Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Щупов Андрей. Дитя плазмы -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -
ладонью по колену и звучно рассмеялся. - Да... Выходит, переоценил я вас. Ни черта вы, сударь, так и не поняли. Ну а наш многоуважаемый Зуул, понятное дело, темы этой скользкой не касался. - Какой еще темы он должен был коснуться? - А той, дружок, в которой объясняется, что два полушария - это человеческий мозг, а два двойника - это Мудрец. Лишенный своей половины. Мудрец - вроде как и не Мудрец. Он болен и немощен. Для выздоровления ему требуется вторая, недостающая его часть. Кстати сказать, таких у них большинство. И именно эти суетятся. - Откуда вам это известно? - Ниоткуда... - Профессор помолчал немного и нехотя пояснил: - Когда я бегал туда, кое-что мне удалось разглядеть. А подытожить увиденное было не сложно. Гуля осенило. От удивительной мысли его даже бросило в жар. Конечно! Именно так оно все и обстояло. Почему среди колонистов не было двойника Чена? Почему составы двух враждующих группировок были столь различны? Гуль нахмурился. В единственном числе был Чен, в единственном числе был... - Вы видели себя! - выпалил он. Пилберг ответил долгим рассеянным взглядом. - Возможно, вы даже разговаривали с самим собой! Профессор медленно покачал головой. - Нет, но... я действительно видел кое-кого. И, кстати сказать, твоего капитана тоже. - Володьку? - Именно! - Лицо Пилберга посуровело. - И я знаю, зачем они прислали Зуула... Только ничего у них не выйдет! Я уже говорил, Зуул - наша первая и последняя ошибка. Отныне мы будем умнее... К профессору возвращалась рассудительная решимость. - Главная задача возлагается на тебя. Гуль! Ты должен не спускать со своего приятеля глаз. Можешь не сомневаться, Зуул наверняка подговаривал его бежать, так что растолкуй ему, что к чему. Тебя он послушает. Ну, а с Зуулом мы разберемся сами. Для нас он не Мудрец, а всего-навсего черт, уговаривающий продать душу, Змий-искуситель... Пойми: стоит кому-нибудь из колонистов дрогнуть, и они тут же сожрут нас. Переходя на командный тон, Пилберг немедленно начинал всем тыкать. - Если с капитаном у Мудрецов ничего не выйдет, они отвяжутся. К счастью, эти идиоты избегают насилия. Так что с Зуулом мы справимся... - Каким образом? - Да попросту изолируем. И прежде всего от доверчивых птенчиков. - Пилберг шагнул к двери, оглянулся. - Ну-с, молодой человек? Приступаем? Ты отправляешься к своему другу, а я собираю народ. - Я вам не помощник, - твердо произнес Гуль. - Вот как? - Глаза Пилберга недобро сузились. - Так-так... Уже не уговорил ли Зуул и тебя? - Зачем? Не лучше ли, если каждый сам станет решать свою судьбу? И если Володя пожелает, пусть отправляется к Мудрецам. Это его дело, и подсматривать за ним я не собираюсь. Завтра меня здесь не будет. - Даже так? - Глаза профессора излучали убийственный холод. - И куда же ты собрался, если не секрет? - Попытаюсь выбраться отсюда. - А дорогу тебе, конечно, подскажет наш новый консул? - насмешливо процедил Пилберг. - Так сказать, по секрету и по дружбе. - Зачем же? Уже подсказал. И кстати, не такой уж это секрет. Если хотите, могу поделиться. - Разумеется, мы тебя выслушаем. Самым внимательным образом, - профессор поднялся, - но чуточку позже. - Только не пытайтесь давить на меня, проф. Может быть, Фергюсон и заглядывает вам в рот, но я человек свободный и вашей иерархии никогда не признавал. - Тогда я поступлю иначе. - Жестом фокусника Пилберг заставил свой пистолет выскользнуть из кармана. Темный зрачок ствола уставился в лицо Гулю. - Пойми, дружок, я не могу допустить разброда в колонии. Очень жаль, но мне не до демократии. И потому твоим Мудрецам лучше держаться от нас подальше. Мы люди и людьми останемся! И мне нет необходимости уговаривать тебя. Я попросту прострелю тебе каждую конечность, и ты наш. По крайней мере на ближайшую неделю. Гуль криво улыбнулся. - А что будет через неделю? - Процедура повторится, - ласково объяснил Пилберг. Пистолет чуть дрогнул в его руке, в глаза Гулю плеснуло грохочущее пламя. Профессор намеренно стрелял выше. И сразу же в мэрию ворвался Сван. - В чем дело, проф? Этот парень бузит? - Хуже... Зови Фергюсона и остальных. Нашего гостя из России нужно связать и подержать немного под замком... Стой! Прежде всего с парочкой ребят загляни в их домик. Там Зуул с капитаном. Аккуратненько свяжите обоих. - Что? Зуул здесь?! - Да, черт возьми! Бегом туда!.. Сван вновь загремел по крыльцу сапожищами. Гуль сухо сглотнул. - У вас ничего не выйдет, проф. Я хочу вернуться домой, и я вернусь. Ни вы, ни кто другой мне не помешаете. То же самое и капитан. Пулями вы никого возле себя не удержите. - Вот и проверим, дружок. Гуль напряженно следил за дулом. Профессор видел это. - Не надо, малыш. Расслабься и будь паинькой. Тогда обойдемся без травм и героических страданий... Его перебил взволнованный голос Свана: - Там никого нет, проф! И никто не видел, как они уходили. Пилберг зловеще осклабился. - Что ж, следует поздравить нашего нового консула. Он хорошо поработал... Сван!.. Гуль поднырнул под руку с пистолетом и, опрокинув профессора, ринулся на Свана. Здоровенный солдат явно не ожидал такой прыти. Попятившись, он освободил проход, и Гуль немедленно воспользовался этим. Швырнув в отступающего противника стулом, он выпрыгнул на террасу, но, как выяснилось, только для того, чтобы угодить в объятия Ригги. Им впервые пришлось помериться силами. Ригги оказался сильнее, но Гуль был взбешен и, извиваясь в объятиях каптенармуса, крушил тело и голову противника злыми ударами. С воплем изумления и боли столярных дел мастер выпустил его. Но время было упущено. Гуль снова очутился перед Сваном. - Не бейте его сильно, ребятки, - донесся озабоченный голос профессора. Гуль атаковал Свана, намереваясь ударить в живот, но столкнулся по пути с огромным кулаком пехотинца. В глазах сверкнуло и помутилось. Воспользовавшись секундным преимуществом, сзади на него навалился оживший Ригги. Вдвоем со Сваном они скрутили Гуля по рукам и ногам. - А теперь в хижину его, ребятки! На замок! Гуль стиснул зубы, когда Сван небрежно, словно куль с картофелем, взвалил его на плечо. Истертые ступени, глиноподобная земля качнулась перед глазами. Скрипнула дверь, и Сван швырнул пленника на дощатый пол. - Ты давно напрашивался, подонок! В следующий раз трепка будет основательнее, уж я позабочусь. Гуль взглянул с холодным бешенством. Сван поднял кулак и наклонился. - Ты что-то хочешь сказать, сынок? Наверное, ты еще просто не привык к подобному обращению, верно? В глазах у Гуля снова сверкнуло, и он не сразу сообразил, что Сван ударил его. В голове звенело, из далекой мглы с шелестом набегали пенистые багровые волны. - Так-то лучше... Туман рассеялся, и Гуль опять увидел перед собой Свана. - Убирайся! - прошипел он. Мускулы заныли от усилий, веревки глубоко врезались в кожу. Связывали его со знанием дела. Лицо Свана исказилось. - Со мной так не разговаривают! - Он шагнул к дверям, обернулся: - Мы обязательно продолжим этот разговор. Дверь захлопнулась. Гуль плюнул ему вслед и прорычал ругательство. Сван за дверьми весело расхохотался. * * * Борьба с веревками довольно скоро утомила его. Затекших рук он больше не чувствовал, все внимание поглотил оживший в голове экран. Вот уже полчаса утомительным курсивом ползли по нему строки - вагончики слов, стыкующиеся в составы, конца которым не было видно. Гуль заскрипел зубами. Они обложили его со всех сторон - снаружи и изнутри! И это было нечестно по отношению к нему. Все, что ему оставалось, это только кататься по земляному полу сарайчика и беззвучно изрыгать проклятие за проклятием. Наивный дурачок!.. Вздумал поиграть в принципиальность! Это надо же - взять и по доброй воле выложить Пилбергу все козыри! Зуул - тот сыграл хитрее. Заранее просчитал действия колонистов и в нужный момент попросту испарился, прихватив с собой Володьку - свою первую маленькую победу в стане колонистов. А что? Может, там у них тоже свои боевые счета? Вроде насечек на прикладе карабина?.. Гуль молча позавидовал Зуулу. Мудрецу-то провернуть такое действительно было не сложно. Как не предвидеть события, когда все мысли людские у него перед глазами! Теперь капитан, конечно, уже у них. Сидит, наверное, в позе лотоса и приращивает к своему третьему измерению четвертое. .. Шорох, раздавшийся над головой, заставил экран поблекнуть. Что-то упало на землю, вскользь задев плечо. Гуль настороженно пошевелился, сапогом он придвинул упавший предмет и увидел тусклое широкое лезвие. И сразу подумал о Милите. Кто еще из поселенцев решится на подобное? Разве что Пол, да и то навряд ли. - Милита? Он обратил лицо к неплотно пригнанным доскам. Где-то в этой стене нашлось отверстие, через которое она просунула нож. Улыбнулся. Теперь он ясно слышал дыхание девушки. Она все-таки не убоялась Пилберга и пришла к нему. Это говорило о многом... Поерзав на шершавом полу. Гуль нащупал пальцами ребристую рукоять. - Это ведь ты, я знаю! - Он старался говорить шепотом. - Ты все-таки решилась, Милита? Правда? Мы сегодня же уйдем отсюда. Я тебе обещаю. Зуул объяснил, как это делается. Проще пареной репы... Милита, погоди!.. Она уходила. Гуль привстал на колени, напрягая слух. Может, кто-то ее вспугнул? Или этот "кто-то" - он сам? Какого черта он начал говорить про Зуула? Знает же, что они все тут смотрят на Мудрецов как на прокаженных. Вот она и сбежала. Нож-то она бросила, но большее в ее планы, как видно, не входило... Поморщившись, Гуль снова сел. Что ж, чему быть, того не миновать. Как говаривал тот же профессор: слишком много хотеть - значит ничего не сделать. И, стало быть, надо выбираться отсюда в одиночку. Хотят оставаться - пусть! Бог им в помощь, а он пойдет своей дорогой. Стараясь больше не думать о Милите, Гуль сосредоточился на стальном лезвии ножа. Распухшие пальцы едва слушались Ему удавалось сделать два-три неуверенных перепила, и нож снова вываливался из рук. Разрезая веревки, он попадал временами по собственным напряженным ладоням. Нож стал скользким от крови, но на боль Гуль не обращал внимания. Ему осталось совсем немного, когда снаружи ударила раскатистая очередь. Послышался вскрик Трапа. Извиваясь ужом. Гуль подполз к двери и припал глазом к щели. Случилось то, чего вряд ли ожидали. Воскресшие двойники атаковали лагерь со всех сторон. Первое, во что уткнулись глаза Гуля, было тело распростершегося на земле Трапа. Вся спина у него была залита кровью. Гуль поспешно отвел взор. Как и в далеком детстве, его мутило от одного вида кровоточащих ран. Собственная кровь была делом обычным, чужая вызывала обморочное головокружение. Стреляя из револьвера, по улочке промчался Пол - свой, настоящий. Навстречу ему выглянуло из-за камней перекошенное лицо Свана. Сделав знак бегущему, он выпростал ствол своей длиннющей винтовки. Что-то он выцеливал справа от того места, где находился сейчас Гуль. Перемахнув через крутолобый валун, Монти залег неподалеку от приятеля. Они часто загремели выстрелами, и по их поведению Гуль догадался, что двойников в лагере немало. Поселенцев застали врасплох: никто не ожидал, что выздоровление двойников завершится столь быстро. Гуль подумал, что, верно, и здесь не обошлось без Мудрецов. Шальная очередь прошлась по крыше, осыпав мелкими щепками. По звуку и дырам Гуль сделал вывод, что огонь вели со скал из крупнокалиберного пулемета. К этой акции двойники неплохо подготовились. К пулемету присоединилось щелканье карабинов, и Гуль увидел, как, дернувшись, осел за камнями Сван. Пол бросился было бежать, но град пуль ударил ему в спину, сбил с ног, прокатив по земле тряпичной куклой. Знаменуя конец сражения, выстрелы смолкли. Ошарашенный, Гуль осторожно пошевелился. И услышал чужие голоса, лязганье металла. Победители бродили по улочкам лагеря, обирая покойников, сваливая оружие на тележку. Он насторожился. Кто-то загородил его щель. - Вот ты и попался, приятель! Больше, надеюсь, шалить не будешь... Человек, спина которого только что заслоняла дверь, развернулся, и Гуль с содроганием получил возможность сравнить Трапа мертвого и Трапа живого. С ласковой улыбкой "живой" перевернул более неудачливого собрата на спину, выдернув из неподвижных пальцев револьвер, хозяйски сунул за пояс. Затаив дыхание. Гуль медленно стал отползать в угол. Спрятавшись под низенький стол, съежился и уткнулся лицом в колени. А секундой позже двойник Трапа пинком отбросил в сторону подпорку и распахнул дверь. - Пусто... Эй, Чен! Как там у тебя? - Никого, одни девочки. - Может, заберем их с собой? - Тебе мало наших? Дверь захлопнулась, послышались удаляющиеся шаги. Кольнула неприятная мысль: возможно, где-то в горах в той же гимнастерке и с тем же "Калашниковым" разгуливает его собственный двойник. И, может быть, тоже мечтает однажды спуститься вниз и увидеть в прицеле столь знакомую и родную внешность. Выбравшись из-за стола. Гуль некоторое время прислушивался. Возможность попасться в лапы к двойникам отнюдь не радовала. Не доверяя тишине, он заставлял себя ждать и прислушиваться. Но кругом было тихо. По-видимому победители успели удалиться - возбужденные и довольные. Гуль увидел их красные, сияющие лица. Жизненная осмысленность, полнота пульса... Ведь об этом толковал Пилберг. И, пожалуй; был не так уж далек от истины. Гиподинамия настигает благополучных ленивцев, воюющие никогда не страдают апатией. В очередной раз обхватив опухшими пальцами рукоять ножа. Гуль несколькими движениями покончил с веревкой и принялся растирать кисти. Он не спешил. Ошибка, допущенная в разговоре с Пилбергом, многому научила. Лишние минуты он сознательно жертвовал в угоду безопасности. Если двойники еще прятались где-то среди построек, он давал себе шанс обнаружить их. И только тогда, когда руки оживут окончательно, он покинет этот сарайчик, чтобы встретить опасность лицом к лицу. Сейчас он мечтал лишь о том, чтобы никто не заступил ему путь, не попытался удержать. Он не хотел когда-то потом, позже, вспоминать о совершенном преступлении, об убийстве, - двойников ли, Мудрецов или недавних сотоварищей. Володя осознал это в том каньоне. Гуль только теперь. * * * Блуждая между домами. Гуль поочередно натыкался на тела колонистов. Все они были пугающе похожи: раны, загустевшая кровь, замершее выражение лиц... Легче других, пожалуй, отделался Ригги. Он был "убит" всего одной пулей. В грудь. И он был пока единственным, кто начинал подавать первые признаки жизни. Гуль остановился рядом, наблюдая процесс оживления. Подобное он видел впервые. Сначала донесся протяжный хрип, словно Ригги силился втянуть в себя воздух, и этот первый вдох был, вероятно, самым мучительным. Грудь дрожала от напряжения, порождая волну судорог. Руки и ноги каптенармуса бессознательно подергивались. Однако после завершения вдоха дело ускорилось. Постепенно перестала течь кровь из раны, дыхание, окрепнув, становилось все более ритмичным и чистым. Гуль решил не трогать Ригги, и двинулся дальше. Женщин он обнаружил запертыми в "мэрии". Двойники до того напугали их, что до самой последней минуты они сидели без единого звука. Но стоило Гулю отворить двери, как на него хлынул поток слов. Тут было все: и радость, и проклятия. Кто-то в глубине комнаты плакал. Оглушенный обилием звуков, Гуль не сразу заметил приблизившуюся к нему Милиту- - Ты все-таки выбрался? Он кивнул. - Спасибо за нож. Без него мне пришлось бы туго. Кто-то кашлянул за спиной. - Да... Бедолаге Трапу досталось... Гуль обернулся. С пистолетом в руке перед ним стоял профессор. Разумеется!.. Хитрец умудрился улизнуть из-под носа двойников. Они ведь наверняка его особенно долго искали... - Видишь, как все получилось. - Пилберг скорбно вздохнул. Он неплохо владел собой, но разыгрывать скорбь было ему не особенно неприятно. - Но ведь они выживут? - Само собой. Правда, у некоторых это, вероятно, затянется. В Трапе, например, не меньше дюжины пуль. Так что он оклемается только через недельку. Ригги - тот уже задышал, и Хадсон вот-вот откроет глаза. Но самое скверное, сынок, это то, что мы лишились оружия. Всего, напрочь. Гуль промолчал. Он уже догадывался, что последует за этим проникновенным "сынок". Пилберг по-прежнему сокрушенно покачивал головой и, вторя женщинам, что-то бормотал себе под нос. С пистолетом в руке, в скрученных тесемками подтяжках и вылезшей из штанов рубахе он выглядел более чем нелепо. Диктатор, в распоряжении которого остались одни женщины. - Ты ведь не уйдешь от нас теперь, правда? Гуль вспомнил о прошлой своей оплошности. Говорить Пилбергу правду не следовало. Перед ним стоял волк, зубастый, претендующий на роль вождя. И все же Гуль не сумел солгать. - Мне придется уйти, Пилберг. И лучше бы вам не удерживать меня. - Нет! - Профессор приподнял пистолет. - Забудь. Гуль нахмурился: - Вы только проиграете, если нажмете курок. - Это почему же? - Улыбка у Пилберга получилась вымученной. - Потому что я не Трап и не Ферги. Я не умею ссориться на один день. Пилберг фыркнул, и Гуль вдруг понял, что он не выстрелит. - Милита? - Он посмотрел на девушку. - Ты со мной? Рука с пистолетом снова вздернулась. - Твоя судьба - это твое право, сынок? И ты уйдешь отсюда один! - Милита, - повторил Гуль, - ты идешь? Девушка замотала головой. На глазах у нее выступили слезы. - Неужели ты так сильно боишься его? - Дело совсем не в этом. Гуль... - Не неволь ее. Ты сам не знаешь, о чем просишь. А если будешь настаивать, мне придется ее пристрелить. - Губы Пилберга дрогнули. - Ты ведь не понесешь на себе труп? Гуль стиснул рукоять ножа. Если бы Милита что-нибудь сказала!.. Но она молча плакала. - Ладно, я ухожу... Он окинул взглядом собравшихся перед "мэрией" людей и зашагал по улочке. - Запомни хорошенько дорогу, сынок! Тебе это пригодится, когда будешь возвращаться! Черта с два!.. Гуль даже не оглянулся. Уж что-что, а дорогу назад он обязательно постарается забыть. * * * Воздух трепетал сполохами, невидимые руки выбрасывали пригоршни разлетающихся светлячков. Загадочный мир прощался с ним по-своему. Продолжая ворочаться в глубинах земли, огромная рептилия не подозревала о том, что один из поселенцев колонии, ставший ее частичкой, внезапно взбунтовался. Наверное, это выглядело так, как если бы почка или желчный пузырь вполне самостоятельно двинулись бы из тела вон. Впрочем, каракатицу это ничуть не волновало. Могла ли она вообще волноваться?.. Вскарабкавшись по крутому склону, Гуль отмахнулся от докучливых мыслей. Маленькая колония осталась позади, еще несколько шагов - и удивленным вздохом открылся навстречу проход Зуула. На мгновение Гуль задержался. Захотелось подумать напоследок о чем-нибудь основательном, подытожить пройденное. В голове тяжело и напряженно заворочалось. Динамо-машина с поврежденной проводкой... Ни вспышки, ни искорки... Потоптавшись на месте, Гуль двинулся к заветной пещере, и вот... Часть 2. МИСТЕР МОНСТР. Туша каракатицы осталась далеко позади. Вырвавшись из нее подобно торпеде из чрева подводной лодки, Гуль несся по раскручивающейся спирали, пронзая земную глубь, чувствуя себя сильным, птицеподобным, не ведающим преград. Многослойные угольные пласты, базальтовые громады, нефтяные бассейны и расплавленное варево магмы пропускали его с одинаковой легкостью, распахиваясь и смыкаясь створками неведомых дверей. Превращенный в невесомую тень, он летел сквозь землю, и она представала перед ним в своей первозданной сути, выставляя напоказ сокрытые от человека сокровища. И снова Гуль ощущал пространство, не видя и не слыша его. Новое измененное тело знакомило с окружающим совершенно иначе, нежели обыкновенного человека, и это нравилось и волновало. Наверное, он уподобился ребенку, которому преподнесли увлекательную игрушку. Скорость и проносящиеся видения

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования