Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Силверберг Роберт. Пришельцы с Земли -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -
ространили среди всех участников проекта. Стол Сполдинга переставили из отдела четвертого класса к Хогену и Кеннеди. Когда запечатанный конверт лег на угол его стола, Сполдинг оторвался от бумаг, надорвал конверт и пробежал глазами содержимое. - Вот и дождались. План завоевания. Альф Хоген уронил листок на сверкающую поверхность полированного стола и с тревогой взглянул на Сполдинга. - Что, черт возьми, ты имеешь в виду? Появилось тревожное напряжение, Кеннеди успокаивающе сказал: - Циничен, как всегда, Дейв? Можно подумать, ганнитов собираются растоптать. - Но, как... - Придется уж положиться на Диноли,- вмешался Кеннеди.- Он может все расписать на шесть месяцев вперед и так точно ухватить намечающиеся изменения, что расхождение с планом получится не более суток, уверяю тебя. - Это и есть мастерство,- сказал Хоген.- Диноли - это акула. Настоящая акула. Черт меня побери, но я уважаю этого человека, и неважно, слушает он нас сейчас или нет! - Ты действительно считаешь, что офис третьего класса прослушивается? - с беспокойством спросил Сполдинг. Хоген по-свойски пожал плечами. - Вполне вероятно. Диноли хочет иметь лояльных служащих. И есть определенные способы, чтобы удостовериться в этом. Но мне все равно. Я-то ведь вполне, и если старине Лу заблагорассудится настроиться на меня, мне не о чем волноваться. Кеннеди сложил листок с расписанием и убрал его подальше, затем встал из-за стола и направился к столу Сполдинга. Опершись на крышку обеими руками, он приблизился вплотную к лицу Сполдинга и сказал: - Дейв, у тебя не выдастся свободная минутка? Я собираюсь спуститься в библиотеку, и мне нужен помощник, чтобы донести все сюда. - Почему бы тебе не вызвать носильщика? Из-под стола высовывался мысок ботинка Сполдинга. Кеннеди наступил на него и ощутимо нажал. - Я не доверяю этим парням. Мне бы хотелось, чтобы ты меня выручил. Сполдинг озадаченно посмотрел на него, но пожал плечами и согласился. Когда они миновали зону офисов третьего класса и вышли в коридор, Кеннеди крепко сжал ему локоть и, понизив голос, сказал: - Не совсем к месту была твоя шутка насчет "плана завоевания", Дейв. Для нее не было повода. - Не было? - На уровне третьего класса не положено отпускать такие шуточки. Хоген был бы вправе донести на тебя. На лице Сполдинга мелькнула холодная усмешка. - Разве противопоказано высказываться против грязной сделки? - Да,- сказал Кеннеди.- Либо ты остаешься тут и держишь язык за зубами, либо уходишь. Выбирай. Одно или другое. А как твое недавнее намерение заделаться писателем? Сполдинг виновато улыбнулся: - Я решил смириться и остаться. - Вот это разумно, Дейв. Я так и рассчитывал, что ты перерастешь свой юношеский максимализм. Рад слышать. - Дьявол тебя забери, Тед! Ничего я не перерос. А остаться решил - нужны деньги. Теперь я получаю по ставке третьего класса, вполне прилично. Еще несколько месячишек на харчах папаши Диноли, и скопится крупненькая сумма, тогда можно и уходить. Чего мне на самом деле и хочется. Глаза Сполдинга блестели. - Бей цинизм цинизмом. Только так. Кеннеди мигнул. И промолчал. - Ну,- продолжал Сполдинг,- а как с библиотекой? На самом деле требуется что-то нести или ты просто придумал предлог, чтобы дать мне добрый совет? - Предлог,- признался Кеннеди. - Я так и думал. Тогда не станешь возражать, если я вернусь на рабочее место? Сполдинг улыбнулся и быстро пошел прочь. "Ах ты, мерзавец,- констатировал Кеннеди, глядя на удаляющуюся спину Сполдинга.- Хладнокровный мерзавец". Кеннеди постоял еще немного в холле, затем, осознав, что замер с огорошенным видом, стряхнул застывшее выражение лица и тоже пошел восвояси. Ни для кого не было секретом, что Дейв Сполдинг относится к ганимедскому контракту с отвращением. Кеннеди отнес это на счет его туманного идеализма - у идеалистов вечно в голове путаница. Сегодняшнее потрясение открыло Кеннеди на удивление трезвомыслящего Сполдинга, хладнокровно выгадывающего деньги из ганимедского контракта, чтобы получить возможность безбоязненно уйти из агентства. Это меняет дело, подумал Кеннеди. В его душе шевельнулось сомнение. Теперь уже нельзя стало просто отмахиваться от мнения Сполдинга о контракте. Вернувшись в офис третьего класса, Кеннеди нашел тучного Хогена у холодильника. Тот с видимым наслаждением потягивал освежающий напиток. Сполдинг сидел за столом, прилежно склонившись над бумагами. - Во сколько совещание? - спросил Кеннеди. Ему было известно время, но Хоген ответил: - Вацински желает видеть нас у себя через полчаса. Как насчет идей? - Парочка имеется,- осторожно ответил Кеннеди.- Может, Эрни их примет, Альф? - Да? - Скажи мне, только честно, что ты думаешь по поводу всего этого дела с Ганимедом? Едва договорив, он уже понял, что свершил ошибку. Хоген повернулся к нему, внимательно поглядел в глаза и удивленно нахмурился. - То есть, что я думаю? О чем? - О контракте. Правильный ли он? - Кеннеди взмок. Ему страстно захотелось вернуть сказанною. - Правильный? Что значит "правильный"? - непонимающе спросил Хоген и пожал плечами.- Тебя это беспокоит? Может, ты от Сполдинга заразился? - Да не совсем. Мардж сильно беспокоится. Она у меня социально ангажирована. И постоянно возвращается к вопросу о Ганимеде. Хоген дружески улыбнулся. Ему исполнилось сорок лет, и он не питал иллюзий подняться выше уровня третьего класса. Спокойствия ему придавала так же уверенность в соответствии его компетенции положению; ни вероятность слететь или продвинуться не представляли опасности. - Тед, я удивлен, что слышу от тебя такое. У тебя прекрасный дом, чудесная жена, роскошная жизнь. Ты - служащий третьего класса. Получаешь 30 тысяч в год, плюс премии и верным ходом идешь на повышение. И получишь его - ты годишься. Это я тебе говорю. Кеннеди почувствовал, что краснеет. - Лесть не ответ на мой вопрос. Альф. - Это не лесть, а факты. Объективные факты, что есть - то есть. А у большинства не хватает. Вот и все. А теперь представь, что Диноли вызывает тебя и велит перестроить общественное мнение об этой, как ее там, планете Ганимеде или луне Ганимеде, так-то и так-то. Разве ты будешь медлить и пытаться разобраться, правильно это или нет? - Хоген заржал.- Как бы не так! Кого это будет волновать, за тридцать-то тысяч! Кеннеди отпил глоток. - Да, да, конечно. - Теперь понимаешь? Кеннеди кивнул. - Думаю, да. Через полчаса Кеннеди уже сидел на своем обычном месте за столом в кабинете Вацински, рядом с Хогеном, на противоположной стороне от Сполдинга. Вацински в ожидании остальных был совершенно неподвижен, его неуклюжая долговязая фигура повторяла очертания кресла. Ричардсон пришел последним и тихо скользнул в комнату, надеясь, что его опоздание останется незамеченным. Тут Вацински ожил: - Сегодня 11 мая, джентльмены,- завел он своим высоким голосом.- Прошла ровно неделя со времени нашей последней встречи в этих стенах. Думаю, все ознакомились с разосланным сегодня утром расписанием; кто не успел, поднимите руки, так, хорошо. Хочу напомнить, что до начала активной кампании остается ровно десять дней. В этот проект, джентльмены, вложена уйма труда - чертова уйма! Если бы вы знали, как Джо Каудереру пришлось побегать, чтобы организовать участие прессы и телевидения в соответствии с нашим графиком. Ну, скоро узнаете, когда Джо выступит с отчетом на общем совещании у Диполи. Так или иначе, дело движется. Я специально предоставил вам неделю на обдумывание положения, чтобы вы точнее могли определить свои действия в сложившейся ситуации. Вы ведь знаете, что в "С. и Д." на работу по формированию реакции публики смотрят как на творчество. Красота проработанной картины общественного мнения сродни красоте Моны Лизы, полотнам Рембрандта или симфонии Бетховена. Если кто-нибудь из вас еще не винился всеми своими чувствами в ганимедский проект, я вас призываю сказать об этом прямо сейчас или позже, в частном порядке. Замысел должен стать явью. А для этого необходима искренность помыслов, джентльмены. Казалось, Вацински действительно прочувствовался всерьез, столько страсти вложил он в эту свою рапсодию. На глазах даже поблескивали слезы. Кеннеди взглянул на сидящего напротив Сполдинга, но молодой человек сидел с плотно сжатыми губами и не выдавал своих эмоций. - Прекрасно, джентльмены, а теперь за работу,- без перехода сказал Вацински уже совершенно деловым тоном, молниеносно покинув эмпиреи, где только что витал.- Прошлый раз мы определили общий подход к организации кампании. По предложению Ллойда Прессли, поддержанному Диполи, в предвидении вероятности сильного отпора на Ганимеде мы займемся созданием антипатичного образа ганимедцев. Полагаю, все уже прикидывали, каким способом этого добиться. Начнем с вас, Ричардсон. Все глаза устремились в конец стола. Так Вацински выражал свое неудовольствие по поводу опоздания Ричардсона, формального выговора можно было не ждать. Ричардсон имел вид тонкогубого учителя-педанта. Он провел рукой по редеющим волосам и произнес: - Я продумал три-четыре подхода, на нескольких уровнях, Эрни. Но не стану выкладывать все сразу. Главное - подать все должным образом детям. Детям и женщинам. А тем самым воздействовать и на мужчин, которые все равно собственного мнения не держат. Предлагаю приступить к делу, проталкивая антиганимедский материал в детские передачи и в вечерние видеосеансы, ориентированные на женщин. Я набросал план, включающий 15 специально подобранных программ и уровень воздействия на зрителя для каждой. Некоторые из специалистов прежде работали в "С. и Д.". Зачитать план сейчас, либо вы предпочитаете ознакомиться с ним позже? Вацински нетерпеливо дернулся: - Лучше попозже, Клод. Пока оговорим самое принципиальное. Детальные разработки понадобятся позже. Кеннеди заметил, что начальнику было неприятно слышать, как Ричардсон выкрутился; ничто Вацински не было милее, чем вид мнущегося подчиненного и его признания в неподготовленности. Обычно никто третьего класса рангом на совещание с Вацински неподготовленным не приходил. Перебрали всех сидящих за столом. Хоген развивал скользкую идею - направлять проганимедские материалы в европейские телекомпании и газеты, тщательно выбирая страны, на данный момент наименее популярные в Штатах. А затем простым переключением по контрасту добиться желаемого эффекта, воздействуя на мнение американцев тезисом такого рода: "Если им это нравится, то мы будем против!" Вацински одобрил. Затем Флейшман предложил свои идеи, как это всегда у него получалось, темные и запутанные, сводившиеся приблизительно к овладению общественным мнением одновременно на уровне колледжей и детских садов, дабы младенцы и молодежь выступали в качестве разносчиков пропаганды. Вацински согласился и с этим. Пришла очередь и Кеннеди. Он нервно оттянул воротничок и положил закрытый чемоданчик перед собой на стол. - Я набросал план, который во многом совместим с теми, что мы заслушали, Эрни. Его можно применить параллельно одному из них или сочетать со всеми вместе. - Давайте нам его. - Вкратце он сводится к следующему: нам нужно соломенное чучело, чтобы его поставить, а потом свалить. И это должно быть нечто способное сразу и бесповоротно привлечь симпатии людей. Вацински кивал. Кеннеди облизнул губы и продолжил: - В данный момент из землян на Ганимеде всего две дюжины космонавтов и ученых Корпорации. Вряд ли среди них есть хоть одна женщина или ребенок. Что может тут пробудить сочувствие? На чем нам основываться, живописуя противостояние ганнитов? Кому какое дело до горстки исследователей, нанятых Корпорацией? Поэтому я и предлагаю - распространить сведения об основании земной колонии на Ганимеде. Из добровольцев. Две сотни лучших землян - смелых, самоотверженных мужчин, женщин и детей. Естественно, никакой колонии там нет. Корпорация не может допустить гражданских лиц в такую нестабильную в военном отношении зону, как Ганимед. Населению не обязательно это знать. Если мы станем последовательно излагать события в "колонии", и сообщения о текущей жизни "колонистов", если мы уверим самих себя в их существовании, то и публика в это поверит. А как только нам удастся завладеть ее пристрастием, то можно делать с "колонистами" все что угодно. Кеннеди еще не успел закрыть рот, а вверх взметнулось полдюжины рук. Он было подумал, что его собираются поднять на смех, но по их виду быстро понял, что его предложение попало в точку и вызвало поток встречных. Встал Просели: - Настоящая находка! После этого уже можно заявить, что ганниты уничтожили нашу колонию. Это верный способ обеспечить одобрение карательной акции! Гибель невинных женщин и детей, пламя пожаров, потоки крови - вот тот рычаг, который нам необходим! Конечно, я могу предложить некоторые варианты, но о них можно поговорить и позже. Вацински кивнул: - Похоже, Кеннеди наткнулся на яркую мысль. Я собираюсь предложить ее Диноли в качестве стратегической и строить все планы исходя из нее. Хвалю, Кеннеди! А теперь вы, Лунд. Хочу, чтобы высказались все присутствующие. Глава шестая В тот же день, часа через два после окончания совещания, на столе Кеннеди зазвонил телефон. Кеннеди схватил трубку и услышал невыразительный голос Вацински: - Кеннеди? Это Эрни. Не могли бы вы зайти ко мне на пару минут? - Сейчас буду, Эрни. Вацински его ждал. В похоронно черном костюме и блестящем рыжем парике. Он небрежно улыбнулся и указал Кеннеди на стул. - Я сообщил ваше предложение Диноли,- без предисловий начал он.- Старику оно понравилось. Считает его великолепным. Каудерер, Макдермотт и Поджиоли того же мнения. Как раз перед обедом мы собирались и проголосовали. - Я рад, что оно прошло, Эрни,- сдержанно отозвался Кеннеди. Вацински кивнул. - Оно прошло. Половину обеденного времени Диноли проговорил с Буллардом - это глава Корпорации. Они намечали стратегию действий. Диноли использовал в качестве базового ваш план. Кеннеди ощутил, что млеет от удовлетворения. Приятно, черт побери, знать, что твое мнение здесь что-нибудь да значит. Ведь очень легко представить себя куклой, чьими движениями руководят начальники с той же ловкостью, как и ты управляешь зачаточным разумом толпы. - На удачную мысль натолкнулся, так ведь, Эрни? - Да.- Вацински откинулся назад и позволил выражению лица чуточку потеплеть.- Ты мне всегда нравился, Тед. Думаю, ты годишься для ранга второго класса. У тебя есть все необходимое, ты знаешь - настойчивость и нетривиальность подхода. Такое сочетание нечасто встречается. У нас есть сотрудники с оригинальным мышлением, Лунд, например, или Уитмен, порой этот мальчишка Сполдинг. Но силы воплотить их в дело у них нет. С другой стороны, есть и такие, как Хоген, усердные работники, которые никогда не допускают ошибок, но никогда и не выдвигают свежих идей. Оба типа сотрудников нужны на уровне третьего класса. Но для второго класса необходимо еще нечто. У меня это есть. И у Поджиоли, и у Мак-Дермотта, и у Каудерера. Думаю, и у тебя тоже, Тед. - Приятно слышать это от вас, Эрни. Я знаю, льстить не в вашей привычке. Вацински наклонил свой парик. - Это абсолютно неофициально, Тед, но Поджиоли собирается уходить из "С. и Д.", чтобы принять ответственную работу на видео. Я знаю, что он обсуждал эту возможность с Диноли и тот склонен его отпустить. - Шефу всегда нравилось, что его выпускники занимали высокие посты в теле- и радиокомпаниях,- сказал Кеннеди. - Если Поджиоли уйдет, кого-то надо будет перевести в ранг второго класса, чтобы заполнить вакансию. Диноли обсуждал со мной и этот вопрос. Выбор между Хогеном, Просели и тобой. Но Просели только-только с четвертого класса, а я знаю, что Мак-Дермотт опасается способствовать его слишком быстрому продвижению по службе, а Хогена считают слишком косным. Свою поддержку я отдаю тебе. И события сегодняшнего утра помогли мне определить свое предпочтение. - Спасибо, Эрни. Спасибо,- Кеннеди недоумевал, зачем Вацински потребовалось все это ему говорить. Вацински медленно опустил веки, а когда снова открыл глаза, взгляд как бы затуманился. - О'кэй. Хватит говорить в сослагательном наклонении, Тед. Я только хотел, чтобы ты знал, как к тебе относятся в агентстве. Терпеть не могу, когда кто-то чувствует себя неуверенно, в то время, как он на хорошем счету.- Вацински нахмурился.- Вместе с тем, как тебе, наверное, известно, у некоторых наших сотрудников наблюдаются нежелательные настроения, и мне бы хотелось от них как можно скорее избавиться. То есть от людей недостаточно лояльных. От тех, кто не понимает своего положения, у кого голова набита всякой ерундой, проповедуемой антисоциальными элементами. Тебе они известны лучше, чем мне, и, вероятно, ближе знакомы. Имея в виду переход на вакансию второго класса, ты обязан поразмыслить над тем, как избавиться от таких ненадежных служащих. И сообщать мне о всех случаях негативизма по отношению к политике фирмы. О'кэй, Тед? Кеннеди вдруг ощутил поднимающийся изнутри холодок и подумал: "Вот к чему он клонит. Хочет, чтобы я шпионил для него и доносил на людей вроде Сполдинга, кого беспокоят моральные аспекты контракта". - Думаю, я понимаю, что вы имеете в виду, Эрни. Разрешите, я дам ответ несколько позже. - Конечно. Спешка нужна только при ловле блох. Но я совершенно точно знаю, что среди нас есть определенные антисоциальные элементы, и хочу от них избавиться. Диноли также этого хочет. Мелодично зазвонил телефон на столе. Вацински поднял трубку, долго слушал молча и наконец сказал: - Это Диноли. Теперь давай перейдем к основному, Тед: мы приняли и используем выдвинутый тобой сегодня утром план. Собираемся "основать" колонию на Ганимеде и в октябре напустить на нее кровожадных ганнитов, что послужит поводом для просьбы Корпорации о помощи и вмешательстве ООН. Диноли хочет, чтобы ты отвечал за материалы по колонии. Единолично. По существу, ты будешь выполнять работу ранга второго класса. Тебе предоставляется право подобрать себе персонал, взять любого сотрудника третьего или четвертого класса в качестве помощника. - Прямо сейчас? - Неплохо бы,- сказал Вацински. Кеннеди немного помолчал. Вытащил самозажигающуюся сигарету из пачки, подождал, пока она задымится, и решительно затянулся, обдумывая предложения Вацински. Они открывали для него широкие возможности. На первый взгляд как тут было не заметить льстящего самолюбию признания его способностей, но Кеннеди достаточно хорошо разбирался в нравах "Стьюард и Диноли", чтобы не заблуждаться на этот счет, поэтому искал более глубокой подоплеки. Ему предоставляли крупный пост не задаром, а в обмен на информацию. Чуя, что ганимедский контракт пахнет сенсацией, они хотели предотвратить любые утечки информации, вытурив возможных перебежчиков вроде Сполдинга. Возможно, Сполдинга уже наметили к увольнению и только ждали, чтобы Кеннеди подтвердил их подозрения. "Ну нет,- подумал Кеннеди,- я не стану играть по правилам. Нет. Был только один человек, идеально подходящий для этой работы. Тот, кто охотнее писал бы книги, а не занимался ганимедским контрактом". Кеннеди посмотрел прямо в худое расчетливое лицо Вацински. - О'кэй. Я выбрал себе человека. - Кого? - Дейва Сполдинга. Долю мгновения Вацински выглядел так, будто Кеннеди врезал ему в зубы. Затем овладел собой и сказал ровным и мягким голосом: - Хорошо, Тед, я подумаю, как ускорить выполнение вашей просьбы. На сегодня все. Желаю хорошо потрудиться. Вечером, на вопрос Мардж, как прошел день, он ответил коротко: - Довольно прилично. Вацински вызвал меня и сказал, что у меня хорошие шансы перейти в категорию второго класса. Они поручили мне одну особую работу. На Мардж было полупрозрачное платье из скайлона с глубоким вырезом: Наливая ему питье, о

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования