Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Росоховатский И.М.. Пусть сеятель знает -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -
дмила Николаевна. - Пожалуй, они могут соперничать с дельфинами. - В ее устах это был наивысший комплимент. Однако осьминогам дрессировка не очень нравилась. Выполнив несколько упражнений, они уплывали. - Надо всерьез заняться ими. Для начала поймаем одного, - сказала женщина. Вдвоем они приготовили аквариум, обеспечив будущему пленнику постоянную подачу свежей воды. Валерий вызвался осуществить операцию, шутливо закодированную ими "НК" - новая квартира. Он связался по телефону со Славой и попросил спустить в грузовом контейнере несколько пустых бочек и мелкую сетку. Когда контейнер был получен, Валерий надел водолазный костюм и расставил бочки вокруг "колокола". Ждать пришлось долго. Спруты почему-то не хотели селиться в бочках, хотя все книги - и специальные и популярные - в один голос утверждали, что стоит осьминогу увидеть пустой сосуд, как он со всех восьми ног спешит к нему. Только спустя больше двадцати часов один спрут наконец-то появился у ближайшей к "колоколу" бочке. Он исследовал ее, затем подплыл к "колоколу", стал шарить щупальцами по пластмассе, будто сравнивая ее на ощупь с материалом бочки. Людмила Николаевна увлеченно следила за его манипуляциями и наконец произнесла: - Он действует так, будто у него есть разум. Валерий вспомнил определение "октопус сапиенс" и улыбнулся. Осьминог так и не полез в бочку. Но людям - во всяком случае так им тогда казалось - помогло почти невероятное стечение обстоятельств. Спрут оказался одним из старых знакомых, и когда Людмила Николаевна взяла в руки квадрат из осьминожьей "азбуки", он решил, что сейчас его будут кормить. Спрут подплыл к окошку шлюз-камеры. Но для того, чтобы угостить его через окошко, нужно было сначала установить давление воздуха в камере, равное давлению за стенами "колокола", и последовательно включить механизмы. Обычно все это готовилось заранее, но сейчас Людмила Николаевна поспешила открыть шлюз-камеру. Она ошиблась совсем не намного, но этого было достаточно, чтобы струя морской воды ворвалась в воздушный отсек, втащив туда и осьминога. Включилась автоматическая система безопасности, отсек блокировался, и осьминог оказался в плену. Как ни удивительно, он не пыжился, не угрожал, не раздувался, пытаясь придать себе больший вес в чужих глазах, и не щелкал клювом. Он был почти спокоен. Пленника перенесли в аквариум, и это оказалось делом весьма нелегким. Осьминог не сопротивлялся, был не очень велик - два с половиной метра в длину, но весил не меньше шестидесяти килограммов. Такие же по размерам осьминоги Дофлейна весят двадцать - двадцать пять килограммов, причем щупальца у них толще. Пленник был мускулист, как все октопусы, но почти не имел обычных для них бородавок. Его глаза все время были устремлены куда-то вниз, щупальца переплетались, и в такие минуты он напоминал Людмиле Николаевне восточную статуэтку многорукого мудреца. Это и решило выбор имени для пленника. Его назвали Мудрецом. Удивительней всего была кожа осьминога, довольно упругая, "резиновая", похожая на кожу дельфинов, только слизи на ней было больше. - Никогда не слышала о таких созданиях, - сказала Людмила Николаевна. - Может быть, и в самом деле новый вид? - откликнулся Валерий, стараясь не выдать радостного предчувствия. Пленник оправдал свое имя: он сразу же освоился, исследовал аквариум и ощупал его стенки. Он безошибочно реагировал на фигуры осьминожьей "азбуки" и с удовольствием играл с людьми в мяч. Он запоминал предметы и по первому требованию протягивал палку или пластмассовый кораблик. Из аквариума Мудреца выпускали ненадолго, боялись, что он повредит аппаратуру. Валерий научил его приносить туфли, снаряжение, одежду и таким образом ввел в роль комнатной собаки. Но, как ни странно, Мудрец отказывался брать плату за услуги и, когда ему протягивали краба, демонстративно отворачивался. - Гордый, - как-то сказал Валерий и указал на осьминога. - Вот и еще одна морская собака. Он встретился с глазами Мудреца и умолк. Ему показалось, что в них светились понимание и ненависть, как будто восьмирукий пленник прислушивался к их разговору и не одобрял его. Валерий еще раз взглянул на Мудреца, но тот даже не смотрел в его сторону. "Почудилось", - подумал Валерий. 5 Людмила Николаевна начала выпускать дельфинов в море. Они кружили вблизи "колокола" и, как казалось и ей и Валерию, с удовольствием возвращались в бассейн. - Не понимаю, что с ними творится. Такое впечатление, как будто они боятся моря, - беспокоилась женщина. Она попробовала поговорить с ними. - Вы себя плохо чувствуете в море? Что-то болит? - спрашивала Людмила Николаевна. - Нет, - ответил Пилот. - Акулы? - Нет. - Другие животные? - Нет, - опередила ответ самца Актриса. - Не знаю, - просвистел Пилот. - Нет или не знаю? - Не знаю. - Значит, животные не исключаются? - Не знаю... - Они могут быть опасны и для человека? - Не знаю. Людмила Николаевна вспомнила предостережение командира подлодки, спросила: - Возможно, там были люди? Другие люди, кроме нас? Похожие на нас? Люди? - Не знаю. Она задала еще несколько вопросов, но ничего не добилась. Людмила Николаевна объясняла поведение дельфинов какой-нибудь их хандрой, ссорой. Во всяком случае лучше было не посылать животных в таком состоянии на разведку в ущелье, где была отмечена повышенная радиация. Приходилось ждать, пока их настроение изменится. Валерий с удовольствием помогал Людмиле Николаевне кормить дельфинов. Это было одним из развлечений в условиях подводного дома. В самый первый раз, принеся рыбу, он выпустил ее сразу всю в бассейн. Небольшие рыбки не кинулись врассыпную, а образовали кольцо и плавали по кругу хвост в хвост друг другу. Пилот тотчас подплыл к ним и замер с открытой пастью, словно завороженный. - Надо пускать рыб по одной. А так, как видите, он не решается разомкнуть кольцо, - засмеялась Людмила Николаевна. - Не знает, с какой начать? - пошутил Валерий. - Представьте себе, вы почти угадали. Но тут есть еще кое-что. Дельфин намечает себе жертву в этом хороводе, но она тут же ускользает и на ее месте появляется другая. А пока он решает, не схватить ли другую, появляется третья, четвертая... затем опять первая... Неразрешимость задачи завораживает, приводит его мозг в состояние торможения. Но стоит нарушить это колесо жизни, - она взяла длинный шест, опустила его в бассейн, - и-смотрите! Послышался низкий хрюкающий звук, и рыба одна за другой стали исчезать в пасти дельфина. - Интересно! - воскликнул Валерий. Людмила Николаевна осталась довольна его удивлением, поспешила подлить масла в огонь: - Рыбы инстинктивно знают о силе оборонительного строя и часто используют его. Но вот что самое удивительное. Вспомните о волшебной силе хоровода в сказках. Его образуют девушки, чтобы злой колдун или ведьма не могли выбрать жертву. У Валерия собралось столько любопытных записей, что их должно было хватить на десятки заметок в рубрике "Из жизни животных". Он был очень доволен пребыванием в "колоколе" и был благодарен Славе. В подводном доме люди ложились спать по часам - в то же самое время, когда на поверхности наступала ночь. Но им не всегда хотелось спать именно в эти часы. Исчезало чувство времени. Опасаясь, чтобы это не отразилось вредно на их нервной системе, врачи предписывали снабдить подводный дом миниатюрными аппаратами электросна, в которых использовались записи биотоков засыпающего человека. Достаточно было подключиться к аппарату - и люди мгновенно засыпали без всяких порошков. Аппарат можно было использовать и для изменения настроения, только тогда в него надо было вложить пленку с записью биотоков бодрого или веселящегося человека. На "ночь" аквариум с осьминогом накрывали сетью с мелкими ячейками, чтобы Мудрец не путешествовал по "колоколу". Однажды Валерия разбудили громкие и тревожные свисты дельфинов. Он быстро встал, накинул халат. Дверь в коридор оказалась закрытой неплотно. Валерий удивился: обычно дверь закрывали до щелчка. Он бы не придал этому значения, если бы первая из дверей, ведущих в дельфинник, тоже не оказалась приоткрытой. Валерий включил полный свет, прислушался. Из бассейна не доносилось ни звука. Он распахнул дверь и увидел дельфинов. Они забились в угол и повернули к нему головы. В их глазах, позах - панический страх. Больше никого в бассейне не было. Послышались быстрые шаги. Людмила Николаевна с самого порога задала вопрос: - Почему вы здесь? Что случилось? - Они тревожно свистели. Первая дверь бассейна и дверь в коридор были закрыты неплотно... Женщина развела руками. - Не может быть. Несколько секунд подумала, добавила: - Значит, кто-то входил сюда после меня. Но, кроме нас, тут никого нет... Может быть, Мудрец? Валерий пожал плечами: - Проверим. Ему уже приходила в голову такая версия. Она была малоправдоподобной: как мог осьминог выбраться из-под сетки? Да и вряд ли он осмелился бы войти к дельфинам, тем самым подвергая себя смертельной опасности. Но других объяснений не было... Валерий и Людмила поспешили к аквариуму. Осьминог мирно спал под сеткой, закрепленной на все крючки. Чтобы окончательно убедиться, что Мудрец не имеет никакого отношения к происшедшему, Валерий проверил, не порвана ли сеть, не мог ли осьминог ее приподнять и пролезть в образовавшуюся щель. Когда от Мудреца были отведены подозрения, люди вернулись к бассейну. - Попробуем что-то узнать у них, - сказала Людмила Николаевна. - Надежд у меня мало. Если бы дельфины хотели что-нибудь сообщить, они бы не ожидали вопросов. Она позвала к себе Пилота, погладила его по голове. Дельфин высунулся из воды и положил голову ей на колени. - Пилот, тебя кто-то напугал? - Не знаю. - Тебя что-то напугало? Он не ответил на этот вопрос, но Людмила Николаевна продолжала спрашивать: - Кто-то, кроме нас двоих, кроме меня и его, - она показала пальцем на Валерия, - входил в бассейн? - Не знаю, - ответил дельфин. - Почему же вы свистели? Там, за стенами, что-то происходило, вы почуяли опасность? - Опасность, - произнес дельфин. Он не мог выговорить полностью окончание и получилось "опаснось". - Опасность для вас? Или и для вас, и для нас? - Опаснось. - Там были люди?. Дельфин молчал. - Животные? Слышно было только тяжелое, свистящее дыхание Пилота. - Но ты ведь сказал "опасность"... - Опаснось, - повторил дельфин. - Опасность может грозить со стороны человека, акулы, другого животного. Ты ведь умеешь произносить и "человек", и "акула", и еще много слов. Назови того, кто испугал тебя. - Опаснось. Людмила Николаевна разозлилась: - Ты сегодня плохой, Пилот! Уходи! Дельфин послушно поднял голову с ее колен и, обиженно заскрипев, почти не шевеля хвостом, скользнул на дно бассейна. Там улегся, поглядывая на хозяйку. Актриса улеглась рядом с ним и ни за что не хотела выходить, сколько ее ни звали. Тогда Людмила Николаевна запела какую-то песенку и в такт ритму мягко захлопала в ладоши, повторяя время от времени имя дельфинки. Актриса нехотя всплыла и направилась к ней. - Ты же умница, ты понимаешь, что я должна все знать. Надо рассказать все. Тогда тебе и Пилоту будет хорошо. Актриса внимательно слушала Людмилу Николаевну, кося глазом то на нее, то на Валерия. - Постараюсь не утомлять тебя, дружок. Ответь на несколько простых вопросов. Скажи, опасность была здесь в бассейне, или там, в море? Здесь или там? Только одно слово: там или здесь? - Опаснось. Можно было подумать, что это опять отвечает Пилот. Тот же присвист в конце слова, те же интонации. Людмила Николаевна переглянулась с Валерием. - Опасность здесь, в доме? Да или нет? - Опаснось. Людмила Николаевна повернулась к Валерию: - Их как будто подменили... - И чего они упрямятся? - недоуменно проговорил Валерий. Его слова навели ее на новую мысль. Женщина медленно ответила: - Это не упрямство. Похоже на заболевание мозга, при котором преобладают процессы торможения. И еще... такое впечатление, будто отдельные участки памяти блокированы... Животные отупели. Надо будет скормить им активин... Пошли, приготовим его. В коридоре Валерий полюбопытствовал: - А что это вы напевали, когда вызывали Актрису? - Мотив одного полинезийского танца. Однажды, когда Актриса так же вот заупрямилась, мой руководитель рассказал, как вызывают бурых дельфинов жители островов Тихого океана. Они заходят по пояс в воду и, напевая мотив, хлопают в ладоши. Дельфины выплывают из глубин, островитяне помогают им перебраться через мелководье, выносят на берег. Почему дельфины так реагируют на мелодию, трудно сказать. Здесь, очевидно, имеет место сочетание многих причин: и ритмика, и тяга к людям, и их извечное любопытство, которое часто оказывается губительным... Они вернулись в салон. Людмила Николаевна достала коробку с белым кристаллическим порошком. - Достаньте, пожалуйста, несколько рыбин из аквариума и приготовьте их. У дельфинов сегодня будет на обед фаршированная рыба. Валерий старался не смотреть на ее встревоженное и растерянное лицо. Руки женщины дрожали, порошок просыпался в воду. Чтобы хоть немного отвлечь Людмилу Николаевну, Валерий попытался было рассказать об одном смешном случае из своей жизни, но убедился, что она не слушает. Они приготовили рыбу, накормили дельфинов. Людмила Николаевна сделала несколько записей в лабораторном журнале, затем в другой журнал стала заносить показания приборов. Валерий приготовил обед Мудрецу, который уже давно проснулся и ползал по аквариуму. - Ладно, погуляй с нами, - сказал Валерий, отстегивая сетку. Мудреца не пришлось уговаривать. Над стенкой аквариума показалось сначала одно, потом другое щупальце, ухватились за трубу для подачи воды. Осьминог подтянул свое туловище, перебрался на пол, заковылял к осциллографу. Больше всего теперь его почему-то привлекал этот прибор, и он изменил своей первой "любви" - счетчику Гейгера. И Валерий, и Людмила Николаевна все время думали о том, что случилось с дельфинами, ожидая с нетерпением, когда можно будет проверить, подействовал ли активин. Его следовало давать животным восемь-десять раз с интервалами в шесть часов. Это была обычная дозировка. - Спать будем поочередно, - сказал Валерий, когда наступила условная ночь. - Чур, сегодня моя вахта. Людмила Николаевна постаралась улыбнуться. Она легла, подключившись к аппарату электросна, а Валерий загнал Мудреца в аквариум и принялся писать очередной раздел своей документальной повести. Названия для нее он еще не придумал. Валерий взглянул на календарь и поставил число: "18 июля". Подумал немного над названием. В голову пришло несколько вариантов, но ни один не понравился, Поэтому он условно назвал раздел "Что случилось с дельфинами?". Почерк у него был косой, размашистый. Буквы прыгали по бумаге и были похожи на пляшущих человечков. Валерий писал: "...Людмила долго подбирала "ключ". Пожалуй, я бы так не смог. Ее выдержке можно позавидовать. И вообще Людмила - удивительный человек. Внешне спокойная, уравновешенная, бесконечно терпеливая. Но мне кажется, что ей приходится все время, каждую секунду держать себя в руках, чтобы быть такой. А на самом деле она от природы очень вспыльчивая, раздражительная. Очевидно, в детстве она, как многие дети, любила командовать, но обстоятельства ей не позволили стать маленьким деспотом. И вот именно эту свою страсть она смогла удовлетворить в работе с дельфинами. Иногда командирские нотки прорываются у нее и в отношениях со мной, но она сразу спохватывается и старается загладить неосторожное слово. Я снова и снова удивляюсь ее воле. Представляю, как ей обидно, что после стольких месяцев работы дельфины перестали повиноваться. Неужели виной этому - болезнь?" Валерий прочел написанное и понял, что это скорее страница дневника, чем отрывок из документальной повести. "Ну что же, сократить всегда легче, чем добавить", - утешал он себя. Валерий работал, борясь с сонливостью. Она навалилась как-то сразу, сделала тяжелыми веки, разлилась вялостью по телу. Его веки сами собой закрывались, и приходилось делать отчаянные усилия, чтобы открыть их. Сон оказался сильнее его намерений, ручка выпала из ослабевших пальцев, голова опустилась на руки. Последнее, что он увидел, засыпая, был странный фейерверк из огоньков, по форме похожий на светящегося паука. Паук прошел по столу, по листам бумаги, протянул две ноги к Валерию, а затем, передумав, отдернул их, подпрыгнул и исчез... Но было это наяву или во сне, Валерий уже не мог определить. Он спал... Проснувшись, он долго мучился, напрягал память, пытаясь вспомнить, что же с ним происходило, откуда взялся огненный паук. Он уже готов был просто отмахнуться от этого кошмара, но заметил, что листы бумаги почему-то влажные и буквы на них кое-где расплылись. "Может быть, Мудрец выбросил фонтанчик воды из своей воронки и попал на бумагу?" Валерий посмотрел на аквариум. Осьминог взглянул на него одним глазом и в знак приветствия окатил человека струйкой воды из воронки. - Спасибо за душ, - пробормотал Валерий и подумал: "Вполне возможно, что таким образом он ночью залил бумагу, а паук мне приснился". Валерий обернулся на шорох и встретился взглядом с Людмилой Николаевной. Она, видимо, только что проснулась. - Доброе утро! - приветствовал ее Валерий. - Доброе, - протяжно ответила она. В ее голосе была вопросительная интонация. - Ну и страшный сон мне снился. Вроде какой-то огненный паук бегал по салону... У Валерия сразу пересохло во рту. О случайном совпадении не могло быть и речи. У таких явлений совсем иные причины. Людмила Николаевна заметила его состояние: - Что с вами, Валерий? - Голова немного болит, - соврал он, чтобы не волновать женщину еще больше. Людмила Николаевна взглянула на шкалу кондиционера, проверяя, в норме ли влажность, температура, давление, вынула из настенной аптечки тюбик в золотистой обертке. - Примите две таблетки. Пришлось принимать... - А теперь пойдем к дельфинам, - предложила Людмила Николаевна. - Если состояние не улучшилось, придется увозить их отсюда. Мне бы очень не хотелось этого делать, ведь, возможно, разгадку нужно искать именно здесь. Но и риск велик... Она не могла ни на что решиться. И никто не мог ей ничего посоветовать. Услышав по телефону о странном поведении дельфинов, Слава попытался ее успокоить, сославшись на неизученные капризы животных. Тукало предположил, что причиной может явиться просто перемена обстановки. Людмила Николаевна уцепилась было за эту версию, потому что она давала отсрочку. Но и ожидание было слишком тревожным. - Почему вы молчите, Валерий? - спросила она почти спокойно, хотя в ее тоне пробивался оттенок раздражения. Валерий насильно оторвался от своих мрачных мыслей о "пауке" и постарался перевести разговор на отвлеченные, как сказал бы Слава, "философские" темы: - Природа умеет задавать загадки. Каждый раз,

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования