Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Томан Николай. Говорит Космос!.. -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  -
А маленькие планеты не пригодны, видимо, по противоположной причине? - догадываюсь я. - Они не в состоянии удержать своих атмосфер? Хоррэл утвердительно кивает: - Правильно, Шэрэль. Ты теперь видишь, какие жесткие условия ставит живая природа в отношении массы планеты. Желтая звезда имеет довольно многочисленную семью планет, но только на одной из них, Эффе, существуют благоприятные условия. Я даже полагаю, что они такие же, как и на нашей планете. Во всяком случае, по массе она не слишком отличается от нашей и обращается вокруг Желтой звезды примерно в такое же время, как и наша Джумма вокруг Джэххэ. Немаловажно еще и то обстоятельство, что у Джуммы с Эффой не только одинаковые, но и не очень продолжительные обороты вокруг их собственной оси. Это дает возможность лучам наших звезд сравнительно равномерно обогревать поверхности наших планет. Невольно увлекшись этими объяснениями, Хоррэл спохватывается вдруг: - Ну ладно, хватит читать лекции, пора и делом заниматься. Я попросил Совет разрешить мне с сегодняшнего дня вести наблюдения только за Эффой. - А это поможет разгадать ее тайну? - с надеждой спрашиваю я. - Обычные телескопы, даже с кварцевой оптикой, едва ли дадут возможность обнаружить что-либо новое. Но скоро должен вступить в строй телескоп с электронным преобразователем нового типа. Он специально сконструирован для наблюдения несветящихся собственным светом космических тел. Вот на него-то я и возлагаю большие надежды. Глава четвертая Я знаю, что деды наши работали по трети суток. Представляю себе, как это их изнуряло. Оставшееся время уходило, видимо, главным образом на сон и отдых. Когда же было пополнять свои знания, заниматься искусством и спортом? Они, однако, ухитрялись как-то делать все это. Просто непостижимо! Даже сейчас, когда наш рабочий день составляет шестую часть суток, разве успеваешь осуществить все свои замыслы? Иногда, правда, приходится работать немного больше. Как сейчас, например, когда почти вся молодежь нашей лаборатории добровольно подключилась к группе Рэшэда. Мы увлечены его гипотезой и не жалеем времени. Присоединяются к нам разные специалисты и из других научных обществ. Я прихожу теперь на работу одной из первых. Сегодня мне особенно не терпится поскорее сесть за свой пульт. Войдя в лабораторию, замечаю, что дверь в павильон Рэшэда распахнута, как и вчера вечером. Рэшэд уже сидит за своим столом и сосредоточенно чертит что-то. Заметив меня, приветливо здоровается. - Вы почему так рано, Шэрэль? - Неожиданно возникла идея еще одного эксперимента с фонограммой, - отвечаю я деланно-равнодушным тоном. - А вы разве не были на заседании Совета? - улыбается Рэшэд. - Была. - И у вас не отпала охота возиться с этой фонограммой? - Наоборот! - теперь уже не сдерживаясь, горячо восклицаю я. - Тогда идите-ка сюда, я покажу вам кое-что. На столе перед Рэшэдом большие листы исчерченной бумаги. Он берет один из них и протягивает мне: - Помните, кто-то сказал, что на Эффе должно быть слишком много воды? Допускалось даже, что суши там нет вовсе... Опроверг это астробиолог Аттан, напомнив о бесспорном и давно уже известном факте существования в атмосфере Эффы молекулярного кислорода. Бесспорно в связи с этим и существование на Эффе мощной, занимающей колоссальные пространства наземной растительности. Не правда ли? Я киваю. - Воды там порядочно, конечно, - продолжает Рэшэд. - Не менее трех четвертей, но и суши должно быть вполне достаточно. Я пометил пунктиром линии, прочерченные локаторами на поверхности Эффы. Они проходят, как видите, по океанам, но там, где они не прошли, может ведь быть и суша. Кроме того, из-за недостаточной аналитической способности тогдашних локаторов они могли показать влажную сушу или снег на полюсах Эффы, как воду. Короче говоря, я попробовал изобразить эту предполагаемую сушу в виде четырех или даже пяти материков. Пусть кто-нибудь докажет мне теперь, что это не так. Рэшэд довольно улыбается. Забирает у меня свой чертеж и прячет в стол. - Общего вида поверхности Эффы у нас, к сожалению, нет. Запись ее изображения повреждена, и вообще, как вам известно, показания большинства приборов ракеты либо сильно искажены, либо вовсе отсутствуют. Следовательно, данных для доказательства существования разумной жизни на Эффе, кроме магнитной ленты с изображением девушки, пока нет никаких. Не отказываться же нам из-за этого от своих убеждений? Рэшэд снова улыбается, и в его светлых глазах я читаю такую уверенность в себе, что от недавних моих опасений не остается и следа. - Нет, мы так просто не сдадимся, Шэрэль! Доказать нашу точку зрения будет, конечно, нелегко, но мы призовем на помощь все силы современной науки и вместе с теми, кто разделяет наши убеждения, добьемся своего. Рэшэд возбужден и разговорчив, как никогда. Во всяком случае, со мною он ни разу еще не разговаривал так долго и серьезно. И я больше всего боюсь, что кто-нибудь войдет сейчас и прервет наш разговор. - Меня почему-то упрекают в торопливости, - пожимает он плечами, - а я не понимаю, как можно медлить с этим? Разве неважно точно установить, обитаема ли Эффа, именно сейчас, когда решается вопрос о посылке Первой Звездной экспедиции? Не посылать же туда новую беспилотную ракету, а потом годы ждать ее возвращения на Джумму? Рэшэд сокрушенно вздыхает, а я не нахожу слов для выражения сочувствия ему, да и не уверена, что он в них нуждается. - Все ставится почему-то в зависимость только от восстановления показаний аппаратуры космической ракеты, - помолчав немного, продолжает Рэшэд. - Но ведь это дело не легкое, может быть, даже безнадежное. Зато, доказав, что изображение этой девушки могло быть записано только на Эффе, мы сразу же решим и все остальные вопросы. Станет бесспорным не только обитаемость этой планеты, но и высокая культура ее населения. Все внимание нужно, значит, сосредоточить на этой девушке. Глава пятая Сегодня мы весь день работаем с необычным подъемом. У техников, ведающих аппаратурой по регистрации коротковолновых излучений Желтой звезды, а также приборами, измеряющими интенсивность космических лучей в магнитном поле Эффы, дело идет сравнительно неплохо. Моя аппаратура гораздо сложнее. Она должна рассказать о рельефе поверхности Эффы. Однако снимки, сделанные с помощью сильных телеобъективов и записанные на магнитные диски, почти безнадежно повреждены. Просто чудом каким-то уцелела запись телевизионной передачи. Но и в ней недостаточно четки сигналы изображения, а звуковое сопровождение основательно искажено. Но я все еще не теряю надежды восстановить хоть часть фонограммы. К Рэшэду то и дело заходят какие-то неизвестные мне ученые. Сегодняшняя статья в "Астрономическом вестнике" о его гипотезе взбудоражила, конечно, весь наш ученый мир. Да и не только ученый, наука теперь - достояние многих. Вот пришел к Рэшэду кто-то очень знакомый. Я даже злюсь на себя, пытаясь вспомнить, кто это такой. Ну как же я забыла! Ведь это наш крупнейший биохимик! Вот бы послушать, о чем он будет говорить! Напряженно придумываю повод, чтобы зайти к Рэшэду. Кажется, я оставила в его павильоне ферритовую головку для стирания магнитной записи. Осматриваюсь. Ни на пульте, за которым я работаю, ни под пультом ее нет. Видно, она действительно у Рэшэда. Повод подходящий. Не без волнения открываю дверь: - Можно? Рэшэд приветливо кивает. Биохимик, небольшой, плотный, совершенно лысый мужчина, не обращая на меня ни малейшего внимания, возбужденно шагает по павильону. Движения его стремительны, неожиданны, жестикуляция настолько энергична, что кажется, будто он угрожает кому-то. Окинув взглядом кабинет, я сразу же обнаруживаю ферритовую головку на отполированном до блеска светлом столе центрального пульта. Не торопясь иду к нему, прислушиваясь к словам биохимика. Он спорит с Рэшэдом Окхэем. - Лично для меня, - очень громко и так строго, будто он отчитывает Окхэя, говорит знаменитость, - чудовищно непостижима эта ваша девушка с Эффы. Откуда она там? На этой планете не должно еще быть разумных существ. - А вообще возможности жизни на ней вы, значит, не отрицаете? - улыбается Рэшэд. Вот чьему хладнокровию нельзя не позавидовать: разговаривает с таким крупным ученым и ни чуточки не робеет! - Нет, этого не отрицаю, - хмурится биохимик. - Но, судя по вашему легкомысленному тону, опасаюсь, что вы не очень ясно представляете себе, что же такое жизнь. Я невольно задерживаю дыхание, - вот когда, кажется, достанется Рэшэду. - И потому, наверно, - все тем же сердитым тоном продолжает биохимик, - так легко и не критически принимаете ничем пока не объяснимый факт наличия изображения какой-то девушки на магнитной ленте за доказательство реального существования ее на Эффе. Биохимик наконец замечает меня и кивает в мою сторону. - Не достойно разве удивления, что девушка с Эффы так похожа на наших? Вот на эту вашу лаборантку, например? Я невольно заливаюсь краской под его ироническим взглядом. Но он недолго задерживает на мне свое внимание и снова принимается вышагивать по павильону. - Откровенно вам скажу: портит вам эта девушка все дело. Будь вместо нее любое чудовище, этому скорее бы поверили. Я знаю, вы не из тех, что легко сдаются, и, признаюсь, мне нравится ваше упорство. Что, однако, дает вам это изображение? Допустим даже, что вы восстановите показания всех приборов и с их помощью докажете возможность существования разумной жизни на Эффе. Но ведь то, что эта девушка именно с Эффы, почти недоказуемо. - Я надеюсь, вы не оговорились, что существование подобной девушки на Эффе не абсолютно недоказуемо, а почти недоказуемо? - вкрадчиво спрашивает Рэшэд. Биохимик медлит с ответом, а я совсем перестаю дышать. - Допустим, что не абсолютно, - неохотно произносит он наконец. - Ну, так я воспользуюсь этим "почти", - убежденно говорит Рэшэд, - и докажу недоказуемое. ...Мы все - техники и научные работники лаборатории - трудимся сегодня дольше обыкновенного. Нас никто не просит об этом, мы сами задерживаемся у своих рабочих мест, чтобы ускорить расшифровку показаний приборов космической ракеты. Рэшэд даже не знает об этом. Он тоже все еще сидит в своем павильоне за какими-то расчетами. Дверь его закрыта. Проходит еще полчаса, и дверь распахивается. Рэшэд явно удивлен, увидев нас. - Что это такое, друзья? - спрашивает он. - Вы еще не уходили или специально собрались по какому-нибудь поводу? Может быть, вы пришли сюда, чтобы коллективно отречься от меня и той бессмысленной работы, которую я поручаю вам делать? Пожалуй, именно мне нужно объяснить ему, почему мы здесь, но меня опережает самая молодая и самая робкая из сотрудников нашей лаборатории. - Просто мы очень верим в вас! - порывисто выкрикивает она. - И совсем мы не собрались, а просто не уходили еще... Рэшэд заметно растроган. Молодец эта девчонка! Сказала хоть и не очень складно, но зато душевно. У Рэшэда не должно остаться никаких сомнений, что это - от чистого сердца. Рэшэд действительно счастливо улыбается, пожимая всем нам руки. - А в девушку с Эффы тоже верите? - спрашивает он весело. - Она симпатичная, - снова выскакивает наша девчонка. Все смеются. Я никогда еще не видела Рэшэда таким счастливым. Глава шестая В сегодняшних утренних газетах большая статья о планете Юлде, обращающейся вокруг звезды Ызры. Автор ее Джэхэндр. С необычайной торжественностью сообщает он читателям, что мы являемся свидетелями редчайшего случая прохождения звезды чужой звездной системы вблизи нашей Джэххэ. Оказывается также, что на Юлде обнаружена жизнь. Сами по себе эти факты, как объяснил мне один из наших астрономов, были известны читателям и раньше, но о них писалось порознь, а Джэхэндр соединил их теперь, кое о чем умолчав, а кое-где сгустив краски. И получилось это довольно внушительно. Выводов он хотя и не сделал, но они и сами напрашиваются: торопитесь использовать счастливую случайность - изучайте жизнь на уходящей от нас планете, а Эффой еще успеете заняться - она почти вечная наша спутница. Не знаю, как другие, а я именно так понимаю тайную цель статьи Джэхэндра. Непременно нужно поговорить об этом с Хоррэлом... - Что же это такое, Хор? - спрашиваю я брата, протягивая ему газету со статьей Джэхэндра. - Зачем он опубликовал ее? Хоррэл, видимо, уже читал статью. Он откладывает мою газету в сторону. - Да, пожалуй, ему действительно не следовало печатать этого сейчас, - хмурится он. - Разве не ясно, с какой целью пишется это накануне посылки в Космос Первой Звездной экспедиции? - горячусь я. - Видимо, он надеется, что все сразу же отвернутся от Рэшэда с его загадочной девушкой и заинтересуются его, Джэхэндра, планетой... - Одно другому не мешает, - пытается успокоить меня Хоррэл. - Планета Юлда звезды Ызры тоже представляет несомненный интерес. На ней действительно обнаружены признаки жизни. - Но какой жизни? Кроме скудной растительности, там, видимо, ничего нет. - Да, там обнаружены пока только растительные формы, - соглашается Хоррэл. - Вот видишь! - восклицаю я. - Зачем же тогда торопиться с изучением этой планеты? Разве она так уж скоро покинет пределы нашей звездной системы? - Ызры движется по слишком вытянутой орбите и имеет скорость большую, чем средняя скорость окружающих нас звезд. Однако при всем этом покинет она нашу звездную систему, конечно, не так скоро. - Вот видишь! - снова восклицаю я. - Для чего же тогда сгущать краски и создавать впечатление, будто уйдет она от нас чуть не завтра? Не знаю, как тебя, Хор, но меня просто возмущает стремление Джэхэндра во что бы то ни стало потеснить Рэшэда и добиться посылки Первой Звездной на свою планету! Глава седьмая Как ни рано прихожу я в нашу лабораторию в последнее время, сегодня Рэшэд, видимо, уже побывал тут до меня: на моем пульте лежит его записка: "Приготовьте аппаратуру для просмотра этой ленты". Догадываюсь, что лента в кассете, на которой лежит записка. Ну да, так оно и есть. Наверное, это магнитная запись звука и изображения. Любопытно посмотреть, что там такое. Торопливо иду в павильон Рэшэда. Аппаратура у меня всегда в порядке. На всякий случай пробую ее еще раз. Контрольные лампочки сигнализируют об исправности всех ее блоков. Нажатием кнопки распускаю упругую ткань экрана. Захлопываю на окнах плотные шторы. Монотонно журчат механизмы воспроизводящей аппаратуры. Несколько секунд экран мерцает голубыми точками. Они то гаснут, то вспыхивают вновь. Из динамика тоже слышится пока лишь хаотический шорох. Начинаю беспокоиться, не повреждена ли магнитная лента. Но вот возникает наконец мужское лицо, совсем незнакомое и очень юное. Приветливо улыбается. - Добрый день, Рэшэд Окхэй! Читал я о вашей гипотезе. Хотелось бы поверить. Но эта девушка... Юноша медлит некоторое время, будто не решаясь что-то сказать. Потом продолжает почти скороговоркой: - Я покажу вам сейчас свою сестру Фюрель. На экране появляется лицо девушки, очень напоминающее мне кого-то. - Присмотритесь-ка к ней хорошенько, - снова раздается голос юноши теперь уже за кадром. - Не догадываетесь, кто это? Ну, тогда я попрошу Фюрель сыграть маленькую сценку. Ясный взгляд девушки становится настороженным, решительным. Гневно сходятся брови у переносицы. Простертые вперед руки призывают к чему-то... - И теперь не узнаете? - снова слышится голос юноши. - Да ведь это ваша девушка с Эффы! Да, теперь и я вижу, что это девушка с Эффы или еще кто-то, удивительно похожий на нее. Даже платье на ней такое же. И прическа такая же пышная, хотя ни у кого из наших девушек я никогда не видела не только подобной прически, но и таких густых волос. На этом лента кончается, а я стою ошеломленная и растерянно шепчу: - Что же это такое? И вдруг слышу за своей спиной тяжелый вздох. Не оборачиваясь, догадываюсь, что это Рэшэд. Как же я не услышала, когда он вошел сюда? Наверное, он давно уже стоял тут и видел все это... Мне почему-то страшно обернуться и посмотреть на него. А он все стоит молча, не шевелясь, и мне уже начинает казаться, что я ошиблась, приняв свой вздох за его. А когда решаюсь, наконец, обернуться, слышу возглас Рэшэда: - Невероятно! Мне кажется, что только теперь до его сознания доходит то, что он увидел на экране. - Откройте окна, Шэрэль, - просит он. Я отдергиваю шторы. Яркий дневной свет заполняет павильон. Поворачиваюсь к Рэшэду и вижу его необычайно бледное лицо. Задумчиво смотрит он куда-то мимо меня. Чтобы не мешать ему, хочу незаметно уйти, но он снова обращается ко мне: - Вы верите, Шэрэль, что на Джумме может существовать двойник девушки с Эффы? Не знаю, что в это мгновение руководит мной, но я восклицаю убежденно: - Не может этого быть! Такая девушка немыслима на нашей планете! Разве видели вы у кого-нибудь такие волосы и глаза? Рэшэд в раздумье качает головой, разводит руками: - Да, очень странно... - Но кто принес вам эту ленту? - спрашиваю наконец я самое главное, то, что, может быть, разрешит всю загадку. - Не знаю, - рассеянно отвечает Рэшэд. - Она пришла с утренней почтой без обратного адреса. Глава восьмая Теперь меня не покидает мысль об этой новой загадке. Кто мог прислать Рэшэду магнитную ленту с двойником девушки с Эффы? Почти не сомневаюсь, что сделано это с каким-то недобрым умыслом. Но кем и зачем? Перебираю в памяти возможных недоброжелателей Рэшэда. Как будто и нет таких... А что, если Джэхэндр? Да, пожалуй, он мог бы это сделать, но ведь его нет сейчас здесь. Вот уже несколько дней, как он уехал проводить какие-то астрономические наблюдения в Западном полушарии нашей Джуммы. Любопытно, откуда же все-таки пришла эта магнитная лента? Должен же быть на ней какой-нибудь почтовый штамп... Звоню в нашу экспедицию. Выясняется, что кассета с магнитной лентой, полученная Рэшэдом, прибыла авиапочтой из Эллэхи. Где же находится эта Эллэха? Кажется, где-то в Западном полушарии. Нужно посмотреть в справочнике. Торопливо листаю его. Ну да, конечно, в Западном! Почти рядом с Хюлем, где Джэхэндр ведет свои астрономические наблюдения. Уже не раздумывая более, бегу в павильон Рэшэда. Рэшэд, однако, оказывается не один. Он делает мне знак, который я понимаю как просьбу помолчать. С трудом сдерживаю себя. Присматриваюсь к седоволосому мужчине, разглядывающему за столом Рэшэда какие-то фотографии. Подхожу ближе и различаю на них девушку с Эффы. - Н-да, - негромко произносит наконец гость Рэшэда, - дилетантская работа. На голове явный парик. На лице грим. Этим достигнуто некоторое внешнее сходство. Но строение черепа девушки с Эффы совершенно иное. Как скульптор-антрополог я вижу это совершенно отчетливо. Могу прислать вам официальное заключение с приложением результатов измерений и с воспроизведением подлинного лица второй девушки. - Нет, спасибо, - благодарит Рэшэд. - Мне достаточно и устного вашего заключения. Когда скульптор-антрополог уходит, я торопливо говорю Рэшэду: - А знаете, кто прислал нам эту ленту? Джэхэндр! Рэшэда это не удивляет. - Теперь это не имеет никакого значения, - равнодушно говорит он. - Для меня было важно лишь одно: может ли существовать на нашей Джумме женщина, подобная девушке с Эффы. Но теперь, когда фальсификация очевидна, все остальное меня уже не интересует. - Но нельзя же оставить это так, - возмущаюсь я. - Как он мог позволить себе такое? Я не нахожу слов... - И не надо. Не ищите никаких слов. Не до того нам теперь. Есть дела поважнее. Необходимо возможно скорее вернуть голос девушке с Эффы. - А это поможет разгадать ее тайну? - Думаю, что в этом вообще единственная возможность ее разгадки. - Но что же можно сделать, если фонограмма так безнадежно испорчена? - тяжело вздыхаю я. - Боюсь, что всей

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования