Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Виктор Доценко. Срок для Бешеного -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -
им решительно допил добрые полстакана водки и тут же завалился набок. Она подхватила его и начала укладывать к стенке. Справившись, прикрыла его одеялом и легла рядом, лицом к нему. Савелий снова взглянул на пышную попу брюнетки и, не в силах больше сдерживать себя, решительно скинул брюки, трусы, шатаясь, подошел, опустился на колени, ласково провел пальчиком по ее спине... Ее тело вздрогнуло от неожиданности, словно пытаясь сообразить: что несет за собой это прикосновение, - затем оно прогнулось, открывая перед Савелием дорогу к своей женской плоти, и он, дрожа от нетерпения и желания, вошел в нее, качнул пару раз, и все мгновенно кончилось... - Эх ты, дурашка... - оторвавшись от плоти рыжего, насмешливо бросила ему брюнетка и с новой силой принялась работать своим язычком. Савелий стыдливо вскочил на ватные ноги, с трудом добрался до своей кровати и кулем завалился, моментально улетев в сновидения... Вскоре рыжему, видно, надоела эта поза, и он оттолкнул от себя брюнетку, повернулся к своей блондинистой соседке, постукал своей упругой плотью по ее нижним губам, налитым желанием от ласк его пальцев, затем осторожно вложил между ними свое упругое тело и неожиданно резко вошел внутрь. Девушка ойкнула в радостном возбуждении: - Как здорово ты придумал, рыженький мой... Хорошо... Еще... Еще... Пышная брюнетка поднялась с колен, обхватила руками ягодицы рыжего и начала ласкать его попу язычком, а правой рукой ласкать себя между ног... - Отстань, Томка! Не мешай! - прорычал возбужденный рыжий, и брюнетка огорченно оторвалась от его попы, огляделась вокруг и вдруг заметила лежащую на кровати школьницу: ее коротенький подольчик чуть задрался и обнажил симпатичную розовенькую девичью полочку. Тамара подошла, опустилась на пол и осторожно, пытаясь не разбудить девушку, совсем оголила ее, подняв подол, затем ласковыми, нежными движениями сняла с нее трусики: движения ее были настолько нежными и осторожными, что девушка либо ничего не услышала, либо ей это понравилось и она ожидала продолжения... Словно почувствовав ее состояние, Тамара осторожно сняла с нее платьице, бюстгальтер, развернула девушку на спину и, лаская пальцами ее соски, впилась языком в ее промежность... Девушка чуть заметно дернулась, томно простонала и вдруг обхватила голову Тамары руками и стала помогать ей, работая бедрами... Савелий спал, и ему снилось, что он купается в море... Вода такая нежная, теплая... Неожиданно ему показалось, что его плоть под водой кто-то ухватил, Савелий вначале дернулся от испуга, но это прикосновение было таким приятным, что ему вдруг захотелось продолжения... Внезапно он проснулся, и морская вода из сна превратилась в его собственную кровать, а некто, ухватившийся за его плоть, оказался Тамарой. Он вспомнил свою ночную неудачу, и ему вдруг захотелось убежать, он попытался оторвать Тамару от себя, но она вцепилась в него и, тяжело дыша от нетерпеливого желания, приговаривала: - Ну что же ты, такой сильный, молодой... Давай, давай!.. Возьми меня... - Она добилась своего: Савелий возбудился, но, пока Тамара пыталась переменить позу, усевшись на него, все кончилось: непроизвольно дернувшись несколько раз, Савелий стыдливо отстранился от нее и поднялся с кровати. - Сейчас... Мне нужно выйти! - бросил он, быстро надевая брюки и натягивая рубашку. - Эх ты, птенчик несмышленый... - пьяно усмехнулась Тамара, призывно потягиваясь в кровати. Савелий медленно вышел из-за шифоньера: рыжий продолжал лежать на кровати голым, уткнувшись лицом в подушку. Рядом с ним - тоненькая блондинка с худенькими грудями. На загорелом, почти костлявом, но стройном теле резко выделялись две белые полоски от плавок и бюстгальтера. Она мечтательно смотрела в потолок, умиротворенная и счастливо усталая, что-то напевая себе под нос. Савелий случайно наступил на бутылку, которая звякнула о другую. Рыжий приподнял голову над подушкой и радостно позвал: - Говорок?! Иди сюда! - Зачем? - Зову - иди... - Рыжий громко икнул. - Ну, подошел... - Савка, возьми Вальку и трахни... Трахни так, чтоб из ушей пошло! Может, скинув дурную кровь, расслабишься... - Проговорив эту трудную для него фразу, он снова уткнулся лицом в подушку. - Савушка, какой ты миленький! - проворковала прокуренным басом блондинка, моментально вставая ему навстречу: куда и усталость делась? Савелий еще не совсем протрезвел и стоял посреди комнаты, опираясь на стол и пьяно озираясь вокруг. На соседней кровати в бесчувственной позе лежал у стены Вадим. Худенькое полуголое тело "школьницы" выглядело совсем детским рядом с ним. Она лежала на самом краю и, увидев Савелия, стыдливо накрылась простыней, закрыв глаза, представилась спящей. - Ты, подружка-сестричка, кайф словила, и не раз, а я только начну что-то получать - обрыв! - Брюнетка соскочила с кровати и, сотрясая пышными формами, подбежала сзади к Савелию и обхватила его за шею. Инстинктивно Савелий стал сбрасывать ее руки, но ей на помощь подоспела Валентина. - Я первая позвала! Я еще хочу! - Она прижималась лицом к его животу, расстегнув рубашку. - Да его на двоих хватит, если захочет... Правда, миленький? - воскликнула брюнетка, и девицы потащили его за шкаф. Савелий энергично упирался, цепляясь за стол, за спинку кровати, а они, пьяно хохоча, щекотали его, сорвали рубашку, расстегнули брюки, пытаясь стащить и их, целовали с двух сторон, и вдруг к ним присоединилась и Лариса-школьница. Но она встала на сторону Савелия и с неожиданной силой начала оттаскивать их, поддавать то одной сестре, то другой коленом под зад. В пылу этой комической борьбы кто-то случайно задел настольную лампу, которая упала и погасла. Воспользовавшись этим, Савелий вырвался, подскочил к двери, повернул ключ и юркнул в коридор. Вслед ему раздался хохот сестер. На этот шум из соседней комнаты приоткрылась дверь и высунулась голова высокого худющего паренька лет двадцати! На его веснушчатом носу нелепо сидели огромные очки. Увидев истерзанного Савелия, он взглянул в конец коридора, где несколько парней, пьяно выкрикивая угрозы друг другу, выясняли свои отношения. Подумав, вероятно, что Савелий бежит оттуда, догадливо произнес: - Вырвался? Понятно... - потом снизил голос до шепота: - Савка, бабу хочешь? Вот такая! - Он, довольный, развел руки в стороны. - Я - уже - в доску, вконец... замучался, выдохся! А ей все мало! Еще, еще Не могу больше? Иди, трахни! А? - Да пошли вы все... - матерно выругался Савелий и пошел к выходу, но уйти ему не дали. - Погоди-ка! - выкрикнул один из дерущихся. - Куда это ты идешь? А ну, скажи! - Да пошел ты... - Что?!! - Он подскочил и неожиданно ударил Савелия в лицо. Савелий сбил его с ног и пнул со злости несколько раз. Из дверей начали выскакивать парни и присоединяться к дерущимся. Стояли крики, шум, мат... Савелию надоело махаться: он вырвался из клубка переплетенных в драке тел и вернулся в комнату. Осторожно огляделся и понял, что сестрам не до него - они снова вдвоем обхватили рыжего, поменявшись на этот раз местами. Вадим спал на кровати один: "школьницы" рядом не было. Савелий удивленно пожал плечами и проскользнул за шифоньер. На своей кровати увидел Ларису, с тревожным волнением выглядывающую на него из-под простыни. - Ой, кто это тебя? - испуганно воскликнула девушка, вскакивая с кровати. Простыня соскользнула с ее плеч, обнажая худенькое, но привлекательное тело с небольшими, по-девичьи острыми красивыми грудями. Едва не всхлипывая, глядя в лицо Савелия, украшенное лиловым синяком под глазом и кровью под носом - следы коридорной баталии, - она решительно оторвала изрядный кусок от простыни и начала промокать кровь. Савелий морщился, но стоически терпел, радуясь отчего-то этим нежным прикосновениям. - Это я о крылечко споткнулся! - улыбнулся он, прижимаясь к ее худенькому телу. Она ласково прикасалась губами к его синякам и чувственно дышала, вздрагивая от непонятных ощущений. - Савушка... милый... - шептали ее губы, а длинные пальцы нежно ласкали его плечи, живот, опускаясь все ниже и ниже... Савелий впился губами в ее грудь, а правой рукой начал ласкать ее между ног. Когда его палец прикоснулся к ее нежной влажной плоти, Лариса томно ойкнула и повалила Савелия на себя... - Хочу тебя, милый... возьми... возьми меня! Я вся твоя, слышишь, твоя... - шептали ее губы... И Савелий, не в силах более оттягивать свое желание и боясь, что произойдет то же, что и с брюнеткой, нетерпеливо направил свою плоть внутрь нее и неумело, без подготовки вошел в нетерпеливое, но совершенно неискушенное подобными ласками тело Ларисы... - А-а-а! - вскрикнула она от боли, но не оттолкнула, выдержала эту странную боль и вскоре уже не ощущала ни боли, ни своего тела; она провалилась куда-то, и это "куда-то" было прекрасно... А Савелий ничего не слышал и ничего не ощущал, креме необ®яснимого блаженства, которого никогда не испытывал... Это продолжалось целую вечность, а когда окончилось, Лариса откинулась в изнеможении, широко раскинув руки. - Наконец-то! - радостно выдохнула она. - Наконец-то я - женщина! Савелий с тревогой и удивлением смотрел на нее. - Так Вадим тебя не тронул? - Я не хотела, чтобы это был он! Я хотела, чтобы ты был первым моим в жизни мужчиной! - Лариса благодарно поцеловала его в губы, в шею, в грудь и продолжала томно шептать: - Милый, родной мой... Когда Савелий проснулся утром, то ни Вадима, ни девушек уже не было, но он чувствовал какое-то щемящее чувство счастья... Больше Савелий Ларису не видел; его вскоре призвали в армию, но он навсегда сохранил то счастливое ощущение, которое испытал со своей первой в жизни женщиной... ЛАРИСА Сейчас перед ним стояла совершенно другая женщина. Не та сопливая школьница, которая отдалась ему в безотчетном порыве испытать нечто запретное, взрослое. Нет, та школьница превратилась, словно гадкий утенок в прекрасного лебедя, в чувственную женщину с совершенными формами. И вдруг, совершенно неожиданно, Савелий ощутил себя на миг в том, прошедшем времени, он снова начал испытывать те прекрасные чувства нетерпеливого ожидания блаженства... Но и Лариса хотела испытать то, что испытала во время их первого знакомства, когда она отдалась своему первому в жизни мужчине. И этот мужчина сейчас перед ней... Сколько лет она мечтала о нем... И сейчас, не успел Савелий намекнуть, что хотел бы пригласить ее в свой домик, как она тут же подхватила эту идею, и они торопливо, словно опасаясь опоздать или спугнуть нахлынувшие ощущения, направились к Савелию... Едва он закрыл за собой дверь, как Лариса, словно несколько лет не видевшая мужчину, набросилась на него, срывая с себя и с него одежду... Савелия охватила такая страсть, что и он потерял рассудок и сорвал с Ларисы последние "доспехи": от бюстгальтера полетели пуговицы, и упругая грудь предстала перед его губами, которые тут же впились в рубиновые соски... Да, Лариса стала совсем другой: опытной, бесстыдной и еще более желанной... Она соскользнула вниз, обхватила нежными пальчиками его плоть и начала ласкать его язычком. Савелий замер на мгновение от необ®яснимого блаженства, обхватил руками ее голоду и, не в силах более сдерживаться, повалил ее на спину, впился губами в ее губы и вошел внутрь ее тела... Савелий проснулся гораздо раньше Ларисы: его разбудил яркий луч солнца, который, лизнув кроны деревьев, медленно сполз по листьям вниз, с трудом пробиваясь сквозь пышную листву, ласково прикоснулся к его лицу... Ночью, когда они пришли в дом, было очень жарко, и они, после первого насыщения плоти, решили "уйти на природу". Он вытащил полосатый матрац и бросил его прямо в траву, среди сросшихся лоз винограда. От возможных комаров, которых панически боялась Лариса, принес две простыни. Вспомнив подробности ночных любовных баталий, Савелий улыбнулся и с нежностью скосил глаза на руку Ларисы, лежащую на его груди. Простыня, скомканная во сне, лежала в ногах, и Лариса была прекрасна в своей наготе. Ее волосы в беспорядке разметались по подушке, и небольшой ветерок шевелил локоны на лбу. Ласково прикоснувшись губами к ее щеке, Савелий осторожно снял ее руку с груди и медленно приподнялся с матраца, просунул руку под простыню, где лежал, и вытащил сухой колючий сучок. Чертыхнувшись про себя, отбросил его в сторону и начал растирать вмятину на боку. Оглядевшись вокруг, он нашел среди трех бутылок шампанского, купленных по дороге, одну не пустую и приложился к горлышку. - С утра даже лошади не пьют шампанское! - неожиданно рассмеялась Лариса. - Подглядываешь?.. Ух ты какая! - воскликнул он, протягивая ей шампанское. Лариса отрицательно покачала головой. - Черт его знает - нашло что-то... - Жалеешь, что согласился на переезд в Москву? - Лариса прижалась к его спине. - Я никогда ни о чем не жалею! Просто... - Сложностей боишься? - Не боюсь, а сомневаюсь: ведь в Москве, я слышал, не так-то просто прописаться... - Верно, непросто, только не для Алика... Если он сказал, что сделает, то сделает: он всегда свое слово держит! А ты ему понравился, я это сразу почувствовала... И не только понравился... - Она многозначительно замолчала. - А что еще? - Не удивляйся, если он предложит тебя хорошую работу! - Что ты подразумеваешь под хорошей работой? - Ту, которая отлично оплачивается! - с вызовом заявила Лариса. - Ладно, посмотрим... Главное, что мы наконец вместе будем! - А ты уверен, что тебе это нужно? - с грустным кокетством усмехнулась она. Савелий попытался возразить, но ее поцелуй оборвал его на полуслове. В этот день Лариса была свободна только до обеда, потому нее были дела, "намеченные ранее". Они договорились встретиться на следующий день. ВАРЛАМОВ Савелий лег спать и проснулся ближе к вечеру и едва не опоздал на встречу с Варламовым. Быстро собравшись, он чуть не бегом примчался к почтамту, где уже стоял его друг с огромной сумкой "Сафари". - Я уже подумал, что ты загулял не на шутку! - Виктор был явно рад видеть Савелия. - Только что проснулся, думал, опоздаю... - пожимая руку другу, извиняющимся тоном сказал Савелий. - Пошли? До сауны добирались на такси. Она относилась к небольшому санаторию, - огороженному высоким забором. Сунув военизированной охране записку, Варламов и Савелий прошли на территорию Санатория и вскоре очутились перед трехэтажным строением. На первом этаже и находилась сауна. Здесь Варламов протянул другую записку и ассигнацию в двадцать пять рублей. - Товарищи как желают: с веничками и кваском или другой набор? - хитро прищурился администратор во фраке. - Естественно! - подхватил Виктор и протянул сотенную купюру, добавив: - Венички-то помоложе! - Как скажете! - Его улыбка стала настолько широка, что Савелий испугался, не порвутся ли щеки. - Квасок сразу, а венички - через полчаса! - заметил Варламов, когда их провели в номер сауны. - Слушаю! - поклонился администратор. Склонив голову, он тут же вышел. В довольно просторной комнате, предназначенной для отдыха после парилки, находились два широких дивана, четыре кресла вокруг круглого стола, вместительный финский холодильник фирмы "Розенлев" и барная стойка с необходимой посудой. - Как? - подмигнул Варламов. - Я в таких и не был никогда! - признался Савелий, восхищенно осматриваясь по сторонам. - Был, правда, за рубежом, нечто подобное, но намного скромнее. - Давай, раздевайся, увидишь, что дальше здесь имеется! - Варламов был явно доволен, что Савелию понравилось здесь. Не успели они раздеться, как раздался осторожный стук и к ним вкатился двухэтажный столик на колесиках. Его толкала перед собой длинноногая симпатичная молодая женщина в таком "мини", что при малейшем наклоне их обозрению представлялись миниатюрные ажурные трусики. - Добрый вечер! - улыбнулась она. - Меня зовут Алиса, если вам понадобится что-нибудь еще, то кнопка вызова над диваном... - А если вы понадобитесь? - вызывающе посмотрел на нее Виктор. - Кнопка вызова над диваном! - без тени смущения повторила она, чуть присев с поклоном. - Спасибо! Приятного отдыха! - завлекательно покачивая стройными бедрами, она вышла, бесшумно прикрыв дверь. - Вот это сервис! - восхищенно усмехнулся Савелий. - Идем! - позвал Варламов, стягивая плавки. В следующей комнате из резного мореного дуба был бассейн с постоянно циркулирующей водой. На широких деревянных скамейках, разместившихся у стен, лежали красивые резные шайки, медные ковши с деревянными ручками, до зеркального блеска начищенные. У лесенки в бассейн висело несколько огромных махровых полотенец, под ними, в специальной нише, тапочки, заклеенные в полиэтиленовые пакеты, и вязаные шапочки. Варламов открыл дверь, которой Савелий не заметил, и они вошли в парилку, сравнительно небольшую комнату метра два с половиной шириной с тремя внушительными полками, на каждой свободно мог лежать человек с самыми значительными формами. При входе слева стояла электрическая финская печь с гладкими валунами. - Так здесь замерзнуть можно! - поморщился Савелий, взглянув на термометр, показывающий 63 градуса. - Ну да? - усмехнулся Виктор и покрутил что-то у электрической печки. Не прошло и нескольких минут, как в парился стала подниматься температура, и вскоре они опустились на первый полок. Их тела покрылись мелкими бисеринками пота. К удивлению Савелия, несмотря на сто с лишним градусов внутри, парилки дышалось до легкости хорошо и свободно. Когда прогрелись настолько, что волосы начали потрескивать, они выскочили оттуда и бросились в ледяной бассейн с проточной водой. Тысячи иголок вонзились в кожу и приятно покалывали. Выдержав там около минуты, друзья вылезли из воды, обернулись махровыми полотенцами и вышли в комнату отдыха. - Что пить будешь? - Сейчас самое лучшее - холодное пиво... да с раками! - мечтательно произнес Савелий. - Пожалуйста... - пожал плечами Виктор и достал из столика банки с раками, чешское пиво в запотевших бутылках. - Но сначала давай помянем всех наших... - тихо произнес он и налил в изящные рюмки коньяк. - Молодец, Виктор! Они выпили стоя, чуть помолчали, потом, опустившись на диван, Савелий решительно сказал: - А теперь, Виток, рассказывай! - Не гони лошадей, повеселимся, расслабимся... Ведь сколько не виделись... - Несмотря на деланную бодрость, он выглядел несколько растерянным и явно оттягивал разговор. Интуитивно Савелий понял, что с ним происходит что-то неладное. Они были в таких переделках, когда один неосторожный шаг, да что там шаг, неосторожное движение грозило смертью. Но это там, в Афганистане, где к смерти привыкали настолько, что переставали обращать на нее внимание. Говорят, что на фронте самая страшная смерть - первая. Первый погибший - на твоих глазах

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования