Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Религия. Оккультизм. Эзотерика
   
      Борислав Алексеевич Печников. "Рыцари церкви". Кто они? -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  -
льств своего дворянского происхождения. Единственно, что от них требовалось, - это доказать, что их отец и дед не были рабами и не занимались каким-либо ремеслом или художественным промыслом. Любопытна одежда членов Мальтийского ордена. В те времена, когда иоанниты выполняли функции больше монахов, нежели рыцарей, одевались они в черные суконные мантии (в таких платьях изображался патрон ордена Иоанн Креститель), сотканные из верблюжьей шерсти. Рукава в этих мантиях были настолько узкими, что туда едва пролезала рука, - сие символизировало отсутствие свободы у инока. На левом плече одеяния нашивался большой крест из белого материала, восемь концов которого символизировали восемь блаженств, ожидавших праведника в загробном мире. О Мальтийском кресте, или кресте святого Иоанна Иерусалимского, следует рассказать особо. Это золотой эмалированный восьмиконечный крест поначалу прикреплялся к четкам, затем его стали носить на шее или в петлицах. Начиная с XVIII в. рыцари высших классов носят кресты большей величины. Мальтийский крест как награда был введен в Италии, Австрии, Пруссии и Испании, а затем в качестве знака отличия распространен и на другие католические страны и Россию. Раньше он жаловался только лицам дворянского происхождения христианского вероисповедания под условием взноса определенной суммы в орденскую кассу. Российский Мальтийский крест был учрежден Павлом I и отменен Александром I. Для "рыцарей"-женщин император установил особые знаки отличия. Медные маленькие восьмиконечные кресты (так называемые "донаты ордена св. Иоанна Иерусалимского") выдавались всем нижним военным чинам за 20-летнюю "беспорочную службу". По мере превращения монашеского ордена госпитальеров, хотя и на основе христианской религии, в военное сообщество для рыцарей было введено несколько другое одеяние: красный супервест с нашитым на груди мальтийским крестом, поверх которого надевались блестящие латы. Такая ритуальная одежда была об®ектом вожделения многих европейских рыцарей, но иметь ее могли лишь те из них, кто состоял членом Мальтийского ордена. Исключение делалось только для независимых государей и тех из самых знатных аристократов, которые "при их набожности и других добродетелях" вносили в орденскую казну единовременно 4 тысячи скудо золотом. Не забыты были протоколом и женщины: члены ордена носили длинную черную одежду с белым восьмиконечным крестом на груди и на левом плече, суконную мантию и черный остроконечный клобук с черным же покрывалом. Великий магистр ордена являлся непререкаемым авторитетом и пользовался среди иоаннитов почти теми же правами, что и папа в Ватикане. Главу ордена, считавшегося державным государем, избирали из числа рыцарей "cavalieri di giustizzia". Одной из странных, но тем не менее важных привилегий, которыми обладал высший иерарх госпитальеров, было его исключительное право на разрешение пить воду после вечернего колокольного звона. Во время богослужения орденской братией читалась такая молитва: "...помолимся, да Господь Бог наш Иисус Христос просветит и наставит великого нашего магистра имярек к управлению странноприимным домом ордена нашего и братии нашей и да сохранит его в благоденствии на многая лета..." С момента завоевания Родоса и создания там практически суверенного государства госпитальеры стали именовать себя "державным орденом святого Иоанна Иерусалимского", и такой титул признали за ним почти все европейские монархи. Великий магистр заключал договоры с другими государствами, вел от имени ордена войны против врагов христианства и истреблял пиратов, имевших свои базы по средиземноморскому побережью. Великий магистр получил от папы звание "стража Иерусалимского странноприимного двора" и "блюстителя рати Христовой". По согласованию с римской курией ему были выделены знаки власти: корона, "кинжал веры" (обыкновенный средневековый меч) и государственная печать (поначалу на орденской печати был изображен больной на постели с мальтийским крестом в головах и светильником в ногах, а затем на печати был вычеканен всего лишь лик очередного великого магистра). В ознаменование своего духовного и светского владычества он имел титул "Celsitudo eminentissima", что означает "его преимущественнейшее" или преосвященнейшее высочество". Структура Мальтийского ордена отличалась простотою и четкостью: высшие подразделения - 8 "языков", или наций, каждая из которых составляла великое приорство того же государства и от него получала содержание. В свою очередь, великое приорство было поделено на несколько приорств, а те - на бальяжи или командорства, состоявшие "из недвижимых имений разного рода". Владельцы таких имений, как родовых, так и принадлежавших ордену, носили титул бальи или командоров. Священный капитул, состоявший из членов, избранных по два человека от каждого "языка", собирался для обсуждения важнейших вопросов. Обычно такие заседания происходили после обеденной молитвы. В зал вносили знамена ордена, затем члены капитула подходили по очереди к великому магистру и, целуя его руку, подавали кошельки со своим именем, в которых звенело по пять серебряных монет, называвшихся "жанетами". Сии символические кошельки означали не более и не менее как "отчуждение рыцарей от их собственности". Но не только - они же служили и решению деловых вопросов, ибо там помещались записки членов капитула с их мнениями по делам, подлежавшим обсуждению на том или ином заседании. Во время нахождения "рыцарей церкви" на Мальте было введено такое понятие, как конвент: без особого разрешения великого магистра никто из рыцарей не мог ночевать за пределами столицы - Ла-Валлетты, то есть ночь проводилась в конвенте - общежитии. В конвенте рыцарь должен был провести ровно пять лет, и ни на день меньше (подряд или в разное время). Продумали квартирьеры и вопрос о поддержании рыцарей-монахов в теле: в день на каждого отпускалось не менее одного фунта свежего мяса, одного графина доброго вина и шести хлебов (к сожалению, до нас не дошли данные о весе каждого такого хлеба). Когда же иоанниты постились (а номинально многие из них все же считались монахами), то мясо заменяли таким же количеством рыбы и яйцами. Необходимо сказать, что рыцари, находясь на Мальте, не только исправно питались и не менее истово молились. Они совершали и своеобразный искус: "караван". Борясь против "магометанского исчадия", иоанниты обучались военному делу и должны были не менее двух с половиной лет проплавать на орденских галерах, что и называлось "совершать караван". После того как новициат удовлетворял требованиям, пред®являвшимся к нему строгими орденскими статутами, его принимали в ряды рыцарей Мальтийского ордена с соблюдением соответствующих торжественных ритуалов. Еще до посвящения в рыцари кандидат принимал обет послушания, целомудрия и бедности, давал клятву отдать свою жизнь за Иисуса Христа, за знамение животворящего креста и за своих друзей, исповедующих католическую веру. Отсюда вытекало, что рыцарь Мальтийского ордена не только не мог жениться, но и не имел права пользоваться услугами по хозяйству в своем доме родственницы, рабыни или невольницы моложе 50 лет. Получив рекомендации кого-либо, имевшего рыцарское звание, и подтвердив свое благородное происхождение, новициат ждал того дня, когда состоится его посвящение в рыцари Мальтийского ордена. Процесс приема проходил весьма своеобразно, о чем достаточно подробно рассказал в своих записках Е. П. Карнович. Вступавший в ряды рыцарей-монахов до начала обедни должен был прибыть в церковь в широкой неподпоясанной одежде, что, по-видимому, символизировало ту полную свободу, коей новициат наслаждался до посвящения в рыцарское достоинство. Будущий кавалер становился на колени, а принимавший его в орден давал ему зажженную свечу и вопрошал: - Обещаешь ли ты иметь особое попечение о вдовах, сиротах, беспомощных и о всех бедных и скорбящих? Как видим, первый вопрос был о милосердии, бывшем когда-то первопричиной возникновения духовно-рыцарских братств. Конечно, неофит отвечал на первый вопрос положительно, но по установленной форме, без какой бы то ни было отсебятины. После чего приниматель передавал ему меч со словами: - Меч сей дается тебе для защиты бедных, вдов и сирот и для поражения врагов католической церкви. - При этом посвящаемый получал три удара по правому плечу обнаженным мечом плашмя. Рыцарь торжественным голосом вещал: - Такие удары наносят бесчестье дворянину, но они должны быть для тебя последними. Вытерпев довольно ощутимые удары по своему телу, неофит вставал с колен и трижды потрясал мечом, вселяя страх и трепет в противников католической церкви и Мальтийского ордена. По окончании обряда приниматель вручал новициату золотые шпоры: - Шпоры сии служат для возбуждения горячности в конях и постоянно должны напоминать тебе о той горячности, с какой ты должен теперь исполнять даваемые тобой обеты. Золотые шпоры, которые ты наденешь на свои сапоги, могут быть и в пыли, и в грязи, но означает сие, что ты должен презирать сокровища, не быть корыстным и любостяжательным. После обедни на ритуал приема неофита наводили последний глянец. Принимаемый восклицал: - Имею твердое намерение вступить в знаменитый орден святого Иоанна Иерусалимского. На это приниматель: - Хочешь ли ты повиноваться тому, кто будет поставлен над тобой начальником от имени великого магистра? - Обещаю лишить себя всякой свободы. - Не сочетался ли ты браком с какой-нибудь женщиной? - Нет, о высокочтимый! - Не состоишь ли ты порукою по какому-либо долгу и сам не имеешь ли долгов? - Нет, о высокочтимый! Новициат клал руку на раскрытый "Служебник" и произносил: - Клянусь до конца своей жизни оказывать безусловное послушание начальнику, который будет дан мне от ордена или от великого магистра, жить без всякой собственности и блюсти целомудрие. На первый раз, показывая свое беспрекословное повиновение, неофит должен был по приказу принимателя отнести "Служебник" к престолу и принести его оттуда на прежнее место. Затем он читал подряд 150 раз "Отче наш" и столько же раз канон Богородицы. Трудно сказать, не запинался ли будущий монах-рыцарь, извергая из своих уст без привычки такое обилие слов, но можно поручиться, что к концу этой процедуры все без исключения участники с трудом скрывали зевоту и в сердцах проклинали создателя такого нелепого ритуала. У принимателя был заготовлен и еще один сюрприз: - Воззри на сие вервие, бич, копье, гвоздь, столб и крест. Воспомни, какое значение имели предметы сии при страданиях Господа нашего Иисуса Христа. Как можно чаще думай об этом. С этими словами он набрасывал принимаемому веревку на шею: - Это ярмо неволи, которое ты должен носить с полною покорностью. И наконец под пение псалмов рыцари облачали новициата в новенькое орденское платье и каждый троекратно целовал в губы своего нового собрата (помнится, различного рода поцелуи лиц одного пола были инкриминированы ордену рыцарей Храма, что отягчило его положение). Вервие сие было единственным, что сохранилось на протяжении веков из прежней одежды иоаннитов. Их средневековые тяжелые железные доспехи претерпели метаморфозы и к XVIII в. обернулись модными французскими кафтанами из бархата и шелка. Стальные неуклюжие шлемы или грубые черные клобуки были заменены щегольскими беретами с пестрыми страусовыми перьями, появились пудреные парики с надушенными локонами и красивые треуголки с плюмажем. Мальтийцы сверкали изящными золотыми галунами и бриллиантовыми аграфами. Даже грубые ремни, поддерживавшие когда-то рыцарскую броню, за неимением таковой уступили место уборам из кружев и батиста. Как отмечает Е. П. Карнович, обычный свой наряд - красные супервесты и черные мантии с нашитыми на них крестами из белого полотна - рьцари-иоанниты надевали только в торжественных случаях, то есть так редко, что, собираясь вместе в этих одеяниях, не узнавали друг друга. "Рыцари церкви" все больше и больше отступали от своих древних учреждений, атрибутов и ритуалов, и уже в XVIII в. на рыцарей Мальтийского ордена начали смотреть как на людей сугубо светских, думавших лишь о мирской жизни, а не как на монахов, посвятивших себя милосердию и опасным походам против мусульман и корсаров. В XIX в. захиревший после смерти Павла I орден постепенно потерял свои земли во многих европейских государствах, в частности в Баварии, Пруссии, Вестфалии и др. В 1834 г. резиденция Мальтийского ордена утверждается в Риме, а в 1839 г. папа Григорий XVI восстанавливает великое приорство королевства Обеих Сицилий. Примеру понтифика последовали австрийский канцлер Клеменс Меттерних, создавший ломбардо-венецианское приорство, и прусский король Фридрих-Вильгельм IV, в 1852 г. восстановивший орден в Бранденбурге, однако без предоставления ему прежних поместий и земельных угодий. В середине XIX в. римская курия пыталась обновить орден и пристроить его к какому-либо полезному делу: то предлагалось поручить иоаннитам борьбу против торговли рабами, то - охрану Гроба Господня в Иерусалиме. Ни то ни другое в жизнь воплощено не было. Во второй половине прошлого века Мальтийский орден превращается в достаточно крупную "духовно-благотворительную корпорацию", как о нем пишет словарь Ф. Брокгауза и И. Ефрона, распространенную в европейских странах. Во многих городах Европы, а также в Бейруте мальтийцы организовали больницы, в Иерусалиме - странноприимный дом для богомольцев. Особенно активную деятельность "рыцари церкви" развили в германских государствах, где они выступили в роли филиала Красного Креста, организационно делясь на 15 обществ. Число их лечебных заведений доходит здесь до 42, бесплатным или за небольшую плату лечением и уходом пользуется около 11 тысяч человек различного вероисповедания. Во время сербо-болгарской войны богемское приорство Мальтийского ордена отправило на театр военных действий несколько санитарных отрядов и полевых лазаретов. x x x В апреле 1988 г. наше внимание привлекла статья Дэвида Кейса, опубликованная в лондонской газете "Индепендент". В ней говорилось о том, что английский школьный учитель был избран главой самого маленького в мире государства. Мальтийский рыцарский орден, пользующийся суверенитетом над четырьмя акрами территории в Риме, избрал своим новым великим магистром Эндрю Бэрти - бывшего преподавателя английского языка из Суссекса. В расцвете своего могущества мальтийские "рыцари церкви" владели островом Родос площадью 540 квадратных миль, расположенным в 12 милях от турецкого побережья. Теперь же их мини-государство состоит из большой виллы на Авентинском холме в Риме и старинного дворца на улице Кондотти. После своего избрания 58-летний Бэрти, внук седьмого графа Абингтона, стал именоваться "его преосвященное высочество, фра (брат (итальянский)) Эндрю Бэрти, 78-й князь и великий магистр суверенного военного ордена святого Иоанна Иерусалимского, Родосского и Мальтийского". Он был избран заседавшей в Риме коллегией выборщиков в составе 36 рыцарей, и его назначение было утверждено папой 15 апреля 1988 г. Любопытно, что среди выборщиков были председатель Британской ассоциации Мальтийского ордена сэр Питер Хоуп и член бывшей германской императорской семьи принц Гогенцоллерн. Нынешний Мальтийский орден выпускает свои почтовые марки, монеты и паспорта и поддерживает дипломатические отношения с 50 странами, например с Аргентиной, Австрией, Бразилией, Кубой, Чили, Испанией, Эфиопией, Италией, Мальтой, Парагваем, Сан-Марино, Уругваем, Доминиканской Республикой и другими. Госпитальеры имеют также свои дипломатические представительства (не на уровне посольств) и миссии в пяти странах: ФРГ, Бельгии, Франции, Монако, Швейцарии, а также постпредства при международных организациях в Женеве, Вене, Брюсселе, в ЮНЕСКО, Европейском Совете и др. Мальтийский орден в настоящее время проводит также большую работу по традиционному направлению - осуществляет фактически функции Красного Креста и занимается благотворительной и милосердной деятельностью, содержит множество больниц, госпиталей, домов для престарелых и медицинских служб. Так, например, в ФРГ существуют следующие учреждения Мальтийского ордена: госпиталь св. Франциска и детский дом св. Йозефа во Фленсбурге, больницы в Бонне, Кельне, Бохуме и других городах, госпиталь св. Елизаветы в Юлихе, "Мальтийский дом для престарелых" в Дренштайнфурте, служба скорой помощи, организации медицинских и патронажных сестер - всего около 30 различных учреждений и их филиалов более чем в 100 западногерманских городах. В Австрии - около 20 учреждений и их филиалов Мальтийского ордена почти в 30 городах, в Аргентине - 10 в 45 городах, в Испании - около 20 в 80 городах и так далее, по одному учреждению со многими филиалами - в Бенине, Боливии, Китае, на Коморских островах, Кубе, в Гваделупе, Иране, Израиле, Люксембурге, Малави, Нигере. Большое число мальтийских заведений санитарного и благотворительного профиля в США, Италии, Польше, Португалии, Швейцарии, Ирландии. После победы Реформации в Англии "язык великобританский" считался упраздненным до тех пор, пока Англия не присоединится опять к "святой церкви". Поскольку этого до сих пор не произошло, Великобритания не имеет дипломатических отношений с Мальтийским орденом, хотя в 1987 г. британская королева Елизавета II дала членам ордена разрешение носить на территории Англии свои знаки отличия. Несмотря на это, а также на тот факт, что орден является католическим, его членом был король Эдуард VII. Правило, разрешающее членство в ордене только католикам, как видно, не распространяется на монархов. За послевоенный период, отмечает "Индепендент". Мальтийский орден утроил численность своих членов, которая в 1988 г. составляла более 10 тысяч человек. Попасть туда неаристократам до сих пор чрезвычайно трудно. По международным законам нынешний статус мальтийских рыцарей - независимое княжество. Великий магистр признан главой государства, его светский ранг - князь, духовный его сан можно приравнять к кардиналу. Представители орденских миссий - а особенно много их в Латинской Америке и Африке - пользуются дипломатическим иммунитетом. В настоящее время высшие иерархи ордена - обязательно из аристократических семей, имеющих по меньшей мере 300-летнюю генеалогию и свои фамильные гербы. Ближайшими помощниками великого магистра являются: великий командор (сейчас: фра Жан Шарль Паллавичини), великий канцлер (барон Фелице Катальяно ди Мелилли), великий госпитальер (граф Геро Мари Мишель де Пьерредон), казначей (граф дон Карло Марульо ди Кондоджанни), а также советники фра Франц фон Лобштайн, фра Ренато Патерно ди Монтекупо, фра Антон Юхтритц Амадэ де Варкони и фра Людвиг Хоффманн фон Румерштайн. Министром иностранных дел ордена в ранге чрезвычайного и полномочного по

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования