Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Религия. Оккультизм. Эзотерика
   
      Иосиф Ромуальдович Григулевич. Папство. Век двадцатый -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -
ми "атлантического курса" Пия XII. Иной фигурой был Монтини. Своей неуемной энергией, работоспособностью, знанием иностранных языков он походил на самого Пачелли. В политических делах фронтальным атакам он предпочитал лавирование, приспособление, компромисс. Соперничая с Тардини в борьбе за место престолонаследника, Монтини превратился в главу "прогрессивной" группировки в Ватикане, в которую входили прелаты, обойденные или обиженные "Пентагоном" и Пием XII. Стремясь преградить Монтини путь к папскому престолу, "Пентагон" убедил Пия XII избавиться от своего помощника. В 1954 г. Монтини был назначен архиепископом Милана, но, хотя этот пост почти автоматически вел к возведению в кардинальское звание, Монтини так и не дождался от Пия XII кардинальской шапки, впрочем, как и Тардини, которого Пачелли считал человеком надежным, но тупым и ограниченным. На место Монтини был назначен молодой прелат Делл'Аква. Пий XII трудился на своем посту в поте лица. "До последней минуты,-пишет Т. Бреза,-он держал в руках кормило своего всевластия. Кормило, вожжи и все нити. Люди, работавшие с ним, изнемогали под бременем множества дел. Он один был неутомим. Когда к нему являлись монсиньоры Тардини или Делл'Аква, следом за ними везли тележки, нагруженные папками с делами. Пий XII хотел обо всем знать. Хотел все сам решать". Г. Бреза. Бронзовые врата. Поборник науки? Львиная доля времени Пия XII уходила на сочинение бесчисленных энциклик, аллокуций (выступлений перед кардиналами), речей и заявлений на самые разнообразные темы: политические, научные, богословские, моральные и пр. Папа работал по следующей методе. Например, ему предстояло принять астрономов, или акушеров, или нумизматов, или пчеловодов, или спортсменов-теннисистов. Пий XII приказывал своим секретарям раздобыть соответствующую литературу по нужной тематике, обкладывался книгами и, подобрав нужные ему факты (папа свободно читал на многих языках), сочинял очередной опус на одном из известных ему языков, перемежая факты цитатами из писаний "отцов церкви" и Библии. Свое "сочинение" папа сам печатал на портативной машинке или диктовал своей экономке и секретарше Паскуалине. Затем выучивал написанное наизусть и был готов к очередному выступлению. За время своего понтификата он написал и наговорил свыше 20 пухлых томов. Кардинал Спеллман не без основания называл его "папой-рекордсменом" по количеству выступлений и энциклик. Отношение церкви к современной науке Пий XII изложил в энциклике "Humani generis" ("Род человеческий") (1950). Энциклика начинается с традиционного для теологов утверждения, что "человеческий интеллект не может постичь бога и отношения между богом и человеком, ибо этому мешают его воображение и низменные страсти, порожденные первородным грехом". "Некоторые ученые мужи,- писал далее Пий XII в той же энциклике,-не соблюдая осторожности и такта, признают и защищают как источник всех вещей эволюционную систему, хотя она не полностью (?) доказана и в области самого естествознания, и с дерзостью защищают монистическую и пантеистическую гипотезу Вселенной, якобы находящейся в непрерывном развитии". И чтобы припугнуть этих столь глубоко заблуждающихся "овечек", папа римский предупреждал их, что они льют воду на коммунистическую мельницу. Ведь "этими гипотезами пользуются представители коммунизма для защиты и пропаганды своего диалектического материализма и для того, чтобы лишить людей понятия о боге". Расправившись таким образом оптом со сторонниками эволюционизма, монизма и пантеизма, Пий XII обрушивается на тех церковников, которые "пали так низко", что "серьезно предлагают не только усовершенствовать, но полностью изменить теологию, преподаваемую в церковных школах и одобренную церковной иерархией, утверждая, что это позволит с большим успехом распространять идею царства Христова во всем мире среди людей любой культуры и любой политической окраски". Столь опасные для церкви реформаторы требуют, подчеркивал папа, заменить дословное понимание "священного писания" и комментариев к нему, выработанных церковью, пониманием символическим с целью сделать Библию приемлемой для всех и избежать трудностей, с которыми сталкиваются сторонники дословного толкования "писания". Папа осудил этих смутьянов, ибо они, отвергая дословное понимание Библии, подрывают основу веры в бога. Ведь, идя по этому пути, можно об®явить символическими все догматы церкви и прийти в конечном итоге к отрицанию необходимости самой церкви. Чтобы воспринять Библию текстуально, поучал заблудших овечек Пий XII, одного разума недостаточно. Необходима "философия", традиционная католическая философия, наиболее авторитетным представителем которой он считал средневекового богослова Фому Аквинского. Как известно, Фома отрицал идею развития Вселенной, считая, что она подрывает основной догмат веры о сотворении мира богом и тем самым "делает менее очевидным бытие самого бога". Аквинат утверждал также, что после шести дней творения бог не создал абсолютно ничего нового. Одно из двух, предупреждал свою паству Пий XII, или следовать Фоме Аквинскому, для которого не только бог, но и черти - "реальная сущность", или "скатиться" к диалектическому материализму, то есть стать на точку зрения коммунистов, и, таким образом, совсем погибнуть для церкви. Многие требуют, чтобы церковь учитывала достижения науки. "Это похвально,- говорил папа римский,-но только в том случае, когда речь идет о фактах, действительно доказанных; когда же речь идет о гипотезах, даже в какой-то степени научно обоснованных, но которые... прямо или косвенно противоречат церковным доктринам, их нельзя принять никоим образом". Итак, если наука права, а религия ошибается, то тем хуже для науки, ее следует отвергнуть. Такова была "логика" Пия XII, выдававшего себя за великого "поборника" науки. Как уже было сказано, папа осуждал "слишком вольное" истолкование Библии, то есть критическое отношение к текстам, которые составляют ее содержание. Пий XII готов был согласиться, что первые 11 глав книги Бытие "не соответствуют историческому методу лучших греческих и латинских авторов и компетентных людей нашего времени", тем не менее эти главы, утверждал глава католической церкви, "принадлежат к истинному историческому жанру, о подлинном характере которого могут судить в основном "отцы церкви". Указанные главы написаны простым и метафорическим языком, приспособленным к умственным способностям малограмотного народа. Они выражают главные истины, имеющие основное значение для нашего спасения, включая и популярное изложение происхождения человеческого рода и избранного народа". Вот подлинно иезуитский язык. Впрочем, проследим ход мысли Пия XII до конца. "Если,-поучал он,-переписчики Библии в древности и включили в нее народные сказания, что могло иметь место, то не следует никогда забывать, что они делали это с помощью божественного вдохновения, которое, руководя ими в выборе и оценке указанных документов (народных сказаний!-И. Г.), предохраняло их от каких-либо ошибок. Таким образом, народные сказания, включенные в священное писание, не могут быть приравнены к мифам и им подобным рассказам, являющимся больше продуктом необузданной фантазии, чем любви к правде и простоте, столь характерным для священных книг, в том числе для Ветхого завета". Таким образом, Пий XII начал с признания того, что Библия состоит из народных сказаний, на чем сошлось ныне большинство об®ективных исследований "священного писания", а кончил утверждением, что эти сказания являются "божественным откровением" и поэтому не подлежат критике. А это уже традиционный аргумент церкви. Выступая против критики "священного писания" с позиций современной науки, Пий XII был по-своему прав. Ведь если согласиться с тем, что отдельные факты, приводимые в Библии, являются не более чем вымыслом, это будет равносильно признанию того, что церковь в течение столетий отстаивала явные нелепости. Что же тогда станется с авторитетом церкви? Энциклика "Гумани генерис", таким образом,-это не попытка примирить религию с наукой, а еще один выпад церкви против науки, очередной церковный манифест в защиту традиционных религиозных мировоззренческих концепций. Пий XII часто выступал перед учеными, уверяя их, что научные открытия не опровергают, а подтверждают существование бога. В 1954 г. в Ватиканской академии наук он произнес речь на тему "о научных доказательствах существования бога". В этой речи, пользуясь современными научными терминами, папа пытался обосновать одно из традиционных церковных доказательств бытия бога - так называемое телеологическое доказательство. Посмотрите на Вселенную, говорил папа римский, все в ней закономерно, она похожа на мудрый часовой механизм. Этим доказывается якобы, что ее сотворила сверх®естественная сила, бог. Выступая 22 декабря 1957 г. с рождественским посланием к верующим, Пий XII выразил сожаление, что теперь многие не верят в библейские чудеса. К их числу принадлежат "поклонники великого развития современной науки", которая "простерла познания и власть человека в звездные чертоги". Эти люди, говорил папа, ослепленные обаянием собственных успехов, могут преклоняться перед "величием человека", забывая о "величии бога". Но, продолжал он, новые открытия современной науки и техники вызывают после первого энтузиазма у многих беспокойство, ибо угрожают существованию самих же людей. "Человек,-заявлял Пий XII,-начинает бояться мира, над которым он якобы господствует". Итак, наука не ведет к добру, ее развитие поставило человечество перед катастрофой, а поэтому не наука, а лишь вера в бога может спасти людей, заключал Пий XII. Комментарии здесь, как говорится, излишни! Фабрикант "святых". При Пии XII особенно активно действовала конгрегация обрядов, основанная Сикстом V в 1588 г. для наведения порядка в сонме католических "святых" и "блаженных". За время существования церкви было провозглашено свыше 20 тыс. "святых" и 200 тыс. "блаженных". Учреждение конгрегации обрядов последовало в ответ на критику протестантов, обвинявших папство в причислении к лику святых всякого рода мифических персонажей или просто людей недостойных этого звания. В XVIII в. в ответ на новую волну критики, на этот раз со стороны просветителей и энциклопедистов, папа Бенедикт XIV (1740- 1758) установил следующие правила процесса возведения в ранг "святых" и "блаженных": каждый кандидат в "блаженные" должен иметь на своем счету минимум два доказанных чуда, а кандидат в "святые" - четыре; кроме этого кандидаты обязаны были обладать христианскими добродетелями в "героической степени". Конгрегация обрядов заводит на каждого кандидата соответствующее досье, собирает "доказательства" его чудотворной деятельности и оформляет дело. Процедура производства "святых" называется канонизацией, а "блаженных" - беатификацией. Важную роль в процессах канонизации и беатификации играют юристы, представляющие своих клиентов - религиозные организации, выдвигающие кандидатов в "святые" и "блаженные". Таких юристов называют "адвокатами святых". В их задачу входит убедить префекта конгрегации обрядов в том, что кандидаты в "святые" действительно соответствуют установленным каноническим правом требованиям. С XVI в. Ватикан остерегался возводить в сонм святых римских пап. Исключение было сделано только для Пия V. Пий XII не посчитался с этой традицией. Он возвел в святые Пия X, Иннокентия I провозгласил блаженным и начал процесс перевода из блаженных в святые Григория Х и процесс беатификации Пия IX. Некоторые прелаты из его окружения утверждали, что он вынашивал идею заставить кардиналов провозгласить его самого святым, причем при жизни! Тень сестры Паскуалины. Внешне Пий XII вполне отвечал требованиям, пред®являемым к "святым". Он был сухопарым, крайне умерен в еде, не пил и не курил. Никто никогда его не видел улыбающимся, тем более смеющимся. Любимым его времяпрепровождением были прогулки по парку в загородной резиденции Кастель Гандольфо. За любовь к прогулкам, которые он обычно совершал в одиночестве, его прозвали "Джонни Уокером". Так называется известная марка виски. На этикетках, украшающих бутылки с этим напитком, изображен шагающий размашистым шагом человек. "Уокер"-по-английски ходок. Каких-либо пороков или слабостей за Пием XII тоже не числилось, если не считать его симпатии к своей экономке-немецкой монахине Паскуалине Ленерт. Он познакомился с ней в начале 1917 г. в одном из швейцарских санаториев в Раршахе, где она работала медсестрой и где будущий папа проходил курс лечения после автомобильной катастрофы. Паскуалина, которая была на 18 лет моложе Эудженио Пачелли, так пришлась ему по душе, что он с разрешения Бенедикта XV взял ее с собой в качестве домоправительницы в Мюнхен, куда был послан нунцием. Назначив Пачелли статс-секретарем, Пий XI разрешил ему поселить Паскуалину в своих апартаментах на первом этаже апостолического дворца. Она сопровождала Пачелли даже на конклав, став, таким образом, первой женщиной, присутствовавшей на этом форуме. С избранием Эудженио Пачелли папой она поселилась вместе с ним в его покоях на третьем этаже апостолического дворца. Невысокая, хорошо сложенная, с правильными чертами лица и твердым, проницательным взглядом-такова была Паскуалина Ленерт, по описаниям видевших ее журналистов. Она, пишет Т. Бреза, "следила за кухней и гардеробом папы. Особенно заботилась о гардеробе. Прошло время осыпанных табачным пеплом сутан папы Сарто-Пия Х и плохо сшитых одежд папы Ратти-Пия XI, не выносившего примерок. Да, да, теперь наступило время изящества и стычек на публичных аудиенциях с верующими, слишком неосмотрительными в излиянии чувств, после которых на белой сутане нередко оставались пятна от слюны, пота либо и того хуже-от губной помады, если уста, целующие папские одежды, были накрашены. Всего этого терпеть не могла сестра Паскуалина". Т. Бреза. Бронзовые врата. Когда папа возвращался к себе после аудиенций, Паскуалина дезинфицировала спиртом его руки. Когда Пий XII заболевал, он только от нее принимал лекарства. Она будила его утром и сопровождала в опочивальню вечером. Паскуалина была не только идеальной экономкой, но и прекрасным секретарем. Пий XII диктовал ей (она хорошо печатала на машинке) самые важные и часто секретные документы. Влияние этой женщины на папу было огромно. Ее рекомендациям папа подчинялся беспрекословно. Ходили слухи, что многие прелаты делали в курии карьеру благодаря ее покровительству. Ее боялись и передней пресмыкались. Злые да язык чиновники курии называли ее "единственным мужчиной в Ватикане". Наряду с Паскуалиной Ленерт неограниченным доверием Пия XII пользовался также его личный врач Рикардо Галеацци-Лизи-дядя инженера Галеацци, гражданского губернатора Ватикана. Оба эти деятеля, как выяснилось впоследствии, были тесно связаны с американским кардиналом Спеллманом. В 30-е годы Галеацци-Лизи был всего лишь второразрядным окулистом, к услугам которого неоднократно прибегал страдавший близорукостью кардинал Пачелли. Во время конклава 1938 г., избравшего его папой, Пачелли, выходя из Сикстинской капеллы, поскользнулся и, падая, повредил себе руку. Для лечения руки он пригласил Галеацци-Лизи, которого вскоре назначил своим личным врачом. Прошло некоторое время, и Галеацци-Лизи стал своим человеком в папских покоях. Он пичкал папу различными "омолаживающими" гормональными препаратами, в эффективность которых Пий XII слепо верил. Папа назначил своего личного эскулапа членом Папской академии наук, возвел его в графское достоинство, осыпал орденами и прочими милостями. Ловкий лекарь между тем использовал свое положение любимца "наместника бога" для приумножения состояния. Он играл на бирже, занимался спекуляциями и в тайне вел дневник о болезнях своего высокопоставленного пациента, надеясь, когда пробьет час, сбыть его за кругленькую сумму. Они умирают, как все. Как ни заботились о Пии XII сестра Паскуалина, Галеацци-Лизи и другие, настал час, когда и в его организме появились серьезные трещины, предвестники неизбежного, неотвратимого финала. В декабре 1952 г. папа заболел довольно редкой болезнью кишечника, известной под названием "спазма привратника" (pylorospasmus). Его консультировали лучшие специалисты Италии и других стран, его смотрели десятки, даже сотни невропатологов, эндокринологов, хирургов. Но болезнь не отступала. Папа необычайно похудел, у него появились все признаки физического истощения. На протяжении 1953 г. и почти всего 1954 г. состояние Пия XII вызывало опасения врачей. Все это время папу лечили крупнейшие светила медицинской науки Запада. Их усилия наконец увенчались успехом: папа почувствовал заметное облегчение, у него появился аппетит, он стал поправляться. Некоторое время спустя итальянский журнал "Оджи" со слов чиновников статс-секретариата опубликовал сенсационное сообщение: с 7 на 8 декабря под утро к папе явился Иисус Христос и дал ему силы побороть болезнь. Благодаря этому "чуду" папа выздоровел. Потом услужливые журналисты стали уверять, что еще на конклаве Пачелли явился "дух" Пия Х и сказал ему: "Мужайся, сын мой". Кардинал Федерико Тедескини публично заявил, что в 1950 г. папа целых четыре раза видел на небе деву Марию, причем во время этого явления солнце "вращалось". К слову сказать, Пий XII об®явил богородицу "царицей небес" и настоял на принятии догмата о ее телесном вознесении. Приближенные папы в газетах и журналах описывали подробности этих "чудес", как бы подтверждая тем самым все эти сверх®естественные явления. А как же реагировал на это "просвещенный" понтифик? Он молчал, что, естественно, воспринималось верующими как подтверждение происшедших "чудес". Да, Пачелли умел молчать весьма "красноречиво". После смерти Пия XII о его "видениях" просто забыли. В XX ,в. люди не склонны верить подобным побасенкам. Совсем иного рода "чудеса" происходили в ближайшем окружении Пия XII. В 1957 г. оба Галеацци, личный врач папы и губернатор Ватикана, оказались замешаны в скандальном деле - убийстве девицы легкого поведения Монтези. В ее убийстве был обвинен некий самозваный маркиз Монтанья, которому сдавал внаем свой загородный дом доктор Галеацци-Лизи. На суде выяснилось, что в оргиях на этой даче участвовали вместе с Монтези, Монтаньей, его любовницей Марией Калио оба Галеацци, а также ватиканские прелаты Анджелини и Бернардини. Несмотря на то, что это дело получило широкую огласку и, несомненно, нанесло ущерб моральному престижу церкви, папа не нашел нужным прореагировать на него. Между тем время брало свое. Папа все реже и реже уделял аудиенции кардиналам и другим сановникам церкви. Однако паломников он продолжал принимать.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования