Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Религия. Оккультизм. Эзотерика
   
      Пьер Гольбах. Галерея святых или исследование образа мыслей, поведения, правил и заслуг тех лиц, которых христианс -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -
ги, специально написанной для доказательства того, что Иосиф имел от Марии, уже после рождения Иисуса, еще детей и что их-то евангелия называют его братьями. Иовиниан, монах, живший во времена Амвросия, был того же мнения. Против него горячо выступили святой Иероним и святой Августин, ставшие защитниками девственности Марии. Наконец, церковь, ревностно защищая эту самую девственность и чудесное рождение основателя церкви, рассматривает как нечестивых еретиков и безжалостно осуждает тех, кто осмеливается усомниться в целомудрии Марии, будь то до или после брака. Согласно велению церкви, каждый христианин обязан набожно верить в это чудо, выгодное для системы религии. Мы вскоре убедимся, что в каждом отдельном случае мерилом для суждения об истине служит христианам польза для духовенства и уважение к его системе. Но лица, у которых вера недостаточно крепка, не удовлетворяются этими сокрушительными аргументами. Евангелие от Матфея сообщает нам, что Мария оказалась беременной от вмешательства святого духа. Здесь, во-первых, возникает трудность: каким образом могло произойти это чудесное вмешательство? Ведь, чтобы этому поверить, надо обладать до нелепости нерассуждающей верой. Знаменитый Тоста, епископ Авалы, утверждает, что у Марии бывали месячные, как у всякой женщины, но на полях он замечает: "Благоразумный читатель, заметь себе, что все это-очень истинные вещи, но их нельзя проповедовать народу, ибо много есть вещей в писании, которых не следует проповедовать" (см. его комментарии к главе 12 книги Левит, вопрос 13). Но если предположить, что это вмешательство действительно имело место, то, спрашивается, как это удалось обнаружить факт, составляющий интимную тайну между Марией и святым духом? Вопрос этот сильно смущал богословов. Его разрешают таким образом, что дева открыла все дело своему мужу, который сначала не поверил было и решил разойтись с женой. Но явившееся вовремя сновидение уладило дело и убедило Иосифа, что жена сказала ему правду. После этого нельзя сомневаться, что этот простак был обладателем самой слепой веры. Высокое мнение, которое христиане составили себе о деве Марии, многим из них не позволяет допускать, что она умерла, как все люди. Так как, по их мнению, смерть вступила в мир только из-за греха Адама, они вообразили себе, что Мария, родившая без греха, должна быть из®ята из всеобщего закона, осуждающего нас на смерть. Богословы, таким образом, придумали, что Мария не умерла, а вознесена с телом и душой на небо. Церковь называет это "успением девы" и память об этом празднует ежегодно очень торжественно. Автором этой великолепной идеи был, по-видимому, Модест, патриарх иерусалимский. Рассуждение Модеста на эту тему опубликовано в Риме в 1780 г. на греческом и латинском языках и посвящено папе Клименту восьмому. Однако согласно некоторым старым традициям, более древним, чем возвышенные открытия церковников, превратившиеся чуть ли не в догматы, святая дева умерла в Ефесе на руках у святого Иоанна, любимого ученика Иисуса, которому Иисус, умирая, поручил заботу о матери. Глава вторая. СВЯТОСТЬ АПОСТОЛОВ И ИХ ПОЛИТИКА. ИХ УЧЕНИКИ И ПИСАНИЯ. НРАВЫ ПЕРВЫХ ХРИСТИАН. Маленькая группа сторонников Иисуса была ошеломлена и напугана казнью вождя. Его смерть разбила сладкие надежды, какие они возымели на близкое восстановление царства Израиля. Учитель заставил апостолов бросить тяжелое ремесло рыбаков и ремесленников, чтоб последовать за ним и вести праздную жизнь бродяг. Он научил их добывать средства к жизни деятельностью проповедников, и теперь им, несомненно, казалось очень трудным и весьма мало почетным делом вернуться к своим сетям и заступам. Они стали совещаться между собой. Наиболее догадливые из них поняли и другим раз®яснили, что нет надобности бросать дело. Они, по всей видимости, вспомнили, что Христос обещал из ловцов рыбы, какими они были раньше, сделать их "ловцами человеков". Приобретенный, надо полагать, ими при жизни учителя опыт использования легковерности народа, кормившего и их и его, позволил им понять, что человеческая глупость-обширное поприще для карьеры, что она является неисчерпаемым кладезем для тех, кто желает взять на себя труд и риск эксплуатировать ее. Эти размышления, внушенные святым духом, небесным "утешителем", оживили надежды и мужество апостолов. Они сговорились между собой, приняли меры для обеспечения успеха, постарались использовать достижения, уже сделанные Иисусом, который, должно быть, многих уже успел поколебать. Однако позорная смерть Иисуса, которую они не могли оспаривать, мешала, по-видимому, их целям. Она могла разочаровать тех, кто ожидал найти в нем восстановителя царства Израиля. Но эта трудность их не остановила. Они вооружились темными и двусмысленными высказываниями пророков, которые они толковали аллегорически и всеми мерами старались приурочить к своему мессии. Рассчитывая, кроме того, на легковерие, невежество и фанатизм своих соотечественников, апостолы стали утверждать, что смерть их учителя предсказана в Ветхом завете, что эта смерть явилась исполнением предначертаний предвечного, что Иисус умер для того, чтобы примирить грешных людей с богом, что отныне бог, получив удовлетворение, распространит свои милости на земле. Наконец, они стали уверять, что Иисус воскрес, что они собственными глазами видели его, что он с ними беседовал. Так как в туманных виршах пророков всякий может найти все, что он хочет найти, некоторые евреи в самом деле поверили тому, что им говорили, и стали смотреть на Иисуса как на истинного мессию, обещанного их народу. Они поверили в воскресение, вообразили себе, что восстановление Израильского царства только отложено на некоторое время и что Иисус вскоре вернется "в облаках", чтобы доставить народу божьему счастье, которого он так долго был лишен. Такого рода суждения и чудеса, которые апостолы имели наглость засвидетельствовать, заставили легковерных простолюдинов, всегда жадных к приятным новостям, раскрыть глаза и уши. Но они не производили никакого впечатления на людей рассудительных, которые смеялись над всем этим. Еще меньше поддались этому правительственные власти и священники, опасавшиеся возобновления смуты, которую они считали прекратившейся со смертью Иисуса. Духовенство, по обыкновению, призвало на помощь светскую власть. Апостолов стали преследовать. Гонения, которым они подверглись, вызвали участие к ним и к их учению. Простаки вообразили, что люди, терпящие страдания, должны быть очень уверены и убеждены в правоте дела, которое они проповедуют с риском для жизни. Не умея вскрыть истинные причины их стойкости в тюрьмах и под пытками, многие поверили им на слово и сочли их неспособными ни на самообман, ни на обман. Словом, они поверили в них и присоединились к ним. В числе средств, какие придумали апостолы, чтобы вербовать прозелитов, было одно, несомненно внушенное им святым духом и сильно содействовавшее росту их секты. Они уговорили своих последователей устроить общую кассу. Это мероприятие должно было, по всей видимости, сильно расположить бедняков к учению апостолов. С другой стороны, такое положение вещей было очень выгодно апостолам, которые стали распорядителями и совладельцами тех средств, которые верующие сносили в общую кассу. Благодаря этому остроумному средству апостолы скоро соединили духовную власть над душами с властью над земными благами и не замедлили создать себе положение, льстившее их честолюбию и удовлетворявшее их жадность. Как бы ни были ограниченны, на наш взгляд, эти две страсти у людей грубых и бедных, какими были первые основатели христианской религии, нельзя все же не признать, что эти страсти были достаточно сильны, чтобы руководить их поведением. Всякий человек любит властвовать над другими. Всякому человеку лестно поучать других и вербовать себе сторонников. Наконец, всякий человек рад существовать за чужой счет и пользоваться уважением. В самом деле, уже на заре существования христианской церкви божество шутить не любило. Из Деяний апостолов мы узнаем, что святой Петр сильно рассердился на Анания и Сапфиру, двух новообращенных, которые имели дерзость удержать у себя часть своего имущества и не хотели отдать его в общий котел. Глава апостолов был возмущен этим обманом, свидетельствовавшим о недостатке веры и доверия к нему. Он утверждал, что, обманывая его, они обманули святой дух, и наказал их внезапной смертью, чтобы отомстить за такое ужасное покушение на дух божий. Отсюда видно, что святой Петр был первым из христианских пастырей отожествившим интересы бога со своими собственными. Те, кто убеждают себя или, по крайней мере, других, будто апостолы в своей проповеди евангелия были бескорыстнейшими из людей, будут разочарованы, читая противоречащие этому факты в Деяниях апостолов и особенно в Посланиях святого Павла. Все здесь доказывает, что первые христианские пастыри старались при помощи веры основать секту, совершенно изолированную от всего общества, не зависящую от гражданских властей, зависящую исключительно от своих духовных вождей, поставивших себе целью стать подлинными владыками своих набожных прозелитов под видом заботы об их спасении. Мы увидим, далее, что дух господства пронизывает все поведение пастырей церкви от апостолов до наших дней. В следующей главе мы увидим, что основная причина гонений на христиан заключалась в недоверии, вполне естественном по отношению к какой-то республике, независимой от светских властей и подчиняющейся лишь властям "духовным". Уже первые проповедники евангелия были подлинными основателями могущества церкви, образовавшей впоследствии повсюду "государство в государстве", к великому ущербу для народов, которые оказались в подчинении двум властям, двум законодательствам, двум государям, имевшим противоположные интересы. Все данные говорят за то, что апостолы уж очень рано задумались над тем, чтобы создать свою собственную юрисдикцию и особые доходы. Хотя их учитель Иисус в нескольких случаях хотел как будто отменить институт жречества, хоть он и выступал часто против духовенства своей страны, его ученики вскоре после его смерти заложили фундамент духовной власти, очень выгодной для них и очень приятной для их честолюбия. Они стали вождями, учителями и руководителями своих прозелитов. Они возвели себя в сан священников, и, хотя эта профессия вначале не могла быть очень прибыльной, апостолы наверно предпочитали ее трудовой жизни, которую они вели до того, как были призваны к апостольскому служению. Особенно покорных последователей они находили среди простонародья. Распоряжаясь средствами общины, апостолы, надо полагать, находили верных приверженцев в лице наиболее жалких нищих. Надежда на долю в благотворительности вовлекала, должно быть, в зарождающуюся секту множество голодных. Поскольку им давали возможность существовать, они были привержены своим священникам и склонны верить во все, что тем угодно было проповедовать им. Впрочем, для вступления в секту от прозелитов ничего не требовалось, кроме признания, что Иисус-мессия, и крещения. Обеспечив себе доверие большинства своих духовных подданных, которые благодаря получаемым подачкам не очень были склонны оспаривать то, что им преподносили, апостолы сами о себе засвидетельствовали, что они вдохновлены богом и что они могут уделить и другим от духа святого, который на них сошел. Короче, они стали епископами и священниками и познали вскоре прелесть этого ремесла. Чтобы поднять авторитет учителя, посланцами которого они были, они рассказывали его историю, великолепно ее изукрасив. Они наполнили ее чудесами. Они превратили Иисуса в божественное существо, написали или поручили ученикам написать жизнеописание этого великого человека и засвидетельствовали его чудеса в качестве очевидцев. Их стараниям мы обязаны евангелиями, служащими еще поныне основой христианской религии. Два из этих евангелий приписываются апостолам святым Матфею и Иоанну, остальные два принадлежат святому Марку, ученику святого Петра, и святому Луке, ученику святого Павла. Таким образом, первые проповедники сами создали себе свои привилегии. Они удостоверяли те события, вера в которые была для них выгодна. Они уверяли, будто собственными глазами видели то, что они рассказывают про мессию. Им верили ради выгоды. Дети первых прозелитов верили по привычке. И еще теперь на их сообщения смотрят как на боговдохновенные книги, в которых никоим образом не разрешается сомневаться. Однако неверующие, к несчастью, обнаруживают, что боговдохновенные авторы часто противоречат друг другу. Они расходятся в деталях. Согласовать их невозможно. И до сих пор не удается привести евангелия в приемлемую гармонию. В глазах рассудительных мирян все это представляет серьезные возражения. Но этим нисколько не смущаются верующие, которые остерегаются какой бы то ни было критики и приучились подчинять разум вере. Они благочестиво верят, на основании показаний евангельских писателей, всем чудесам, которыми те приукрасили свои истории. А ведь те заинтересованы в том, чтобы внушить прозелитам веру во все это. Всякий знает, что служители церкви и боговдохновенные святые пользуются исключительной привилегией быть свидетелями в собственном деле и запрещать людям сомневаться в законной силе их показаний. А ведь именно на такого рода притязаниях основаны все догмы и все чудеса, в которых христианство убеждает верующих. Апостолы или их секретари удостоверяют историю Иисуса, его чудеса, воскресение, божественную миссию. И на эту-то историю, на эти-то чудеса опирается до сего дня миссия апостолов и их учеников. Если кто осмеливается усомниться в доброкачественности этих документов, им затыкают рот заявлением, что апостолы и их ученики были великими святыми, поведение которых доказывает, что они не были способны на обман. Но кто же удостоверяет святость этих великих людей? Сами апостолы и их ученики. Но, хотя эти показания весьма подозрительны, мы вынуждены довольствоваться ими. За отсутствием других, более достоверных памятников обратимся к Деяниям апостолов, приписываемым святому Луке, ученику святого Павла, а также к произведениям, приписываемым апостолам, и попытаемся по ним составить себе представление об этих великих святых. Разбор этих произведений даст нам возможность установить, были ли знаменитые основоположники христианства столь достойны уважения, совершенны и добродетельны, какими христиане их представляют себе. В поведении святого Петра, "князя апостолов", мы при жизни Иисуса Христа не находим ничего похвального. Несмотря на милости, которыми его осыпал учитель, он не преминул трусливо отречься от него, когда увидел его в руках судей. Правда, он потом раскаялся в своей неблагодарности и в ошибке и горько ее оплакивал. После сошествия святого духа на апостолов Петр, если верить Деяниям апостолов, стал совершенно новым человеком. Этот необразованный и невоспитанный человек стал проповедником, чье бурное красноречие обращало тысячи евреев сразу. Так как он занял первое место среди апостолов Христа, который пользовался им как доверенным лицом при всех своих сверх®естественных операциях, то надо думать, что учитель обнаружил у него таланты, подходящие для его целей. Эти же причины послужили, надо полагать, основанием для того, чтобы он занял выдающееся положение в коллегии апостолов, главой которых он стал. Впрочем, евангелие сообщает что Иисус специально возложил на него обязанность "пасти его овец". Отсюда можно заключить, что у него были какие-то таланты, которыми не особенно отличались его святые собратья. В силу этого наш апостол некоторое время играет в зарождающейся секте первую роль Автор Деяний постарался приписать ему множество чудес. Мы видели выше, что Петр не очень достойным образом воспользовался чудом в деле Анания и Сапфиры. Согласно легенде, которую надо рассматривать как сказку наш святой совершил путешествие в Рим, чтобы основать там святую римскую церковь. В силу этого столь сомнительного путешествия папа об®являет себя преемником святого Петра, видимым главой церкви, "наместником Иисуса". Если верить этой легенде, святой Петр в Риме выступил на диспуте против Симона-волхва, который противопоставлял чудеса магии чудесам нашего апостола. Последний, вместо того чтобы молить бога об обращении противника, молит его жестоко наказать Симона чтобы сокрушить зло. Согласно этой сказке, делающей мало чести Петру, не проявившему по этому случаю особого обилия любви, маг по молитве нашего святого был низринут с высоты и сломал себе ноги. Но не будем останавливаться на легендах, отвергаемых даже некоторыми христианами. Будем держаться лучше в пределах того, что нам рассказывают произведения рассматриваемые церковью как подлинные и боговдохновенные. Деяния апостолов сообщают нам, что мир в церкви скоро был нарушен ожесточенными спорами и настоящим расколом. Зачинщиком этих споров был один из величайших христианских святых, которого церковь почитает как одного из основоположников христианства -я имею в виду Павла. Вначале он был ярым врагом христиан. Но бог чудесным образом изменил его сердце и он стал одним из самых пламенных проповедников новой секты. Так как его рвение навлекло на него преследования со стороны евреев, он был вынужден бежать из Иерусалима. Недовольный израильтянами, он начал проповедовать среди язычников. Павел понимал, что новизна всегда прельщает суеверных людей. Он рассчитывал на легковерие язычников и не ошибся в своих предположениях. Деяния апостолов сообщают, что его проповедь имела огромный успех в Малой Азии и Греции. Он понимал, что для того, чтобы облегчить свои духовные завоевания среди язычников, надо проявить снисходительность к ним. Он поэтому освободил их от выполнения некоторых еврейских обрядов и церемоний, которые были им противны. В частности, он счел полезным для успешности пропаганды избавить обратившихся в новую веру язычников от такой нелепой и болезненной церемонии, как обрезание. Уступчивость Павла не понравилась прежним апостолам. Они рассматривали это как ересь. Будучи, как и их учитель Иисус, евреями, они сначала находили, что очень нехорошо освобождать прозелитов из язычников от обрезания, этого удивительного знамения завета между всевышним и Авраамом и его потомками. Так как Христос выдавал себя только за реформатора, не собиравшегося уничтожать законы Моисея, апостолы не могли так легко согласиться на то, чтобы выбросить из религии обряд, который считали необходимым для спасения. Павел прибыл в Иерусалим, чтоб поддержать свою точку зрения против остальных апостолов. Последние вынуждены были уступить. Они боялись, должно быть, погубить зарождающееся движение ссорой с таким буйным по характеру человеком, как Павел, к тому времени сколотившим себе уже довольно многочисленную группу сторонников. Апостолы собрались на собор в Иерусалим и от имени св

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования