Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Томан Николай. Говорит Космос!.. -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  -
е всегда же ему выходить сухим из воды. И это было бы самым худшим вариантом исхода операции. Нужно, значит, ещ„ раз попробовать предпринять вс„ возможное, чтобы связаться с Дэвисом!" 19. МИСТЕР КЭСУЭЛ СРОЧНО ВЫЗЫВАЕТ ГЕНЕРАЛА РЭНШЭЛА Если ещ„ совсем недавно о предстоящем падении астероида писали главным образом центральные газеты, то теперь об этом заговорила пресса всей страны. А для рядовых читателей этих газет все более очевидным становилось одно: их родине грозила серьезная опасность, предотвратить которую можно было лишь совместными усилиями наиболее могущественных в техническом отношении государств. К тому времени стало известно также, что наиболее эффективными средствами борьбы с космическим гостем являлись межконтинентальные баллистические ракеты, серийное производство которых уже было налажено русскими. Объединение усилий с Советским Союзом становилось в связи с этим для многих граждан заокеанской республики вопросом жизни и смерти. Точное место падения было еще неизвестно, и это осложняло обстановку. Никто не чувствовал себя в безопасности. Тревога была всеобщей. Государственных деятелей и конгресс засыпали письмами, коллективными обращениями и даже категорическими требованиями. На принятии решительных мер и совместной обороне от вторжения космического тела настаивали теперь не только все левые партии республики и большая часть профсоюзов, но и некоторые крупные промышленники, А в письме группы виднейших ученых приводились такие доводы за совместные действия, не считаться с которыми было уже невозможно. В те тревожные дни мистер Кэсуэл имел конфиденциальный разговор с главой правительства, в результате которого решено было немедленно вызвать для консультации помощника военного министра, генерала Герберта Рэншэла. - Мне не очень-то нравится слишком смелый образ мыслей этого генерала, - заметил Кэсуэлу глава государства, - но нельзя не считаться и с тем, что он один из способнейших деятелей нашего военного министерства. К его трезвому мнению следует прислушаться. А как только помощник военного министра явился к Кэсуэлу, тот тотчас же приступил к существу дела. - Надеюсь, вы догадываетесь, для чего я пригласил вас к себе в столь поздний час, генерал? - спросил он Рэншэла. - Догадываюсь, - коротко ответил Рэншэл, усаживаясь в предложенное кресло. - Не буду объяснять обстановку, она и без того вам ясна, - продолжал мистер Кэсуэл, угощая генерала сигарой. - Хотелось бы только знать вашу точку зрения на совместные действия с русскими. Неизбежно ли это? Или, может быть, мы все-таки справимся с этим небесным пришельцем собственными силами? - К сожалению, собственными силами не справимся. Без помощи русских нам не обойтись. - А вы понимаете, чего это будет нам стоить? - нахмурился мистер Кэсуэл. - Посудите-ка сами, что получается: русские вс„ время утверждали возможность мирного сосуществования и даже необходимость его. Мы же теперь вынуждены будем не только подтвердить вс„ это, но и пойти гораздо дальше - провозгласить, так сказать, неизбежность этого сосуществования! - Что поделаешь, сэр, - тяжело вздохнул генерал Рэншэл. - Мы живем в такое время, когда сосуществование действительно неизбежно. Рано или поздно, а придется это признать. И лучше уж пойти на это добровольно, чем быть вынужденным сделать это по не зависящим от нас обстоятельствам. - Но ведь и в нынешних обстоятельствах не очень-то добровольным будет наше признание этой неизбежности, - невесело усмехнулся заместитель главы правительства. Генерал Рэншэл никогда не считал мистера Кэсуэла ни очень умным, ни даже достаточно просвещенным, но он уважал его за прямоту и бесхитростность. Ему понравилось это горькое признание. А мистер Кэсуэл, помолчав немного, добавил, будто спохватившись: - Да, генерал, а почему это шум такой подняли из-за наших разведчиков? Они действительно посланы в Россию с целью крупной диверсии? - Действительно, сэр. - И это может осложнить нам переговоры с русскими? - Вне всяких сомнений. - Так отзовите их! - Часть уже отозвана, но остался ещ„ один, самый энергичный, и с ним никак не удается связаться. - Чем вы это объясняете? - Теряюсь в догадках, сэр, - развел руками Рэншэл. - А главное, что бы с ним ни произошло, неприятностей вс„ равно не избежать. - Не понимаю, что вы хотите этим сказать? Генерал Рэншэл положил в массивную пепельницу недокуренную сигару и пояснил: - Если он взорвет там у них что-нибудь, русским вряд ли это понравится, ибо им не трудно будет сообразить, что сделать это могли только наши агенты. Если его поймают до того, как он осуществит свой замысел, тоже не миновать осложнений. В случае же добровольной его явки в госбезопасность неприятностей будет ещ„ больше. - Значит, нужно его вернуть во что бы то ни стало! - заключил мистер Кэсуэл. - Кто там у вас в министерстве ведает тайными агентами? Гоуст, кажется? - Гоуст, сэр. - Ладно, я лично поговорю о нем с вашим министром. Разговор мистера Кэсуэла с военным министром состоялся на следующий день, но министр не смог сообщить ему ничего утешительного, ибо Гоуст вс„ ещ„ не имел никаких сведений о Дэвисе. 20. ЭКСТРЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ СЕНАТА Обстановка с каждым днем вс„ больше накалялась. Всем политическим партиям стало совершенно ясно, что медлить больше невозможно: нужно срочно созывать сенат. А когда сенат был созван, зал заседания тотчас превратился в арену такого ожесточенного сражения, какого в стенах этого почтенного законодательного учреждения республики не происходило ещ„ ни разу. Никто никого не слушал, все разговаривали, кричали и даже вопили. Тщетно председатель призывал к порядку: голос его и стук молоточка тонули в шуме и гаме. Лишь с появлением мистера Кэсуэла - он опоздал по ряду важных обстоятельств - восстановился некоторый порядок. - Я вижу, джентльмены, - обратился мистер Кэсуэл к собравшимся, пристально вглядываясь в их раскрасневшиеся физиономии, - что вы ни до чего пока не договорились. - Переведя взгляд с физиономий на состояние галстуков и пиджаков почтенных сенаторов, он добавил с укоризной: - Вижу также, что договориться будет не легко. Снова по залу прокатился рокот, но мистер Кэсуэл решительно поднял руку и повысил голос: - А между тем положение таково: по предварительным данным, астероид упадет либо в центр нашей столицы, либо в западную часть центрального штата, то есть в районе сосредоточения значительной части промышленных предприятий нашей республики. Точные данные о месте его падения будут получены только через два-три дня. - Вот тогда и будем принимать решение, - раздался чей-то голос. И снова забурлило вс„ вокруг. Отдельные реплики слились в сплошной гул. Председатель на сей раз так стукнул своим молоточком, что рукоятка его сломалась. Наводить порядок было теперь нечем, и председатель, махнув на вс„ рукой, беспомощно опустился в кресло, глядя в зал уже безучастными глазами. А баталия разгорелась по той причине, что сенаторы, представлявшие штаты, далекие от района предполагаемого падения астероида, энергично возражали против совместных действий с Советским Союзом. Они полагали, что лучше пойти на жертвы, чем подтвердить "доктрину русских" о возможности мирного сосуществования двух различных социальных систем. Необходимость ведения совместной борьбы со стихийным бедствием они считали красноречивейшим подтверждением этой доктрины. Сенаторы же, которые вынуждены были не только защищать избирателей центрального и соседних с ними штатов, но и являлись совладельцами многих предприятий этих штатов, были за немедленные переговоры о совместных действиях. - Джентльмены! - снова поднял руку мистер Кэсуэл, призывая к тишине. - Не будем терять времени даром и вынесем наконец свое решение. Кто из вас желает высказаться? Первым попросил слова сенатор Твифорд, представитель южных штатов. - Я категорически против соглашения с русскими,- решительно заявил он, подкрепляя свои слова энергичным жестом мясистой руки. - Русские так просто не придут к нам на помощь. Разве сами мы на их месте согласились бы помогать кому-нибудь бескорыстно? Зал одобрительно загудел. Твифорд уверенно продолжал: - Не надо считать русских глупее нас. Они, конечно, за свою помощь поставят перед нами ряд политических требований. Думаю, во-первых, что они предложат нам ликвидировать наши военные базы в Европе и Азии. Во-вторых, могут настоять и на выходе из некоторых военных пактов. - Позаботятся, конечно, и о неграх! - неистово выкрикнул сенатор, владелец плантаций на юге страны. - Не забудут и коммунистов! - раздался ещ„ чей-то голос. - Насчет негров и коммунистов не знаю, - продолжал Твифорд, - но первые два требования предъявят непременно. А это будет означать почти безоговорочную нашу капитуляцию. Стоит ли идти на такие жертвы из-за падения какого-то камня, пусть даже весьма солидных размеров? Твифорда сменил сенатор, представляющий центральный штат. - Можно ли рассуждать более легкомысленно, чем это делает уважаемый мистер Твифорд? - раздраженно начал он. - Вы же знаете неустойчивую психику наших сограждан. Они и сейчас уже живут в трепете и страхе. Газеты и радио постарались довести их до истерик. Однако точно они ещ„ не знают пока, куда упадет астероид, а это ведь не просто солидный камешек, как уверяет нас мистер Твифорд, а целая маленькая планетка. Представляете, что произойдет, когда станет известно и место падения астероида и то, что мы откажемся от помощи русских? Следующим взял слово профессор Стэнли Уолдс, представитель университетских кругов Гранд-Сити. - Я целиком присоединяюсь ко всему, что мы услышали только что от мистера Адамса, - заявил он очень внушительным голосом. - Хочу добавить ещ„ и то, о чем все мы думаем в последнее время, но не решаемся признаться вслух. Меня тревожат некоторые замыслы нашей разведки. Дай бог, чтобы они не были осуществлены прежде, чем мы попросим помощи у русских. Вот и вс„, джентльмены, о чем считал я своим долгом напомнить вам. Рекомендую поторопиться с принятием решения о совместных действиях с Советским Союзом. Сенаторы сменяли друг друга, высказывали самые противоречивые мнения. Заседание длилось уже восемь часов, когда в зал сената вошел один из секретарей мистера Кэсуэла и вручил ему какую-то бумагу. Мистер Кэсуэл торопливо пробежал е„ глазами и, прервав очередного оратора, торжественно объявил: - Внимание, джентльмены! Только что получено важное Послание русских нашему правительству. Я опускаю вступительную часть и читаю вам самую суть: "Наши ученые почти одновременно с вашим астрономом Джоном Мунном обнаружили астероид, сближающийся с Землей. Вычислительным центром при Главной астрономической обсерватории Академии наук Советского Союза окончательно установлено теперь, что он должен вторгнуться в атмосферу нашей планеты двадцать первого августа, то есть через четыре месяца. Место падения его определено в районе столицы вашего государства - Грэнд-Сити. (Более точные расчеты, с указанием объема, массы и скорости движения астероида, так же как и орбиты и атмосферной траектории его, даны в специальном приложении.) Понимая всю катастрофичность падения столь большого космического тела на наиболее населенную территорию вашего государства, мы считаем в то же время вполне реальной возможность предотвращения этой катастрофы. Для современной техники с е„ космическими и межконтинентальными ракетами, управляемыми снарядами и быстродействующими электронными вычислительными машинами вполне посильна такая задача, при условии объединения усилий государств, обладающих этой техникой. В создавшейся обстановке Советский Союз считает своим международным долгом предложить вам свою незамедлительную помощь, ибо нам дорог ваш талантливый, трудолюбивый народ. Небезразличны мы и к созданным его трудом культурным и историческим ценностям вашей столицы, многие из которых в случае падения астероида неизбежно должны погибнуть. Считаем необходимым также поставить вас в известность, что помощь нашу мы не оговариваем никакими условиями политического или экономического характера, ибо не сомневаемся, что в подобной ситуации вы поступили бы точно так же". Кто-то из сенаторов многозначительно кашлянул, и мистер Кэсуэл метнул в его сторону недовольный взгляд. Затем он торопливо пробежал глазами заключительную часть Послания Советского правительства и заключил скороговоркой: - Дальше идет изложение уже известной нам советской доктрины о мирном сосуществовании. Документ этот будет размножен и роздан вам, так что все будут иметь возможность подробно с ним ознакомиться. А сейчас объявляю заседание сената закрытым, так как дальнейшее обсуждение вопроса, стоящего в повестке дня в связи с Посланием Советского правительства, переносится на совместное заседание обеих палат конгресса. 21. В ШТАБ-КВАРТИРЕ ДОНАЛЬДА РОКВЕЛЛА-МЛАДШЕГО Теперь для всех было несомненно, что совместное заседание обеих палат конгресса должно окончательно решить, принять или не принять помощь Советского Союза. Заседание было назначено на вечер следующего дня с тем, чтобы дать конгрессменам возможность обстоятельно ознакомиться с текстом Послания Советского правительства и приложениями к нему. Не только жители Грэнд-Сити - вся страна с затаенным дыханием ждала этого решения. Вечерние газеты вышли в тот день с заголовками во всю полосу: "Советские астрономы утверждают, что астероид упадет на Грэнд-Сити", "Россия протягивает нам руку помощи", "Завтра решится судьба столицы", "Мэр Грэнд-Сити призывает жителей столицы к спокойствию", "Сенатор Твифорд предостерегает конгрессменов от поспешных решений"... Прокомментировать последние события вечерние газеты не имели времени. Только "Сирена" успела к десяти часам вечера отпечатать экстренный выпуск. Зато радиокомпании развили энергичную деятельность, высказывая самые противоречивые точки зрения на происходящие и предстоящие события. Ошеломленные, растерянные жители Грэнд-Сити всю ночь не сомкнули глаз. Не спали в ту ночь и представители деловых кругов - директора крупнейших банков Грэнд-Сити, руководители финансовых групп и промышленных компаний. Собрал этих высокопоставленных лиц глава банкирского дома "Дональд Дж. Роквелл и Кё" Дональд Джеймс Роквелл-младший в своей штаб-квартире в Роквелл-центре. Он попросил председательствовать директора "Нэшэнал бэнк оф Грэнд-Сити" мистера Фрэнсиса Фредендолла, а сам скромно погрузился в свое любимое кожаное кресло, с любопытством прислушиваясь к речам младших партнеров. Мистер Фрэнсис Фредендолл открыл собрание пространной речью. Судя по тому, как одобрительно кивал ему Дональд Роквелл-младший, не трудно было сообразить, что мультимиллионер во вс„м с ним согласен. А мистер Фредендолл начал с того, что выразил удивление, почему деловые круги оценивают сложившуюся обстановку так нервозно и однобоко. Все почему-то видят в предстоящем падении астероида сплошные бедствия, тогда как всякое явление, в том числе и грядущая космическая катастрофа, имеет две стороны. Так сказать, свои плюсы и минусы. Он, мистер Фредендолл, не отрицает, конечно, что многие неприятности обнаружились со всей очевидностью уже сейчас. Резко сократились, например, заказы на продукцию столичных предприятий. Значительно уменьшился товарооборот. Падают цены на многие товары широкого потребления. Уменьшается объем перевозок. Стремительно падает курс акций на бирже. Эту первую часть своей речи мистер Фредендолл закончил следующими словами: - Как видите, господа, я ничего не приукрашиваю и докладываю вам обстановку во всей е„ неприглядности. Всем понравились и спокойный тон и трезвость оценки фактов мистером Фредендоллом. У Роквелла-младшего от удовольствия щеки покрылись морковным румянцем, резче обозначились красные жилки на носу. Выдержав паузу, в течение которой присутствующие вознаграждали его одобрительным ворчанием, Фрэнсис Фредендолл продолжал развивать свою мысль. Теперь он развивал другой, положительный взгляд на будущее. Тут главным, по его мнению, было то, что конгресс на завтрашнем своем заседании должен будет утвердить дополнительные ассигнования на производство ракетного оружия, электронных вычислительных систем и радиолокационных установок. Кто-то назвал предполагаемую сумму этих дополнительных ассигнований, и все, как по команде, повернули голову в сторону Роквелла-младшего. Мультимиллионер, утвердительно кивнув, проговорил негромко: - Да, примерно в этом размере. - Теперь рассмотрим,- продолжал Фредендолл,- что принесет нам разрушение Грэнд-Сити. Уже сейчас заметно оживляется деловая активность соседних штатов. Растет стоимость земельных участков, увеличиваются заказы на строительные работы, поднимаются цены на жилую площадь. А представляете вы себе, какое грандиозное поле деятельности откроется для нас в случае эвакуации промышленных предприятий, учреждений и населения? Тотчас все виды нашего транспорта будут полностью загружены. Огромная армия безработных окажется занятой работами по демонтажу и эвакуации промышленных предприятий. А какой подъем деловой активности предстоит потом, когда придется восстанавливать разрушенную столицу? Самый же главный наш выигрыш будет в сохранении нашего престижа, если не сказать - независимости, ибо нам с вами достаточно хорошо известно, к какой потере самостоятельности приводит всякое принятие помощи. В данном же случае наша зависимость от России может оказаться не столько экономической, сколько политической. - Их пропагандистская идея мирного сосуществования непременно тогда восторжествует - раздраженно проговорил кто-то из бизнесменов, сидевших в дальнем конце кабинета. Обменялись репликами и другие представители деловых кругов. Только Дональд Роквелл-младший сохранял невозмутимое спокойствие. А когда снова восстановилась тишина, слова попросил пожилой, всеми уважаемый финансист, обладатель многомиллионного капитала, сенатор Стэнли Ирвинг. - Я полагаю, что на этом неофициальном совещании, - начал он негромким, глуховатым голосом, - мы не будем говорить политических речей, а обменяемся мнениями по поводу обстановки, сложившейся куда более серьезно, чем доложил нам уважаемый мистер Фредендолл. Прежде чем решать вопрос о помощи русских, давайте трезво оценим, какой ущерб причинит нам потеря Грэнд-Сити. Я напомню кое-какие цифры. Ирвинг степенно откашлялся, вытер рот большим клетчатым платком и продолжал: - Грэнд-Сити - столица нашего государства, а это имеет не только политическое, но и большое моральное значение. Я, однако, буду говорить о его значении в нашей экономике. В Грэнд-Сити представлены все основные отрасли промышленности. В швейных предприятиях его занято около сорока процентов швейников, в полиграфических - около двадцати процентов всех наших рабочих-печатников. Удельный вес химической промышленности столицы составляет двадцать процентов, а металлообрабатывающей - около десяти. В Грэнд-Сити сосредоточено не менее четверти всей оптовой торговли и большой оборот розничной. Через столицу проходит более одной трети всей внешней торговли страны. Я уже не говорю о том, что Грэнд-Сити является крупнейшим узлом морских, речных, железнодорожных, автомобильных и авиационных сообщений. Мистер Роквелл-младший поморщился, но тотчас постарался вновь принять прежний благодушный, доброжелательный вид. Досадно, однако, что все слушают этого финансиста с большим интересом. - А можно разве не считаться с тринадцатимиллионным населением Грэнд-Сити? - говорил Ирвинг. - Куда мы его денем? Чем займем после катастрофы полтора миллиона рабочих и не меньшее число служащих? - Сделав небольшую паузу, Ирвинг улыбнулся: - Не хотел я говорить о политике, но без этого, видно, не обойтись. Давайте теперь трезво посмотрим, каково соотношение сил по ту и по эту сторону "железного занавеса". В военном отношении перевеса мы, конечно, не имеем. Кое в чем даже

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования