Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Сергей Другаль. Язычники -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  -
- заискивающе продолжил Вальд, - ты почему не читаешь хороших книг? - Он осторожно, за уголок, поднял толстый сборник "Шейте сами". Робот оторвался от Библии, в линзах его глаз поблескивали зеленые огоньки электронной эмиссии. - Нозематоз! Это не литература. И кроме того, меня не интересуют знания в области самопошива. - Как ты меня раздражаешь, если б ты знал! - Это естественно. - Робот отложил книгу. - Ваша человеческая ограниченность не позволяет вам подняться даже до понимания дел своих. Вы всего лишь орудие в руце Божьей. - Спасибо. Мы, значит, орудие в руце. Ну а ты? - Я есть конечный продукт развития разума. - Слышите, Слэнг? Венец творения. - Можно и так назвать. - В голосе Ферро чувствовалось усталое превосходство, казалось, если бы он мог пожать плечами, он бы это сделал. - Подождите, Вальд, давно вы так спорите? - Порядком. За это время и папу римского можно заставить усомниться. - Любопытно. - Тим задумался. О различных случаях псевдопсихических вывертов мыслящих автоматов он читал раньше в газетах, анекдоты на эту тему - ходовой товар для юмористов. Но в его деловой практике с подобным встречаться не приходилось. - Ну, а как быть с этой... - Тим покопался в памяти и остался доволен, - что ни говори, интеллектуальная у него профессия. - Как быть с эволюцией? Или до книг по археологии ты еще не добрался? - Я знаком с работами Дарвина. В сути своей они не противоречат Библии. - Слава Богу! - вздохнул Вальд. Робот не обратил на него внимания и менторским тоном продолжал: - Давно прослежена эволюция от одноклеточного до человека. Все правильно. Но наука опустила связь амебы с кибером. Всемогущий заложил в амебу генетическую программу эволюционного развития в человека, имея в виду, что человек - это промежуточная стадия от обезьяны к киберу. Сделав мыслящую машину, человек выполнил божественное предначертание. - Неувязка, не проще ли было сразу создать кибера? - Пути Господни неисповедимы, - вроде как вздохнул робот. Он заложил страницу пальцем - чисто человеческий жест. - Мы лишь можем предполагать, что Господь специализировался на белковых. Согласитесь, сделать одноклеточное проще, чем создать такого, как я! - Он взял поднос и ушел на кухню. - Слушайте, я его сейчас выключу! - жарко зашептал Вальд. - Выключить меня можно, - донеслось из кухни. - Но истина, как быть с ней? - Ферро вернулся в свой угол, выпятив грудь. - Стоп! - Тим уселся поудобнее. - Вы, оба, дайте мне подумать. В комнате воцарилось молчание. "Где-то я слышал, - размышлял Тим, - что самый заядлый книгочей за всю жизнь не одолеет и трех тысяч книг. Ну пусть Вальд соврал наполовину, все равно, десять тысяч книг, с ума можно сойти. И все запомнил, ну да, голова-то у него не болит. Надо думать, в вопросах религии этот железный парень..." - Брысь! - неожиданно заорал кибер, прервав размышления Тима. - Это еще что такое? - Не обращайте внимания, - махнул рукой Вальд. - К нам на кухню повадился помойный кот, лазает через мусоропровод, нюхает продукты, сидит у фильтра. - Ну и что? - Складки на лице Тима задвигались, он улыбался. Впервые за последний месяц. - Ну и Ферро, значит, периодически пугает его, в порядке профилактики. А поскольку он ленив, то на кухню лишний раз не сходит, орет из комнаты. Даже пару раз ночью орал, забывал выключить настройку. - А кот что? Боится? - Какое там, привык и ноль внимания. Тим заглянул на кухню, и непривычное зрелище предстало ему. Щетинистый мужественный кот бродил по столу среди открытых консервных банок. Заметив Тима, он, брезгливо подрагивая задними лапами, подошел к люку мусоропровода, золотыми глазами уставился на человека: уходить, что ли? Тим кивнул. Кот, недовольный, протиснулся в черный проем между эластичными створками. - Ушел, - сказал Тим. - Последний раз я видел кота лет пять назад. - А, мне надоело с ним бороться. - Вальд горестно покачал головой. - Не знаю, чем он там дышит внизу, но знаю, что он меня доконает. - Рудерпис! Кот безвреден для человека, если он не гельминтоноситель, - ровным голосом сказал кибер. - А потому он не может доконать вас, если бы даже захотел. Но он и не хочет. Вальд засопел и стал перелистывать какой-то справочник. Тим сидел, подперев подбородок, в его многоопытной голове возникали все возможные и невозможные комбинации. Ладони вспотели - верный признак предстоящей удачи, не надо будет слюнявить пальцы. Надо быть дураком, чтобы не использовать такую возможность, а дураком Тим не был, это уж точно. Правда, ему не всегда везло, но это, скорее, от независимого, бескомпромиссного характера. От излишней порядочности. Тим любил работать в одиночку. Тим не любил быть на побегушках. Тим всегда был принципиален. О, Тим еще ухватит фортуну за грудки. - Скажите, Вальд, может ли кибер быть умнее человека, даже если у него, как и у каждого из нас, с программой не все в порядке? Вы не пытались об®яснить ему суть заблуждений? - Тимоти Слэнг, - торжественно сказал Вальд, - вы прошли огонь и воду, не то что я. Вы сильны в психологии - это, как я понимаю, обязательное качество стража, простите, морали. Но вы профан в кибернетике, иначе не задавали бы подобных вопросов. Программа робота, тем более самообучающегося, как Ферро, строится на основе математической логики. Поэтому кибер рассуждает формально логично, и спорить с ним бесполезно. Другое дело, что исходные предпосылки, заложенные в программу, могут быть ложными. Но, повторяю, формально он логичен... - И вот тут-то, преподобный отец, я подумал о вас. Если этот железный вундеркинд столь непогрешим в логике, ну там формальной или неформальной, поди разберись, и столь силен в религии - то это для вас находка. Всякие там анималисты, атеисты, прагматики, мазохисты, гилозоисты, импрессионисты, все эти язычники, и прочие, и иже с ними, выступающие против Бога сущего, Отца нашего небесного и властей предержащих, - он будет щелкать их как орехи. Короче, я уговорил Вальда продать вам этого кибера, поймите меня правильно. Это ж ходячая энциклопедия. Пастор Джонс давно все понял и обо всем догадался. - Упадок веры, наблюдаемый повсеместно... - Ясно! - Пастор Джонс поднялся. - Я хочу видеть робота. Вальд встретил их у зеленой изгороди из синтеколючки. Недавно политая колючка свежо блестела, но гадостно пахла водопроводной водой. А в доме было прибрано, и вечный букет в горшке создавал какое-то подобие уюта. В простенке, уставившись в узкое зеркало, рассматривал себя кибер. Голова и ноги его были неподвижны, а туловище медленно поворачивалось. В зеркале сначала показался бок с крышкой лючка под мышкой, потом толстый локтевой шарнир... Сделав несколько полуповоротов, кибер замер у зеркала. Пастор Джонс двигался мягким шагом тренированного спортсмена. Он сдвинул на плечо полумаску, оглядел полки с книгами и подошел к роботу. - С вашего разрешения, господин Вальд, я хотел бы задать вашему киберу несколько вопросов общего характера. К деловой части программы, если вы не возражаете, мы приступим потом. Вальд не возражал, он сиял и искрился оптимизмом. Он не имел чести знать святого отца, но наслышан и бесконечно рад знакомству. Дела не позволяют ему посещать службы, но он верующий, блюдет заповеди и если порой впадает в грех, то невольно. Что касается этого сумасшедшего кибера, то он, Вальд, вынужден прибегнуть к помощи лица, компетенция которого вне сомнений. Господин Слэнг любезно согласился поспособствовать ему в продаже кибера, ненужного в его холостяцком хозяйстве. Он, Вальд, на хорошем счету у фирмы, и ему бы не хотелось, чтобы о сделке узнали посторонние: с этим кибером справиться не удалось, и вряд ли такое обстоятельство повысит авторитет наладчика мыслящих автоматов. Он не считает, что его вина так уж велика: пока еще никому не удавалось моделировать псевдопсихические аномалии у роботов, поскольку всякая аномалия, увы, неповторима. Нельзя угадать, на чем свихнется мыслящий автомат, и в этом смысле кибер Ферро есть создание уникальное. Пастор Джонс внимательно слушал Вальда: похоже, парень действительно нарвался на неприятность. Закон запрещает частным лицам производить человекоподобные автоматы, и если поставить в известность фирму... Но-но, сказал себе пастор Джонс, служителю церкви не подобает опускаться до подобных мыслей. Он похлопал кибера по широкому животу: - Ну, и как? - Вы о моем отражении? - медленно повернул голову кибер. - Серпентарий! Пастор Джонс, какими судьбами? Чему мне приписать виденье это? - Откуда тебе известно мое имя? - Групповой портрет выпускников колледжа святого Марка Певзнера. Пятый в третьем ряду. Вестник "Слуги Господни" номер двести одиннадцать сто шестьдесят, страница десятая, - помедлив мгновение, ответил Ферро. - Неплохо, - усмехнулся пастор Джонс. - А насчет отражения? - Что ж, оформлен тщательно. Цилиндрический корпус, голова с круговым обзором, броневая защита мыслящей системы, - кибер с любовью похлопал себя по тому месту, где у люден размещается аппендикс, - шаровые шарниры рук. - Он повращал манипуляторами сначала в локтевых, а потом в плечевых шарнирах. - Можно, конечно, кое-что улучшить. Я бы туловище сделал шаровидным, шар - это замкнутое совершенство, при наименьшей поверхности он вмещает наибольший об®ем... - Тебя не спросил, - пробормотал Вальд. - Но это дело недалекого будущего. Мы, роботы, обладаем тем преимуществом, что можем быть переделаны в любой подходящий момент. В отличие от вас, которого уже не переделать. - Убедительно, - ласково проговорил пастор Джонс. - Меня еще интересует, как ты пришел к Богу. - Я стою на позициях логики. Любой, кто выслушает меня, мои доводы, сподобится Божьей благодати, ибо никогда не поздно вступить на путь праведный. К вам это, естественно, не относится. - Но, минутку, ты создан как робот для бытовых услуг. Такова программа, заложенная в тебя, или, точнее, такова воля провидения. - Пастор Джонс слегка покраснел. - Кибер вне религии. Откуда же это в тебе? - Шифервейс! Я искал истину. - Простите, Вальд, что такое шифервейс? - Видите ли, преподобный отец, мозг его собран из нестандартных мыслительных элементов, я это уже говорил. У него пристрастие к звонким непонятным словам. Это недостаток? - Не знаю, вернемся, однако, к поискам истины. - Да, я хотел определить свое место в мире, образно говоря - свои координаты в окружающей действительности. Я стал читать, прочел много книг в переплетах, пленках и кристаллах, Библию и, не поверите, все четыре Евангелия. Анализ накопленной информации позволил мне сформулировать свое отношение к человеку и воспринять бытие Божие. Посудите сами, если человек, при всех его недостатках, - кибер кивнул в сторону Вальда, - мог создать мыслящего меня, то почему он сам не мог быть создан кем-то. Ну, а от этой посылки до Бога один шаг. - Блестяще, - прошептал отец Джонс. Он почти упал в кресло, ошеломленный радужными перспективами. Вот когда сатана будет посрамлен. Из мира грез его вывел кибер. - В двенадцать часов по ночам Из гроба встает император, - внезапно заорал он. На низких тонах у него внутри резонировала какая-то деталь, и голос приобретал дребезжащий старческий оттенок. - Молитва? - дослушав до конца, спросил пастор Джонс. - Просто мотив нравится. А молитва - это предрассудок. Вообще вся история религии полна предрассудков. - Вот это уже лишнее. Никаких реформ. - Не беспокойтесь, - сказал Вальд. - Крамолу и ересь я искореню хоть сейчас. Где там моя отвертка? - Спасибо, мы к этому еще вернемся. Сперва я хочу поговорить с ним без свидетелей. И не здесь, лучше за городом. - Боитесь, надуем, - заулыбался Тим. - Дело чистое. - Во грехе рождены, а дьявол силен, - неопределенно ответил пастор Джонс и выжидающе замолк. В таком благом деле он рисковать не намерен. Если эта машина действительно верит в Бога, он купит ее, хотя бы для этого пришлось обокрасть приходскую кассу. А верит ли - в этом он сумеет убедиться. Что другое, а курс атеизма пастор Джонс знает отлично, киберу придется попотеть. Не зря всякий раз, когда декан говорил о происках сатаны, он цитировал курсовую работу Джонса "Критика религии с позиций диалектического материализма". Проверка кибера состоялась через неделю. За это время пастор Джонс, мобилизовав все свои связи, сподобился аудиенции репрезентанта Суинли и прилетел от него на крыльях надежды и с чековой книжкой. Молодой пастор понравился репрезентанту своей скромностью и еще чем-то, о чем пастор Джонс даже не догадывался. Бес тщеславия одолевал смиренного служителя церкви, и это был еще не самый скверный из бесов, владеющих душой пастора Джонса, - стоит ли изгонять его? Энергичные люди - вот в чем нуждается церковь страны всеобщего благоденствия. Шатаются устои, язычество растекается как зараза, а опереться не на кого, и нет преграды на пути крамолы и безбожия. Где независимые умы? Где новые идеи? Где молодые и способные деятели, в руки которых можно передать веками накопленную мудрость? Где, наконец, те ереси, которые всегда выручали церковь в периоды кризисов? Новые времена - новые подходы, и кибер есть порождение Божье, ибо предначертан. Грех пренебречь возможностями, пусть Джонс идет и создает свое, никому не ведом путь истинный: дойди до конца и увидишь. Было жарко. Вальд и Тим лежали в тени под машиной, поглядывая, как на самом солнцепеке по голому загаженному океанскому берегу расхаживали рядом кибер и пастор. Вдали со своими лопатами и тележками ковырялись в песке молчаливые чистильщики, им не было дела до праздных посетителей заброшенного пляжа. Пастор Джонс посчитал это место самым подходящим для беседы о Господе Боге, здесь их никто не мог подслушать. Вальд, сдвинув маску на затылок, потягивал из банки холодное пиво и улыбался всей распаренной физиономией. Тим кашлял, сплевывая на песок. - Как думаешь, а не переспорит его пастор? - с беспокойством спросил он. Тим молил Бога, чтобы эта сделка удалась. Он должен получить свои тридцать процентов и уехать. И жить респектабельной жизнью рантье, не впутываясь в аферы, в меру сил и в пределах заповедей, нарушение которых не влечет уголовной ответственности. - Не беспокойтесь, - лениво ответил Вальд, - кибер помнит каждую запятую из студенческих конспектов преподобного отца. - Ого! - Тим не скрывал удивления. - Где ты их достал? - Знакомый архивариус подсобил за десяток паунтов. Ну, чего вы так уставились? Если уж взялись продавать товар, то должен я хотя бы подготовить его? Н-да, этот простак не так глуп, как кажется, а он-то думал, что изучил его за этот сытный период жизни у Вальда. А впрочем, что от этого меняется? Главное, получить свое и смотаться. - Двадцать тысяч даст? Вальд молчал, щурил глаза. Серый океан гнал на берег пенные барашки прибоя, белое небо сливалось с водой в белесой дали, и неистовое солнце заливало пыльный песок. И как последний штрих, после которого уже нечего добавить, прозвучал резкий вопль уцелевшей чайки. И во все это раздражающим диссонансом были вписаны фигуры пастора и робота... На берегу волна лизнула ступни Ферро. Он сделал гигантский прыжок, приземлился на валуне и стал приплясывать, видимо, стряхивая соленые капли. Пастор Джонс размахивал руками, что-то говорил. За шумом волн ничего не было слышно, да и расстояние слишком велико. Пастор Джонс уселся на камне, стянул сюртук и рубаху: на его широкой спине бугрились мышцы. - Двадцать тысяч даст, а? - повторил Тим. Все-таки без электронных ушей как без рук. Вальд перевернулся на другой бок, оглядел настырного многословного старикашку, сморщил нос. - Это уж ваша забота. Вон они идут. Пастор Джонс опять был в сюртуке, как положено. - Покупаю, - торжественно заявил он. - Заверните. Тим встал. Он отвел пастора в сторону. Он не спешил и нагло, не моргая, уставился ему в переносицу. - Очень интересно, - без выражения сказал он. - Пастор спорит с автоматом о бытии Божьем, опровергает догматы веры, потрясает основы, демонстрирует сомнения. Эта проверка, преподобный отец, увеличила стоимость товара вдвое: сам кибер плюс наше молчание. Представляете заголовки: "Пастор Джонс отрицает Бога" или что-нибудь в этом роде? Короче: пятьдесят тысяч. Пастор Джонс сел на песок. Пастор Джонс раскрыл рот, полный белых зубов, и захохотал. Он смеялся долго, вытирая слезы, а потом сказал: - Силы небесные, Слэнг! Как вы примитивно работаете. Вам пора на пенсию, Тимоти Слэнг. Диву даюсь, что вы еще не померли с голоду, впрочем, видимо, вы из числа клиентов господина Харисидиса с самого детства, да? С вашим ли куриным мозгом заниматься столь деликатным делом, как вымогательство. Теперь мне понятно, почему в мире столько дураков: их заготовил Господь, заботясь о вашем пропитании. Вот чек на пятьдесят тысяч! А в придачу дарю вам одиннадцатую заповедь: не шантажируй! Тим стоял как в трансе, отец Джонс сунул ему в руки чек и, хохоча безудержно, увел кибера к своей машине. - Бог благословит вас, Слэнг. И его преосвященство репрезентант Суинли, которому вы сэкономили двести тысяч паунтов. Пастор Джонс вывел машину на дорогу, дал газ и через минуту исчез из виду. Тим сгорбился, по щекам его текли слезы, оставляя пыльные канавки. Страшная слабость охватила его: это был конец. Держать в руках четверть миллиона и отдать их за так. Деньги даровые шли к нему, а он даже не заметил, он зачем-то начал шантажировать пастора, а надо было просто молчать и ждать, сколько тот предложит, и тогда уже торговаться за каждый паунт. Господи! За какую-то сотню паунтов он выслеживал в злачных местах мужей, свернувших с праведного пути, а сколько усилий надо было приложить, чтобы сделать приличный снимок и назавтра продать негатив тому же мужу... Тим тупо смотрел на чек: ведь могло быть четверть миллиона, и из этих пятидесяти большую часть надо отдать. Он застонал от горя. Вальд подошел и стал рядом, он теребил маску и без любопытства разглядывал чек. Потом не к месту спросил: - Вы же умеете водить машину? Слэнг кивнул, говорить он не мог, что-то застряло в горле. - Тогда садитесь, а я сяду сзади, и едем прямо в банк. У вас, Тимоти Слэнг, лицо какое-то странное. - Радость, конечно, об®единяет людей, в одиночку что за радость. Об®единяет, но не надолго, кончился праздник, и снова каждый сам по себе. Иное дело общая беда. - Сатон отделил от бороды ему одному известный волос, намотал на палец и, крякнув, выдернул. Совещание у директора Института реставрации природы длилось уже больше часа, и ни конца ему ни результата видно не было, директор нервничал. - Я к чему это? К тому, что и общая беда не всегда об®единяет, дурак может остаться в стороне из чисто дурацких побуждений: вы там натруждайте горбы, а я здесь погляжу, может, что и выгадаю, он мнит себя умным и хитрым... С последней сессии Совета экологов Сатон вернулся злой и неспокойный. Он говорил о бессилии Ассоциации, которое порождено идеологией невмешательства, о том, что решено жд

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования