Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Щупов Андрей. Дитя плазмы -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -
редовые видения, реальность. Призрачным дельтапланом тело взлетало вверх, кружилось в пьянящем тумане. Скоро у Гуля появилось неясное ощущение клейкости. Он словно превращался в тестообразную массу, и неразличимые во тьме руки мяли и катали его, лениво и плавно размазывая по стенам шахты. Он стал материалом для незримого ваятеля. Что-то непотребное собирались лепить из него. Организм не выдерживал пытки, и очередной спазм когтистым зверьком поднимался от желудка к пищеводу, останавливаясь в последний момент. Раз или два Гуль терял сознание. ... Маленьким раза три или четыре его возили в деревню. Он родился в городе, был изначально обречен на городское существование, но пахнущую навозом деревню - чужую и непонятную, полюбил сразу и навсегда. Запах кудряво-золотистого опила и сосновых изб вошел в него без малейшего сопротивления. Вечное окружение леса стало приятной необходимостью. Это был мир, который хотелось рассматривать, не изучая. И на каждом шагу здесь обитало живое и загадочное. Пожалуй, лучше всего он запомнил гору. Она вырастала за пыльной лентой дороги - широкогрудая и мощная, заросшая здоровым молодым кустарником. Корни этой горы, должно быть, уходили вглубь на десятки и сотни километров. Глядя на нее и внутренне ахая, Гуль всякий раз пытался представить себе щипцы, которыми великан-дантист мог бы вырвать эту гору с корнем, и всякий раз с облегчением отмахивался от невероятного предположения. Таких щипцов не существовало и не могло существовать. Горе была уготована вечность. И возникало неодолимое желание найти в ее щербатой поверхности уютную пещерку, чтобы, переселившись, пожить там недельку-другую, превратившись в доисторического дикаря, позабыв раз и навсегда кирпичи и асфальт города. Но... с этим все как-то не получалось, а потом приходила пора отъезжать. Но он брал ее и увозил с собой, маленький мальчик - такую могучую и тяжелую. Долгими зимами, когда наступала пустота, мальчик закрывал глаза и, мысленно беря лопатку, отправлялся к своей горе. Пещера находилась легко, лопаткой он только подравнивал стены. А потом начиналась странная и удивительная жизнь, над входной дверью которой висела табличка со словом "Тайна" и куда, даже постучавшись, не мог войти ни один взрослый. Ключ хранился у одного Гуля. Впрочем, повзрослев, ключ он успел потерять и только иногда, в снах, находил его снова. Находил, чтобы обронить по пробуждении... ...Привалившись к камням, разбросав ноги и тяжело дыша, они безразлично наблюдали, как в пяти шагах осыпается земляная крошка, но не вниз, по Ньютону, а куда-то вбок. Противоестественно, необъяснимо. Как если бы знакомую с детства улицу взяли однажды и положили на бок. Та же улица, те же дома, но какое неповторимое смятение. Переверните всего лишь одну улицу, и, гуляя по ней, вы не сможете узнать родного города... Гуль устало попытался уцепить ускользающую мысль, и на мгновение ему это удалось. Действительно, если голову немного наклонить, то, может быть, все встанет на свои места. Всего-навсего, проще простого... Надо только попробовать. Решить, в какую сторону и на сколько градусов, и попробовать. Потому что это очень важно - количество градусов. Так же важно, как точность исполнения чертежей. Ведь если недобрать, это будет совсем не то... Не водка и тем более не спирт. Спирт горит, а водка нет. И потому все тут же просится обратно. После первого же глотка. А если выдержать и не пустить, то заболят виски и будет колотить в затылке. Похмелье. Спазм... Не совсем ясно, когда же они успели? Разве можно успеть во время учений?.. Брови Гуля поползли вверх. Он не изображал удивления, он на самом деле удивлялся. Мысли натужно поскрипывали. Наверное, все-таки можно, раз они в шахте. Это ведь шахта?.. Разумеется, шахта! Вон и крепи кругом. Значит, сначала успели, а потом укрылись от начальственного ока. Сообразили... Вялым движением Гуль подобрал с земли камень и без особой радости заметил, что тот шевелится. Шевелящихся камней он еще не видел. И хорошо, что не видел. Потому что шевелящийся камень - это бред, это белая горячка. Он перевел мутный взгляд на капитана. - Эй! Взгляни-ка! - Собственный изменившийся голос показался ему более звучным и весомым. Таким голосом вполне можно было отдавать армейские команды. Настоящий офицерский бас. Володя повернул голову, с усилием выдохнул: - Фокусы... - Ага, - Гуль послушно кивнул. - Послушай, я запутался. Ничего не помню и ничего не понимаю. Володя хрипло рассмеялся. - И ее не помнишь? Я говорю о каракатице? Гуль тупо уставился в ладонь. Камень по-прежнему шевелился, перекатываясь, норовя принять форму упитанной ящерки. Вздрогнув, Гуль встряхнул кистью, но никакого результата не добился. Каменюка пиявкой прилепилась к руке. - Я думал... - Ты думал то же, что и я. С виду обыкновенный гранит. - Капитан вяло улыбнулся. - А может, это и есть гранит, не знаю, но... Тут все дело в том, что она где-то рядом. Гуль яростно тряс рукой. В конце концов липучее создание шлепнулось в темноту. Показалось, что и там оно не угомонилось. Да и вообще все вокруг подозрительно шуршало и причмокивало. - Как твой рентгеномер? - Вроде молчит. - Гуль полез в карман за прибором. - Сдох твой аппаратик. - Капитан коротко хохотнул. - И мы сдохнем. Здесь до черта радиации, я это чувствую. - Что ты болтаешь? Володь! - Гуль тяжело поднялся. - Подожди, что-то не соображу... Значит, сначала была улитка в полнеба, то есть каракатица, сейчас эти камни... Где мы, Володь?! Шагнув к осыпающейся наискосок стене, он склонился. - А это? Здесь все из какой-то резины. Или это глина? - Ты просто не очухался. Придешь в себя, поймешь. Гуль зажмурился. Что он должен понять?.. Сделав несколько неуверенных шагов, уперся руками в упруго-податливый, потемневший от времени брус. Опора... Крепь, которая не в состоянии удержать что-либо. Пальцы входили в нее, как в пластилин. - Володь... Он начал припоминать, в голове вновь загремел барабанами сумасшедший оркестр, джаз-банд, набранный из рокеров-жестянщиков. Музыка вбивала гвозди, сердце переполнялось жутью. Радиация, свет тускнеющего фонаря, нечто клейкое под ногами... Неужели эта гадина все-таки их настигла? Шахту завалило, а от бешеной радиации что-то приключилось с окружающим. Эта каучуковая упругость, земля, осыпающаяся под углом. Бред!.. И никто не бросится вызволять двух исчезнувших неведомо куда военнослужащих. После сегодняшней-то пальбы!.. Спишут на кишечные заболевания, а в гроб насуют килограммов по семьдесят кирпичей. Это у них не впервой. Практика отработанная. Каждый год одних часовых сколько пропадает: мороз сорок градусов, пурга и белый оголодавший мишка, с готовностью гардеробщика вытряхивающий тебя из полушубка. Так и находят потом: полушубок, автомат да валенки. Гуль решительно подобрал фонарь. Чушь! Он не собирается пропадать! Слишком роскошно - семьдесят килограммов кирпичей!.. Ни одного кирпича вам, мерзавцы!.. Внимательно оглядывая стены, он неторопливо двинулся по гранитному коридору. Гуль более не доверял ни зрению, ни слуху. Впрочем, и рукам тоже. А если так, стоило ли вообще заниматься исследованиями? Наверное, нет, но он все же продолжал двигаться вперед. Обернувшись, посветил назад, но слабеющий раструб света не дотянулся до капитана, завяз где-то на полпути. Может быть, что-то с воздухом?.. В животе у Гуля неприятно ухнуло. Ему показалось, что он падает. Но никакого падения на самом деле не наблюдалось. Он стоял, где стоял, и те же каменные своды окружали его со всех сторон. И все-таки он падал... Интересно, каким органом человек ощущает высоту, определяет, опускается, например, лифт или, напротив, поднимается?.. Увы, хлипкий свет шестивольтовой лампы - единственное, что у него оставалось для проверки странных ощущений. Гуль напряженно всматривался. Пот застилал глаза... Если пластмассовую линейку держать над огнем, она медленно изогнется. То же самое происходило с коридором. Он оплавлялся, перегибаясь и кривясь. Площадка, на которой находился Гуль, погружалась куда-то вниз, а может, и вбок, навстречу неприятному шелесту. - Капитан! Что происходит? Наклонная плоскость гуттаперчевого пола больше не удерживала рядового. Он упал. Цепляясь за случайные выбоины, покатился в неведомую пропасть. Фонарь отлетел в сторону, кувыркнувшись, выхватил на миг обманчивую неподвижность опор. В последней попытке замедлить падение Гуль с хрипом перевернулся на живот и разбросал руки. Однако он опоздал. Колени сорвались в пустоту, скрученным пальцам не за что было ухватиться. Извиваясь в воздухе, ударяясь телом о мягко пружинящие стены, он летел и не верил, что все кончено. Это казалось слишком несправедливым, слишком непонятным. Его перевернуло вниз головой, и сердце по-воробьиному зашлось под ребрами. Чувство обиды оказалось последним в череде переживаний затянувшегося дня. Во сне, не выдерживая стремительного полета, предпочитают просыпаться. Падая наяву, теряют сознание. Бесспорно, люди - капризнейшие из существ. Пытаться угодить им - пустое занятие. * * * Туман. Бредовые мысли - слишком тихие и поверхностные, чтобы сплестись в озвученное сновидение. Вязкое ощущение беззащитности и знакомая тошнота. Чертова мешанина из селезенок, кишок и почек!.. "Зачем нам внутренности, если рано или поздно приходит некто и потрошит?" - спросила рыба, отплясывая на сковородке. В самом деле, зачем придуманы недомогания и болезни? Пока все хорошо и улыбка в тридцать два зуба, их вроде бы и нет. Собственная анатомия познается поневоле - в моменты, когда становится плохо, и печень неожиданно превращается в неиссякающий источник боли. Вот тут-то мы и начинаем ненавидеть наши внутренние и такие беспомощные органы... - Эй, солдатик! - Сознание не спешило вернуться к Гулю. Должно быть, по этой причине Гуль апатично воспринял с десяток оплеух и, только когда его бесцеремонно встряхнули за плечи, со стоном открыл глаза. - Что случилось? Где я? Давай, малыш, сначала очухивайся. Где и что, разберемся потом. - Кто вы? Преодолевая головокружение. Гуль приподнялся на локте и недоуменно уставился на незнакомца. По всей видимости, этот человек привел его в чувство. Узкий разрез глаз, темная кожа и хитроватый взгляд восточного купца. Гуль растерянно сморгнул. Уж не японец ли? - Наконец-то... - Незнакомец одарил его белозубой улыбкой. - Еще немного, и пришлось бы оставить тебя здесь. Стиснув зубы. Гуль заставил себя сесть. Голова продолжала кружиться. Маленькая площадка под куполом черепной коробки вновь заполнялась музыкантами, готовыми играть свои сумасшедшие импровизации. Тяжело ворочая шеей, постепенно осмотрелся. Незнакомец не торопил. Усевшись на покатый валун, с усмешкой наблюдал за пробужденим Гуля. Странное место... Ничего подобного Гулю не приходилось видеть. Какие-то скалы, округлые, похожие на гигантские пузыри, а вместо неба... Гуль судорожно сглотнул. Приступ нахлынувшей тошноты принудил отвести взор. Ему неожиданно показалось, что и в вышине сквозь багровую дымку проступают все те же шаровидные очертания. Какая-то крокодиловая кожа!.. Он по-настоящему испугался. Потому что подумалось про врата ада... Но через полминуты, собравшись с мыслями, предположил, что и он, и этот обряженный в хаки человек угодили в огромную пещеру. Ну да! Самую обыкновенную пещеру! Что-нибудь вроде гигантской внутривулканической пазухи... Дрожащей рукой Гуль провел по лицу. Слабая выдумка... В пещеру и вулкан тоже не верилось. Вероятно, их вытащили на поверхность, на вертолетах доставили в Узбекистан. Или Таджикистан. Там, кажется, есть такие ущелья... Гуль мотнул головой. Тоже, в сущности, бред, но ведь какое-то должно быть объяснение?.. Он потянулся к автомату, намереваясь забросить его на плечо. - Э, нет! - Заметив его движение, человек ногой оттолкнул оружие в сторону, шутливо погрозил Гулю пальцем. - Это пока понесу я. За поясом у него торчал кольт, на спине болталась исцарапанная каска, и Гуль с опозданием заметил, что на руке незнакомца поблескивают его часы. Что, черт возьми, происходит?.. Гуль снова огляделся. Раздражение добавило сил. Какой, к дьяволу, Узбекистан? Откуда?! Он ведь помнил последовательность событий! Сначала была каракатица, потом артобстрел и как результат - подземные лабиринты. В одном из лабиринтов он и сорвался в расщелину. Какое-то время, должно быть, пролежал без сознания, а затем... Затем появился этот тип - смуглокожий, вооруженный длинноствольным револьвером. Но где же тогда капитан? Ведь до последней минуты они были вместе!.. Гуль посмотрел вверх, выискивая глазами место, откуда рухнул в эту странную долину, и ему снова стало нехорошо. Глаза не обманывали. Никакого неба здесь не существовало. Сквозь колеблющееся марево теми же пупырчатыми буграми проступал каменный свод. Переплетение багровых гигантских мускулов. Значит, все-таки пещера. Вулканический пузырь, в который угодил заплутавший солдатик. Но почему не разбился? Или камни здесь такие же ненормальные, как в шахте?.. Гуль медленно надавил ногой и поежился. Ощущение было таким, словно ступил на болотистую почву. На бугристой поверхности остался отчетливый отпечаток каблука. Заметив смятение, смуглолицый человек по-свойски кивнул. - Точно! Такое здесь бывает. - Но почему? - Просто так, ни почему. А в общем, не ломай голову. Все равно не догадаешься. Гуль встретился со смеющими глазами незнакомца. Что-то в чертах говорившего показалось ему странным. -Это... Это какой-нибудь, наркотик? - Гулю вдруг пришло в голову, что, рухнув в расщелину, он поломал себе нечто жизненно важное, и теперь над его помятыми костями орудуют хирурги, а в вены размеренным ручейком проливается какой-нибудь кофеин или ЛСД. - Что со мной? - Он с надеждой взглянул на чудного своего собеседника. Тот пожал плечами. - То же, что и со всеми. Некоторое время помучаешься, зато потом хоть гвозди в лоб и руки. Не хуже Христа станешь. - Но где мы? - Гуль продолжал присматриваться к смуглому лицу незнакомца. Он никак не мог сообразить, что его так смущало. - В желудке, малыш! В желудке. У толстого раскормленного слизняка. Смысл сказанного не сразу дошел до сознания, зато Гуль понял другое! Его поразили губы собеседника. Артикуляция резко контрастировала с произносимыми словами! Как в дублированных заграничных фильмах. Человек произносил "в желудке", но начинал слово округлив рот, а "малыш" получалось у него более коротко и энергично. Это было настолько явно, что Гуля прошиб холодный пот. - Вот так, малыш... А теперь поднимайся. - Не называй меня "малыш". - О'кей, только подняться тебе все равно придется. Так или иначе пора шагать. Гуль машинально подчинился. Человек закинул автомат за спину, помешкав, протянул руку. - Если хочешь, могу представиться. Лейтенант Монти. Или попросту Пол. ВВС США. Слышал, наверное, о такой стране? - Он засмеялся собственной шутке. Гуль назвал себя и пожал предложенную руку. Ладонь Пола Монти оказалась сухой и сильной. - Ну вот, так-то лучше. - Пол удовлетворенно кивнул. - Путь у нас не близкий, а мне, признаться, не по душе, когда меня буравят глазенками. Я что, не нравлюсь тебе? Гуль смешался. - Ты забрал мое оружие... И часы. - На первое время, парень, только на первое время. Не забывай, ты здесь еще новичок. Уже через пару мгновений Гулю пришлось воочию убедиться в сказанном. Багровая, не знающая горизонтов долина неожиданно всколыхнулась, очертания скал размыло, словно они были нарисованы акварелью и кто-то вылил на них добрую порцию воды. В глазах потемнело. На мгновение показалось, что он разглядел собственный всклоченный затылок. Сгорбленный силуэт, преувеличенно массивные (из-за полушубка) плечи. Рядом с этим призраком стоял похожий на японца американец, копия лейтенанта Монти... Красочный вихрь налетел издалека, с небрежностью исполнив гамму, прогнав цвета по всему спектру, от фиолетового к красному, и обратно. И вновь все изломилось, словно в колеблющемся кривом зеркале. Мир успокоенно восстановился. - Что это было? - Привыкай. - Американец усмехнулся. - Здесь таких фокусов много. Объяснять что-либо он явно не собирался. - Значит, снова секреты? - У Гуля по-детски дрогнули губы. - Черт бы вас всех!.. Могу я по крайней мере знать, где я? Ну, в желудке. А еще где? - Можешь. Безусловно, можешь! - Пол Монти продолжал упыбаться. Ситуация явно забавляла его. - Ведь это... Военная база, верно? Американец сочувственно похлопал его по плечу. - Если начинаешь показывать характер, значит, все в порядке. А если все в порядке, то пора двигаться. - Он неопределенно махнул рукой. - Главное сейчас - добраться до лагеря, а там наш проф ответит на все твои вопросы. Что-то, возможно, поймешь сам. Но для начала уясни: всех нас проглотили и переварили. Это, как говорится, факт, и с ним, хочешь или не хочешь, смирись. Тем более, что, ей-богу, это не самое худшее. Поверь мне, малыш. - Проглотили? - Гуль растерянно посмотрел на лейтенанта. - Но я... - Послушай, малыш... То есть, я хотел сказать, Гуль. Мы только даром теряем время, пытаясь выяснить, что к чему. - Пол Монти по-прежнему улыбался, но в голосе его звучало легкое раздражение. - Я же сказал, в лагере проф все тебе объяснит. А сейчас нам следует убираться отсюда, и поскорее. Это не наш край, и задерживаться здесь, мягко говоря, не рекомендуется. Счастье еще, что я первый набрел на тебя. Гуль промолчал. - Ну что, двигаем? - Как скажешь... Подавая пример, Монти взобрался на ближайший камень-пузырь и, взмахнув руками, перепрыгнул на ближайший валун, а оттуда на следующий. Вот, значит, как оно здесь... Прыжками. Местный способ передвижения. Значит, и ему придется стать на время кузнечиком. Или блохой. Это уж как кому нравится. Гуль с тоской посмотрел на протянувшуюся за лейтенантом цепочку следов. Пластилиновые скалы, ложная артикуляция и каменное небо - здешний мир жаловал сюрпризами не скупясь. Что ж, милости просим, рядовой Гуль!.. - Не взопрел в полушубке? - Монти стоял у подножия горной гряды, насмешливо щурясь. Гуль не знал, что сказать. Ему не было ни жарко, ни холодно. Они успели упрыгать довольно далеко, но, несмотря на приличный темп, до сих пор не чувствовалось ни малейшей усталости. Они даже не запыхались. Звон в голове прошел, а о полушубке он попросту забыл. Растерянно взялся за пуговицы. Что-то во всем этом было не так. Какой-то очередной бред! Камни, воздушное марево, песок - все наталкивало на мысль о высокой температуре, об удушливой жаре. Потому он, собственно, и подумал об Узбекистане. Когда-то Гуль бывал там, и сухой жар, исходящий от прокаленных лесков, запомнил хорошо. Но сейчас... Жары не было. Совсем! - Не спеши разоблачаться. С одежкой у нас неважно, так что сгодится твой тулупчик. Гуль пригнул голову, чтобы лейтенант не заметил его зажегшихся глаз. Незачем прежде времени выдавать себя. Пусть... Перетерпим и это. Отметим галочкой и приплюсуем ко всему прочему. Они обошли пузырчатое вздутие, формой напоминающее сытую жабу, и оказались перед входом в пещеру - идеально ровным отверстием, выполненным сверлом двухметрового диаметра. Гуль в нерешительности остановился. - Куда теперь? Пол кивнул на пещеру. - Умный в гору не пойдет - слыхал про такое? Значит, нам - сюда. Он еще что-то говорил про то, как небезопасно шляться по горам и сколько разных сюрпризов поджидает наверху, а пещера, или, как они называют ее, проход Зуула, - дорога проверенная и кратчайшая. Попутно пояснил, что в лагере он главный следопыт и, пожалуй, единственный, кто не боится бродить по этому краю в одиночку, и, между прочим, потому, что досконально изучил такие вот дыры, которыми горы пронизаны, как хороший голландский сыр. Гуль не слушал. Он глядел на темный провал и Бог весть каким скрытым чувством пытался проникнуть в черную глубину. Пещера откровенн

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования