Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Сергеев Иннокентий. Танец для живых скульптур -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -
ьше, но вс„ равно, много. - Ты будешь писать вс„ меньше и меньше, и знаешь, почему? - Почему? - Ты ограничил себя очень узкими рамками и боишься выйти за них. - Красота безгранична. - Да,- сказала она.- Жизнь безгранична, и чем ты выше, тем больше тебе доступно. - Силы человеческие имеют предел,- сказал я.- Равно как и человеческое терпение. - Вот ты уже и оправдываешься,- заметила она. - Дело не во мне. - Конечно, не в тебе. Дело во мне. - А прич„м тут ты? - Не знаю. Прич„м тут я? - Ладно,- сказал я.- Я понял, куда ты клонишь. Можешь считать, что ты меня убедила. - А я вовсе не пытаюсь тебя убедить. Вс„ это слишком очевидно. - Думаешь, что я чего-то не вижу или не понимаю? - Я думаю, что ты склонен видеть жизнь хуже, чем она есть. Может быть, потому что ты боишься жизни? - Если я вижу плохое плохим, то это не значит, что я вижу в жизни только плохое. - Ты всегда будешь видеть плохое плохим. - Да. - По-другому и быть не может. Не можешь же ты видеть плохое хорошим. - Да. - И никто не может. - И я не могу. - И ты не можешь. Раз это плохо, то и видеть ты это можешь только плохим, это естественно. - Ах вот ты о ч„м... - Хочешь ты этого, или нет, но в мире существует система, которая определяет отношения между людьми, плохая или хорошая, но она есть. Она подобна пирамиде. И ты ведь не прочь, в принципе, оказаться на е„ вершине, но как это сделать? А нижние ступени так неприятны на вид... - Да и наверху, наверное, не лучше. - Да и наверху, скорее всего, не лучше, так что даже и пытаться не стоит. - Да. - И вообще, жизнь ужасна. - Да. - Жить, вообще, не стоит. - Да... Нет. Нет, подожди. Не вс„ же так плохо! - Кроме плохого есть ещ„ и хорошее. - Вот именно. - Главное, отгородить себя от плохого. Вовремя распознать и отмести в сторону. - Это то, что ты называешь самоограничением? - Да. - Но я не хочу подниматься ступень за ступенью! В этой пирамиде, или где-то ещ„, должно быть место, принадлежащее мне по праву! - Речь не об этом,- возразила она. - А о ч„м? О том чтобы получить вс„ сразу? Но как? Я понимаю, о какой системе ты говоришь. Армия - классический пример подобной пирамиды. Если только не происходит революция... - Ты хочешь совершить революцию? - Я? - Это представляется тебе заманчивым? - А разве это возможно? - Надеюсь, что нет. Хотя революции мало что меняют по существу... - Кроме того, что ставят вс„ с ног на голову. - Ну, это временное неудобство... - Но для многих оно оказывается роковым... Она промолчала. - А ведь лучше этого и быть ничего не может,- сказал я.- Вот так, быть с тобой. Просто быть с тобой. - Вряд ли это у нас получится,- сказала она.- Рано или поздно прид„тся на что-то решиться. "Поцелуй меня"- неожиданно говорит она. Я целую ей руку. Ей этого мало. Я робко прикасаюсь губами к е„ губам, и мне приходит мысль об огромном ярко-красном диване. "Глупенький, да?" "Ничего, для первого раза неплохо",- смеясь, говорит она. Я не заметил, как ночь прокралась в город, только увидел вдруг, что неба уже нет, а там, где оно было, зияет ч„рная мутноватая пропасть, и на дне е„ стынет луна. Было жарко. Леди спросила, можно ли ей немножко раздеться, и я хотел было сказать, что мне пора, наверное, но не решился. Она зад„рнула на окнах шторы. - Ничего? Я быстро. И она вышла. Я принялся расхаживать и вс„ не мог выбрать место, чтобы сесть удобно, ужасно мешали руки. В результате, она застала меня в довольно фривольной позе. На ней был коротенький халатик. Он то и дело расползался на е„ груди, ш„лк хотел соскользнуть с е„ тела, но она каждый раз в последний миг удерживала его и возвращала на место, а мой взгляд нервно д„ргался к е„ пальцам - вдруг не успеет,- и испуганно отскакивал как от стенки мячик. Она предложила выпить вина. - В жару?- поморщившись, улыбнулся я.- Можно, вообще-то... Она принесла вино и бокалы на подносе. Потом принесла фрукты. Мы немножко выпили и стали разговаривать. Потом мне сделалось тоскливо, и я сказал: "Мне ничего не нужно от этого мира! Пусть только оставят меня в покое". Она возразила, и я начал спорить с ней, но она перевела разговор на другую тему, и я обрадовался, потому что потерял нить мысли. И вдруг она подошла и, сев ко мне на колени, сказала: "Ну, сколько ещ„ ты сможешь продержаться?" На балконе было свежее. Мы вышли к зв„здам, и я вдруг понял, что она рядом, что я не один, внятно, отч„тливо, как будто волна прокатилась по моему телу. Я вздрогнул от наслаждения. Так, пром„рзнув на холоде, клацая зубами, ты отпиваешь глоток горячего чая из термоса, и сладкая судорога пробегает в тебе. И холод тает. Я боялся пошевелиться. Я чувствовал это тепло в себе и боялся потерять его каким-нибудь неловким движением, что-то соединило нас, связало теперь воедино, и это было так странно. Радостно. Я спросил е„: "Тебе не холодно?" Она посмотрела на меня, и по е„ глазам я понял, что она тоже почувствовала это. Она кивнула. Я вышел, вернулся с кофточкой и укрыл е„, набросил на плечи, и она опустилась на половичок, прислонилась спиной к балконной реш„тке, подтянула ноги, и я опустился рядом. Мы говорили ш„потом, словно боялись разбудить город,- казалось, он лежит в развалинах, но он просто спал. Все спали. И была ночь. Начало светать, и сделалось зябко. На тротуарах зашелестели м„тлами, а в белом пустом небе заволновались стаи ворон. Проехала машина, не знавшая, что здесь только что была ночь. И вот, боязливый разведчик перес„к открытое пространство, за ним выглянули другие, их становилось вс„ больше, и они уже не скрывали, что спешат. Мы допили бутылку. Ночь кончилась. А потом верхушки тополей окрасились позолотой, и стало ярко. Никто не смог бы теперь узнать, что мы не спали и были совсем одни. И что теперь мы вместе. Когда я проснулся, Леди уже встала. Я лежал, нежась в постели, и, слушая звуки, доносившиеся с кухни, наслаждался чувством необыкновенного покоя, но радостное возбуждение, предчувствие нового дня уже набирало силу, и я не мог дольше медлить. Откинув одеяло, я встал, быстро оделся и направился в ванную. Потом я вышел на кухню. Леди стояла у плиты. - Уже встал? - Привет,- сказал я. Она улыбнулась. Мы поцеловались. - Сейчас завтрак будет готов. На сковородке что-то жарилось. Пахло вкусно. - Наверное, это уже не завтрак, а обед? - Наверное,- сказала она.- А мы назов„м это завтраком. Она поставила на стол тарелки, достала приборы. - Какой красивый у тебя фарфор. Я думал, такой только в музеях за деньги показывают, а с него, оказывается, и есть можно? - Для этого он и предназначен, разве нет? - Ну да,- сказал я.- А почему у тебя нет прислуги? - Прислуги?- удивилась она.- Потому что мне не нужна прислуга. Я взял вилку и нож. - Я, почему-то, подумал, что у тебя должна быть прислуга. - Мне это ни к чему,- сказала она, садясь за стол. - Я привыкла сама справляться по дому. - Но сейчас это, вроде бы, принято... Она вопросительно посмотрела на меня. - Мне так казалось,- сказал я.- Хотя я не знаю, конечно... Слушай, как вкусно! - Нравится? - Просто бесподобно. А что это? - Яичница. - Я понимаю. А в ч„м секрет? - Не скажу. - В этих кусочках гренок, да? Как ты их делаешь? А это что? - Я же не спрашиваю, как ты пишешь книги. - Спрашиваешь. - Ладно,- сказала она.- Обещаю больше не спрашивать. Я сварила кофе. Может быть, ты хотел чай? - Нет, я пью кофе. Кстати, я вот тут думал о том, что ты говорила вчера... Так вот... Понимаешь, нужно как-то отделить карьеру от творчества, чтобы одно не мешало другому... - А что, карьера может помешать творчеству? - Да. Даже не столько сама по себе карьера, сколько... Огласка. По-настоящему свободно можно творить только втайне... - Значит, ты боишься критики? - Конечно. Помнишь, Рильке, что он говорит о строительстве храма и о толпе, врывающейся на стройплощадку? - По-моему, это страшно только для слабого,- возразила Леди.- Когда ты успел убедить себя в том, что ты слабый? - Сильный ли, слабый, не в этом дело. Можно умереть от ран, можно выжить, оправиться, но шрамы вс„ равно остаются. Они травили Ван Гога. Они насмехались над Корбюзье, а он был пророк. Я не могу сделать так, чтобы они увидели мир, в котором живу я. Я не могу увеличить количество себя. - Когда это пришло тебе в голову? - Да вот только что. Когда умывался, в ванной. - Как быстро ты находишь доводы. - Да уж. Мне вдруг стало смешно. - Явился во всеоружии. Она взяла у меня пустую тарелку. - Хочешь мороженое или йогурт? - Или что?- сказал я - Что? Я засмеялся. - Нет, спасибо, я не хочу. Она налила в чашки кофе. - Куда поедем сегодня?- спросил я. - А куда ты хочешь?- сказала она. - Я знаю одно место за городом. Если хочешь, съездим. Только поедем на электричке, ладно? Возьм„м вина, устроим пикник... - А почему на электричке?- спросила она. - Не знаю. Наверное, это своего рода ритуал... - Ну, хорошо. - Правда, там делать особо нечего.... Я помолчал. - А хочешь, никуда не поедем? - Ну уж, нет! Теперь не отвертишься. - Спасибо,- сказал я.- Завтрак был чудесный. - Я рада. - Что-то мне уже не хочется никуда ехать... Слушай, а зачем ты моешь посуду? У тебя же есть машина. - Это на случай гостей. Две тарелки помыть нетрудно. - Хочешь, я помою?- предложил я. - Нет, не хочу. Я взял из пачки сигарету, закурил. Окно было открыто, и запаха дыма почти не чувствовалось. - Странное ощущение,- сказал я.- Очень хочется жить. Леди выключила воду, вытерла руки полотенцем. - Поехали? Обратно мы добирались на такси. Я вышел из машины первым и хотел заплатить, но таксист отмахнулся, кивком показав на Леди. Когда машина отъехала, она сказала: "Давай договоримся. Если ты будешь пытаться платить за меня, у нас ничего не получится, ладно?" Я потупился. - У короля был шут,- сказал я.- Стараясь развлечь своего господина, он изощрялся и так и эдак, из кожи вон лез, но король скучал, глядя на его ужимки. А потом они стали раздражать его, и он выгнал шута... - У меня будут деньги!- сказал я. Она сказала: "Да". Я сказал: "У меня будут деньги!" - Да,- сказала она.- А теперь погуляем? После этой ночи мне ещ„ долго снилось, будто я бреду по бесконечному полю по колено в деньгах и хочу нагнуться, чтобы поднять, но не могу согнуться. Ещ„ мне снилось, что у меня из карманов вываливаются мятые деньги, и я никак не могу запихать их обратно, и вот уже я стою посреди кучи денег, и мне ужасно неловко от того, что все это видят, я пытаюсь зажать карман, но вс„ тщетно. Вариация: когда я хватаю бумажки, они налипают на мои ладони, и я никак не могу оторвать их, я стряхиваю их с пальцев, с одежды... И совсем уж безобразное видение. Будто у меня на руках королевское каре, и я взвинчиваю банк, а когда все вскрывают карты, мне говорят: "Это же валет!" Я смотрю на свои карты и вижу, что один из королей оказался валетом, и они загребают весь банк и говорят: "Нам пора уходить". Я хватаю их за руки, умоляю не уходить и пытаюсь объяснить им, что это не валет, а король, что это как на иконе - верхний слой сполз, и обнажился нижний. Я говорю: "Переберите колоду, посмотрите, все короли у меня!" Но они говорят: "Нам пора". И я знаю, что если я не успею убедить их, что это не валет, а король, я погиб. И судорожно я придумывал вс„ новые и новые объяснения, и каждый раз просыпался за мгновение до разрыва сердца. Я был тв„рдо уверен, что нужно лишь объяснить, как это могло случиться, и я спас„н. Но они уходили. И я просыпался за мгновение до разрыва сердца. - Я хотела, чтобы у тебя сразу же выработалось чувство масштаба,- объяснила она мне уже много позже. Я был в нокауте. Мысль о деньгах сделалась моей "идеей фикс". Эта мысль выматывала меня, разъедала мой мозг. То, что я придумывал накануне вечером, уже утром представлялось мне жалким и ничтожным. Почти две недели я не мог думать ни о ч„м другом. Однажды Мэгги сказал: "Думать о деньгах - последнее дело". Я ответил: "Да. Поэтому их нужно иметь столько, чтобы о них не думать". Долго так продолжаться не могло. Лето уже пылало вовсю, жизнь летела стремительно, и мои мысли не поспевали за ней, как бы скоро я ни умел находить доводы. Я просто не мог без не„ жить. А значит, вс„ было уже решено, и теперь вс„ происходило словно бы само собой. И я уже не мог ничего испортить. 2 Я снял трубку. "Приезжай сейчас",- е„ голос оборвался гудками. Я послушно оделся и, захлопнув за собой дверь, вышел на лестничную площадку. Она была не одна. - А вот и он сам,- сказала Леди, указывая на меня седоватому человеку в дорогом костюме. Он прот„р очки и встал мне навстречу. - Так это вы?- сказал он, приведя в движение челюсти. Я пожал его руку. - Очень приятно,- сказал он. Я посмотрел на Леди. - Я рассказала о тебе... - Очень мило,- сказал я с дурацким лоском. - Стало быть, вы хотите взяться за дело. Настоящее дело. Это хорошо. - Я могу быть полезен вам? - Мне нравится, как вы это спросили,- сказал он. Я улыбнулся. - У вас хороший слог. И светлая голова. - Ну что вы,- скромно сказал я. - Нет, нет,- произн„с он наставительно.- Вы должны знать себе цену. - Я сварю кофе,- проворковала Леди и исчезла из комнаты. - Я думаю, имеет смысл сразу же ввести вас в курс дела. Он уселся на диван, неуловимым движением од„рнув брюки и приглашая меня присаживаться рядом. Я должен написать ответ от лица одного общественного движения на гнусный выпад какого-то психа, воспользовавшегося газетой, столь же вульгарной и неумной, как и он сам. Сделать это нужно изящно, кратко и убедительно, притом как бы мимоходом, чтобы ни у кого не возникла мысль, что подобная чушь могла хоть как-то задеть людей достойных и порядочных. Работа мелкая, но... - По-моему, это то, что нужно,- сказала Леди.- Тво„ имя даже не будет упомянуто. - Я не люблю иметь дело с людьми, которые мне не симпатичны,- угрюмо произн„с я. - К твоему сведению, это очень влиятельный человек. Тебе повезло, что ты встретился с ним вот так, запросто. Надеюсь, ты говорил с ним без своих этих штучек? Я не ответил. - Конечно, если ты видишь в этом что-то сомнительное... - Нет, ничего. - Но ты чем-то расстроен, я же вижу. - В этом нет ничего сомнительного,- сказал я.- Но, если я верно его понял, это что-то вроде пробного шара. - Конечно,- сказала она.- Ведь ты способен на большее. - Но он ничего не сказал мне об этом, он лишь намекнул на какие-то перспективы... Постоянного сотрудничества. Звучит так, словно они нанимают меня на работу. - Ты всегда вправе отказаться, если предвидишь более выгодные предложения. - Я ничего не предвижу,- сказал я. - Но, по-моему, меня хотят использовать. - А ты хочешь всю жизнь быть безработным? - Я всего лишь хочу быть свободным. - Ты дал ему ответ? - Я согласился. - Ты сделал правильно. - Нет, не правильно. - Ну и пусть,- сказала она, прильнув ко мне.- Какое нам до этого дело? - А кто он, вообще, такой? - Что?- сказала она. - Ну, кто он, вообще, такой? - Раньше он был секретар„м горкома, потом работал в ЦК, правда, недолго... - Не стало ЦК? - Потом в Думе... - И е„ тоже не стало. - Да, е„ тоже не стало. Но он не пропал, как видишь. - Такие люди никогда не пропадают, да? Значит, теперь он решил стать бизнесменом. - Он и есть бизнесмен, и серь„знее, чем ты думаешь. - Ладно,- сказал я.- Вс„ понятно. - Ничего тебе ещ„ не понятно. Ты должен дорожить его доверием. Это очень многого стоит,- сказала она.- Я хочу, чтобы ты не заблуждался на этот сч„т и понимал, как это важно. - Для меня важно только одно,- сказал я и, обняв е„, приник поцелуем к е„ губам, но она отстранилась - зазвонил телефон,- я попытался удержать е„, но она выскользнула из моих объятий. Она держала трубку. - Да? Какие-то знакомые предлагали Леди поехать с ними на дачу. Она прикрыла трубку ладонью. - Хочешь поехать? Я сказал: "Да". Мне вдруг захотелось удрать из города. Леди сказала: "Да. Заезжайте за нами". Она положила трубку и повернулась ко мне. - Они заедут. Как-то уж слишком быстро это произошло. Наша жизнь ещ„ только начиналась, а кто-то уже предъявлял на не„ права. Да, я обещал Леди, что у меня будут деньги и готов был сдержать слово, но втайне надеялся, что обещание мо„, в сущности, театральное, исполнится как-нибудь само собой, так же, как происходило вс„ до этого момента, как чудо. С самого начала вс„ было настолько невероятно, что я и впрямь уверовал в чудо, счастье, свалившееся на меня, было таким огромным, что теперь я ждал продолжения сказки, и что же, она кончилась? Нет, это не более чем атрибут. Положение обязывает. Да сделай они щелчок пальцами, как к ним тут же угодливо сбежится целая свора продажных писак. Я был бы не нужен им без Леди, а значит, это не более чем атрибутика. Дворянским детям присваивали офицерские чины, а они ещ„ не умели толком держаться в седле. Что ж, я готов поиграть в эту игру. Как хорошо, что нас вытащили из города. Здесь, на природе, мозги как-то сразу прочищаются. Надо запомнить это и всегда уезжать из города, когда нужно о ч„м-то всерь„з подумать. Ещ„ не отцвела сирень, сумерки напоены е„ ароматом. Ни ветерка. Широкий склон плавно нисходит отсюда к самой воде, а на том берегу залива темнеет лес. - Очень милая пара,- сказал я Леди.- И вообще, здесь очень мило. Только комары заедают. - Пойд„м в дом, там нет комаров. - По-моему, мы хотели пить чай в саду? - Да, пойд„м. - Очень милая пара,- снова сказал я. ......................................................................... ....................................................... - Какая жалость, что нельзя отказаться,- вздохнула супруга.- И совсем некого оставить, чтобы пожил здесь и ухаживал за цветами. Чужого ведь не оставишь... - Ничего,- успокаивал е„ муж.- Кого-нибудь найду. Леди тихонько кивнула мне. Я выразил готовность быть этим "кем-то" - пожить здесь и охранять дачу в их отсутствие. Вс„ было тут же улажено, как в сказке - целых полтора месяца я мог блаженствовать. - Если бы вы знали, как вы нас выручили,- она покачала головой.- К нам ведь уже лазили. Да вот, в прошлом году. Помнишь?- она повернулась к мужу.- Ладно, хоть ничего не вынесли. - Как же они забрались?- сочувственно полюбопытствовала Леди. - Они залезли на террасу, как-то открыли дверь и вошли. Я отв„л глаза. Когда-то и мы с Крис вот так же останавливались на ночлег. На таких же вот дачах. - А какую они нам оставили записку! Ты не выбросил е„? - Выбросил, конечно. - И что они в ней написали? - Написали, что ночевали у нас тут, да, посоветовали сменить постель... Леди рассмеялась. - Ты бы видела, как они нас обозвали при этом! .................................

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования