Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Сергеев Иннокентий. Танец для живых скульптур -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -
........................................ ............................................. - Если захотите выпить, то бар здесь. Вот так он открывается,- он показал.- Очень просто. Кстати, не пропустить ли нам по маленькой, пока дамы наедине? ......................................................................... .............................................. Они уехали через три дня, и я остался на даче полным хозяином. Леди уехала, сказав, что не хочет мешать мне работать. Первым делом я обош„л все комнаты и убрал с виду семейные портреты и всякое домашнее барахло. Потом позвонил Мэгги и объяснил, как добраться. Он тут же приехал, и мы закатили сабантуй. Мне оставили подробные инструкции по уходу за цветами, но Мэгги растопил ими камин, заявив, что цветы - это дети природы, и сами знают, как им расти. Мы обшарили всю библиотеку. Перепробовали вс„, что было в баре. Вывели из эллинга катер и катались по заливу. Мы целыми днями балдели. А потом позвонила Леди. Мэгги постучался в дверь ванной. - Это тебя. Выйдешь? Я торопливо запахнулся в махровое полотенце. Это могла быть только она. - Алло. Это я. - Привет. - Привет. Ну как ты там устроился? - Вс„ о'кей. Я собирался тебе позвонить, но... - А мне не хотелось тебя беспокоить. Ты, наверное, работаешь? - Да нет, что ты. Она долго молчала прежде чем произнести следующую фразу. - Когда ты закончишь? - Что именно?- глупо спросил я, вытирая кончиком полотенца край глаза. - Валять дурака!..- она осеклась.- Прости меня, я... Меня уже спрашивают, куда ты подевался - взял работу, исчез - ты ведь никому не сказал, где тебя можно найти теперь... - Я думал, ты скажешь. - Ну нельзя же быть таким безответственным! Ты меня поражаешь. - И не только тебя. - Так когда, им сказать? - Завтра. У меня вс„ готово, осталось только навести глянец,- соврал я. По телефону трудно разговаривать, зато легко врать. Завтра. Я положил трубку. - У меня идея,- вынырнул Мэгги.- Давай распишем им холл под Чюрл„ниса. - Не стоит,- с сомнением сказал я.- Вряд ли они знают, кто такой Чюрл„нис. - Может, погоняем шары? Я посмотрел на часы. Пятнадцать минут седьмого. - Сегодня не выйдет - прид„тся заняться одним скучным делом. - И надолго? - Хорошо бы управиться до утра. Он вопросительно кивнул на телефон. - Да. Мне нужно в город. Ненадолго. Ты пожив„шь здесь? Он посмотрел на меня. Усмехнулся. - Спрашиваешь! - Не исчезай от меня больше,- прошептала Леди. Я повернул голову, чтобы поцеловать е„, но она не ответила на поцелуй. - Не исчезай от меня, ладно? Никогда. Никогда раньше е„ голос не звучал так. Я подумал: "Вс„ дело в том, что темно, и я не вижу е„ лица". Я сказал: "Да". Утром она снова была такой, какой я е„ знал. Я допивал кофе, когда в дверь позвонили. Леди вернулась с конвертом в руке. - Это для тебя,- она положила его на стол. Я разорвал бумагу. - Посмотри, сколько денег,- я передал их ей через стол.- Тут ещ„ приписка... - Что в ней? Я прочитал. - Ничего. Благодарят за помощь... Что-то многовато они мне заплатили. - Значит, это аванс. - Аванс?.. - Я знала, что ты сможешь. Она смотрела куда-то вдаль, мимо меня. Е„ пальцы перебирали девственно-ж„сткие бумажки. - Я знала. Я вложил записку в конверт и отложил его в сторону. - Не хочется мне лезть в эти игры. Это их игры. - Но иметь среди них друзей может оказаться очень полезным,- заметила Леди. ......................................................................... ................................................. "Если можно пользоваться вещью, не владея ей, то насколько это разумнее",- сказал я однажды Крис. ......................................................................... ................................................ Вдруг среди них окажется какой-нибудь Кеннеди. - Какой именно? Так, кажется, принято отвечать. Придумай с ними что-нибудь. - Но это твои деньги,- возразила она. - Я вс„ равно потрачу их на какую-нибудь ерунду. - Мы могли бы сходить в хороший ресторан,- сказала она.- Хочешь? Пригласить людей... - Нет. Я не люблю ресторанов. - И правильно,- поддержала она.- Мы лучше накупим всякой всячины, я что-нибудь приготовлю, устроим вечеринку. - Лучше побудем вдво„м,- предложил я. - Мы и побудем. Сегодня. И завтра. А послезавтра устроим вечеринку. - На День Независимости? - Что?- переспросила она. Мы набрали полный багажник продуктов. Потом вместе решали, что приготовить. Помимо е„ коронных блюд, разумеется. - Если ты ел что-нибудь вкуснее, я тебе этого не прощу. Потом мы стали выбирать вина. Внушительные размеры списка привели меня в трепет почти благоговейный. - Сколько же вс„ это будет стоить! - Это не твоя забота. Потом гостей. - Я же вс„ равно почти никого из них не знаю. - Вот и прекрасно. Заодно и узнаешь. Но я же не хочу, чтобы оказалось, что кто-то из них действует тебе на нервы. Ведь это твоя вечеринка. - Почему моя? - А кто виновник торжества? - Я полагал, Вашингтон. Разве мы отмечаем не День Независимости? - Мы празднуем твой первый гонорар. Когда-нибудь этот день назовут историческим. Она подняла жалюзи. - Какой закат сегодня! Иди сюда, полюбуйся! Мы стояли у окна. Я обнимал е„ за талию. Она была рядом. И ближе, она была во мне, е„ тепло. Тяж„лые волны совершенного покоя тихо и мягко входили в берега моей души, заполняя е„. Вытесняя сутолоку, неразбериху, сумбур, правившие в ней столько лет. И вс„ было просто. Действительно просто. Домашний банкет. Закат, разлинованный проводами, и улицы, и люди улиц, и мясо по-польски. Это было вокруг, окружало заботливым теплом вс„ то, в ч„м хотелось раствориться, и то, что было во мне... Теперь. Моя Леди. И навсегда. Разве она не сказала, что я должен быть хозяином дома, главой стола? Хозяин дома, как это звучит. Непривычно и сладко. Ведь это вс„, чего я хотел, а я обманывал себя. Так просто. Зачем я обманывал себя? Зачем, Леди? - Да. Не забыть ещ„ купить свечи. Леди была неотразима. Я заметил, что со мной разговаривают весьма уважительно, и болтал без умолку, а вокруг проплывали фигуры и обдавали меня волнами благоуханий, дымчатые плоскости дверей впускали и выпускали их, и они исчезали и появлялись, а я вс„ говорил, лица менялись, они говорили и кивали, или спорили, а вокруг двигались люди, осыпанные конфетти голосов, и матовый свет окутывал их, в колонках мирно плескался океан оркестра - маэстро Лэй, маэстро Фурмье,- и я уже не мог разобрать, где кончается свет, и начинается музыка, подвижные формы, я улыбался, кивал, и где-то был голос Леди и играл смехом. Она была всюду. Когда мы подходили к столу, она была подле меня, и когда все начали танцевать, я видел, как она танцует, и когда я вош„л на кухню и, наткнувшись на стол, звякнул стоявшей на н„м посудой, она быстро и ловко посыпала зеленью что-то громоздившееся на блюде. - Помочь тебе? - Я управлюсь,- она чмокнула меня и тут же от„рла помаду.- Иди к гостям. Я сейчас. Проходя мимо зеркала, притаившегося в полутьме коридора, я обнаружил у себя в руке длинную, узкую бутылку. На ней были буквы, красные на золотой фольге. Латинские. - "Кора",- объявил я, поставив бутылку на скатерть.- Это вечно девственная земля. И происходит великое таинство Рождества, каждый раз вновь, когда возвращается... - Попробуем, что это такое. - ... к ней дочь е„. Выпьем за Персефону! - За кого? Тише, тише. Кто-то говорит тост. Звякнула одинокая вилка. Салфетка, и на ней свернулись лосос„вые шкурки. Хлопнула пробка. Тост утонул на дальнем краю стола. Ко мне повернулись. - Как у Пикассо,- засмеялся я. Он тоже засмеялся. А потом мы были уже не за столом и разговаривали. Он сказал: "Мне говорили о вас". Он назвал какое-то имя, и я мучительно пытался сообразить, кто бы это мог быть. Он объяснил мне. Я понял. Ах, да. Я произн„с какую-то фразу, после которой лицо, бывшее передо мной, собралось в вежливое недоумение и приготовилось смеяться. Я объяснил непонятное слово. - Стареешь,- шутливо вставила его женщина. - Может быть, может быть,- вздохнул он.- Где-то иногда и отходишь от жизни, что-то упускаешь. - Да. Уж я-то знаю, как он работает,- подтвердила она. Я подн„с е„ зажигалку. Сквозняк. - Прогресс разъединяет, это верно,- сказал я.- Но он же и сближает. Было время, когда все люди поголовно были заняты одним и тем же - охотились на мамонтов, собирали коренья и тому подобное. Затем труд стал вс„ более разделяться, области... его применения вс„ более обособляться. Но это временное, это вс„ временное явление. Я вижу, уже теперь, зарождение новой эпохи, как после индустриального общества следует постиндустриальное. Принципиально новый тип единения людей! - Бесклассовое общество?- участливо вставил он. - Иначе...- воодушевл„нно продолжал я.- Иначе сойдутся все цари земные в место, именуемое Армагеддон, и увидят, как рухнут их царства и города, как это сказано... Вот, посмотрите, уже сейчас: биофизика, биохимия, компьютерная графика... Как реки впадают в один океан, рожд„нные в едином океане, так же и люди заново обретут свой исконный исток и станут едины. - Интересный подход. Это то, что нам нужно сейчас,- он закивал головой.- Именно то, что сейчас так нужно. - Иногда говорят, и не понимаешь, на каком языке,- пожаловалась кокетливо его женщина.- Я молод„жь имею в виду. - Специально для вас я готов написать словарь слэнга. Хотите? - Очень хочу! - А что. Прекрасная мысль,- подхватил он.- Напишите, сделайте. А мы издадим его. Я сделал было попытку прикинуть, сколько это займ„т времени, но понял, что не ощущаю разницы между неделей и месяцем. Там видно будет. Он тем временем принялся записывать какие-то телефоны и фамилии. Я обнаружил, что остался без тела. Зачем я так много говорю? "Быть начеку",- подумал я, но тут же отмахнулся: "Само справится". Леди. Нашла меня глазами. Мой голос. -... но учтите, когда я добросовестно берусь за исследование, выводы могут оказаться самыми неожиданными. Вы готовы? К этому. Он сделал вид, что усиленно взвешивает. Наконец, кивнул. Готовы. Мы пожали друг другу руку. - Значит, будем вместе. Мы горы своротим! - А что,- сказал он.- И своротим. ......................................................................... ....................................................... - Вс„-таки напоили меня,- удивился я. Мы стояли посреди беззвучной комнаты. Так было хорошо остаться вдво„м. - Ты устала, наверное? - Это приятная усталость,- сказала она.- Но, кажется, вс„ было хорошо? - Гениально. - Тебе понравилось? - Ты ангел. - Пойду. Займусь посудой. Нет, не сейчас. Оставь е„. Пойд„м погуляем. Такая т„плая ночь. Леди заворож„нно смотрела на небо. - Какая яркая звезда!- прошептала она. - Это Юпитер,- сказал я.- Зевес-громовержец. - Вот таким и надо быть. Только таким,- е„ глаза блестели. Где-то далеко были фонари. - И локон е„ был взят богами и вознес„н среди созвездий небес... - Они были правы, эти греки. Они возносили своих героев зв„здами в небеса. Как это верно! - Можно развить эту тему,- предложил я.- Ведь небо древнее земли. А значит, рисунок зв„зд, расположение созвездий предрешили судьбы героев, и вс„, что было сделано ими, было предначертано небесами. Она сказала: "Нужно жить так, чтобы после смерти тебя вознесли звездой". - И сложили о тебе миф,- добавил я. Но мне не хотелось иронизировать. Она была права. Если не Полярная звезда, то что укажет во тьме путь на Север? Если не она, то кто? ......................................................................... ............................................. Кто-то разговаривает с ней на кухне. "Да нет там никого!"- убеждаю себя я. Мне хочется пойти и проверить, но тяжесть удерживает на месте, а ноги вс„ летят куда-то. Да с кем она может быть? Я прислушиваюсь, потом пытаюсь подняться, но засыпаю. ......................................................................... .................................................... Она помогает мне раздеваться. Я что-то вспомнил. - С кем ты была? - Ложись, ложись,- говорит она.- Спи. Я послушно ложусь. - На кухне. Сейчас. - Ну что ты придумал,- она целует меня.- Спи. Сегодня был тяж„лый вечер. Я отпускаю е„. И засыпаю. ......................................................................... ...................................................... Разбудил меня телефонный звонок. Леди взяла трубку, но оказалось, что спрашивают меня. Я попытался сообразить спросонья, что бы это могло значить. Мне предлагали работу. Я сказал: "Да. Конечно". Я положил трубку и с виноватым видом повернулся к Леди. День был потерян. Но Леди, казалось, нисколько не была расстроена, напротив. - Я же сказала, что это аванс. - Это другие люди,- сказал я. - Ты в этом уверен?- сказала она, улыбнувшись. Я ничего не понимал. Я знал только одно - что меня используют, нисколько со мной не считаясь. Если бы меня хотя бы загрузили работой так, чтобы у меня не оставалось времени на обиды, так нет же! Сколько времени пропадало впустую! А я должен был, изнывая, ждать, как будто мне оказывали благодеяние, давая эту работу. А нужно ли мне это было? Мо„ лето звало меня и проходило где-то там, стороной, мне хотелось падать в него и плыть, как на палубе корабля, отдавшись умопомрачительному танцу... Мо„ сердце страдало. И однажды я просто сбежал. Я сбежал к фонтанам и томности вечерних киносеансов, к прохладе парковых аллей, к галереям, позеленевшему кирпичу обвалившихся арок, алебастровым львам летних садов. А потом я стал сбегать вс„ чаще и чаще. И я возвращался, чтобы была ночь. И моя Леди. - Скорее собирайся! Где ты пропадал, мы же опаздываем! И мы куда-то ехали, где уже собрались какие-то люди, я здоровался за руку, улыбался, знакомился... А потом слонялся в при„мных, и душный ветер шелестел в бумагах, и я отдавал что-то и брал что-то, и говорил, что обязательно, обещал, что успею. А когда я приходил с готовой работой, вдруг оказывалось, что нужного человека нет, он уехал и будет не раньше, чем через две недели, и я должен был искать кого-то другого, а этот другой тем временем разыскивал меня через каких-то третьих людей, которые обо мне даже не слышали. От этой неразберихи становилось невыразимо скучно. Я один, кажется, не мог никуда уехать, должен был всегда быть на месте и ждать. Чтобы вдруг оказалось, что делать нужно было совсем другое, или нужно переделывать вс„, и срочно, срочно! И тогда приходилось работать по ночам. Из-за жары о еде было противно даже подумать. Настольная лампа жарила как печка, свет, отраж„нный бумагой, мучил глаза, по телу прокатывались волны испарины. Я подходил к открытому окну и ждал ветерка, смотрел, как город спит торопливо. Выбрасывал окурок и возвращался к столу. Зачастую мне приходилось браться за работу, в которой я ровно ничего не смыслил,- Леди строго запретила мне отказываться от каких бы то ни было предложений, пусть даже самых странных и неожиданных,- и тогда мне приходилось спешно изучать незнакомый мне дотоле предмет, роясь в справочниках и специальной литературе, как будто мне предстояло сдавать экзамен, а ведь я, как мне казалось, давно уже вышел из этого возраста. Вообще, вс„ это производило такое впечатление, как будто все разъехались на каникулы, а я завалил сессию и должен сдать теперь кучу зач„тов и экзаменов, а до меня нет уже никому никакого дела. Впрочем, подчас у меня возникало подозрение, что люди, на которых и с которыми я работаю, соображают в том, что я делаю, ещ„ меньше, чем я сам, и все их требования ко мне продиктованы вовсе не соображениями необходимости, а просто презрением ко мне и к моей жизни. И с чего это я взял, что я крупная шишка? Никто, кажется, не торопился воспринимать меня всерь„з. В этой игре я был меньше чем пешкой, какой-то совсем уж мелкой фигурой, зачастую даже безымянной, когда под тем, что я написал, стояло чужое имя. Может быть, это было в порядке вещей, так все и начинают, но для меня-то это было внове, и мне это не нравилось. А Леди даже ни разу не посочувствовала мне. Все мои жалобы она выслушивала с поразительным равнодушием. - Ведь ты и прежде, бывало, много работал. - Да,- сказал я.- Но прежде меня вело вдохновение, а откуда ему взяться теперь? И потом, я вовсе не много работаю, я мог бы делать намного больше, если бы не вся эта бестолковщина. - Просто сейчас время такое - пора отпусков. Но это и лучше - меньше конкуренция. - Я ничего не понимаю. Может быть, во вс„м этом есть какой-то смысл, но объясни мне, потому что я ничего не понимаю. - Тут нечего объяснять. Ты просто увеличиваешь количество себя. Помнишь, ты говорил, что не умеешь этого? Так вот, теперь ты этому учишься. - По-моему, наоборот, я вс„ больше мельчаю. Я мог бы сделать действительно серь„зное дело, вместо того чтобы распыляться, занимаясь какой-то ерундой. И для этого нам вовсе не обязательно было бы торчать в городе. - Меру своей необходимости определяешь не ты, пока у тебя нет такой возможности. - Да кому нужна вся эта мертвячина! Они же погрязли в условностях! Я за день могу сделать больше, чем за год этой мелочной суеты. Это же мартышкин труд. - И остаться непризнанным гением, да? - Да хоть бы и так, но гением! - Значит, ты хочешь отступить? - Да нет же, но мне не нужна эта пирамида, она ниже меня ростом! Да и не пирамида это вовсе, а лабиринт, где нужно идти впотьмах и согнувшись в три погибели. А идти, мало того что некуда, да ещ„ и невозможно - ноги вязнут, как будто ид„шь по колено в болотной трясине. Мне плакать хотелось от обиды. Ну почему я должен так бездарно растрачивать свою жизнь! И не такие уж большие мне платили деньги. И почему всю, даже самую грязную, работу я должен делать сам, как будто этим больше некому заняться. Вс„ так хорошо начиналось... Кто же сделал так, что вс„ изменилось? Неужели Леди? У меня были на этот сч„т кое-какие подозрения, но я не смел признаться себе в них. Пока однажды она не сказала об этом сама. Когда-нибудь это вс„ равно должно было произойти, не мог же я вечно оставаться неведении. Я не явился на какую-то важную встречу, то есть, я приш„л и, прождав впустую сорок с чем-то минут, уш„л. А должен был ждать. - Ну и ладно,- сказал я.- Оно и к лучшему. И тогда она сказала: "Да ты хоть понимаешь, чего мне стоило устроить это!" - Ты что думаешь, ты такой незаменимый? - Нет,- сказал я.- В этом-то вс„ и дело. - А чего ты хотел? Кто ты такой, сам по себе! - Я?.. - Да, ты! - Не знаю. Я думал, я чего-то стою. - Ты не хочешь быть ничем, а нужно уметь это делать, понимаешь? - Нет. - Потому что, когда ты ничто, ты можешь стать всем. - Это нонсенс,- возразил я. - Ты должен быть пушинкой, понимаешь? И тогда однажды ты непременно взлетишь очень высоко. Нет нич

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования