Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Виктор Доценко. Срок для Бешеного -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -
мне самой захотелось поплавать на БМРТ и половить рыбку... - откликнулась Лариса. - Это только в рассказах так романтично. На самом деле тяжелый, изнурительный труд, по шесть - девять месяцев вода и рыба, рыба и вода! А вокруг одни и те же физиономии, которые настолько надоедают, что иногда выть хочется от тоски... - Убедил, не хочу ловить такую рыбку! - Она капризно, словно маленькая девочка, надула губки, и Савелий пристально посмотрел на нее. - Лариса, у меня такое впечатление, что мне знакомо ва... твое лицо! - Ну да? - Она заразительно, но не очень естественно рассмеялась. - Многие меня путают... со своими любимыми... В этот момент к столику подошел симпатичный молодой парень и вежливо обратился к Савелию: - Вы разрешите пригласить вашу даму? - Несколько растерявшись от "вашу даму", Савелий кивнул головой, и Лариса, секунду помедлив, посмотрела на незнакомца и нехотя пошла танцевать. Розовое платье плотно облегало ее тело, открывая в разрезе до бедра стройные ноги. Танцевала она самозабвенно, длинные волосы иногда покачивались в тает движений. Танцующих было немного, взоры были обращены на Ларису, которая нисколько не смущалась, явно привычная к такому вниманию. Савелий во все глаза смотрел на девушку. - Что, понравилась? - не без сожаления спросил Варламов. - Да, с такой бы я повалялся на травке в степи, под сенью берез! - вздохнул Савелий. - С ней вряд ли получится... - Не такая или занята? - язвительно заметил он. - Не такая! - не принимая тона, отозвался Варламов и тут же спросил: - Ты как здесь оказался? Насколько я помню, ты на родину собирался - в Сибирь, кажется? - Да, в Омск... Ездил, навестил могилу родителей, пытался устроиться, но... - Савелий огорченно махнул рукой, - после долгих мытарств по кабинетам, когда хотел на все наплевать и податься в управдомы, повстречался с Брегвадзе... - С отцом Васе? - встрепенулся Варламов. - Ну... Он в министерстве, главк возглавляет... Он я устроил меня на тралфлот: третий год плаваю... А тут неожиданное наследство на меня свалилось в виде домика с садом: родная тетка умерла... - Какая тетка? У тебя же вроде никого не было? - Я и сам узнал о ней, только когда телеграмму из нотариальной конторы получил, - вздохнул Савелий. - Что-то они с мамой не поделили... Какая-то семейная тайна, которая ушла с ними в могилу... - Подфартило тебе! Надо же. Говорков - домовладелец! С ума сойти! И что теперь думаешь делать? - Не решил пока... С одной стороны, надоела эта морская романтика, а с другой - вроде как и жалко море бросать, свыкся... - Ты, Говорок, не представляешь, как я тебе рад! - с грустью проговорил Варламов. - Трое нас осталось... точнее, два с половиной. Шалим-то все по больницам да по санаториям мается, в курсе? - Да, год назад навещал его: смотреть жалко, что от него осталось. Не протянет он долго... - А ты знаешь, что он уже пытался однажды покончить с собой? - тихо сказал Варламов. - Да ты что? - Савелий даже привстал от удивления. - Вот такие дела: не может терпеть больше... Бедняга, он столько операций перенес, жуть берет! Лично я давно бы сломался... - Ты-то как, все нормально? - Потом поговорим! - тихо, но быстро сказал он, взглянув на приближающуюся Ларису. Поблагодарив за танец, ее партнер вернулся за свой столик. - Ну что, в воспоминания ударились? - кокетливо спросила Лариса. - Да вот, уговариваю Савелия бросить море и пойти работать в нашу фирму, - усмехнулся Варламов. - А что, интересная мысль! Соглашайтесь, Савелий, не пожалеете! - совершенно серьезно поддержала она. - И что у вас за фирма? - В голосе Савелия промелькнула ирония которую он и не пытался скрыть. - Напрасно иронизируете! - спокойно, не обижаясь, заметила Лариса. - Наше предприятие достаточно мощное, хотя и занимается посредничеством! Мы связаны не только с внутренним рынком, но и с зарубежными фирмами! - Но я-то в каком качестве могу принести пользу вашей фирме? Образование мое - десять классов и одиннадцатый коридор. - Вы что, серьезно спрашиваете или так, из спортивного интереса? - Лариса сидела рядом с Савелием, а Варламов - напротив. Ее взгляд был устремлен на Савелия, и она не видела, как Варламов энергично кивнул Савелию головой. - Конечно, серьезно! Я вообще стараюсь делать все серьезно! - Он недвусмысленно посмотрел ей в глаза. - В таком случае... я поговорю с Аликом... может, потанцуем? - Я столько лет не танцевал, - как бы смутился Савелий, но поднялся и взял Ларису за руку. Савелий лукавил, он прекрасно владел своим телом и легко импровизировал в танце. Они были прекрасной парой, ими откровенно любовались. Три пары, которые танцевали с ними, остановились и присоединились к зрителям. Когда музыка закончилась, раздались аплодисменты, и Лариса, в отличие от Савелия нисколько не смутившись, сделала небольшой поклон и величавой походкой направилась к столику, сопровождаемая Савелием. - А вы ничего смотритесь! - с улыбкой заметил Варламов. - Фирма веников не вяжет! - сказала Лариса и неожиданно рассмеялась. - Наливай, Савелий, выпьем за дебют!.. Они станцевали еще несколько танцев и, разгоряченные, вспотевшие, но довольные, решили отдохнуть. В этот момент прозвучали аккорды рок-группы, и в зале стало намного тише. - Сейчас и Алик появится! - усмехнулся ехидно Варламов. - Стриптиз он не пропустит. - Что, в самом деле стриптиз будет? - удивился Савелий. - Конечно! Веяние новых перемен: в роке тоже перестройка... - Зря иронизируешь, Бардам! Это же искусство танца! Эротика в музыке! Понимать надо! - Лариса даже раскраснелась от возмущения, а может, и от выпитого. - Да я не против, даже наоборот! Снова прозвучали позывные, обрывая перепалку, и полилась нежная мелодия электрооргана. На эстраду впорхнула длинноногая "фея", тело которой было настолько обнажено, что создавалось впечатление, что она начала раздеваться задолго до первых позывных. Надо отдать должное: ее движения великолепно сочетались с музыкой и умело обыгрывали женское начало в ней, заставляя сильный пол по-животному вздрагивать ноздрями и разгонять кровь по венам гораздо быстрее. Не минули эти чувства и возражавшего Варламова. Однако Савелий, немного последив за актрисой, не стал дожидаться полного обнажения и повернулся к Ларисе. - Не нравится? - тихо спросила она, словно не желая, чтобы еще кто-нибудь услышал ее. - Ничего, но ты - лучше! - тоже шепотом серьезно ответил Савелий. - Откуда ты знаешь? - несколько взволнованно спросила Лариса. - Догадываюсь... - А хочешь, сбежим отсюда? - неожиданно предложила она. - Конечно, но... - Спокойно, сейчас все устрою... - Она встала и направилась к тем дверям, где дважды скрывался Алик. - Куда она, за ним? - встревожился Варламов. - Слушай, Виток, мы сейчас с ней смоемся: прошвырнемся по ночному городу... - А стоит? - Ты ж меня знаешь! Раз решил, то не отступлюсь! - Будь осторожнее... - О чем ты? - Да это я так... На всякий случай: вдруг на тех нарвешься! - нахмурился Виктор. - Пусть они осторожничают! - улыбнулся Савелий. - Где встретимся? - Хочешь, завтра в сауну сходим? Есть одно место, разговеешься после долгого плавания! Как ты?. - Не против... Во сколько и где? - Почтамт знаешь? У него, часов в семь... - Хоккей, как говорит наш боцман... - Наливай, идет наша принцесса... ВДВОЕМ С ЛАРИСОЙ Когда они, опьяневшие, вышли на улицу, Савелий сразу обнял Ларису за плечи. - Торопишься, Савелий! - укоризненно проговорила она, не откладывая его руку. - А чего медлить, может, я тебя, годы ждал? - Всем так говоришь при первой встрече? - Честно? - Разумеется! - с интересом сказала Лариса. - Всем! - Он как бы виновато опустил вниз хитрые глаза. - Признание облегчает вашу участь, но не освобождает от наказания! - тоном судьи произнесла Лариса, и Савелий, подыгрывая, неожиданно опустился перед ней на одно колено и торжественно произнес: - Клянусь, моя королева, что я с радостью приму из твоих рук любое наказание, только не разлуку с тобой! - Я вас... - начала она, но не выдержала и расхохоталась едва ли не на всю улицу, редкие прохожие оборачивались на них. А Лариса вдруг наклонилась к нему и поцеловала в губы. - Я прощаю тебя! - с волнением зашептала она. Савелий встал с колена, крепко обнял ее и прижался к влажным, прохладным и столь желанным губам, тянувшимся ему навстречу. - Целуетесь? - раздался дребезжащий старческий голос, и они, вздрогнув от неожиданности, повернулись. Рядом с ними стояла костлявая, иссохшая старуха, согбенная чуть не вдвое под гнетом прожитых лет и указывавшая на них кривым пальцем. - Целуетесь? - повторила она. - Я тоже целовалась... когда-то и любила... - Повернувшись, она зашаркала по асфальту, опираясь на кривую палку, а ветерок раздувал ее черное платье. Вскоре она скрылась в темноте. Эта старуха, похожая на смерть, изображаемую художниками на полотнах, была настолько страшной, что они почувствовали какой-то неприятный холодок, пробежавший по спине между лопатками. - Ужас какой! - тихо прошептала Лариса. - Ужас! - Испугалась? - Да нет, просто подумала, что и я когда-нибудь превращусь в такую старуху... Все-таки время беспощадно! - Она явно загрустила. - Ты никогда не будешь старухой! - Савелий обнял и крепко прижал девушку к себе. - Савушка, - произнесла она, многозначительно глядя ему - в глаза, - неужели ты не узнаешь меня? И тут Савелия озарило: он понял, почему эти большие карие глаза ему знакомы... Да, он, конечно, узнал ее, узнал, хотя и прошло около шести лет с тех пор, как он увидел ее в первый раз... Тогда она была совсем сопливой девчушкой, ей было только пятнадцать... ДО АРМИИ Это было еще до армии. Савелий жил в общежитии и работал на небольшом заводике в механическом цехе. Он до сих пор помнил обшарпанные стены цеха, на которых толстыми гвоздями, словно боясь, что кто-то может их сорвать, были прибиты линялые кумачовые лозунги: "Чистота - залог здоровья!", "Сэкономим стране металл!", "Экономика должна быть экономной!" и многие другие в том же духе. По всему цеху был разбросан железный хлам - "экономия металла стране". Одиноко выглядели станки: токарные, строгальные, сверлильные... Одиноко потому, что работали два-три, остальные пустовали. Видимо, те, кто работал на них, хотели еще сэкономить и электричество. В глубине, находился станок, старый, обшарпанный, на котором работал Савелий. Ему еще не исполнилось и восемнадцати. Одетый в застиранную, вечно в масляных пятнах балахонистую спецовку, прикрыв копну волос замызганной кепкой, парнишка-то всей серьезностью следил за подачей резца. - А ты чего, Савка, зарплату не идешь получать? - подошел к нему рыжий парень лет двадцати, его сосед по общежитию. - Идем, пока толпа не очухалась!? и не набежала! Савелий остановил станок, тщательно вытер ветошью руки. - Ученические или по разряду уже? - поинтересовался рыжий. - В этот месяц - по разряду... - С тебя причитается! - усмехнулся тот. - А как же... Они вошли в комнату мастера, где выдавалась зарплата. За массивным столом восседал толстый мужчина с красным лицом и толстым мясистым носом с явными признаками увлечения "зеленым змием". Над его головой висел огромный портрет Брежнева со всеми звездами и регалиями. Рядом, на тумбочке, - небольшой радиоприемник, из которого доносилась песня "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...". За вторым столиком сидела старенькая кассирша с ведомостью и железным ящиком с деньгами. - Теть Зина, сколько там мне натикало? - спросил рыжий у кассирши. - Минуточку, Дурново... - Старушка интеллигентно, с ее точки зрения, оттопырила наманикюренный мизинец в сторону и медленно повела указательным пальцем по ведомости. Савелий едва сдерживался от смеха, глядя на руку старухи, как бы сделавшую "козу". Наконец она нашла фамилию рыжего. - Восемьдесят девять рублей сорок восемь копеек! Распишитесь, молодой человек! Расписавшись, рыжий подхватил деньги, отошел в сторонку, внимательно пересчитал. - Говорков! - подсказал Савелий кассирше, позабывшей его фамилию. - Тридцать четыре рубля девяносто три копейки... Распишитесь, молодой че... - Что? - воскликнул. Савелий, перебивая старушку. - Тридцать в аванс и тридцать пять сейчас? Да я в учениках больше получал! - Молодой человек, не я вам зарплату начисляю! обиженно произнесла она, поджав губы. - В чем дело, мастер? - хмуро спросил Савелий, повернувшись к мужчине. - Как в чем? - ехидно ухмыльнулся тот. - В нарядах! - Он сунул руку в стол, словно заранее приготовился к нападению, и вытащил сшитые листы нарядов. - Вот они! - Он важно положил на них мясистую лапу, словно припечатывая. - А вот - нормы! - погладил он сборник нормативов. - Тютелька в тютельку... - Тютелька в тютельку? - взорвался Савелий. - Ну, крохобор, смотри! Тютелька в тютельку! - Расписавшись, Савелий скомкал свою зарплату и сунул в карман. - Напугал! Мамку свою напугай! - закричал мастер. - Что? - Савелий кинулся на него, побыл остановлен рыжим приятелем. - Брось, Савелий! Не связывайся! Пойдем... - Мразь! Я тебе еще устрою "тютелька в тютельку"!.. - Савелий вышел, громко хлопнув дверью. За ним поспешил и рыжий. - Зря ты с ним цапаешься! Поставил бы пузырь в аванс и сейчас расписался бы за нормальные башли... - Чтоб я этой сволочи свои кровные рубли?.. Да хрен ему в зубы! Да я ему... - Да успокойся, Говорок, все так живут! Всем кушать хочется! - Рыжий обнял Савелия за плечи. - Ты в обшагу сейчас? - Да... - хмуро вздохнул Савелий, все еще не успокаиваясь. - Тогда заскочи в стекляшку... Ну там... три пузыря "Столичной", красок каких, тоже три... Потом рассчитаемся: кошелки придут... Посидим, вмажем, ну и... - Он сделал выразительный фривольный жест. - Сам понимаешь... Да, комсомолец наш на неделю уехал на какую-то конференцию, так что, может, три на прибудем... Ровно в семь часов, как и обещал, рыжий пришел в сопровождении Вадима, смазливого стройного парня лет тридцати, одетого по "фирме", на которого, по его словам, "девки липнут, как на мед", и трех особ женского пола: две сестры, мало похожие друг на друга, одна тоненькая блондинка с короткой стрижкой, вторая - пышная брюнетка с длинными волосами. Третья гостья была совсем молоденькая, лет пятнадцати-шестнадцати, даже не поворачивался язык назвать ее девушкой, скорее девчушка. Казалось, что она только что распустила волосы из кос и они привычно скручиваются в определенный порядок. Несмотря на некоторое волнение, она вела себя довольно раскованно, иногда даже по-мальчишески дерзко. После нескольких рюмок коньяка вперемежку с вином, немного потанцевав под магнитофон, стали играть в бутылочку "под раздевание" вместо традиционного поцелуя. Человек, на которого указала бутылка, должен снять с себя одну деталь одежды. Поначалу Савелий сильно стеснялся и волновался, но выпитое пересилило нравственные категории, притупило стыд. Едва ли не после первой рюмки Лариса, так звали "школьницу", как окрестил ее про себя Савелий, пересела ближе к нему и открыто заявила свои "права" на него. Видимо, это не входило в планы Вадима, и он всеми силами старался привлечь к себе ее внимание, однако его старания ни к чему не приводили. Когда снимать уже было нечего - все оказались обнаженными, - то Вадим решил внести новое предложение: "Чтобы никому не было обидно, пусть судьба определит партнера". Сильный пол катает бутылку среди трех представительниц слабого пола, и судьба укажет... Последнее, что запомнил Савелий, - уловка Вадима, который первым разыгрывал партнершу постановил горлышко бутылки на Ларисе. Она запротестовала, а что было дальше, Савелий не помнил, отключился... Комната была небольшой - обычная комната рабочего общежития. За встроенными шкафами - две кровати. Спинка левой упиралась в старенький облезлый шифоньер, оклеенный, как и стенка над кроватью, вырезанными из журналов картинками. Над кроватью рыжего Дурново фигуры атлетов и культуристов - перемешивались с красивыми полуобнаженными телами, а над кроватью "комсомольца" висели картинки с различными марками автомобилей. Сразу за кроватью Дурново - небольшой квадратный столы, заваленный остатками нехитрой закуски: квашеная капуста, куски вареной колбасы, кабачковая (заморская) икра, несколько соленых огурцов да черный хлеб. Ополовиненная бутылка водки - все, что осталось от алкогольных напитков, пустые бутылки валялись на полу. Третья кровать, Савелия, находилась за шифоньером, у окна. В комнате стоял полумрак: тусклый свет от настольной лампы, направленный на пол, странным светом освещал комнату, придавая ей какую-то фантастическую нереальность. Савелий лежал в нелепой позе у стенки, под подоконником. Он проснулся внезапно, словно разбуженный кем-то. Приподняв мало управляемую голову, Савелий заметил стакан с водой на подоконнике, с трудом дотянулся до него и вылил себе на голову. Встряхнул ею, как кошки и собаки отряхиваются от воды, разбрасывая брызги во все стороны, и услышал какие-то странные звуки. Решил проверить, что там, за шифоньером, происходит, не без труда поднялся с кровати и едва не завалился: все поплыло перед глазами, ноги явно не хотели слушаться. Ухватившись руками за шифоньер, Савелий выправил тело, усилием воли заставил глаза слушаться, и горизонт постепенно занял правильное положение. Боясь, что его поднимут на смех, увидя в таком состоянии, Савелий осторожно выглянул из-за своего укрытия... Его рыжий приятель, пьяный, что называется, в стельку, лежал на спине с закрытыми глазами и довольно постанывал: одна его рука судорожно ласкала между ног стонущую в экстазе лежащую рядом тоненькую блондинку, а другой он обхватил пучок волос пышной брюнетки и натаскивал ее голову на свою плоть... Мыча от удовольствия, она мерно чмокала губами на его плоти, старательно работая языком, облизывала не только головку члена и мошонку... Пышные белоснежные ягодицы напряженно вздрагивали в такт движениям. Для удобства она раздвинула колени, на которых стояла на полу, и от этой позы у Савелия захватило дыхание. Надо сказать, что он еще ни разу не имел полноценного полового контакта с женщиной: все оканчивалось гораздо раньше, чем он успевал войти внутрь. Да и то сказать - это были его сверстницы, которые хотели получить удовольствие, но боялись мамы и, доведя Савелия до критической точки, уходили в сторону, помогая ему снять напряжение руками, или не снимали трусиков... Чтобы прервать свое волнение, Савелий перевел взгляд на другую кровать: Вадим, совершенно пьяный, упрямо пытался задрать подол "школьнице", но она настойчиво сопротивлялась, скидывая его руки с колен. Она ласково уговаривала: - Давай еще выпьем, Вадимчик... Давай! Уловка удалась, и Вад

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования