесткий взгляд Савелия, нехотя опустил табуретку на место и начал восстанавливать партию, словно ничего не произошло, но все-таки процедил парню: - Проиграю - платить будешь ты! - Посмотрим!.. - отозвался тот, стирая платком кровь с лица. Любопытные, с интересом наблюдавшие за дракой, разошлись и продолжили прерванные занятия... - Привет, дружок! - услышал Савелий голос Кашки. - Киснешь? - Да так... Чего еще делать? - Хочешь, чифирнем? - Где достал? - С крытки подогнали! - усмехнулся тот. - На свиданке был, а сегодня Зелинский дежурил... Удалось вынести... И чего ты с ним не ладишь? Он явно неравнодушен к тебе! - Точно, неравнодушен, так любит, что скушать готов!.. - А он, между прочим, тоже афганец! - Не пойдет афганец сюда работать! - зло проговорил Савелий. - Не может он быть афганцем!.. - Не скажи, Говорок! Разные бывают обстоятельства, поверь... Я на свиданке случайно услышал... - А к тебе кто приезжал, жена? - Жена? - Кошка нахмурился. - Нет, мать... Маманя... Всяких вкусностей навезла: жалко, что только двое суток... - Он начал вытаскивать из карманов Шоколадные конфеты, кусок сервелата, открытую банку икры, лимон, три головки чеснока и три пирожка. - С вареньем и с мясом... Сама пекла... - Я уж и забыл вкус всех этих продуктов... - радостно воскликнул Савелий, потирая руки. - Попируем сейчас... Как тебе удалось все это пронести... - Я ж говорил... Ну не суетись: это все тебе! Я нахавался там по макушку... Не думай, себе тоже оставил... - А может, составишь компанию? - Нет, а чифирну с удовольствием... На свиданке какой чифир: с одной стороны - завались, а с другой - не с кем, пару раз чифирнул, и никакого удовольствия... - Вообще-то пора завязывать с ним, мотор посадить можно... - Твой мотор? - усмехнулся Кошка. - Да твоего мотора на троих хватит... Или пошаливает? - Да нет пока, но все-таки... - Короче, Склифосовский, не выдумывай! В этот момент от играющих в шахматы вновь послышался шум: Сиплый, как видно, снова проигрывал и решил выместить злобу на парне, с которым уже схватывался. - Ну все, кобыла, я тебя предупреждал! - заревел он, вскочил с кровати, опрокидывая табурет с шахматной партией, вцепился в парня. На этот раз парень не стал ожидать его ударов, а сам неожиданно пнул Сиплого в пах коленом. Согнувшись пополам, тот упал на пол и начал кататься, подвывая то ли от боли, то ли от злости. Его приятели, сидевшие в разных углах барака, мгновенно подскочили к парню и сбили его с ног. - Что, снова вам неймется? - недовольно рыкнул на них Савелий. Зыркнув на него, те подхватили молодого парня под руки и потащили к выходу. Сиплый быстро вскочил с полу и бросился вслед за ними. - Ты что, Савелий? - нахмурился Кошка. - Надоели они все! - выдохнул он. - Днями и ночами не вылезал, бы с промки... Покалечат парня-то... - сказал он неожиданно, но каким-то безразлично бесцветным голосом. - Да плюнь ты на него: видно, давно нарывался сам... Так что, будем чифирить или варить не хочешь?.. - Как это не хочу?.. Конечно, хочу! - Савелий вытащил из тумбочки пол-литровую банту, достал из потайного места кипятильник и пошел в умывалку, где стояли розетки. Неожиданно ему навстречу оттуда повалили зеки. - Что, свет вырубили? - спросил он одного. - Да нет, Бешен... - замялся тот. - Но ты лучше не ходи туда... - Что? - нахмурился Савелий, однако того уже и след простыл. Савелий пожал плечами и двинулся вперед. Не дойдя до дверей умывалки, он услышал шум и приглушенные стоны и сразу догадался, что там происходит разборка с тем молодым парнем но то, что ему довелось увидеть, даже близко не приближалось к его догадкам... Трое приятелей Сиплого крепко держали молодого парня, лицо которого было залито кровью, а Сиплый, видно, совершенно потерял контроль над собой: остервенело бил его ногами и кулаками куда ни попадя. Парень потерял сознание и обмяк в руках державших. - Может, хватит с него, Сиплый? - неуверенно проговорил один из державших - здоровенный бугай лет тридцатое добродушным лицом. - Что, жалко подлюку стало? - зло бросил Сиплый. - А Малыша тебе Не жалко, которого он уряднику сдал? Не жалко, что он теперь в шестиместке парится? - Было заметно, что Сиплый сам себя заводит. - Нет! Этот козел должен стать петушком! Пусть кукарекает, а не стучит! Он подал знак державшим парня приятелям, и те быстро повернули безвольное тело парня задом к Сиплому, который тут же сорвал с него брюки. - А вы сомневались! - довольно рассмеялся Сиплый. - Смотрите, какая попочка! - Он похлопал по розовым ягодицам, затем нежно погладил их, плотоядно улыбаясь. Его руки стали нервно подрагивать, глаза налились страстным возбуждением. - Ух ты, мой петушочек... Сейчас в твою попочку войдет твой дружочек... - Он уже тяжело дышал: было видно, что сейчас его хоть убей, но он не откажется от задуманного. - Сейчас, сейчас загоню тебе кожаный шприц под кожу... Будет немного больно - он у меня с шарами, - но ты терпи... Он расстегнул брюки и вытащил наружу свой член, который был уже в состоянии боевой готовности. Достаточно больших размеров, он был очень уродлив: весь покрыт буграми от шаров, с наколкой "везде пролезу". Сиплый наклонился, плюнул парню в задницу, затем раздвинул ягодицы и с силой вогнал в него свой член. Парень дернулся, закричал от боли, приходя в сознание. - Что ты делаешь, сволочь?! Сука позорная!.. Ты же не жилец больше на этом свете!.. - Он начал извиваться всем телом, пытаясь вырваться, но держали его крепко. На пол потекла кровь. - Чо вы смотрите? - взревел вдруг Сиплый. - Чижик, сунь ему в рот! Может, ему понравится... - Он заржал, довольный своей шуткой, продолжая качать, словно поршнем, своим членом. Чижик, державший парня за плечи, возбужденный происходящим, быстро обнажил свой член, обхватил парня руками за уши и сунул ему в рот. Тот попытался Сжать челюсти, но тут получил такие удары по бокам и голове, что моментально обмяк и уже ничего не соображал... - А что, ты прав, Сиплый, очень профессионально чмокает, - осклабился Чижик, входя во все больший экстаз... Неожиданно заметил стоящего у входа Савелия, который то ли оцепенел от происходящего, то ли ему было настолько безразлично, что он просто ожидал, когда закончится этот бардак и ему можно будет спокойно сварить чифир... - А, Бешеный! - хрипло выдавил Чижик - очень хоо-рошо... - громко добавил он, дернулся пару раз и брезгливо кивнул на парня. - Может, и ты ему навалишь на зуб? А, Бешеный? Савелий хмуро взглянул на него, потом на Сиплого, выкрикивающего в экстазе: - Хорошо, бля, буду, хорошо!.. А-а-а... Обхватив за бедра парня так, что ободрал кожу ногтями. Сиплый с силой вогнал член до конца... Парень вновь застонал. Сиплый выдернул из него обмякшую плоть, обтер о рубашку парня его кровь, заправил в брюки и бросил тому, кто предлагал остановить избиение: - Ну что, теперь твоя очередь, Кучерявый! А может, действительно ты, Бешеный? А? - Я свой член не на помойке нашел! - хмуро обрезал Савелий, подошел к полке, поставил банку с водой и воткнул кипятильник. - Мне что-то тоже расхотелось... - неуверенно протянул Кучерявый, и они выпустили парня из рук. Он кулем свалился на плиточный пол и не шевелился. - Слушай, Сиплый, ты случайно своей балдой не проткнул печень? - разгоготался неожиданно Чижик. - Вишь, не шевелится... - Ага, я. - ухмыльнулся Сиплый. - А может, и ты через горло легкие задел... Ладно, пошли отсюда: мужикам чифир варить надо. Когда Савелий засыпал чай в кипящую банку, парень очнулся, огляделся вокруг, заметил Савелия, и в его глазах была такая ненависть, что Савелий подумал. "Это добром не кончится..." Парень медленно встал с пола, натянул брюки и, пошатываясь, словно пьяный, вышел из умывалки... Когда Савелий принес чифир, Кошка разглядывал какой-то журнал. - Тебя только за смертью посылать! - полусердито сказал он. - Там этого молодого опустили... - неожиданно для себя ответил Савелий. - Ну и что? Брось ты, сами разберутся... Все тебя спросить хочу: за что тебя окрестили? - Быть беде... - не выйдя еще из своих мыслей, сказал Савелий взглянул на Кошку. - Слушай, дружан, за что тебя окрестили? Все забываю спросить. Кошка заливисто заржал на всю секцию. - Ну, Ты даешь, Савка! - Он стер улыбку, внимательно посмотрел на Савелия, понял, что тот действительно не слышал его вопроса, махнул рукой. - Ладно... Помнишь, я тебе говорил за второго помощника? Неплохой человек... - Кошка криво усмехнулся, - этот "неплохой" человек заколебал меня сноси простотой!.. Повадился ко мне, котяра, сначала ужиком: "Не можешь ли ты, Кешенька, дать мне косточек для моего песика?" Жалко, что ли? Раз дал, другой... "У меня праздник завтра, а в магазин не поспеваю, не дашь ли чего-нибудь вкусненького..." Вот падаль! И пошло, и поехало, начал приходить как к себе на кухню: то одно возьмет, то другое... А тут тралим, тралим, и все впустую. Скоро возвращаться, а плана нет... Да еще шторм... - Он тяжело вздохнул. - Сам не знаю, как умудрился поскользнуться... Перелом... Слава, богу, закрытый, - он снова улыбнулся. - Поскользнулся, упал, закрытый перелом. Очнулся - гипс... Меня - в кровать, а температура под сорок, врач в панику... - Это Данилыч-то в панику? - Списался Данилыч - инфаркт... А новый только из института, зеленый совсем: гангрена, кричит, начинается, резать надо... Я, естественно, ни в какую! Меня в ближайший порт, на самолет и в Москву... Оказалось воспаление легких... Совпало так... Отлежался три месяца, вставать начал на костылях и в порт, ребят встречать... Смотрю, что-то не так: косятся, цедят сквозь зубы... Короче, эта мразь, когда я его от кухни отшил, пригрозив, что доложу капитану, решил воспользоваться моим несчастьем... Рапорт, ревизия, небольшая недостача, собрание, и главным обличителем был, как ты думаешь, кто? - Неужели Касымов? - Ага, он самый, "неплохой" человека Тут-то я не сдержался: весь костыль об него обломал... Двести шестая, часть вторая, три года... Жаль, что костыль легким оказался... А жена? Жена бросила меня... Сразу после суда... Ладно, банкуй!.. Хочешь, еще кого позови. - Кривой, - крикнул Савелий, - иди хапни с нами индюхи!.. Когда они уже заканчивали чифирять, в спальную вошел завхоз, поманил пальцем Лариску и что-то сказал ему. Тот радостно улыбнулся, подскочил к ярусу, где лежал молодой парень, опущенный в умывалке, подхватил его постель и перенес в "девичий" угол на свободную кровать. И вновь Савелий подумал, что это происшествие так просто не кончится... И на этот раз его интуиция не подвела: наутро Сиплого нашли мертвым в своей постели, а Чижик еще дышал, и его быстро отправили в больничку, где он спокойно и тихо умер через несколько часов... Их обоих проткнул насквозь заточенным электродом обиженный паренек и под самое утро пошел на вахту сдаваться... Его с зоны убрали, провели следствие, на которое вызывали и Савелия: кто-то доложил, что он был во время насилия в умывалке, однако паренек заявил, что его там не было, а Савелий молчал и ничего не подписывал и не говорил... И от него постепенно отстали: нужно было делать план, и за него вступился мастер, а потом и начальник цеха... СНОВА ЗЕЛИНСКИЙ Хоть и долгая зима в этих местах, но и она начала сдавать свои позиции: в воздухе запахло весной, нет-нет да и зажурчат под ярким солнцем ручьи, весело переговариваясь на языке природы. То здесь, то там заслышится звонкая капель. Все больше освобождались от снега асфальтовые дорожки между жилыми бараками. Гораздо теплее стало и в жилых секциях, многие даже ходили в майках. В один из таких дней Савелий решил не оставаться на вторую смену и немного отдохнуть. Сходил на ужин, прилег перед фильмом на кровать, но сон так сморил его, что Савелий даже не услышал крика дневального: - Атас! Менты! Не разбудила его и начавшаяся суета в бараке. Одни прятали то, что считали опасным оставлять для глаз администрации, другие соскакивали с кроватей и быстро поправляли их. Третьи, кто поблатнее, "не суетились", продолжая нахально лежать в одежде на кроватях. В дверях появился капитан Зелинский, с ним двое солдат. Появление замкомроты Зелинского, не "кума" или "режимника" говорило о том, что этот "шмон" не "по наколке", то есть не по доносу, а "нормальный", по графику... Двигаясь по проходу, проверяющие быстро подходили к тумбочке, переворачивали в ней все, что можно и нельзя, прощупывали одеяло, подушку, матрац и шли дальше. В огромный полиэтиленовый, мешок складывали запрещенные с их точки зрения, вещи, самодельные кипятильники, снова появлявшиеся у зеков едва ли не сразу же после окончания "шмона". "Дело ментов шмонать, а дело зеков прятать так, чтобы не нашли", - говорили заключенные. Отбирались фломастеры, тушь, чтобы никто не "накалывался". Можно подумать, что это могло кого-то остановить: зеки выдумывали всевозможные приспособления и смеси при желании сделать "наколку" - даже "автоматы для наколки" из механических бритв, а как заменитель туши использовали жженую резину, разведенную в обыкновенной воде. Спортивные тапочки и костюмы, чай, всевозможные полоски железа, используемые для нарезания хлеба, - все конфисковывалось, но тщательнее всего "шмонщики" искали деньги... Капитан Зелинский, не обращая внимания на заключенных, лежавших на кроватях в одежде, остановился перед спящим Савелием и крикнул: - Осужденный Говорков, почему спите в одежде? Но Савелий его не слышал. - Кому спишь?.. - грубо ругнулся солдат-азербайджанец и затряс кровать. На этот раз Савелий открыл глаза и поглядел на капитана ничего не соображающим взглядом. - Встать! - взвизгнул тот, пораженный его наглостью. - Чего орешь? - бросил Савелий, протирая глаза. - Что? - Капитан схватил его за руку, намереваясь поднять с кровати, но не смог даже ее разогнуть. - Руки! - тихо процедил Савелий и настолько недвусмысленно посмотрел на него, что тот выпустил его руку и даже сделал шаг назад. Савелий спокойно встал, сунул шапку в рукав телогрейки, положил ее под подушку, выпрямился, и в упор посмотрел на Зелинского. - Ты что? Ты что буравишь? - наконец опомнился тот. - Да я тебя сгною... Да я... в ШИЗО... Не реагируя на его вспышку, Савелий наклонился, сунул сапоги за тумбочку, надел тапочки, затем повернулся к капитану: - Чего уставился? Веди... Молчавшие и внимательно наблюдавшие за происходящим зеки не выдержали, кто-то прыснул, чем вконец вывел из себя капитана. - Руки назад! Пшел на вахту!.. - приказал он. В комнате дежурного помощника начальника колонии Зелинский написал рапорт, пухленький майор, дежуривший в этот день, быстро прочитал его, покачал головой: - В какую камеру пойдешь? - Все равно. - Все равно! - передразнил майор. - Вот брошу тебя сейчас к "девкам", будет тебе "все равно"! - Другую хату придется поганить! - угрюмо заявил Савелий. - Как пробки повылетают оттуда... - Ишь какой смелый! - усмехнулся Зелинский. - А ты его, Игнатьевич, в третью... - А что, это мысль! - Довольный майор пометил в постановлении и повернулся к пожилому прапорщику. - Ты пообедал, Федор Федорович? - Перекусил малость... - Отведи-ка его... в третью! - К блатным? - вздохнул тот. - К блатным! - подхватил раздраженный Зелинский. - Может, они уму-разуму научат! - Руки назад! - тихо приказал прапорщик Савелию и укоризненно посмотрел на Зелинского. - Пошли!.. В ШИЗО С БЛАТНЫМИ В здании ШИЗО была небольшая каморка без окон, где прапорщик заставил Савелия раздеться до трусов, внимательно прощупал его одежду. Ничего не обнаружив, кивнул на носки и, когда Савелий вывернул их, с удивлением поморщился: - Неужели ничего не затарил? Савелий пожал плечами, переступая босыми ногами на цементном полу. - Одевайся! - вздохнул прапорщик. - Может, не пойдешь туда? Подхватив штаны, Савелий натягивал их, повернувшись к прапорщику спиной, на которой старый служака увидел огнестрельное ранение. Покачав головой, снова спросил: - Говорю, может, не пойдешь в третью? Блатные там... - По мне, хоть забубенные! - буркнул Савелий, продолжая одеваться. - Да я... не к тому... - смутился не

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования