Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Томан Николай. Говорит Космос!.. -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  -
вспыхнули, и Хазарду показалось, что он ослеп. Небо, ярко сиявшее над подземным убежищем мгновение назад, сразу стало черным, как ночью. А на том месте, где был склад сектора "Зет-15", бешено заклубилась темно-бурая масса пыли, из которой с чудовищной силой выпирало гигантское раскаленное добела, слепящее полушарие. Хлынули по земле мощные воздушные струи. Раскаленная полусфера, стремительно разрастаясь и тускнея, устремилась в небо, увлекая за собой клубящуюся массу пыли и газа. А еще через несколько секунд в воздухе висел десятикилометровый фантастический гриб на витой ножке. Пышная, с розоватыми просветами шляпка его продолжала бешено клубиться, почти не меняя очертаний. 2. ОТКРЫТИЕ ДЖОНА МУННА Когда-то, будучи еще студентом, Джон Мунн мечтал заняться изучением мира далеких туманностей, добраться до границ грандиозной космической системы - Метагалактики. Но судьба решила по-иному. Практическая работа Мунна в Центральной обсерватории Грэнд-Сити сводилась к изучению так называемых метеорных тел - астероидов и метеоритов, космических пылинок по сравнению со звездами. Зато гигантские звезды, которыми занимались другие астрономы, не имели к нашей маленькой Земле прямого отношения, ибо были удалены от нее на десятки, сотни и даже миллионы световых лет. А вот астероиды, метеориты и прочая "космическая мелочь" вторгались в жизнь нашей планеты не только в переносном, но и в буквальном смысле. Примерно неделю назад Джон Мунн поймал в объектив своего астрографа с электронно-оптическим преобразователем довольно крупный астероид, не числящийся в каталогах и справочниках малых планет. Так как новый астероид обладал, по-видимому, повышенной отражательной способностью, Мунн обнаружил его на расстоянии примерно двух астрономических единиц1. Блеск астероида менялся в довольно широких пределах, а это свидетельствовало о том, что он вращается и имеет неправильную форму. Спустя неделю Мунну уже было известно, что новый астероид делает один оборот вокруг оси за три часа с небольшим и имеет форму бруска длиной в девяносто километров и толщиной в тридцать. Размер этот был, конечно, не очень велик в сравнении с такими астероидами, например, как Церера, диаметр которой составляет семьсот семьдесят километров, или Паллада, поперечник которой равняется почти пятистам километрам. Но астероидов таких размеров не много, не более десяти, и открытый Мунном астероид был, следовательно, явлением в мире малых планет значительным. Джон решил даже окрестить его именем очень нравившейся ему девушки Керри, вопреки традиции присваивать небесным телам имена античных богов и мифических героев. Мунну внушало теперь серьезное опасение то обстоятельство, что "Керри" упорно сближалась с Землей. Значит, не исключалось и падение ее на нашу планету. Такие, а весьма возможно и более крупные метеориты или астероиды, уже падали на нашу Землю. Знаменитый Тунгусский метеорит был, видимо, не меньше "Керри". Молодой астроном не только знал по учебникам, но и своими глазами видел многие кратеры метеоритного происхождения. Например, кратер Чабб в Канаде. Диаметр его равен примерно трем с половиной километрам. Существует предположение, что и огромная впадина Ашанти, диаметром в десять с лишним километров, на Золотом Береге в Западной Африке тоже метеоритного происхождения, так же, как и кратер Нгоро-Нгоро в Центральной Африке диаметром в девятнадцать километров. В общем, было от чего встревожиться молодому астроному. Скорость "Керри" на наблюденном отрезке орбиты составляла почти пятьдесят километров в секунду и была, следовательно, гиперболической. "Керри" явно не принадлежала к телам солнечной системы. Она залетела к нам из просторов Галактики. Джон Мунн тщательно проанализировал все данные своих наблюдений за "Керри", но их оказалось недостаточно, чтобы вычислить элементы ее орбиты с достаточной степенью точности. Требовался еще не один день кропотливых наблюдений и сложнейших расчетов на электронно-счетной машине, прежде чем станет ясно, столкнется астероид с Землей или пролетит мимо. Учтя все это, Мунн решил не говорить никому о своих опасениях до тех пор, пока в руках его не будут бесспорные данные. 3. НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА Керри часто ужинала в этом маленьком кафе. Она и сегодня пришла сюда вместе с Мунном. Всегда такой веселый и любезный, Мунн был на этот раз очень задумчив и молчалив. На заботливый вопрос Керри он ответил: - Не обращайте на меня внимания. Я просто занят сейчас одной очень серьезной научной работой и прошу простить мою рассеянность. - Это тайна? - прищурилась Керри. - Пока да. - Джон, осмотревшись по сторонам, добавил вполголоса: - Но вам я все-таки скажу кое-что. Появилась недавно в окрестностях нашей планеты одна небесная крошка, которую я окрестил вашим именем. Вот и вс„, что я пока могу вам сообщить, и, пожалуйста, Керри, не расспрашивайте меня; вам я ни в чем не могу отказать, а болтать об этом еще рано. - Можете не беспокоиться, я не из любопытных, - с притворной обидой проговорила Керри. - Обещаю даже, что не напишу в своей газете о том, что вы уже выболтали мне. - Вы обиделись, Керри? - испуганно спросил Джон. - Да нет, Джонни, просто шучу, - рассмеялась Керри. - Больше того, я не обижусь на вас даже в том случае, если вы уйдете сейчас. Я же вижу, что вам не терпится сесть поскорее за ваши телескопы. - Это правда, Керри, - смущенно признался Джон и взял девушку за руку. - Я просто стал каким-то одержимым в последние дни. На уме одни только цифры, программы да коды команд для моей счетной машины. - Все просто с ума посходили с этими счетными машинами, - нахмурилась Керри и осторожно высвободила руку. - Скоро начнут, очевидно, вычислять с их помощью и степень влюбленности и интенсивность взаимного чувства. - А вы не смейтесь над этим, Керри. Уже есть специальное бюро, которое с помощью электронных машин определяет правильность выбора невест и женихов. - Боже мой! Неужели есть такие кретины, которые думают о браке с помощью электронных мозгов? - К сожалению, есть, Керри. Они поболтали еще немного, и Джон отправился в свою обсерваторию, а Керри осталась, чтобы просмотреть вечерние газеты и придумать название для новой статьи. Но не прошло и пяти минут, как она вдруг с беспокойством заметила, что к ее столику направляется изрядно выпивший рослый мужчина в помятом темно-сером костюме. До этого он сидел за столиком у окна и усердно пил коньяк. Вид у него был самый заурядный, и Керри не обратила бы на него внимания, не окажись он так удивительно похожим на ее дядю, подполковника Джеймса Джессепа. Но дядя был важной персоной в военном ведомстве, и увидеть его тут, в маленьком дешевом кафе, казалось Керри просто невероятным. И вот теперь этот человек, так похожий на дядю Джеймса, шел к ней, не очень уверенно переступая ногами. - Здравствуй, племянница, - проговорил он осипшим голосом. - Что смотришь на меня так? Изумляешься? Пораженная Керри открыла было рот, но дядя сердито махнул на нее рукой: - Не удивляйся. В наш век атомной энергии и кибернетики все возможно. Дядя твой уже не начальник базы тяжелых бомбардировщиков, носителей атомных бомб, и даже не подполковник. Со вчерашнего дня он ничто. Джессеп брезгливо покосился на пустую бутылку из-под минеральной воды, стоявшую перед Керри, и спросил: - Ты не будешь возражать, если я закажу себе что-нибудь промочить горло? - Пожалуйста, дядя, но ведь вы... - Э! - Джессеп снова махнул рукой. - Я еще в полной норме. Бой! - крикнул он официанту-негру. - "Черного валета" и вообще все с моего столика!.. Керри знала, что "Черным валетом" называется новый сорт коньяка, о котором в шутку говорили, что он изготовляется из радиоактивного винограда. А ведь дядя выпил уже, кажется, целую бутылку. Извиниться, может быть, и уйти? Но как оставить его тут одного в таком виде? Поразительно изменился этот высокомерный человек, с презрением относившийся ко всем своим родственникам, а е„ Керри, не замечавший вовсе. Было интересно понаблюдать теперь за дядей Джеймсом и узнать, что с ним приключилось. Официант принес Джессепу его бутылку, на этикетке которой была изображена обыкновенная игральная карта, с той только разницей, что в правом верхнем и левом нижнем углах ее красовался черный силуэтик атомной бомбы. - Не желаешь ли и ты? - усмехаясь, спросил Джессеп, наливая в рюмку жидкость бордового цвета. - Впрочем, не советую: эта штука с непривычки свалит тебя в два счета. За твое здоровье, племянница! - Джессеп ловко опрокинул рюмку и, морщась, пососал тоненький ломтик лимона. - Н-да, - сказал он, бросив в тарелку лимонную корку, - с армией у меня теперь все кончено. Выгнали за нерадивость. По моей вине, видишь ли, несчастный случай произошел. Я, конечно, виноват, что не установил сигнала, запрещающего посадку... Но ведь я же не знал, что Хазард тогда испытывал свой "Эн-Ди". И нужно же было так случиться, чтобы в это самое время пошел на вынужденную посадку пассажирский самолет... Что-то такое случилось с ним. Видимо, неисправность какая-то в моторах. А тут как раз и сработал этот чертов "Эн-Ди"... Бахнуло... водородный гриб, и самолета как не бывало! Шестьдесят человек погибло. Скандал, конечно. Но почему я за вс„ в ответе, а не те, кто этот дьявольский "Эн-Ди" испытывали? Дернул меня черт лишнюю рюмку виски в тот день выпить! Вот они и придрались... Керри тревожно осмотрелась по сторонам. - Знаете, дядя, - понизив голос, сказала она, - не стоит тут говорить об этом. - Да, ты права, Керри, - согласился Джессеп, - теперь всюду полно шпиков. Он помолчал немного, тараща мутные глаза на "Черного валета", неверной рукой налил еще рюмку, но пить не стал. - Выставили они меня, в общем-то, по-хорошему, - продолжал он уже более спокойным голосом, - не хотели лишнего шуму поднимать. Обеспечили приличной пенсией. Но вс„ равно обидно быть козлом отпущения. И, откровенно тебе скажу, с удовольствием насолил бы я кое-кому из наших военных вельмож. Генералу Хазарду, например. - Дядя!.. - предостерегающе проговорила Керри. - Ну ладно, ладно! - поднял руки Джессеп. - Не буду больше. А ты, говорят, работаешь в какой-то красной газетке? - В прогрессивной газете, дядя, - нахмурилась Керри. - А не могли бы вы напечатать в ней одну сенсационную статейку? - спросил Джессеп, и глаза его приобрели вполне осмысленное выражение. - О гибели четырехмоторного пассажирского самолета в одном из наших Южных штатов. Некоторые газеты уже пронюхали кое-что. Но они ни черта толком не знают, и правду им все равно никто не скажет. А правительственные газеты опубликуют какую-нибудь официальную версию, чтобы замять дело. - А вы хотели бы рассказать правду? - насторожилась Керри. - Зачем же правду? За это, если дознаются, несдобровать. Я расскажу только кое-какие факты, от которых не поздоровится ни полковнику Причарду, ни генералу Хазарду. - Если вы хотите только причинить неприятности лично им, не думаю, что наш редактор согласится на это, - с сомнением покачала головой Керри. - А ты все-таки скажи ему. Может быть, согласится, - настаивал Джессеп. - Очень эффектная получилась бы статейка. Много бы наделала шуму и подмочила бы репутацию кое-кому из наших высокопоставленных военных петухов. - Хорошо, дядя, я поговорю об этом с редактором, - пообещала Керри. - А теперь мне нужно идти. Извините, пожалуйста... 4. В РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОМ УПРАВЛЕНИИ Начальник разведывательного управления генерал Гоуст вот уже второй час сидел с генералом Хазардом. Дверь его кабинета была закрыта так плотно, что даже адъютант, дежуривший в приемной, не мог расслышать ни слова, как ни напрягал слух. А разговор у Гоуста с Хазардом был о недавнем происшествии на базе тяжелых бомбардировщиков, из-за которого так пострадал подполковник Джеймс Джессеп. - Так вы считаете, что "Эн-Ди" выдержал экзамен? - спросил Гоуст, пододвигая Хазарду ящик с сигарами. - Вне всяких сомнений, - убежденно ответил Хазард. - И, по-вашему, теперь нужно действовать? - Самым решительным образом! Хватит нам вести эту мягкотелую политику. Наши агенты должны проникать за "железный занавес" с более активными заданиями. "Эн-Ди" дает нам теперь такую возможность. Генерал Гоуст вышел из-за стола и, заложив руки за спину, бесшумно прошелся несколько раз по мягкому ковру кабинета. Было в его походке что-то кошачье, словно он не ходил, а крался. - Боюсь, что в министерстве кое-кто может воспротивиться этому, - будто рассуждая вслух с самим собой, проговорил он. - Помощник военного министра генерал Рэншэл, например. - Почти не сомневаюсь в этом, - согласился Хазард, невозмутимо попыхивая сигарой. - Но мы можем не очень считаться с Рэншэлом. Ведь министр придерживается других взглядов. Поддержит нас и большинство членов военной комиссии конгресса. Не прерывая Хазарда, Гоуст лишь изредка кивал головой в знак согласия. Идея генерала, при всей ее авантюристичности, нравилась ему. Гоусту давно уже надоела информационно-исследовательская деятельность, которой в последнее время все чаще приходилось заниматься его управлению. Он считал, что добывание разведывательной информации с помощью таких всем доступных источников, как книги, газеты и журналы, рано или поздно приведет к полному вымиранию агентурной разведки. Гоуст был совершенно уверен, что считать, будто в современных условиях невозможна Мата Хари2, - ошибочно. Печально, что подобные мысли высказывают очень влиятельные люди. Например, адмирал Хилл совсем недавно утверждал, что работник разведки сегодня напоминает исследователя, занятого кропотливым трудом по изучению иностранных газет и журналов, рефератов и других материалов. Им, этим "яйцеголовым", этим "интеллектуалистам", кажется, что их ежедневные, еженедельные и ежемесячные разведывательные сводки и прогнозы будущего очень нужны государственным деятелям. На самом же деле многие государственные деятели считают чтение этих информационных сводок пустой тратой времени. Государственным деятелям нужны факты, а не жвачка, которую им поставляет "кабинетная" разведка. Настоящие же факты должны добываться активно, в стане врага, а не в библиотеке госдепартамента. Предложение Хазарда, несомненно, заслуживало внимания, и Гоуст слушал его не прерывая. - А чего стоят все изыскания наших отделов, изучающих психологию потенциального противника по беллетристике и художественной кинематографии? - все более распалялся генерал Хазард, - Ерунда это! Пустое времяпровождение! О русской психике нужно судить по конкретным данным. Сработают наши "Эн-Ди" в двух-трех хранилищах их термоядерного оружия - вот тогда и посмотрим, какова хваленая стойкость советского народа. - Вполне согласен с вами, генерал, - удовлетворенно закивал Гоуст маленькой лысеющей головой. - Кому, однако, можно поручить предлагаемую вами рискованную "миссию"? - Это уж ваше дело, - пожал плечами Хазард. - Кадры подобных людей в ваших руках. Нужен, конечно, очень отчаянный человек, почти самоубийца. Гоуст снова неслышно зашагал по мягкому ковру кабинета. Генерал Хазард молча наблюдал за ним, критическим взглядом оценивая его щуплую фигурку, в которой не было ничего не только воинственного, но и военного. Презирая людей низкорослых, да еще астенического телосложения, Хазард всегда смотрел на генерала Гоуста с чувством тайного превосходства, хотя и знал, что этот малыш непререкаемый авторитет в делах агентурной разведки. Посидев у Гоуста еще с четверть часа, Хазард, наконец, откланялся. Гоуст сейчас же вызвал к себе полковника Чэндлера. - Ну как, полковник, все у вас ясно с Дэвисом? - Да, сэр. Разведчик Дэвис был тайным агентом международной категории. Он прошел хорошую школу на родине и "работал" на территории Советского Союза. Но однажды ему не повезло, и он, не выполнив задания, с трудом ускользнул от советской контрразведки. Этого было достаточно, чтобы некоторые руководящие работники разведывательного управления перестали ему доверять. Гоуст не верил в те обвинения, которые выдвинули против Дэвиса недоброжелатели, но и он не вступился за него. Ему казалось, что неудачная операция обескуражила Дэвиса, лишила на какое-то время веры в себя. Нужно было подержать его в резерве, потомить, дать соскучиться по делу. Все это время за опальным агентом велось тайное наблюдение, и вот настала наконец пора снова пустить его в дело. - Мы были к нему несправедливы в последнее время. Как он перенес это? - спросил Гоуст, хотя ему и самому хорошо было известно состояние Дэвиса. - Обижен, конечно, - ответил полковник, - но у нас имеются фонограммы всех его разговоров, вплоть до ночного бреда. Дэвис всегда был человеком редкостной, фанатической ненависти к русским, и это осталось в нем. А может быть, даже усилилось, ибо именно русских считает он виновниками всех своих бед. - В надежности его можно, значит, не сомневаться? - Безусловно, сэр. Он соскучился по работе и готов на любое дело. - Ну, а необычайную кличку его "Ва-банк" мы так и оставим за ним? - улыбнулся Гоуст. - Конечно, сэр, - совершенно серьезно ответил полковник. - Сейчас больше, чем когда-либо, она подходит ему, ибо в новой операции обстоятельства могут потребовать от него и такой ставки, как его собственная жизнь. - Ну что ж, - заключил Гоуст, приподнявшись со своего кресла и давая этим понять, что аудиенция закончена, - присылайте тогда ко мне Дэвиса, я лично дам ему задание. Подготовьте также Чепстона и Хинсея. 5. ЧАРЛЗ КАННИНГ УТОЧНЯЕТ ОБСТАНОВКУ Редактор газеты "Прогресс", в которой работала Керри, был осторожным человеком. Он знал, что сильным мира сего ничего не стоит закрыть его газету, и старался не очень раздражать конгресс и военное министерство. "Мы слишком слабы, чтобы наносить открытые удары, - говорил он обыкновенно в ответ на упреки. - Наш удел - кусать исподтишка". "Да и кусаем ли мы вообще? - замечали ему на это. - Может быть, только лаем из подворотни?" Керри, уже достаточно знавшая своего редактора, не надеялась на то, что он придет в восторг от предложения Джеймса Джессепа. И действительно, выслушав от нее то немногое, что ей было известно, Каннинг сразу же замотал своей бритой головой: - Нет, нет, милая Керри! С военным министерством мы не будем связываться. Керри не очень огорчил отказ редактора. Ей и самой история разжалования Джессепа казалась туманной. Смущало и то, что дядя рассказал ей все это в нетрезвом виде. Но она глубоко ошибалась, полагая, что редактора не заинтересовало ее сообщение. Он-то знал, как взволновала общественность таинственная катастрофа с пассажирским самолетом на территории бывшей базы тяжелых бомбардировщиков. Всю ночь не выходил у него из головы рассказ Керри. Не плохо было бы, конечно, самому повидаться с этим Джеймсом Джессепом, но ведь он в опале, и за ним, наверное, ведется наблюдение. К тому же он еще и пьяница... Нет, с ним не стоит связываться, а надо порасспросить у знающих людей об этом таинственном "Эн-Ди". Перебрав в памяти всех знакомых, Каннинг вспомнил о Генри Марчмонте. Вот кто может пригодиться! Генри, во-первых, старинный его приятель, а во-вторых, консультант одного из технических отделов военного ведомства. Выслушав Каннинга, Марчмонт неопределенно пожал плечами: - Право, не знаю, Чарлз, чем я смогу помочь тебе в этом деле... Они ведь меня ни в какие секреты не посвящают. - Да не обязательно ты сам, старина. Ведь работает же у них кто-нибудь еще, с кем ты в добрых отношениях. - Не знаю, не знаю... - задумчиво проговорил Марчмонт, прохаживаясь по своей маленькой, заваленной техническими справочниками и научными журналами комнатке. - В военном ведомстве чертовски все засекречено. Даже то, что никакого секрета не представляет. Да и не доверяют они никому ничего секретного. Вот если только Писфулу?.. - А ты знаком с ним? - сразу же оживился Каннинг. - Знаком и д

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования