Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Росоховатский И.М.. Пусть сеятель знает -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -
24 Водолазы завалили входы в пещеры и залили их специальной быстротвердеющей массой. Для страховки в разных местах были оставлены контрольные автоматы. Затем подводная лодка направилась в обратный путь. В центральном отсеке несколько человек собрались вокруг Валерия. Он рассказывал о том, что произошло в "колоколе". - Мне непонятно, почему воздействие на мозг становилось то сильнее, то слабее, - сказал Валерий. - Я думаю, что это зависело от того, сопротивляется ли человек и было ли его сопротивление направленным, знал ли он, откуда грозит опасность. Но, может быть, Слава скажет что-нибудь поточнее, он ведь все-таки специалист. - Вот именно, "все-таки". Это ты в самую точку. По октопусу сапиенсу пока специалистов нет и неизвестно, будут ли, - сказал Слава. Он быстро глянул на друга и тотчас опустил глаза. Его лицо стало напряженным, затем он заставил себя расслабиться. Тревога за друга не оставляла его. Он хорошо помнил, сколько пробыл Валерий в зоне высокой радиации. Достаточно ли надежной оказалась прокладка скафандра? Или документальная повесть об осьминогах останется последним и незаконченным произведением молодого автора? - В общем, ты прав, - ответил Слава Валерию. - Сила воздействия определялась настройкой человеческого мозга. Но, по всей вероятности, имели значение и другие факторы: состояние передающего мозга и всего организма спрута, состояние среды, посторонние шумы. Особое значение, очевидно, имела индивидуальность человека: один поддавался воздействию легче, другой - труднее. Мы узнаем больше, когда изучим пленки с осциллографов и регистраторов биотоков... - А могли бы изучить осьминогов досконально? - задумчиво сказал Валерий. - Что теперь с ними будет? В воображении людей появились замурованные пещеры, будто спруты снова пустили в ход пси-волны. - Этого мы сами не решим, - проговорил Аркадии Филиппович. - Соберется Президиум академии, потом - сессия ООН... - А пока многие из них погибнут, - сказал Олег Жербицкий. - Может быть, все. Ведь радиоактивность будет быстро понижаться... В голосе Аркадия Филипповича зазвенели льдинки: - Другого выхода нет. - Хотя они могли бы нам пригодиться... - продолжал свое Олег. - Если бы люди вступили с ними в союз, они бы совершили роковую ошибку, - сказал Валерий. - Дело ведь не только в том, что для существования спрутов нужна высокая радиация. Вспомните, с какой скоростью они размножаются... На миг в его памяти возникли серые комочки, покрывшие стены, потолок, пол пещеры. Слава поддержал его: - Мы забываем, что в природе интенсивность размножения всегда связана с моральными нормами. Эти осьминоги неизбежно станут беспощадными хищниками, безжалостными даже один к другому. Вспомните о щуках. Хотя, извините, я забыл, что вы не ихтиологи. Так вот, щуки - самые хищные и ненасытные из рыб. Всегда голодные и всегда готовые к убийству, они поедают огромное количество рыбы - мальков и взрослых, чужих и своих, если свои - старые или обессиленные. Каждую весну щука откладывает сто тысяч икринок. Для гарантии выживания такому виду не нужны моральные преграды вроде любви и заботы о детях, снисходительности к слабым и больным, к старикам. Вы сами видели, как способны размножаться эти осьминоги. А теперь представьте, какими опасными хищниками они явятся для других существ, которых смогут употреблять в пищу. Учтите, что они вооружены лучше любых других животных. У них есть восемь рук с присосками и когтями, хищный клюв и яд, реактивный "двигатель" и умение перелетать на десятки метров, запас воды для путешествия по суше, дымовая, а вернее, чернильная завеса. Их способность маскировки не имеет равных в мире животных. У них есть огнеметы, инфракрасное зрение и, наконец, самое главное - способность телепатического воздействия, которую они могут усовершенствовать. Когда-то ученый Джильберт Клинджел утверждал, что если бы осьминоги сумели выйти на сушу, то стали бы хозяевами на ней и заселили бы землю бесконечным множеством удивительных форм. А ведь он говорил об обычных осьминогах, не способных к телепатии... Голос Славы стал таким же холодным, как голос Аркадия Филипповича. - Я верю, что их дальнейшую судьбу будут решать настоящие гуманисты... Валерий понял, что он хочет сказать. Ведь гуманизм означает вовсе не любовь к любому живому существу, а любовь к гомо сапиенсу, к человеку. "Пожалуй, на оборотной стороне медали "За гуманизм", - подумал он, - следовало бы выбить: "Прозорливость и непреклонность". Но многие ли заслужили бы такую медаль?" Он спросил, обращаясь ко всем, кто находился сейчас в отсеке: - Думаете, их не осталось нигде, кроме пещер? Вспомните, сколько контейнеров с отходами брошено в глубины океанов, сколько зарыто... Когда их бросают в пучины, то надеются, что океан похоронит надежно. Но как мало мы пока изучили океанские течения! Сколько сотен километров, например, тащило течение контейнер от берегов Америки, прежде чем бросить его в бухте? И сколько таких контейнеров находится в иных бухтах?.. - Будем надеяться, что в других местах этого не случится, - поспешно сказал Слава, но Валерий не согласился с ним: - Надеяться мало... ВМЕСТО ЭПИЛОГА - И это называется документальной повестью? - возмутился Никифор Арсентьевич Тукало, поворачиваясь то к Славе, то к Валерию. - Да вы же всюду сгустили краски, а некоторые события прямо-таки исказили. Но главная несуразица в том, что вы пытаетесь доказать, будто осьминоги угрожают человечеству. - Меня неправильно поняли, - начал оправдываться Валерий. - Я ничего не хочу сказать, я только делаю допущения. Это же художественный прием, гипербола. Если допустить, что наши октопусы размножались бы так интенсивно, как я показываю в повести... - Если бы да кабы! Тогда бы и посмотрели, - сказал Никифор Арсентьевич. - А пока мы не замуровывать их будем, а изучать, сохранять каждый экземпляр, как величайшую редкость, как феномен. Да и вообще... - А вообще он правильно ставит проблему, - вступился за друга Слава. - Конечно, в повести много вымысла, особенно в конце. Здесь он дал, так сказать, полную свободу авторскому воображению. - Авторскому! - фыркнул Никифор Арсентьевич. - Скажите лучше - безудержному. А как он меня обрисовал! Вот и получилась не документальная повесть, а какая-то фантастика! - Погодите, это же мысль! - обрадованно воскликнул Слава и повернулся к Валерию. - Вот тебе мой совет. Назови свою повесть фантастической.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования